Парламентские выборы 2003 года, перед которыми «Яблоко» ещё действительно что-то из себя представляло, оказались для этой либерально-западнической партии последними. После них в парламент она уже не проходила. Так что все высказывания, предрекающие завершение политической жизни партии Григория Явлинского, в итоге оказались пророческими: «Простит ли интеллигенция - те несколько миллионов "приличных людей", все эти годы голосовавших за Явлинского, который каждый раз, занимая ту или иную "красивую позицию", собирал 6-7% голосов очень мало что понимающего, но готового поддержать "высшие демократические идеалы" электората? Найдётся ли место либерал-идеализму в эпоху политического прагматизма? Выборы покажут…».

«Яблоко» с самого начало загнала себя в оппозиционный угол каким-то уж слишком остервенелым неприятием идей укрепления государства и возрождение патриотизма.

И вот не понимаешь…

Понимание того, что в ситуации безоговорочного доминирования Владимира Путина на российском политическом поле позиционирование любой политической силы может осуществляться лишь в двух ипостасях - пропутинской или оппозиционной, - заставляет те силы, что уже окончательно определились в своей оппозиционности, готовиться к будущим политическим сражениям за статус «главной оппозиции».

На либеральном оппозиционном фланге, помимо провалившего всё, что можно, «Правого дела», которое в российских условиях можно считать скорее экстравагантным культурологическим проектом отстранённых от политики политиков и неудачно стартовавших в политике олигархов, так и не родившегося ПАРНАСа, и восставшей из пепла «Республиканской партии» Владимира Рыжкова, всегда готового на «конструктивный диалог с властью», есть ещё кое-что. Главной «системной» оппозицией всех времён и народов остаётся сообщество своего рода «радикальных правозащитников» и их политическое крыло - партия «Яблоко». Эта партия с самого начала загнала себя в оппозиционный угол каким-то уж слишком остервенелым неприятием идей укрепления государства и возрождение патриотизма.

Повторяя как заклинание, что «патриотизм - это последнее прибежище негодяев» (к которым профессиональные интеллигенты-западники себя, разумеется, не относят), в то время, как для абсолютного большинства граждан России патриотизм - это естественное чувство любви к Родине и гордости за своё - российское, русское, - «радикальные правозащитники» кинулись критиковать Путина, взявшегося за восстановление государства, т. к. сами ещё с советских времён сохраняли незыблемую уверенность в том, что именно сильное государство является «главным врагом прав человека».

«Сегодня я нахожусь в системной - то есть по всем ключевым вопросам - оппозиции к внутренней политике, которая проводится в стране. Я выступаю категорически против создания в России управляемой демократии со всеми её атрибутами […]. Что же касается внешней политики России после 11 сентября 2001 года, то наша партия её поддерживает. "Яблоко" выступает за активное сближение России с США и создание предпосылок вхождения России в Европу», - Григорий Явлинский.

Всё это имеет место быть в ситуации, когда, по официальным данным опроса ВЦИОМ, 71% россиян считают, что «Россия принадлежит к особой - «евроазиатской», или православной цивилизации, поэтому ей не подходит западный путь развития», и лишь 13% называют Россию «частью западной цивилизации». Следует отметить, что это данные от 13.11.2001, - сейчас же эти пропорции ещё больше сместились в сторону патриотизма и антиамериканизма. Вот за это меньшинство, с каждым годом стремящимся к нулю, видимо, и поборются российские либерал-оппозиционеры…

До Горбачёва мы думали…

Накануне своего очередного юбилея Григорий Явлинский участвовал в заседании Международной антикризисной группы (МАГ), в свое время созданной ведущими западными политиками и экспертами для того, чтобы вырабатывать «рекомендации» правительствам разных стран, на территории которых происходят различного рода вооружённые конфликты, - как им лучше с этими конфликтами справляться. Явлинский на тот момент оказался единственным представителем России в МАГ, даже более того - он входил в её руководящий совет.

По всей видимости, именно Явлинский - постоянный участник заседаний Мирового экономического форума и Трехсторонней комиссии - наилучшим образом «осведомлён», что нужно России для разрешения своих кризисов, и, самое главное, как это сделать в соответствии с международными (западными) нормами и представлениями.

