В узловые моменты (точнее – узловые периоды) истории в единый процесс вплетаются множество символических, знаковых и просто значимых сюжетных нитей. Попробуем разобрать некоторые из них в этом клубке периода 2-16 ноября, в порядке убывания важности:

«Новый» альбом «Пинк Флойд»

Это, безусловно, символическое событие, поскольку творчество группы с 1973 года стало символом целой эпохи, завершившейся в 1992-м. Даже несмотря на то, что нынешний альбом – не совсем альбом в концептуальном смысле настоящего«Пинк Флойда», а по сути один длинный трек в стиле «релакс», совсем не «пинк» и не «флойд». И «альбом» этот вовсе не новый, а остатки от записи последнего альбома «Division Bell». И сама группа после ухода Роджера Уотерса уже не тот самый «Пинк Флойд». Тем не менее, даже в этом «извращенном» виде «новый» «альбом» под брендом легендарной, но почившей группы как раз и отражает через все эти знаковые отрицания качество информационной поверхности, «инновационной» обертки нынешней эпохи, под которой скрывается не такое уж плохое традиционное качество реальности.

Между тем, именно Р.Уотерс был и остается из «флойдов» наиболее чутким к веяниям времени. И его уход в 1984-м предвосхитил уход всей двадцатилетней эпохи «Пинк Флойда», был предчувствием будущего безвременья 1990-х, когда на смену року и эмоционально насыщенной попсе как у прежней Пугачевой, пришли зомбирующие ритмы рэпа и прочих «новых» стилей плюс безголосый гламур, часто в исполнении тех же самых бывших кумиров. И таки да, в 1985 состоялся концерт «Liv Aid», лицом которого стал Боб Гелдоф, то есть Пинк Флойд из паркеровской «Стены». И это тоже было параллельное Перестройке предвосхищение 90-00-х, с их однополярной телевизионной эксплуатацией эмоций публики.  Что Уотерс и отразил в финальной композиции «Тhe Tide is Turning»  сольного альбома «Radio K.A.O.S.». А альбом 1992-го, посвященный властному влиянию ТВ и вовсе назвал «Amused to Death».

Когда двадцать лет спустя в России появились комедии «День Радио» и «День Выборов», это было уже начало расставания (со смехом) с этой самой эпохой, которую Уотерс в своей дилогии прочувствовал с заметной тревогой. А вот его партнеры, судя по всему, вовсе не тревожились и радовались воплощению сюжета «Стены» в берлинском шоу, искренне включились в наступивший «конец истории» с его отказом от проблемности в пользу чеса и зарабатывания денег на раскрученном бренде. Опять же всем им казалось, что талант не пропьешь. Собственно, релаксовое содержание нынешнего «альбома» условно 2014 года гораздо больше говорит о настрое экс-флойдов в начале 1990-х, чем те треки, что в итоге остались включенным в альбом «The Division Bell».

Настроение было эйфорически-расслабленным, но «конец истории» как-то очень быстро закончился, уже через пару лет танковым расстрелом в прямом эфире мировых телеканалов российского Белого Дома. Собственно, поэтому первый и последний посмертный альбом экс-«Пинк Флойда» вышел таким парадоксальным – одновременно успокаивающим и печальным, я бы даже сказал траурным. Да и название пришлось дать не в честь объединения Запада и Востока в едином потребительском порыве, а в честь нового, уже обозначившегося тогда разделения, предстоящего голосования народов о судьбе и этой эпохи, и всего мира. Этот самый «колокол разделения» звучит в британском парламенте перед голосованием, а вот финальная композиция, откуда взято название, называется «Высокие Надежды» (“High Hope”).

Собственно, именно сейчас это самое голосование происходит - формально в Брисбене, а неформально – повсюду в мире. Поэтому появление релаксирующего, успокаивающего остатка (завершения) альбома «Пинк Флойда» является более чем символичным.

Однако, заметим, что нынешнее самоопределение мировых игроков по отношению к России и к США как центров однополярной эпохи и многополярной альтернативы – есть лишь следствие наступления новой пятитысячелетней майянской эры, начала нового отсчета времени по новому календарю после завершения прежнего. (Об этой смене двадцатилетних эпох можно больше узнать в эссе «Код Майя- 2012», ссылки в верхнем посте журнала) И в этом смысле Р.Уотерс снова оказался более чутким к изменениям течения времени, когда устроил свой мировой тур со «Стеной» в 2012 году.

