Воруют, это понятно. Воруют масштабно, откачивая деньги в личные карманы самых высоких госчиновников — тоже не новость. Организуют "стройки века" с целью украсть бюджетные миллиарды — тоже не бином Ньютона. Меня история с хищением миллиардов, отпущенных из госбюджета на строительство олимпийских объектов в Сочи, заинтересовала с точки зрения организации так называемого  "национально-освободительного движения".

Этот фейк активно раскручивают два интересных человека: далеко не глупый аналитик Николай Стариков и депутат Госдумы от "Единой России" Евгений Фёдоров. Идиотизм идеи про "оккупацию России", при неспособности упомянутых лиц показать пальцем хотя бы на одного конкретного оккупанта, был очевиден с самого начала. Основная политическая задача тоже давно ясна — ещё раз так покрутить напёрстки в публичном пространстве, чтобы не дать патриотически настроенной части российской общественности собраться, наконец, и ясно поставить общую политическую цель. То есть, ребята играют в эдаких "антисусаниных", что тоже очевидно. Загадкой оставалось, кто оплачивает этот "банкет" — как известно, в такого рода делах кто политического персонажа ужинает, тот его и танцует. История с "товарищем Билаловым" оказалась тем самым ключиком от депутатского шкафа с персональным скелетом.

По большому счёту, добавить к уже опубликованным материалам почти нечего. Достаточно просто поставить их один за другим в логическую цепочку. Итак,

Звено первое: Как Ахмед Билалов утащил из Сочи около 8 миллиардов рублей, о роли в этой истории Аркадия Дворковича и Дмитрия Медведева, а также о многолетних связях семьи Дворковичей с этим Билаловым и братьями Магомедовыми:

Звено второе: Копия публикации в газете "Ведомости" ещё за 2011 г.

Статья полностью

Известный пиарщик Михаил Дворкович объявил вчера, что уходит со всех должностей, чтобы никто не мог упрекнуть его брата Аркадия, назначенного вице-премьером, в конфликте интересов. Другие родственники новых министров и вице-премьеров следовать его примеру вроде бы не собираются

Близкие Дворковича

«Аркаш! Ты можешь правда сюда приехать?!» — кричит владелец девелопера «Миракс» Сергей Полонский, вырвав трубку у своего советника Михаила Дворковича. Дело было на одной из московских строек, которую Полонский не мог поделить с партнерами — дошло чуть не до рукопашной. Тогда Полонский и обратился к Аркаше напрямую. Этот ролик в прошлом году пользовался большой популярностью на YouTube. Правда, потом Полонский объяснял в своем «Живом журнале», что Аркаша был вовсе не Дворкович.

Михаил Дворкович — разносторонний человек. Он занимался консалтингом и пиаром в разных структурах — от «МДМ банка» и Минэкономразвития до Госдумы и Ассоциации менеджеров России. Был советником Полонского в «Мираксе», советником Артема Аветисяна — президента и владельца оценочной компании «НЭО центр».

В СПАРК можно узнать, что с 2009 г. Дворкович владеет 10% казанского ООО «Спортинтек». «Компания занимается обустройством спортивных объектов, — рассказывает ее основной владелец — зампред партии “Правое дело” Вячеслав Маратканов. — Дворкович помог нам с нуля раскрутить компанию, занимался ее брендингом. В этом деле он суперспециалист, поэтому мы решили без апелляции к его родственным связям взять его в акционерный капитал».

И вот теперь Дворкович уходит из консалтинга, чтобы не мешать брату руководить. В отличие от брата Аркадия Дворковича его жена — Зумруд Рустамова — ни с каких постов уходить не собирается. Она раньше была чиновницей, а сейчас заседает в советах директоров серьезных частных компаний.

Рустамова рассказывала, что с будущим мужем познакомилась в 2001 г. в кабинете Германа Грефа, в том же году они поженились, в 2004 г. она покинула госслужбу — уходила с должности замминистра экономразвития: «Когда я начала искать работу, был ряд предложений, я прекрасно понимала, что это не только потому, что я “талантливый” менеджер. Если ты 10 лет отработал на госслужбе, естественно, у тебя есть какие-то связи и ты умеешь ими пользоваться, но это тоже мой актив». Рустамова приняла предложение хорошего знакомого — президента СУЭК Владимира Рашевского. На должности вице-президента СУЭК она за месяц зарабатывала больше, чем в министерстве за год.