Свою работу по интеграции России в глобальное мировое сообщество Григорий Алексеевич начал ещё в апреле 1991 года, когда Госдепартамент США официально пригласил Явлинского на заседание совета экспертов тогда ещё «большой семёрки» со статусом участника. Его выступление на «семёрке» стало основой для создания программы интеграции советской экономики в мировую экономическую систему («Согласие на шанс»). Работа над программой проводилась совместно с учёными Гарвардского университета (США). Проект был готов в июле 1991 года и обнародован на очередной встрече «семерки» в Лондоне. Однако, даже Горбачев, как никто другой старавшийся как можно скорее куда-нибудь интегрировать СССР - отказался от её реализации, сославшись на чрезмерную для того периода либеральность. Тогда возникла программа «500 дней» - более смягчённый и адаптированный под советскую действительность вариант, который, хотя и готовился при содействии советских экономистов, всё же был написан по западной концепции, при активном американском влиянии, а по сему также не был реализован ни Горбачёвым, ни даже Ельциным.

Обладая огромным политическим и экономическим влиянием в мире, Соединённым Штатам не раз удавалось привести к власти кого угодно, где угодно и когда им было угодно. Однако, вряд ли Григорию Алексеевичу, несмотря на все предыдущие старания понравиться всемогущему заокеанскому «хозяину мира», стоит хоть в какой-то степени уповать на это. 31 января 2000 года в Москву приезжала тогдашняя госсекретарь США Мадлен Олбрайт. Сразу по приезду она встретилась с Примаковым и Явлинским, и лишь через день - с Путиным. Целью неожиданного визита Олбрайт в Москву было уговорить Явлинского и Примакова снять свои кандидатуры с президентских выборов, оставив Путина наедине с Зюгановым и, тем самым, поставить выборы под удар. Примаков свою кандидатуру снял, а Явлинский - нет.

Эта непростительная дерзость, подогреваемая непомерными личными амбициями, возможно и стала причиной того, что на Явлинском в Вашингтоне поставили крест. Необходимость в «умном», но «непослушном» борце с «системой» для США тогда оказалась не актуальной.

Однако, прошли годы, в Вашингтоне сменились не только госсекретари, но и президенты, - и о изрядно потрёпанном Григории Алексеевиче вспомнили снова.

Мы начали бежать, перестали думать

Стремительное развитие событий как в мире, так и на российской политической сцене заставило американских стратегов, осознавших невозможность создания в России сугубо либеральной оппозиции, принять прагматичное решение подружиться с оппозицией «старой», подключив к ней и националистические силы. Неудивительно, что для реализации этой задачи выбор опять пал на Григория Явлинского. Сначала российская пресса с интересом отслеживала процесс сложных переговоров, итогом которых стало совместное решение о массовом принятии создателей ныне несуществующей «партии Березовского» - «Либеральной России» - в ряды «Яблока». Выполнявший роль посредника Виктор Похмелкин стал одним из замов Явлинского в уже не совсем его партии.

Переговоры об объединении политических интересов Березовский начал вести с Григорием Алексеевичем лично. Однако, контакт устанавливался очень тяжело - лидер «Яблока» прекрасно осознавал, к каким последствиям может привести эта «дружба против Путина». В какой-то момент переговоры с Явлинским оказались на грани срыва. Причин было несколько, но основной называлась недостаточность масштабов финансовых вложений олигарха в «Яблоко».

Понять Григория Алексеевича можно. Основной инвестор его партии, финансировавший «Яблоко» на протяжении как минимум шести лет - Владимир Гусинский, после отъёма собственности и бегства в Израиль утратил интерес к российской политической действительности. «Дружба против Путина» состоялась? В этой комбинации не последнюю роль сыграл тогдашний заместитель главы администрации президента Владислав Сурков. Все годы своего сидения в Кремле он, с одной стороны, исполнял приказы Путина по размонтированию либералов, с другой, в силу личных убеждений, прикрывал их, всякий раз выводя из-под сокрушительного удара, подыскивая места на российском политическом поле, где можно было бы отсидеться, переждать…

По замыслам, союз с Березовским должен был помочь «Яблоку» более активно работать со СМИ и, тем самым, укрепить позиции самого Явлинского и внутри партии. Весь «послевыборный» PR Явлинского состоял, скорее, из скандалов с прессой, из которых самым громким стало публичное разбирательство с известным телеведущим Александром Гордоном: «На что он обиделся? На слова о том, что его не видно сейчас на экране, поскольку телевизионщики привыкли, что "Яблоко" проплачивает все свои эфиры? Но ведь так и было: когда проходили выборы, тогда у Явлинского были деньги. Теперь подобного фонда у него нет, вот он и пропал» («Собеседник»).

