Конспирология и внешняя политика США

От редакции. Как организовано внешнеполитическое сообщество США – этот вопрос будет центральным для нашей новой серии материалов и интервью. Как связаны конспирология и внешняя политика США, организован внешнеполитический истеблишмент Америки, группа экспертов, политиков, бизнесменов, общественных деятелей, влияющая на принятие основных решений администрации по вопросам международной политики? Насколько работоспособны те наиболее известные организации, внешнеполитические рекомендации которых часто озвучиваются в прессе, – в первую очередь, Совет по международным отношениям (www.cfr.org) и таинственно недоступная для простых обывателей Трехсторонняя комиссия, часто представляемая в конспирологии как главный исполнительный орган глобалистов всего мира?

Собеседник Terra America – создатель Совета энергетической безопасности США, в 1983-85 годах – помощник по национальной безопасности президента США Рональда Рейгана Роберт Макфарлейн. По мнению Макфарлейна, глобалистские замыслы творцов Трехсторонней комиссии чужды большинству американцев, а вот создание в России чего-то подобного Совету по международным отношениям могло бы реально способствовать большему взаимопониманию между нашими странами.

США - демография

Карта в полном размере:
Этнический состав США
Больше о населении Америки в статье:
Демография США

Уважаемый господин Макфарлейн, как бы Вы охарактеризовали внешнеполитический истеблишмент США? Существует ли таковой в виде какой-то определенной группы людей? Какую роль играет истеблишмент в определении стандартов элиты США?

– Внешнеполитический истеблишмент – это сообщество, в которое входят бывшие высокопоставленные государственные служащие, а также молодежь, которая рассчитывает получить работу в правительстве. Эти люди обладают интересом к внешней политике, а их послужной список включает как сведения о полученном ими формальном образовании, обеспечивающем внешнеполитический кругозор, так и образцы опубликованных работ и статей, в которых они проявили нестандартное мышление. Такой послужной список дает им возможность привлечь внимание тех, кто, находясь на высокопоставленном посту, способен пригласить их на работу в правительстве.

Внешнеполитическая американская элита корнями уходит и в нашу университетскую среду, и в институты правительства в Вашингтоне, покинув которые, высокопоставленные служащие подключаются к работе мозговых трестов или специализированных университетских кафедр, чтобы продолжать обмениваться между собой своими знаниями, периодически встречаясь на конференциях.

Поскольку большинство сфокусированных на внешнеполитических вопросах университетов находится на востоке страны, эта элита рекрутируется в основном оттуда.

США армия

В полном размере:
Базы США в мире
Почему Америка не может поступать иначе, чем поступает сейчас
В статье:

Геополитика США
Также в статье:
Сделать Америку опять великой

– А что Вы скажете о таких организациях, как Совет по международным отношениям и Трехсторонняя комиссия? Принято считать, что эти организации являются, или являлись в прошлом, организационной опорой американской внешней политики. Насколько на самом деле влиятельны эти организации?

– Скажем так, Совет по международным отношениям – это, возможно, наиболее известная группа людей в Америке сосредоточенных на вопросах внешней политики.

Это действительно очень элитная группа: новые члены кооптируются в нее и получают одобрительную оценку у группы высокопоставленных специалистов с опытом работы в правительстве на постах министерского уровня. С точки зрения элитарности отбора, уровня проявленного некогда его членами мастерства и неординарного мышления, а также по качеству публикаций этот центр сохраняет за собой заслуженную репутацию наиболее представительного собрания глубоко мыслящих передовых людей нашей страны.

Совет по международным отношениям отнюдь не всегда непосредственно влияет на текущий политический курс США в качестве коллективного органа. Совет скорее представляет собой ту среду, в которой со значительной степенью уверенности государство может найти нужного человека на свободное место в правительстве, или, по крайней мере, получить экспертное мнение по какому-либо внешнеполитическому вопросу.