В 2006 г. супруга Дворковича возглавила кипрское представительство «Нафта-Москва» Сулеймана Керимова, стала заместителем гендиректора в другой компании бизнесмена, «Полиметалла». В том же году Рустамова стала независимым директором ММК Виктора Рашникова, а в 2009 г. вошла в совет директоров «Полюс золота» (компания Керимова и Михаила Прохорова).

«Мой муж назначен вице-премьером, и я не вижу ничего, что в моей жизни должно поменяться, — говорит сейчас Рустамова. — Я не вижу проблем ни для одной из компаний, ни для “Полюс золота”, ни для ММК. Нет никаких интересов или вопросов, которые через меня можно было бы решать. “Шереметьево” — единственная госкомпания, в совет директоров которой я вхожу, но Аркадий Владимирович не будет курировать вопросы Московского авиационного узла. Это остается за Игорем Шуваловым. В совет директоров “Шереметьево” я была приглашена Шуваловым, и у меня нет никаких материальных интересов работы в совете, так что не вижу оснований для выхода».

У Дворковича в бизнесе не только родственники, но и друзья. Когда он был только назначен вице-премьером, курирующим промышленность, ТЭК, транспорт и сельское хозяйство, один из его коллег по правительству едко заметил: «Вот теперь мы и посмотрим, как Аркадий Владимирович будет избегать конфликта интересов с Зиявудином Магомедовым и другими бизнесменами».

С Магомедовым, группа «Сумма» которого успешно работает во всех подведомственных новому вице-премьеру отраслях, Дворкович вместе учился на экономфаке МГУ. «Мы с ним [Дворковичем] знакомы со студенческих времен и дружим до сих пор», — рассказывал Магомедов «Ведомостям». Помогает ли Дворкович в бизнесе? «Нет. В бизнесе я сам себе помогаю», — говорил Магомедов.

«Получилось так, что часть отраслей, которые Дворкович курирует, коррелируют с предметом компетенции Магомедова. Как с этим быть? У Дворковича чрезвычайно широкая сфера ответственности, и, разумеется, и Магомедов, и Дворкович сами заинтересованы в том, чтобы эта ситуация не вызывала вопросов», — рассуждает источник, близкий к «Сумме».

Бывшие сотрудники администрации президента утверждают, что во многом благодаря помощнику президента (прежняя должность Дворковича) Магомедов смог найти понимание и поддержку у Дмитрия Медведева. Есть, правда, и другая версия. «Знакомство состоялось через супругу президента Светлану Медведеву, — говорит бизнесмен из окружения Магомедова. — В возглавляемый Медведевой благотворительный фонд социально-культурных инициатив Магомедов делал крупные пожертвования». Сын вице-президента фонда Татьяны Шумовой — Борис Шумов работает у Магомедова советником.

Собеседник, близкий к «Сумме», говорит, что с Медведевым Магомедов познакомился в одной из президентских поездок и ни Дворкович, ни Медведева тут ни при чем. Что до фонда, так туда кроме «Суммы» дают пожертвования десятки компаний. А Шумов был советником Магомедова, поскольку курировал его благотворительный проект — реконструкцию Морского собора.

Есть у Дворковича и собственное дело. Он единственный учредитель автономной некоммерческой организации «Модернизация», которая помогает «выстраивать отношения с институтами развития». «Мы готовы осуществить предварительную экспертизу ваших проектов, оказать консультационную помощь, а также обеспечить сопровождение проектов на всех этапах их реализации», — говорится о «Модернизации» на сайте комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России при президенте (Дворкович — ответственный секретарь комиссии).

«Мы сотрудничаем по всему спектру вопросов, — рассказывает о взаимодействии с президентской комиссией руководитель “Модернизации” Никита Одинцов. — “Модернизация” создавалась как раз для того, чтобы помогать тем, кто связан с инновациями, модернизацией и т. д.». По словам Одинцова, государственных денег здесь нет: «Нам этого и не надо». Дворкович, по его словам, в работе не участвует: «Мы работаем, как и другие некоммерческие организации, минуя общение с Дворковичем». О деньгах Одинцов говорить отказался.

Сам Дворкович по вопросу конфликта интересов был краток: «Есть порядок урегулирования конфликта интересов. При возникновении любого риска я должен буду сообщить об этом в соответствующую комиссию, которая рассматривает подобные вопросы».