(2) После выборов в США

Народ волнуется и интересуется, отчего это Обама и после выборов продолжает ту же стратегию информационной войны против России, обвиняя ее во всех грехах. (Часовню 14 века тоже мы?). Выходит, я тут внушил какие-то надежды, что вот победит Обама своих врагов, и приедет к нам в Россию по хрустальному мосту пить с Путиным чай в хрустальной башне. Между тем, поражение «партии горячей войны» означает победу «партии информвойны» (спекулянты, менялы, демократы, ротшильды, масоны) в союзе с партией финконтроля (спецслужбисты в союзе с финансовыми чиновниками, что означает фильтрацию и дозированную легализацию скрытой информации, а чаще – ее использование без публикации, в порядке шантажа). При этом первая проигравшая голова фининтерновского дракона теперь подчинена третеьей и помогает ей воевать со второй, так что выборы закончились не победой демократов, а вничью и в пользу третейской силы во главе с Обамой.

Однако доминирование третейской силы возможно не само по себе, а только в порядке поддержания баланса между двумя остальными – дать возможность тем наломать дров, и только по итогам развести в стороны – брейк, и снова стравить и дать подраться, но желательно не у себя дома, а на дальнем полигоне типа Украины или Ирака. При этом в силу технологии властвования такие третейские силы опираются на своих коллег в соседних секторах ответственности, а без такой сетевой опоры доминировать не могут ни по отдельности, ни все вместе. Так что Обама как лидер третейской силы в США не может не опираться на Меркель, Путина и таких же лидеров в других центрах силы, создающих аналогичный баланс у себя. Однако опять же в силу специфики третейской власти такая координация с коллегами возможна лишь в закулисном варианте, иначе две другие головы будут иметь шанс объединиться против «предателя». А так Обама у себя (как и Путин у себя) обоснуют задачи финконтроля и усиления спецслужб именно противоречиями с РФ (соответственно с США). Так что никаких резонов к прекращению мировой информационной войны у мировых элит нет, и пока не предвидится, скорее наоборот.

Радиус действия властных рычагов российской элиты, также разделенной на три крыла, не столь пока далекий, как у фининтерна,  но и для разборок внутри нее тоже есть смысл подобрать полигон где-нибудь у края политической ойкумены. А с учетом того, что этот самый «край У» находится на стыке Евразии, Европы, Средиземноморья как части атлантической зоны и Ближнего Востока, то наличие такого полигона в интересах большей части мировых элит. Даже китайцы, уж на что далеко, но тоже хотели здесь сформировать свое присутствие. Уже по этой причине хаос здесь быстро не закончится, и нестабильность продлится весь следующий политический цикл, то есть еще лет 15, хотя формы конфликтов будут постепенно сглаживаться и смягчаться, особенно по мере истощения ресурсов у местных олигархов, вояк и чиновников. Но на поддержание тлеющего огня будут подбрасывать отовсюду.

Самый главный итог предвыборных разборок в США – это формирование и сохранение баланса между двумя сильными крыльями фининтерна в пользу более слабой, имеющей тем не менее блокирующий пакет. А поскольку само формирование финконтроля было обусловлено подготовкой к перезапуску мировой финансовой системы из-за исчерпания ресурса долларовой пирамиды, то две старших головы финитерна просто не дали друг другу захватить полный контроль над рычагами финансовой власти в этот критический период перезагрузки, предпочитая компромисс в пользу младшей головы. Тем не менее, младшая голова не имеет возможности действовать вопреки и тем более против общего мнения глоабльной финансовой элиты, в том числе не может отказаться от публичной конфронтации с России, в том числе и как средства поддержания лояльности среди сателлитных элит в Европе и других глобальных регионах.

Однако эта установка работает не только на дисциплину среди лояльных и завязанных шкурно на фининтерн, но одновременно заставляет элиты в других центра силы искать опоры именно у России как игрока, наиболее заинтересованного и самостоятельного. То есть общие интересы фининтерна в сохранении баланса, управляемости и относительной стабильности своей кризисной системы одновременно подталкивают к формированию таких же балансов во всех остальных глобальных регионов, с формированием третейских политических сил, которые автоматически начинают искать опору друг в друге и в России. И тем самым, отталкиваясь от инстинкта самосохранения глобальных элит, перевешивающего инстинкты прямой или манипулятивной экпансии (к тому же упершейся в границы глобуса), происходит естественное, закономерное складывание нового геополитического многополярного режима.