1

Немного о настроениях в США и Британии
в статьях:
Национальный характер англосаксов
а также
Фашизм в США сегодня

Например, если Вы в данный момент служите в правительстве и недостаточно хорошо понимаете какой-либо регион – Ближний Восток, например – не проблема, вы всегда можете обратиться в Совет по международным отношениям, и вы найдете там тех, кто предложит вам альтернативные варианты политического курса. Итак, это респектабельный орган, исторически обладающий наибольшим авторитетом в вопросах внешней политики в нашей стране.

Что можно сказать о Трехсторонней комиссии? Это несколько другое. На самом деле Трехсторонняя комиссия, при том, что в ней и присутствуют многие члены Совета по международным отношениям, исходит из того, что в будущем мир должен управляться единым правительством для всей планеты или, по крайней мере, миром должна править небольшая группа стран. Это весьма не популярная среди большинства простых американцев идея. Она подразумевает отказ от суверенитета, который ныне находится в ведении национального правительства, в пользу органа власти более высокого уровня. Получается, что группа стран, включающая в себя США, европейские государства и Японию, должна взять на себя миссию творцов закона для всех других стран. Такому проекту простые граждане в нашей стране, безусловно, противостоят. Хотя такие известные люди, как Генри Киссинджер и Збигнев Бжезинский состоят в обеих организациях.

– Существовал ли в действительности в США во времена Холодной войны межпартийный консенсус относительно внешней политики? Имело ли в действительности место сотрудничество между Демократической и Республиканской партиями по вопросам внешней политики? Существовал ли какой-либо орган, представлявший такого рода консенсус? Если этот консенсус существовал, то что с ним случилось впоследствии? Почему эти две партии сегодня так сильно расходятся по вопросам внешней политики? Может ли такого рода консенсус быть восстановлен в наши дни?

– Я считаю, что межпартийный консенсус в США по внешнеполитическим вопросам действительно возник в ходе Второй мировой войны и продолжал оставаться в силе на протяжении последующих пятидесяти лет, поскольку имела место всеобщая озабоченность уязвимостью нашей страны перед лицом угрозы захвата или доминирования со стороны имперской силы или диктатуры, подобной гитлеровской Европе или императорской Японии.

Чем руководствуется политика Америки
в статье

Идеология США
в статье
Опыт идеологической работы в США

Было бы непозволительным допускать внутренние споры относительного того, как совладать с такой внешней угрозой. Поэтому две партии объединило общее убеждение, что если лидером страны является президент, то он должен выслушивать мнения с обеих сторон: по конституции, именно президент ответственен за проведение внешней политики США, а долгом обеих партий является его поддержка в рамках объединенной политики. Этот подход господствовал довольно долгое время без серьезных разногласий на протяжении Холодной войны, так как после Второй мировой мы в Америке считали, что СССР претворял в жизнь совсем другого рода идеологию и придерживался отличного от нашего мнения по поводу взаимоотношений между национальным правительством и народом. Власти СССР исходили из убеждения, что народ представляет угрозу для системы или правительства, а это, по нашему мнению, было в корне неверно и ущемляло права граждан.

Со времени окончания Холодной войны отсутствие единой угрозы привело к упадку межпартийного консенсуса. Ныне мы видим, что принципиальные разногласия появляются то там, то здесь. Однако когда наша страна подверглась атаке 11 сентября 2001 года, вновь возникло понимание того, что угроза стране сохраняется и в данном случае исходит от радикальной исламской доктрины, которая отказывает в легитимности иной религиозной вере или свободе вероисповедания. Это означало, что мы вновь должны были сплотиться для противостояния данной угрозе. Те события привели к двум войнам США за океаном, а когда Америка оказывается в состоянии войны, американский народ осознает, что президент должен вести войну, не отвлекаясь на политические разногласия за спиной. Когда наши солдаты гибнут, это обстоятельство превосходит по значимости любого рода политические разногласия по поводу способов ведения войны.