Возымевший место финансовый кризис совпал с попытками ряда давних соратников отца-основателя «Яблока» изменить его методы управления организацией. Всё это привело Явлинского к срыву, и он на несколько лет вообще ушёл в тень, отдав партию завсегдатаю политического салона, именуемого в простонародье «посольство США», Сергею Митрохину. Прибегнуть к столь решительным действиям его заставили резко покатившиеся вниз рейтинги.

Бежать некуда, надо думать, а думать тоже нельзя

«Когда в Россию приезжают высокие иностранные гости, им говорят: У нас есть разное, у нас есть зоопарк, есть Московский Кремль... ну, у нас всякое такое здесь есть, хотите, есть и демократы: вот, к примеру, есть небольшая партия демократов - она всех критикует, против всех выступает, вот они у нас живы... Так что всё у нас неплохо», - Явлинский о «Яблоке».

Постепенно все привыкнут и к тому, что Суркова больше нет, звонка ждать не надо, а надо действовать «тупо по закону».

О внутрипартийном конфликте в недрах «Яблока», о котором до недавнего времени говорили лишь опираясь на слухи, теперь уже открыто свидетельствует то, что из партии постепенно уходят люди, шедшие туда по идеалистическим соображениям. Первым с резкой критикой Явлинского выступил бывший председатель Московского молодежного «Яблока» Андрей Шаромов, далее глава Московского отделения, член бюро Центрального совета партии Вячеслав Игрунов, из-за которого даже разгорелся скандал: «Сегодня появляется всё больше людей, использующих "крышу" партии для заработка, работая лично на Явлинского и получая лично от него деньги». Либеральный идеализм побит политическим прагматизмом.

По словам Игрунова, «у активистов "Яблока" нет веры в то, что без поддержки лидера они могут быть политической силой. Партия постепенно будет разрушена, в том виде, в котором она существовала, её больше не будет никогда». Затем «Яблоко» покинули и бывший вице-спикером Думы от этой партии Михаил Юрьев, лидер яблочной «молодёжки» Илья Яшин, "американский" блогер Алексей Навальный и многие другие, решившие попытать счастье в сольной политической карьере.

Серьёзная мотивировка среднестатистического избирателя либеральной ориентации не голосовать за «Яблоко» появилась после отказа Явлинского войти во вновь создаваемое правительство Примакова: «Мы думали, что вы войдёте в правительство и попытаетесь что-то сделать для нас, а вы не хотите ничего делать».

Политическая ориентированность на Запад при отрицании «западного пути развития» большинством населения России, отстаивание принципов либеральной экономики при том, что либеральная составляющая действий правительства всегда является самой непопулярной, с связь с опальными олигархами, не лучшие отношения со СМИ, проблемы с финансированием, раскол в партии… Нужно ли было что-то ещё придумывать кремлёвским политтехнологам, чтобы «убрать» такую оппозиционную силу? Никто не сомневался в том, что если «Яблоко» не пройдёт в парламент, то его просто не станет.

«Я думаю, в следующей Думе у "Яблока" будет фракция из 14-15 человек. Роль её в следующем парламенте будет ещё меньшей, чем в нынешнем. Сейчас она уже близка к нулю, а в будущем будет просто нулевой», - Вячеслав Игрунов.

«Я могу понять и простить Ельцина, но Явлинский - мой враг. Он обманул лучшие чаяния интеллигенции», - Александр Гордон.

Простит ли интеллигенция - те несколько миллионов «приличных людей», все эти годы голосовавших за Явлинского, который каждый раз, занимая ту или иную «красивую позицию», собирал 6-7 % голосов очень мало что понимающего, но готового поддержать «высшие демократические идеалы» электората? Найдётся ли место либерал-идеализму в эпоху политического прагматизма? Возможно, это могли показать грядущие выборы. Но, похоже, что уже не покажут, ведь даже сбор подписей, необходимых для участия в выборах кандидата от «Яблока» оказался проблемой в обществе «негодяев», нашедших своё прибежище в патриотизме и не признающих прозападные потуги профессиональных либеральных интеллигентов.