Был тут и прогноз, что после амерских выборов руки у Кремля, и у Европы будут во многом развязаны. Это так и есть в отношении рисков глобального военного кризиса, а также попыток возрождения НАТО, которое теперь при доминировании в руководстве ставленников «менял» окончательно превратилось в орган информационной агрессии. К этому дело и так шло, с учетом главенствующей роли информационного штаба НАТО в Киеве, а не военных.

В итоге западные элиты и подконтрольные им органы ведут информкампанию против России в парадоксальном режиме. В общем и целом обрушиваются с огульно и по видимости малообоснованной и даже маловразумительной критикой и нападками, что нужно исходя из их собственных внутриполитических вопросов укрепления контроля. Обама цинично и даже с нескрываемой усмешкой называет Россию главной угрозой наряду с фейковой угрозой Эболы и столь же подконтрольной угрозой ИГИЛа. Но пугать население чем-то надо, а то как же убедить в необходимости усиления контроля, карантинов, вооружения до зубов полицейских контингентов и так далее.

С другой стороны, при конкретных и тоже плохо скрываемых действиях «отпускников», помогающих донбасскому ополчению подавлять артиллерию противника, никаких конкретных данных, утечек и даже заявлений от той же Псаки не бывает. Спрашивается- почему?

Что до военной составляющей на украинском полигоне, то опять же из общего интереса глобальных элит в самосохранении и минимизации рисков в период длительной перезагрузки финансовой системы вытекает минимизация любых рисков. К таким рискам были отнесены потенциально нестабильные режимы с ресурсами, способными в критический момент повлиять на глобальные расклады.

Норвегия с ее финансовым фондом и латентными националистами в деревенском по культуре электорате была нейтрализована и поставлена под внешний контроль известной провокацией. Ливия с ее финансовыми ресурсами и проблемой передачи власти в случае смерти полковника тоже могла рвануть не вовремя, и ее подорвали заранее. Сирия с гуманным социалистическим светским режимом добилась слишком больших успехов в здравоохранении и соответственно сельском перенаселении, и там тоже внутренний кризис усугубили внешним контролем. Наконец,

Украина со слабой, тоже во многом архаичной политической культурой и слабой управляемостью на постоянной грани срыва – обладала непропорционально большой армией, запасами оружия и потенциалом ВПК. Это был самый большой риск для окружающих цивилизованных государств и элит. Но сейчас этот фактор риска уверенно доперемалывают и добивают на Донбассе. А то, что в Киеве и окрестностях принимают за моральную поддержку Запада, действительно имеет место, но только цель при этом у европейцев была и остается совсем противоположная чаяниям и ожиданиям «древних укров» - зачистка пространства от лишних конкурентов и потенциальных рисков.

Соответственно, мобилизацию и напряжение украинских сил будут поддерживать до их полного и бесповоротного истощения. После чего политический торг о судьбе остаткой этой территории будет идти, скорее, от обратного – сильные соседи будут отпихивать от себя такой подарок судьбы, а слабых вроде белорусского режима, скорее всего, затянет в этот вакуум власти и экономическую «черную дыру» с безграничными в масштабах Минска перспективами привычного бизнеса на контрабанде. Так что «свобода рук» в наступающее время будет означать вовсе не свободу занимать территории и брать население на кошт, а скорее наоборот – свободу удерживать проблемные территории на расстоянии и работать с ними через сателлитов – Белоруссию и Новороссию. Впрочем, для них тоже предусмотрена определенная свобода «на длинном поводке», но весьма крепком – энергетическом. И тоже возможность не решать за них все, а самим наломать дров, прежде чем все равно прибежать за помощью к Кремлю.

(3) Финансовый выход

Еще одним знаковым событием текущего узлового периода стал фактический выход ЦБ России из прежней системы взаимоотношений с долларом. Разумеется, со стороны это не выглядит как нечто особенное, и даже наоборот – как будто какие-то непонятные телодвижения. Но я как раз недавно разъяснял на примере дорожного движения суть реальной политики как такого рода маневров, создающих неопределенность для конкурентов. Тем более в наше кризисное время, когда громкие и яркие заявления и «события» ничего не значат, а работают только внешне неброские, но эффектные ходы.

