Золото и нота Федерального резерва США, представляющая из себя на момент написания данной заметки по совместительству и мировую резервную валюту, являются прямыми конкурентами. Твердые обеспеченные деньги, сами по себе являющиеся ценностью, поскольку на их производство обществом была затрачена значительная энергия, являются естественным антагонистом и конкурентом необеспеченной бумажной валюты, единственным обеспечением которой являются долги американского правительства.

Подобное обеспечение может представлять собой ценность лишь для тех, кто верит, что правительство США способно расплатиться по своим обязательствам. Для тех же, кто считает, что оно не способно и даже не планирует погашать свои долги, ценность американской валюты равна от силы тем затратам труда, потраченным на ее изготовление. Поэтому может быть довольно интересно сравнить затраты труда на получение  унции золота (денег) и ее эквивалента в бумажной мировой резервной валюте. При этом по вполне очевидным причинам будем рассматривать только ту ее часть, которая была отпечатана и находится в наличном обращении, а не в электронном виде.

В мире в год добывается в среднем примерно 80 – 85 миллионов унций золота. За первые шесть месяцев этого года мировая добыча желтого металла составила 48,7 миллионов унций. При среднем курсе за рассматриваемый период примерно 1200 американских дензнаков за унцию это составляет примерно 58,7 миллиардов. На 31 декабря 2014 года в обращении находилось нот Федерального резерва (тех же дензнаков) на 1,341 триллион долларов, из которых 78% (1,01 триллион) приходился на банкноты с номиналом 100. За восемь месяцев текущего года к ним добавилось еще 47 миллиардов, доведя общую сумму до 1,388 триллионов.

С учетом необходимости замены изношенных банкнот выпуск сотенных нот Федерального резерва США в первом полугодии составил 562 миллиона штук на общую сумму в 56,2 миллиарда. Получается, что количество выраженного в американских дензнаках золота (58,7 миллиарда) и количество выпущенных дензнаков (56,2 миллиарда) примерно равно. А вот затраты труда на производство того и другого сильно отличаются друг от друга.

Стоимость изготовления – бумага, краска, печать, износ оборудования - одной современной банкноты с номиналом 100 долларов составляет всего 12,3 цента за штуку. Таким образом, совокупные затраты на изготовление банкнот на 56,2 миллиарда равны всего лишь 69,1 миллионам.  С каждого вложенного бумажного доллара в рамках этой схемы можно получить 800. Если же рассматривать за единицу измерения унцию золота, то для ее покупки требовалось всего лишь 12 сотенных банкнот или фактически ее можно было купить, затратив менее 1,5 американских дензнаков (12х12,3 цента=1,48).

Что же касается добычи той самой унции, то здесь затраты труда и энергии совершенно иные. Помимо разнообразных геополитических, политических, экономических и финансовых рисков и зачастую сложных климатических условий для деятельности необходимо построить шахту, подготовить инфраструктуру, дороги, мосты, электростанции, чтобы перейти к добыче и отгрузке руды и концентрата.

Поскольку приходится разрабатывать все более бедные месторождения, требуются гораздо более широкомасштабные работы по добыче руды и ее переработке. Помимо этого идут операционные расходы на топливо, шины, заработную плату, обеспечение жилья и транспортировку работников. Технологический прогресс снижает темпы падения производства золота, позволяя рентабельно разрабатывать ранее невыгодные проекты, но общее количество крупных, богатых драгоценным металлом месторождений продолжает сокращаться.

Если в 1998 году два самых богатых золотом на тонну руды месторождения содержали 50 и 32 грамма, то в 2014-ом пришедшие им на смену лидеры имели 44 и 22 грамма золота на тонну. На текущий момент среднее содержание золота в породе на всех действующих шахтах равно 1,18 грамма/тонну. Это на треть больше, чем у всех проектов, находящихся в стадии подготовки производства (0,89 грамма/тонну).

В мире известны лишь 580 шахт и депозитов золота, содержащих более 1 миллиона унций драгоценного металла, и для сохранения добычи золота на уровне 80 миллионов унций в год необходимо такими же темпами находить  новые месторождения, что, естественно, не происходит. За последние 24 года было обнаружено 217 крупных залежей золота, содержащих 1,66 миллиарда унций.

Хотя цифра и выглядит большой, за тот же период были добыты 1,84 миллиарда унций драгоценного металла. К тому же и тенденция по нахождению новых месторождений и их объемы стабильно снижаются. В 1990-ые было найдено 124 депозита на 1,1 миллиард унций, а, начиная с 2000 года, лишь 93 на 605 миллионов унций. Добыча заметно опережает результаты геологоразведки, несмотря на все гораздо более совершенные, чем ранее, методы поиска.