Итак, после окончания Холодной войны исходящая со стороны радикального ислама угроза способствовала, так сказать, восстановлению межпартийного консенсуса по вопросам национальной безопасности и внешней политики.

Соотнесение древней истории с современностью
подробнее в статьях

Сходство Римской Империи и США
Так же в статье
Аналог Путина в римской истории
Так же в статье
Похожа ли Россия на Карфаген?
Так же в статье
США разрушается по образцу Рима
Так же в статье
Современность - аналог начала Тридцатилетней войны

– Как Вы считаете, возможно ли сегодня восстановление этого консенсуса?

– Я вижу, что межпартийный консенсус в США ныне неустойчив, существуют разногласия по многим определенным вопросам. Сегодня, например, есть разногласия в отношении Сирии и вопроса о том, следует ли нам занимать более активную позицию в содействии оппозиции режиму Башара Аль-Асада. Эти разногласия становятся все более заметными. Однако сдерживающим разногласия фактором является наше нежелание оказаться вовлеченными в военный конфликт, которое разделяет большинство американцев.

В такие моменты истории мы обычно полагаемся на наших лидеров. В этом году нам предстоят выборы, и хотя внешнеполитические вопросы, как правило, не являются определяющим фактором на наших выборах, внешней политике будет уделено довольно много внимания. Ромни обосновывает свое недовольство внешнеполитической линией президента Обамы тем, что не решен вопрос о ядерной программе Ирана, а арабо-израильский мирный процесс зашел в тупик. Так что следует ожидать горячих споров по этим вопросам между двумя партиями вплоть до окончания выборов в конце этого года.

– Как вы считаете, улучшил ли Совет по внешней политике качество американской внешней политики в прошлом, и считаете ли Вы, что подобного рода элитные организации в разных странах, которые объединяют специалистов по внешней политике, могут содействовать более эффективному взаимодействию на высшем уровне? Например, если бы в России была своя влиятельная организация наподобие Совета по внешней политике в США, могли бы эти две организации взаимодействовать и продвигать вперед двусторонние отношения между нашими странами? Являются ли такие организации эффективным каналом общения?

– Это хороший вопрос и прекрасная идея! Учитывая тот факт, что в Совет по внешней политике входит много опытных государственных деятелей, это делает данное собрание насыщенным в плане оригинального мышления и уникальных навыков, Совет мог бы послужить прекрасной площадкой для диалога с Россией. Если бы в России существовал подобный столь развитый институт, в который входили бы как опытные государственные мужи, так и молодые честолюбивые специалисты по внешней политике, они могли бы встречаться в Москве или Вашингтоне и Нью-Йорке для обмена идеями по таким вопросам, как ближневосточная проблема, контроль за ядерными вооружениями и тому подобное.

Кто такие правые в США
подробнее в статьях

Предварительные итоги Шарлотсвилля
Так же в статье
Неонацизм в США
Так же в статье
Конспирология американских протестов
Так же в статье
Кто стоит за альтернативными правыми в США
Так же в статье
Кто оплачивает СМИ альтернативных правых в США

Это послужило бы на пользу обеим странам. Да, это прекрасная идея, я так считаю.

Популярные конспирологические труды, как правило, написанные в США и затем пересказанные по-русски, изображают две организации – Совет по международным отношениям и Трехстороннюю комиссию – как своего рода штаб мирового правительства, который управляет всеми делами планеты. Однако существует точка зрения, что эти организации уже не имеют прежнего влияния. Об этом в интервью корреспонденту Terra America говорит один из самых известных экспертов в области международных отношений, почетный президент Совета по международным отношениям, возглавлявший эту организацию с 1993 по март 2012 года, Лесли Гельб. Следует отметить, что Лесли Гельб работал в правительстве еще при администрациях Линдона Джонсона и Джимми Картера. При Картере он являлся помощником государственного секретаря, в его ведении были вопросы военной политики.