Оценивать любое событие, в том числе и отказ ЦБР от интервенций против доллара, нужно только в контексте. Если считать, что контекст ямайской валютной системы и вашингтонского консенсуса сохраняется и имеет силу для России, тогда да – критика бездействия ЦБ правомерна и обязательна. Однако я бы все же обратил внимание хотя бы на сегодняшнее заявление Путина в ходе общения с Кристин Лагард – о сохранении ликвидности у себя и наказании спекулянтов, естественно подразумевается - международных. Это и есть уже неприкрытый, но и не рекламируемый особо выход из прежних глобальных правил.

Зададим себе один только вопрос: а что, советы МВФ накапливать ЗВР на «черный день» - они были на пользу подопечным странам и экономикам, или все же на пользу хозяев долларовой системы? Да, вроде бы накопленные ЗВР должны защищать от регулярных кризисов. Однако может быть пора перестать верить сказкам о «невидимой руке рынка», и признать, что все механизмы финансовой власти находятся во вполне конкретных руках финансовой олигополии?!

Да, финансовые кризисы объективно неизбежны при спекулятивно-рыночной системе, но возможность управлять их параметрами, в том числе и временем развязывания – это было (!) мощное оружие, как и концентрация финансовых ресурсов, не говоря уже об их печатании для себя. То есть с одной стороны, эта олигополия держала весь мир под дулом финансового пистолета, а с другой – увещевала «добрым» словом копить ЗВР на случай такого кризиса, когда спекулятивная атака опустошает ликвидность и ставит экономики под полный контроль кредиторов. А если не накопили резервов, то результатом становится гиперинфляция, развал финансов, и опять кредиты МВФ с требованиями приватизации в отсутствии внутренней ликвидности, то есть и так, и эдак – ограбление. Только при наличии ЗВР – ограбление в белых перчатках, без шума и пыли, и сразу в виде ликвидных ценностей, не заморачиваясь с санацией и перепродажей реальных активов.

Причем точно также понятно, что войти в эту систему, как Россия в 92-м, намного проще, чем выйти. Поскольку «финансовый пистолет» заряжен и стоит на растяжке. Чтобы выйти из зоны обстрела нужно выждать удобный момент, дождавшись ослабления натяжения «растяжки», и не только рисковать, но и заплатить за выход. Или заставить заплатить адептов прежней системы, тех самых спекулянтов, а также тех своих, кто не прислушивался к предупреждениям и советам власти. Разве Путин не советовал держать средства в российских активах, чтобы не «глотать пыль»? Но кто ж тогда его слова всерьез принимал. Тем более что у фридманов и блаватников за бугром есть блат, а вот потаниным и прочим пришлось отряжать прохоровых и гудковых в оппозицию, чтобы вытаскивать зависший общак из тамошних банков, и то без толку.

Точно так же Путин заранее предупредил и обозначил приоритеты на свой третий срок, включая создание 25 миллионов новых рабочих мест, то есть импортозамещение. Но разве Путин нам указ, если в правительстве все наши друганы и подельники, и они уж точно не позволят и просаботируют все эти опасные для импортеров и спекулянтов, да в общем и безнадежные в рамках вашингтонского консенсуса прожекты. Ну да, много помог друг Аркаша Полонскому?) Или все медведевские министры кипрским нерезидентам?

Это еще и к вопросу о претензиях власти о пиарной декларативности майских указов, их непрямому действию. Да, в прежней системе они невыполнимы, потому что в кризис всю ликвидность из страны выгребли бы международные спекулянты и их пособники, а до кризиса они же саботировали, как могли, чтобы поучаствовать в грабеже. И тут такой облом! Это непрофессиональное, не разбирающееся в тонкостях вашингтонских и лондонских кулуарных и закулисных политик новое руководство ЦБ вдруг отказалось исполнять установленные правила. И теперь завышенный курс валюты бьет по импортерам и сам собой толкает экономику на курс импортозамещения и создания миллионов новых рабочих мест.