Прекрасный новый мир без шпионов и либералов

Пролетев в очередной раз мимо выборов, Григорий Явлинский оказался жертвой быстрой смены политической системы в России. Он начинал как политик в начале 90-х, когда подписи ещё собирали. А закончил свою политическую карьеру в начале 2000-х, когда подписи уже не собирали, потому что принципиальное решение о том, будет политик или партия участвовать в процессе или не будет, пройдёт или не пройдёт, зарегистрируют или не зарегистрируют - принималось в Кремле.

За прошедшие десять лет эта система была отточена до совершенства, и каждый знал, что его судьба определяется в одном единственном кабинете - после встречи с Владиславом Сурковым. Явлинский также прекрасно осознавал, что если он договорился с Сурковым, если принципиальное решение будет принято«в Кремле», то остальное - дело решённое. Долгие годы таким принципиальным решением было неучастие «Яблока» во внутренней политике, вытеснение на периферию и маргинализация. Хотя, какая-то «неведомая» рука всё же периодически приподнимала тяжёлую плиту, давая просочиться кислороду, прикрывала судебные разбирательства, особенно после заявлений в Северной Осетии - в общем, давала жить.

Вновь Явлинского Сурков призвал к декабрьским выборам 2011, чтобы по своей обычной схеме разбавить им список участников. Разбавить чем-то, что, с одной стороны, не представляло опасности ни для «Единой России», с другой - давало шанс либералам. Та же договорённость распространялась и на президентские выборы. Поэтому Явлинский особо не «парился»: раз решение о его участии принято, значит сбор подписей - это формальность, поэтому и решил вместо подписей просто сдать в избирком «куклу». Но потом немножко подумал, и решил на всякий случай не сдавать совсем «куклу», а просто наксерить какое-то количество имеющихся подписных листов до необходимого количества.

Однако, после думских выборов Сурков ушёл, т. к., по своему же собственному признанию, стал «слишком одиозен для прекрасного нового мира», и все внутриполитические ведомства лишились куратора, центра принятия решений. Ведь раньше было как: звонили «от Суркова» в ЦИК и говорили: «Явлинского - зарегистрировать». И тут уже - подписи, не подписи - плевать. А тут никто не позвонил. День не позвонил, два не позвонил. Что делать - непонятно. А когда непонятно что делать - см. инструкцию, где написано: «Если вы получили подписи от кандидата - их нужно проверить». Начали проверять. А следующий пункт инструкции - «Если в подписных листах больше 5% брака - кандидат не регистрируется». А раз других «политических» указаний нет, то и поступили тупо по закону. К слову сказать, из поданных двух миллионов подписей за Явлинского признано недостоверными 153 тысячи, более 25%.

Конечно, Явлинский опять не виноват, он действовал как всегда, как привык. И многие другие государственные ведомства ещё долго будут действовать по привычке, ожидая «звонка оттуда» (пальцем вверх). Но постепенно все привыкнут и к тому, что Суркова больше нет, звонка ждать не надо, а надо действовать «тупо по закону».

Казалось бы, причём здесь Путин? А при том, что, во-первых, это он переместил Суркова в нужное место, а во-вторых, это он создал условия для того, чтобы закон «тупо работал». Без особых распоряжений, чтобы кандидатов регистрировали по итогам проверки подписных листов, а результаты выборов объявляли по итогам подсчёта голосов, а не «по указке» из Кремля, как это было в декабре 2011. И здесь вполне можно согласится с пресс-секретарём Путина Дмитрием Песковым, который считает, что если один из кандидатов не смог набрать нужное количество подписей в свою поддержку, это не является поводом считать выборы нелегитимными, тем более ещё до того, как они состоялись.

Казалось бы, Путин сильно рискует: а вдруг выберут «не так»? «Если граждане доверят страну, доверят Россию, доверят её безопасность, развитие экономики другому человеку, значит так тому и быть. Пусть работает», - сказал Путин. А значит, выберут так, как надо, а надо так - как считает народ, и выигрывают от этого все. Значит - так тому и быть.

Впереди - прекрасный новый мир без шпионов, либералов, и их кремлёвских покровителей!

http://evrazia.org/article/1891