Близкие Козака

Сын вице-премьера Дмитрия Козака Алексей работает в «ВТБ капитале». Кроме того, он является партнером по бизнесу сотрудников Магомедова. Согласно СПАРК, у Козака-младшего есть доля (15,5%) в подмосковной фирме ЮВА, которая с 2008 г. была аффилирована с Первой горнорудной компанией группы «Сумма». Еще один совладелец ЮВА, Вячеслав Голубин, — гендиректор магомедовской фирмы «Инвестор». У «Инвестора» есть доли в компаниях, которые входят в группу «Сумма» (есть и другие пересечения).

«Голубин и сын Козака знакомы давно, еще до того, как Голубин стал работать с Магомедовым, — рассказывает близкий к “Сумме” источник. — Именно благодаря Голубину состоялось знакомство Магомедова с Козаками».

Дмитрий Козак курирует олимпийские стройки. В Сочи есть бизнес-интересы у бывших партнеров Магомедова — братьев Ахмеда и Магомеда Билаловых. В 1993 г. Магомедов и Билаловы основали компанию «Интерфинанс», которая потом и стала «Суммой» (в 1998 г. бизнес был поделен).

«Красная Поляна» Магомеда Билалова строит неподалеку от Сочи спортивно-туристический комплекс «Горная карусель», в 2007-2009 гг. Магомедов тоже участвовал в этом проекте. «[Сейчас] ни одного олимпийского объекта у “Суммы” нет, и сфера деятельности компаний группы не пересекается с той сферой, за которую отвечает Козак», — говорит близкий к «Сумме» источник. Знакомство Магомедова с Козаками не касается коммерции, добавляет он.

Представитель Дмитрия Козака сказал, что Козак с Магомедовым «знаком поверхностно, приятельских, дружеских или деловых отношений у них никогда не было». К Козаку никто и никогда не обращался с просьбами об оказании содействия в бизнесе Магомедову. О «каком-либо сотрудничестве и бизнес-связях» Козака-младшего и Магомедова вице-премьер тоже не слышал. Компания ЮВА, по информации Алексея Козака, никогда не имела каких-либо отношений с Магомедовым. Магомедова и Билалова Козак-старший тоже вместе никогда не видел. «Порядок разрешения конфликта интересов в необходимой и достаточной степени регламентирован. При возникновении конфликта интересов госслужащий должен известить о нем своего руководителя. А в случае несоблюдения этого требования госслужащий подлежит увольнению», — заключает представитель Козака.

Близкие Мантурова

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров начинал свою карьеру в середине 1990-х с экспорта запчастей для вертолетов. Попал он в этот бизнес благодаря своему тестю — Евгению Киселю, который в те годы поставлял вертолеты Ми-8 Улан-Удэнского авиационного завода в Индию, на Шри-Ланку и в Китай. В 1997 г. Мантуров стал заместителем гендиректора Улан-Удэнского авиационного завода, с которым работал его тесть, а в 1998 г. — партнером Киселя в его фирме, торговавшей запчастями для вертолетов.

В 2003 г. Мантуров возглавил государственный «Оборонпром» (сейчас входит в «Российские технологии»). И в том же году появилась фирма ООО «Финансовые системы», гендиректор которой Евгений Максимов работал одновременно с Мантуровым на Улан-Удэнском авиационном заводе также заместителем гендиректора. «Финансовые системы» стали получать доли в оборонных предприятиях. К 2007 г. фирма числилась совладельцем нескольких оборонных заводов и объединений (см. врез).

В 2009-2010 гг. Федеральная антимонопольная служба дважды отказывала «Финансовым системам» в просьбе увеличить свои доли в предприятиях оборонки. И оба раза потому, что «не удалось установить достоверных сведений о действительных владельцах ООО «Финансовые системы».

Кто стоит за этой фирмой? Единственным ее владельцем, согласно СПАРК, является кипрская Monticello Holdings, которая тоже числилась владельцем российских оборонных заводов. Помимо этого Monticello названа владельцем доли в фармацевтической фирме «СМТ-технологии», совладельцем которой числился нынешний руководитель «Оборонпрома» Андрей Реус.

По мобильному телефону, указанному при регистрации «Финансовых систем», «Ведомостям» отказались сообщить их координаты. «Это секрет», — ответил собеседник.

«Ведомости» выяснили, что компания имела отношение не только к оборонке, но и к фирмам, связанным с гостиничным и косметологическим бизнесом Мантурова и его супруги Натальи, а также с родственниками депутата Госдумы Алины Кабаевой.