Почитайте внимательно материалы с Двадцатки, все о чем говорил Путин и акцентировал внимание – это именно об этом стратегическом курсе. И более того демонстративный досрочный уход с оставлением за себя технической, а не политической фигуры министра финансов – говорит все за значение Двадцатки как уже неактуальной попытки фининтерна сохранить прежнюю систему не мытьем, так катанием. А чтобы не дергались, демонстрация флагов двух союзных ядерных флотов у берегов Австралии не помешала. И разве удивительно, что вся наглосаксонская пресса, и вся «королевская рать» изошлись ядом по отношению к России и ее лидеру?)

Да, какие-то потери ЗВР на выходе из прежней системы-ловушки были неизбежны, необходимы хотя бы для маскировки намерений и успокоения заклятых «партнеров». Однако приобретения, хотя бы в виде сохраненной в стране ликвидности, которая пойдет на контролируемое проектное кредитование экономики уже с нового года, намного больше, чем просто потенциальный финансовый профит. Это финансовый суверенитет, в том числе и в сфере финансовых ИТ.

Лично меня греет мысль о дважды угаданном весеннем прогнозе. Во-первых, о переходе к финальному демонтажу однополярной системы сразу же после ноябрьских выборов, а во-вторых сугубо технический прогноз о том, что для создания своего «свифта» и платежной системы квалифицированной ИТ-команде нужно полгода. Хотя в правительстве и ЦБ тогда заявили, что им понадобится полтора, что иначе как саботаж трудно квалифицировать. Но кто ж поручает висельнику самому изготовлять веревку? Она бы и порвалась сразу после затягивания процесса изготовления на три, а то и на пять лет. Разумеется, систему сделали вовремя  в недрах «проклятой гебни», а объявили о ее запуске уже в декабре в опытную эксплуатацию как раз перед отлетом Путина на саммиты. И вы еще хотите, чтобы все эти австралийские потомки висельников и клиенты финансовых «висельников» Путина после этого полюбили? Да они бы удушили своими руками, но вместо этого пришлось улыбаться, задерживать рукопожатие подольше, и заглядывать в глаза. Потому как «изя все!»

(4) Коалиционный успех и формат

Верить на слово политикам вообще нельзя, об этом еще Макиавелли предупреждал, но нынешнее состояние глобальной политики (как гегелевское повторение макиавеллевской эпохи глобального Дна Надлома) является вдвойне трагифарсом. Если австралийский или британский премьеры громко публично нападают на Россию, то за этим скорее скрывается закулисный торг с нею, желание обмануть других западных партнеров. Так что опасаться больше нужно лести и заискивания, диктуемых стремлением урвать халявы.

Как же нам распознать за всеми этими карнавальными масками злодеев и святош реальные лица и роли? Кто игрок, а кто статист, и а по кому уже звонит колокол? Есть один метод, правда пока опытно-экспериментальный, как и российский «свифт».

Вообще говоря, каждый момент истории по-своему уникален и неповторим, но тем не менее так или иначе все повторяется, но только частично. Поэтому нужно найти не полный аналог в истории, а ближайшие частичные аналоги. Например, с точки зрения смены однополярного центра на многополярный ближайшим аналогом является демонтаж союзного центра в 91-м с его заменой на СНГ.

Еще одной необходимой предпосылкой для анализа является абстрагирование от текущих деталей управления до обобщенных ролей подсистем управления, известных нам из курса кибернетики – исполнительная (прямой связи), представительная (обратной), а также третейская, обеспечивающая баланс и настройку первых двух под общим управлением центральной подсистемы. Другое дело, что в политике подсистемы и соответствующие институты всегда сопряжены и мимикрируют под государственные, финансовые, военные и военно-промышленные в зависимости от текущих задач и фаз развития.

В национальной политике политические институты (подсистемы), как правило, сопряжены с государственными – съезд народных депутатов СССР в 91-м, очевидно, относился к представительной ветви политического управления, как до него съезды КПСС в идеократической политической системе. А вот в глобальной политике подсистемы сопряжены с международными союзами, в центре которых политические системы стран-лидеров. Не так сложно уяснить, что представительной подсистемой глобальной политики является истеблишмент США вместе с системой союзов и сателлитами. Европа – это исполнительная подсистема, Ближний Восток – зона ответственности и точка опоры третейской подсистемы с его сетевой организацией, а Большая Россия (Северная Евразия) всегда была полигоном для активности центральной подсистемы, вовлекающей все прочие.