Совокупные запасы золота в земной коре оцениваются в размере 3,72 миллиардов унций, лишь примерно половина из которых может быть извлечена. При равномерной добыче этого металла в течение ближайших 50 лет средний объем добычи в год будет равен 1134 тоннам или в два с лишним раза меньше, чем сейчас. Достигнут ли пик добычи желтого металла или нет, покажут ближайшие годы, но нельзя исключать, что дело может обстоять именно так.

Но вернемся к непосредственным затратам на производство одной унции золота. Средняя стоимость производства оценивается на текущий момент примерно в 1050 американских дензнаков. Исходя из этого значения затраты на добычу 48,7 миллионов унций в первой половине этого года составляли примерно 51,2 миллиарда. Следовательно, прибыль производителей от добычи желтого металла и его реализации на мировом рынке не превышала 15%.

Неудивительно, что при таких соотношениях затрат и доходностей правительства и центральные банки всеми силами будут продолжать бороться за функционирование существующей ныне схемы с бумажной валютой. Американскую валюту в качестве мировой резервной валюты могут попытаться поменять на китайскую или, еще лучше, на некую наднациональную валюту, которую сможет выпускать какой-нибудь никому неподотчетный финансовый институт вроде МВФ или Банка международных расчетов, лишь бы не допустить возврата к твердым обеспеченным деньгам. Последнее может произойти лишь в одном случае.

В случае глобального краха финансово-экономической системы, существующей на настоящий момент в мире, и полной потери доверия к каким-либо валютам со стороны населения. Именно в этом направлении общество сейчас и движется, и, судя по появляющимся публикациям, этот процесс все больше приближается к своей финальной стадии.

Центральные банки прекрасно осознают это. Некоторые из них начинают предпринимать шаги, чтобы иметь возможность откреститься от возможных обвинений в том, что это именно они довели глобальную экономику до охватывающего весь мир финансово-экономического кризиса, тогда как другие, прежде всего Китая и России, усиленными темпами пополняют свои золотые запасы, внося свой вклад в спрос на желтый металл.

Несмотря на то, что мировая биржевая цена на монетарные драгоценные металлы – золото и серебро – находится на сравнительно низком уровне, особенно в последнее время, спрос на твердые обеспеченные деньги начал свой медленный, но неуклонный рост, постепенно охватывая тех, кто ранее не проявлял или проявлял мало интереса к драгоценным металлам. Все более широкие слои общества начинают осознавать существующие и постоянно возрастающие риски для имеющихся у них сбережений и постепенно перекладывать свои долгосрочные сбережения из бумажных валют в твердые обеспеченные деньги.

Кризисные явления последних полутора – двух лет, сопровождающиеся волной конкурентных девальваций бумажных валют относительно друг друга, и потеря покупательной способности практически всех без исключения мировых валют относительно реальных товаров в то же самое время и в условиях этих же самых потрясений вполне наглядно продемонстрировали преимущества и устойчивость реальных денег. Их владельцы оказались вполне надежно защищены как от курсовых колебаний валют, так и от потери покупательной способности, что послужило дополнительным вполне наглядным примером для тех, кто ранее не рассматривал для себя такой метод возможной защиты своих сбережений.

Конкуренция между твердыми обеспеченными деньгами и бумажной валютой постепенно приближается к своему финишу. Вероятно, он может быть особенно показательным в том плане, что в очередной раз подтвердит закон Грэшема о том, что плохие деньги (в данном случае бумажная валюта) вытесняют из обращения деньги хорошие. Разница может заключаться лишь в том, что на этот раз подобное вытеснение может выглядеть и трактоваться некоторыми наблюдателями и экономистами как некий «пузырь», надувающийся на рынке золота (и серебра).

Его возможным принципиальным отличием будет лишь то, что в определенный момент может сложиться такая ситуация, когда золото (и серебро) станет невозможно купить ни за какое количество бумажной валюты. Именно этот момент может стать полным крахом схемы с необеспеченными бумажными валютами и означать начальный этап возврата к твердым обеспеченным деньгам и разумной финансовой системе с единой и объективной мерой стоимости всех товаров и услуг.

Конкуренция между золотом и бумагой, между твердыми обеспеченными деньгами и необеспеченной бумажной валютой неизбежно закончится точно так же, как это случалось в истории человечества уже не раз и не два. После эйфории бумажной валюты наступает отрезвление, и мир возвращается к твердым деньгам как всеобщему эквиваленту, а бумажные валюты полностью теряют свою покупательную способность и обесцениваются до нуля, представляя затем интерес лишь для узкой группы коллекционеров, профессиональных историков  и редких энтузиастов, занимающихся вопросами истории экономики и денежного обращения.

Нравится это кому-то или нет, но история повторится вновь, и конкуренцию в экономике и финансово-денежном обращении в конечном итоге выиграют твердые деньги и здравый экономический смысл. Это лишь дело времени, и, что-то подсказывает, несмотря на всю инерционность мировой экономики, возможно, весьма недалекого.

http://www.goldenfront.ru/articles/view/voskresene-s-aleksandrom-lezhavoj-o-konkurentah-i-konkurencii