«Дочка» «Финансовых систем» — ООО «Гостиничные технологии» управляет 4-звездочным отелем в Геленджике — SPA Hotel & Wellness «Приморье», открытым в 2010 г. На сайте отеля, в частности, разрекламирован его ресторан «Трофей» — «творение современных архитекторов и дизайнеров, создавших уникальную атмосферу английского охотничьего дома». Этот ресторан, по словам бывшего работника, раньше относился к геленджикской фирме «Приморье-маэстро», которая сейчас не действует, ее 85% были у Мантурова, а остальные 15% — у «Пансионата с лечением «Приморье» профсоюза «Оборонпрома». По адресу пансионата «Приморье» значится и фирма «Приморье косметология», принадлежащая Наталье Мантуровой. Она специалист по пластической хирургии, владеет клиникой пластической хирургии «Ланцет», которая появилась в конце 1990-х на базе больницы № 1 управделами президента.

Еще одной «дочкой» «Финансовых систем» была московская фирма «Резерв-М», занимавшаяся операциями с недвижимостью. Как рассказала секретарь фирмы, с августа 2008 г. гендиректор компании и ее единственная собственница — младшая сестра Алины Кабаевой Лейсан Кабаева, специалист в области гостиничного бизнеса.

Представитель «Оборонпрома» сообщил «Ведомостям», что Реус не является ни бенефициаром Monticello Holdings и «Финансовых систем», ни деловым партнером Мантурова. Представитель Минпромторга передал «Ведомостям», что все активы, которыми владел Мантуров, при его переходе на госслужбу в соответствии с законом были переданы в доверительное управление. А комментировать деятельность отдельных коммерческих лиц министерство не вправе.

Близкие Топилина

Новый министр труда и социального развития Максим Топилин в социально-трудовой сфере больше 20 лет. А его супруга Мария Топилина связана с асбестовой индустрией, которая запрещена во многих странах как опасная для здоровья (см. врез). В 2005 г. Топилин стал главным государственным инспектором труда, а его супруга — владельцем 20% «Минерал трейдинга», торгующего рудой и химическими веществами. 60% фирмы — у бизнесмена Андрея Есина, входившего в совет директоров крупнейшего российского производителя асбеста — «Ураласбеста» (выручка в 2011 г. — 9,4 млрд руб.). До 2007 г. Есин возглавлял московское представительство компании из южно-африканской группы CJ Petrow Group, поставляющей хризотиловый асбест в развивающиеся страны.

«Я как закончила институт 20 лет назад, так и работаю в этой сфере, — рассказала Топилина. — Искать тут какие-либо связи бесполезно. Мне что, теперь взять и уйти с работы? Я бы с удовольствием не работала, но, к сожалению, не могу себе этого позволить».

По словам Топилиной, ее работа «абсолютно никак» не связана со сферой деятельности ее мужа и ей вряд ли придется что-то менять. «Если вы говорите про этот комбинат [»Ураласбест«], то это градообразующее предприятие и любое государство будет поддерживать градообразующее предприятие, не будет его давить», — говорит супруга министра. «От Министерства труда асбестовая индустрия не зависит, — считает она. — Все, что касается правил, связанных с вредными условиями труда, регламентируется законом. Министерство не устанавливает никаких особенных правил, есть общие правила, здесь никаких привилегий быть не может». По ее мнению, конфликта интересов тут нет: «Всю информацию мы предоставляем. Ничего не скрываем, все есть в открытом доступе».

Будет ли Министерство труда объективно подходить к асбестовой проблеме, учитывая, что супруга министра связана с асбестовой индустрией? «Почти уверена, что да», — отвечает Топилина. «Министерство труда и социальной защиты заинтересовано в том, чтобы российские граждане работали в безопасных условиях. При разработке нормативных документов в области охраны труда министерство намерено руководствоваться научно обоснованными данными о степени опасности тех или иных факторов, т. е. результатами исследований ведущих российских и международных научных организаций. Позиция министерства будет зависеть именно от научно обоснованных данных», — отвечает Топилин. А представитель Минтруда добавляет, что медико-санитарным обеспечением работников отдельных отраслей экономики с особо опасными условиями труда занимается Минздрав, а не Минтруд и что Топилин, работая в Минздраве, не курировал это направление.