Завершающееся переформатирование глобальной элиты в новое состояние с ведущей третейской ветвью означает не только новые методы властвования для поддержания стабильности в длительный кризисный период. Из этого необходимо следует смена центра и переформатирование, как минимум, ведущей до сих пор подсистемы – то есть представительной (атлантической, пока во главе с США) и той, что идет ей на смену как ведущая – то есть переформатирование Большого Ближнего Востока. Что до Большой России, то ее роль полигона центральной подсистемы как раз и подчеркивается тем, что переформатирование происходит чаще других, каждый раз при переформатировании двух из трех.

Теперь, после этих предварительных разъяснений, можно проводить содержательные аналогии нынешней глобальной «перезагрузки» с завершением советской «перестройки». Переформатирование представительной ветви политики означало роспуск союзного съезда, а потом и его центральной части – Верховного Совета СССР, в пользу ранее подчиненного ему съезда и ВС РСФСР. При этом, что тоже характерно, сам институт съезда был возрождением (палингенезом по Тойнби) ранних советских традиций, когда ведущим институтом был как раз съезд советов РСФСР. В глобальном политическом процессе также наблюдался, во-первых, палингенез, возрождение англосаксонской имперской политики в исполнении США, а во-вторых, постепенное возрастание роли британского истеблишмента как носителя этих традиций.

Так что сейчас вполне вероятно обратное переподчинение американского истеблишмента британскому, хотя и в более современном и модном формате североатлантического Союза. Разумеется, в Лондоне всегда тайно мечтали о реванше, как в партийных кругах РСФСР мечтали о реванше сталинской идеи равноправной федерации, а не ленинской «матрешки». Разумеется, в Совмине на Делегатской, а потом на Краснопресненской набережной мечтали о РСФСР  в границах раннего Союза, как и в Лондоне о границах прежней империи включая США. Но так не бывает – реванш в одном означает риски и проигрыш в другом. Союзный центр удалось переиграть, но ценой потери самого Союза. Так и лондонские элиты получат лишь атлантическую вотчину, а не всю зону ответственности пока еще США.

Российскому истеблишменту в 91-м удалось перехватить управление у союзного центра за счет опережающего усложнения системы политического управления, более высокой политической культуры, чем в среднем по СССР и в союзном партийном истеблишменте. И здесь будет не лишним напомнить период реального запуска новой российской политической системы, триггером для которого послужил указ Ельцина от 19.12.91 о создании объединенного Министерства безопасности и внутренних дел (МБВД). В прежней политической парадигме для отмены этого указа было достаточно созвать съезд депутатов РСФСР как центр вложенной матрешки «однополярной» союзной системы. Но тогда был риск бунта и внутреннего переворота в руководстве ВС РФ, и кроме того такой ход возвращал бы всю систему в однополярное состояние во главе с союзным съездом. Так что для беловежских заговорщиков, к которым примкнул весь Верховный совет РФ, такой обратный ход был заказан. И тогда был срочно мобилизован Конституционный суд, только назначенный и прозябавший в нескольких кабинетах на самом отшибе верхнего этажа Белого Дома. То есть реально заработал система обновленной Конституции и государственного суверенитета РФ с собственным политическим арбитражом.

Парадокс политического переформатирования заключается в том, что новый центр всегда поначалу бывает только коалиционным и его возвышение связано с видимым конфликтом и конкуренцией двух центров с выдвижением третьего на равноправную роль, при этом исполнительная ветвь плетется в хвосте событий, как сейчас европейский истеблишмент осторожно следит за развитием событий. Из этого наблюдения, в частности, и вытекает, что прилюдные громкие разборки между Москвой и Лондоном с сателлитами – признак начала такого активного переформатирования глобальной политической системы в пользу трехголовой коалиции, третьим участником в которой будет третейская коллегия ведущих ближневосточных элит, где на роль текущего лидера выдвигается Иран.

Из проведенной параллели можно также уяснить, что инициатором триггерного события в декабре 91-го был спецслужбистский истеблишмент КГБ, которому вовсе не нравилась перспектива переподчинения республиканскому аналогу по примеру МИДа. Поэтому вошли в коалицию с ранее ненавистными коллегами из МВД с такой же проблемой и посоветовали Ельцину вариант создания объединенного ведомства из двух союзных. Соответственно, и в глобальном раскладе роль спецслужбистских и правоохранительных элит, не желающих уходить на третьи роли под финансистами, а совсем наоборот, точно такая же инициативная.