В свежем номере журнала The National Interest можно познакомиться с новой статей господина Гельба «Смутная доктрина Обамы», в которой он подробно анализирует достижения и просчеты внешней политики нынешнего американского президента. Лесли Гельб считает главным плюсом Обамы то, что ему удалось занять центристскую позицию в вопросах международной политики, и тем самым дистанцироваться и от слишком миролюбивых либералов, и от ястребов-неоконов. Однако интуитивный «реализм» не имел под собой серьезной стратегической основы, и по этой причине политика президента свелась к нескольким не всегда успешным импровизациям. Гельб, в частности, рекомендует Обаме установить более прочные и тесные отношения с Путиным и смягчать по возможности антироссийскую риторику.

Неоконсерватизм в Америке

– Как Вы думаете, господин Гельб, существуют ли какие-либо культурологические маркеры, указывающие на принадлежность человека к элитным кругам на Западе и, в частности, в Америке? Как политические воротилы и члены элитного общества узнают друг друга? Что на самом деле означает быть «одним из нас» для американской и европейской элиты?

– В прошлом в западном обществе существовали гораздо более значимые, чем сегодня, культурологические маркеры. Это безусловно так, если говорить о Европе, но справедливо также и в отношении США – наши элиты были относительно немногочисленны на протяжении всей истории страны.

Прежде существовала могущественная элита бизнесменов и адвокатов, занимавших значительное положение в Нью-Йорке и Вашингтоне. Эта группа людей по праву называлась истеблишментом. Однако после войны во Вьетнаме традиционный истеблишмент стал представлять лишь малый элемент общей политической расстановки сил в США. Возникли сотни мозговых трестов внешнеполитической ориентации, внешней политикой занялось на постоянной основе множество профессионалов.

– Как бы Вы охарактеризовали внешнеполитический истеблишмент Америки сегодня? Насколько он влиятелен?

– Это уже не истеблишмент в строгом смысле этого слова, так как это уже не маленькая сплоченная группа людей. Прежде республиканцы и демократы сотрудничали по всем вопросам, отложив свои политические разногласия. В те времена представитель истеблишмента от Республиканской партии спокойно работал с представителями истеблишмента от Демократической партии и наоборот. Сегодня это почти невозможно. Отсутствие элитного консенсуса – проблема для любой страны, а отсутствие элитного консенсуса в США – проблема вдвойне, так как это еще и мировая проблема.

Конспирология

Настоящие хозяева Европы
и объяснение поведения этих людей
В статье
Черная аристократия сегодня
В статье
Англия - наследник Венеции
А также в статье
Что такое Черная Аристократия?

– Это означает, что межпартийный консенсус во внешнеполитической сфере все же существовал. Что с ним случилось, как он исчез и считаете ли Вы, что этот консенсус может быть воссоздан?

– Он прекратил свое существование после войны во Вьетнаме, когда республиканцы и демократы во внешнеполитическом истеблишменте перестали доверять друг другу. До окончания войны во Вьетнаме еще сохранялись консервативные демократы, но все они впоследствии покинули партию и стали республиканцами. Идеологические разногласия тогда крайне обострились. Пропало доверие – консерваторы и либералы придерживались слишком разных взглядов на мир. Республиканский истеблишмент постоянно твердил про то, что СССР намерен уничтожить США и что необходимо сделать все, чтобы одержать верх в этом противостоянии. В свою очередь, демократический истеблишмент всегда относился с подозрением к СССР, но пытался сотрудничать с ним, чтобы избежать угрозы ядерной войны и другого рода конфронтации. Эти закостенелые взгляды лишали их взаимного доверия.

– А что Вы скажете о таких организациях, как Совет по международным отношениям и Трехсторонняя комиссия? Принято считать, что эти организации служат опорами американской внешней политики или, по крайней мере, они являлись таковыми в прошлом. Насколько на самом деле влиятельны эти организации?