На одной доске

Зиявудина Магомедова и Аркадия Дворковича связывают не только студенческие годы, но и шахматы. Магомедов спонсировал инициативы Дворковича по развитию шахматного спорта — шахматную гостиную имени Владимира Дворковича, детскую шахматную комнату. Отец Дворковича Владимир Дворкович был гроссмейстером, международным шахматным арбитром, мать Галина Дворкович основала Фонд поддержки шахматного творчества. В феврале 2010 г. Аркадий Дворкович предлагал назначить Магомедова председателем правления Российской шахматной федерации. Близкий к группе «Сумма» источник подтвердил, что Магомедов уже много лет помогает шахматной федерации, но подчеркнул, что с должностью Дворковича это никак не связано.

Козак-младший

Сын Дмитрия Козака был связан с сотрудниками Магомедова. Алексей Козак владел ООО «РЭД», в 2011 г. прекратившим существование. РЭД занималась недвижимостью. Другие совладельцы РЭД — предприниматели Вячеслав Голубин и Дмитрий Глазков владели ООО «СК девелопмент», управлявшим земельными активами «Суммы».

«СК девелопмент», как говорит источник, близкий к «Сумме», был создан после того, как группа купила большое количество земли, предполагая заняться ленд-девелопментом.

«Этот бизнес достаточно удачно начался в начале 2000-х и практически закончился к 2009 г. «СК девелопмент» создали для управления девелоперским пакетом. А сейчас многое уже сделано и земля удачно продана», — объясняет источник.

Финансово-оборонные системы

Вот какие данные о «Финансовых системах» можно найти в СПАРК, отчетах компаний и на сайте Федеральной антимонопольной службы (ФАС).

В 2007 г. фирма «Финансовые системы» владела 7,01% Улан-Удэнского авиационного завода (выручка в 2007 г. — 5,598 млрд руб.). 68,08% завода было у «Оборонпрома», а 5,25% — у ЗАО «Лидер», аффилированного с петербургским банком «Россия» Юрия Ковальчука — знакомого Владимира Путина.

В 2007 г. «Финансовые системы» владели 50% созданного тогда же ОАО «Сатурн» (капвложения и производство двигателей и турбин), зарегистрированного по тому же московскому адресу, что и структуры «Оборонпрома». К 2011 г. «Сатурном» владел «Оборонпром».

В 2009 г. «Финансовые системы» ходатайствовали перед ФАС о приобретении 50,75% чувашского предприятия «Электроавтомат». В 2010 г. «Финансовые системы» владели 29% ОАО «Электромашиностроительный завод Лепсе», поставляющего электрооборудование для авиатехники. И хотели довести свой пакет до 78,8%, но ФАС отказала.

До 2008 г. «Финансовые системы» владели долей в фирме «Резерв-М», отошедшей впоследствии сестре Алины Кабаевой.

"За хризотил!"

Россия — основной производитель хризотилового асбеста в мире (у нас в этой индустрии занято около 400 000 человек) и крупнейший его экспортер в такие страны, как Индия, Китай, Таиланд, Индонезия, Вьетнам и Иран. Напротив, в Великобритании, ЕС, Японии, Австралии, Южной Корее, Израиле, на Тайване, в Сингапуре и многих промышленно развитых странах асбест запрещен. По данным Международной организации труда, от асбестообусловленных заболеваний ежегодно умирает до 100 000 рабочих.

Во всем мире асбестовая индустрия с середины 1980-х гг. потратила на лоббистские усилия по сохранению хризотилового асбеста на рынке не менее $100 млн, по данным американского The International Consortium of Investigative Journalists (ICIJ). Представители индустрии говорят, что контролируемое использование хризотилового асбеста безопасно, а международная кампания против него связана с интересами западных производителей альтернативных материалов.

В России действует Хризотиловая ассоциация (среди ее основателей была и дочерняя фирма «Ураласбеста» — ООО «Асбест») и движение «За хризотил!». «Мы чувствуем абсолютную поддержку со стороны государства», — заявил ICIJ представитель Хризотиловой ассоциации.

Владимир Путин:

«Он сам руководит, сам своим аффилированным с ним структурам выдает деньги, они зарабатывают прибыль. Вроде бы и законно. Вроде бы! Ну совсем оборзели уже! Извините, просто слов нет других».

http://www.compromat.ru/page_32224.htm

Чтобы прочитать, откройте вкладку

Подробнее о связях с дагестанским "бизнесменом" Зиявудином Магомедовым не только всей семьи Дворковичей, но также и вице-премьера правительства России Дмитрия Козака, курирующего строительство олимпийских объектов в Сочи. Того самого Козака, который в видеосюжете RT в ответ на вопросы Путина всё время разводит руками.