Если теперь уточнить, где мы находимся в глобальной перезагрузке по шкале конца советской перестройки, то можно заметить, что нынешнее заседание Двадцатки – куцее и досрочно завершенное в одностороннем порядке является аналогом последнего заседания единственной оставшейся палаты Совета Союза последнего издания ВС СССР от 26.12.91. А намного более значимое заседание АТЭС, предварявшее его, является полным аналогом Алма-Атинского саммита глав экс-советских республик, превратившего «беловежский сговор» в полноценную региональную международную организацию. Где-то в промежутке между ними произошел спуск союзного президентского штандарта над Кремлем, аналогом чего в нынешнем раскладе является подписанное Обамой на полях саммита АТЭС обязательство по контролю за военно-морской активностью в признанной тем самым зоне глобально-региональной ответственности Китая. То есть полноценный отказ США от глобальной гегемонии и однополярности.

Это был предпоследний узел на пути к окончательному демонтажу, соответственно, союзного и американского однополярного центра, уже бесповоротный. Остались лишь технические вопросы, вроде полноценного ввода в эксплуатацию независимой  российской системы финансовой информации, передачи Мистраля как символа восстановления военно-технического сотрудничества и ряд других. С учетом разницы в масштабах союзного и глобального процесса, то что в 91-м заняло 10 дней, сейчас займет раз в пять-семь-десять дольше, пару-тройку месяцев. Так что, как и прогнозировалось, саммиты ШОС и БРИКС в Уфе в начале будущего года будут началом решения назревших проблем в формате уже новой многополярной эпохи. Что не исключает, а наоборот предполагает усиление противоречий между участниками победившей коалиции.

(5) Спутниковый снимок

Еще раз придется напоминать про недоверие любым вбросам публичной политики. С учетом вышеизложенного анализ интриги со снимком будет совсем коротким.

Во-первых, опять же нужно смотреть не на один снимок, а в контексте цепочки новостей. Сначала была публикация в «МК», где крупным планом на фоне аккуратно и ровно нарезанных обломков, пардон, обрезков фюзеляжа показан нарочито продырявленный кусок с явными следами гидравлических ножниц. Не иначе как украинский карлсон с консервным ножом вскрывал в полете?)

Сразу же публикация информации с радаров с отметками неопознанного самолета слева от Боинга, летавшего еще 5-10 минут в том районе. То есть перед саммитами Кремль начал поддавливать Лондон на предмет скорейших закулисных договоренностей, а не то расскажем, как было на самом деле – разброс обрезков и хладных трупов с транспортника, который имитировал полет Боинга, а затем отключил идентифицирующий сигнал и кружил рядом с исчезнувшей меткой.

Затем вброс «спутникового снимка», опровергающего и де факто от имения Кремля соглашающегося с версией, одинаково удобной и для Лондона, и для России. Сделать такой цифровой снимок с помощью мощного компьютера – для лондонских мастеров фейков – не проблема. Это означает, что торг состоялся, и стороны пришли к какому-то компромиссу, неудобному только для Киева и Бени.

И наконец сразу после этого сообщение о том, что сразу после саммита Двадцатки голландцы таки заберут обломки (в смысле обрезки) к себе, уничтожив тем самым улики своего англо-голландско-малайзийского блефа. Вот и вся интрига.

Естественный вопрос, а зачем это нужно Лондону, если Кремль за это что-то выторговал. Глобальный игрок не за красивые глаза получает такой статус, а за обладание ключевыми политическими технологиями. Лондон потому и игрок, что специализируется на такого рода манипуляциях и информационных войнах. Интрига со спутниковым снимком доказала всем другим игрокам, что Лондон по-прежнему в игре со своими умениями, и даже способен вовлечь в нее такого игрока как Россия, причем показательно вброс был со стороны не пролондонского крыла рассеянской элита, а их конкурентов. То есть закулисная коалиция обозначена в активном действии.

http://oohoo.livejournal.com/180506.html

http://oohoo.livejournal.com/180857.html

http://oohoo.livejournal.com/181117.html

http://oohoo.livejournal.com/181313.html

http://oohoo.livejournal.com/181573.html