– Увы, теперь они не имеют былого влияния. На протяжении большей части своего существования, с момента создания после Первой мировой войны, Совет по международным отношениям (www.cfr.org) являлся единственным внешнеполитическим органом, объединяющим элиту, и Совет пользовался огромным авторитетом. Входившие в него люди работали в правительстве, постоянно участвуя в заседаниях Совета. А теперь, хотя большинство представителей американской элиты и являются по-прежнему членами Совета, они не заседают в нем с целью выработки общих решений. Кроме того, как я и говорил, существуют сотни других мозговых трестов внешнеполитического профиля.

Откуда деньги у Ротшильдов?

– Значит, это влияние в некоторой мере распределилось по всему политическому спектру?

– Да и этот спектр охватывает крайне либеральные и крайне консервативные мозговые тресты. Каждый день можно встретить новые выпады в прессе против тех, кто находится у власти.

– Когда американский внешнеполитический истеблишмент был еще сплоченным, какого рода стандарты он прививал американской элите?

– Это были в основном высокопоставленные бизнесмены и адвокаты, среди них фигурировали и ученые. Опять же, тогда еще не было всех этих внешнеполитических мозговых трестов и неправительственных организаций или же они были очень немногочисленны, а сегодня их сотни, эти группы становятся все более влиятельными. Они обращаются к таким темам, как вопросы о беженцах, права человека, бюджет оборонной сферы и тому подобное. Нынешний политический ландшафт Америки в принципе отличается от того, что мы имели за тридцать лет до этого. Тогда существовала только сплоченная группа людей в Совете по международным отношениям и никого больше.

– Хорошо, но какое влияние оказывал в те времена Совет по международным отношениям на культурологические маркеры элиты? Вы говорили, например, что это были бизнесмены и адвокаты.

Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

– Вы знаете, тогда там были такие люди, как Дин Ачесон, Джон Макклой и братья Даллесы [Allen W. Dulles and John Foster Dulles], – эти члены Совета были несколько консервативными центристами. Такова была в целом и позиция Совета по международным отношениям.

– Считаете ли Вы, что такие организации, как Совет по международным отношениям улучшили качество американской внешней политики в прошлом?

– Я считаю, что нельзя усомниться в важности той роли, которую играл и несмотря ни на что продолжает играть Совет по международным отношениям на протяжении всей истории своего существования. Хотя раньше люди из правительства были частыми гостями Совета и вели серьезные дискуссии со своими коллегами. Сегодня это случается редко.

– Как Вы считаете, будет ли создание подобных организаций в других странах способствовать лучшему пониманию между внешнеполитическими департаментами разных стран? Например, если бы в России была своя влиятельная организация наподобие Совета по международным отношениям в США, могли бы эти две организации взаимодействовать и продвигать вперед двусторонние отношения между нашими странами? Являются ли такие организации эффективным каналом общения?

– Так ведь в России существуют соответствующие центры. У вас есть организация, которую основал господин Караганов, СВОП (www.svop.ru) (Совет по внешней и оборонной политике), еще у вас есть Институт США и Канады. Мы в Штатах также находимся на связи с разными группами, занимающимися внешней политикой: в Лондоне – это Международный институт стратегических исследований (IISS), в Париже – IFRI (Французский институт международных отношений), в Германии есть свой Совет. Так что в этом плане недостатка никогда не наблюдалось, разве нет?

– Что вы можете сказать о Трехсторонней комиссии?

– И Трехсторонняя комиссия утратила былое влияние. Поначалу в нее входили многие авторитетные люди: у них не было прямой связи с правительством, и они не могли влиять на политику. Сегодня все происходит гораздо быстрее, чем прежде. Трехсторонняя комиссия и Совет по международным отношениям работают гораздо медленнее, чем это требуется от правительства. Представьте себе ритм работы правительства – Ромни едет в Израиль и в течение суток правительство должно отреагировать на то, что он там скажет. Никакой Совет или комиссия просто не смогут так быстро действовать.

https://vk.cc/7XcobF

https://vk.cc/7Xcogr

Опубликовано 15 Апр 2018 в 18:00. Рубрика: Конспирология. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.