Звено третье: "Товарищ Билалов", оказывается, уже практически приватизировал энергосистему Северного Кавказа таким образом, что государство ещё и должно ему останется.

Звено четвёртое: Евгений Фёдоров и Михаил Дворкович (родной брат того самого Аркадия Дворковича, помощника президента России) вместе создают партию "Свободная Россия" — с целью, якобы, бороться за суверенитет нашей страны. Из первых уст — от Фёдорова, который напирает на свою роль в этой "партии":

И, из первых уст, — от Дворковича (http://ria.ru/politics/20121205/913536098.html), который себя считает в этой "партии" главным:

Я буду один из лидеров и в случае успешной регистрации… я буду председателем высшего совета партии, — сказал он. Другие лидеры станут известны в течение ближайших десяти дней, добавил Дворкович.

Изнанка истории такого "патриотического" проекта многих огорчит, наверно. Тем не менее, очередной политический фейк, наполненный хоть и глупыми, но красивыми и патриотичными словами, оказался монетизированным в интересах крупного криминала. С чем искренне и поздравляю всех, кто пиарил в Интернете депутата Фёдорова, выдавая его чуть ли не за нового мессию, несущего России слово правды. Теперь вполне ясно: куда, в чьих интересах, на чьи деньги и с какой целью депутат Фёдоров и остальные активисты так называемого "криминального класса" несут всё, что могут унести.

Статья полностью

Публикация из личного архива, которую изучают на спецкурсах о криминальной теме в СМИ в некоторых университетах. Публикую впервые в авторском варианте, без редакционных купюр. Ознакомление с этим текстом особенно полезно тем политически активным молодым людям, которые не застали 90-е годы в осознанном возрасте и теперь внимают сказкам про оккупацию нашей страны какими-то злыми дядьками из-за границы. Как нынешняя криминальная система власти складывалась на самом деле, в подробностях напомнит эта беседа с очень умным и знающим специалистом.

Кажется, даже воздух в нашей стране пахнет криминалом. Что ни день, то новые сообщения о заказных убийствах. Министра юстиции отправили в отставку за то, что он резвился в бане с богатыми мошенниками и голыми девочками. Грань между деловыми переговорами и бандитскими разборками едва различима, и кончаются они зачастую одним и тем же. А кто сегодня сможет провести четкую границу между операциями организованной преступности и государственной политикой?

Прежние представления смещаются и тонут в хаосе трагических новостей. Впервые на памяти нынешних поколений страна испытывает столь мощную атаку со стороны организованного преступного мира. Новый враг конкретен, как бритоголовый "бык" в перстнях и золотых цепях — но также непонятен, невидим и вездесущ, словно СПИД.

Обозреватель "ЛГ" Кирилл СВЕТИЦКИЙ встретился с вице-президентом Криминалистической ассоциации России, доктором философских наук Игорем СУНДИЕВЫМ, и попросил видного российского ученого-криминалиста рассказать о модели нынешней организованной преступности: откуда она взялась? Что она с нами делает? И чем все это кончится?

И. С.: — В 1991 году отечественный криминалитет получил возможность перевести теневой промышленный капитал в легитимную сферу, в том числе в сферу политическую. Как только появились избирательные кампании, как таковые, и возможность их спонсирования, появилась и возможность покупать соответствующие политические структуры. Достаточно хорошо известно, кто из депутатов Госдумы первого и второго созывов являлся действующими криминальными "авторитетами". И ЛДПР, в этом отношении, структура не единственная.

Таким образом криминалитет получил доступ в сферу законотворчества. Как только начался бешеный вывоз сырья — появилась и возможность контролировать его. Когда начались чековые аукционы, при проведении которых никого не интересовало, откуда взялись деньги, — появилась и возможность у криминалитета покупать не только особняки, но уже большие промышленные предприятия. Фактически до сих пор существует индульгенция на происхождение денег. Идеология такая: наш, хороший, преступник вкладывает деньги в нашу промышленность, и это хорошо. То есть есть все та же идея "о социально близком элементе", что и в большевистские времена. В этом плане большевики мало чем отличались от нынешних властей.

К. С.: — Нынешняя власть тоже — и автор, и участник "демократической революции". Был ли неизбежен столь криминальный характер этого переворота?

— Теневая часть общества берет на себя функции выработки новых идей, а также поставки лидеров социальных переворотов. Именно там возникают разнообразные политические идеи и партии, которые не вписываются в существующий порядок вещей. Именно там возникает инакомыслие, которое затем стремится выйти из подполья и сделать свою идеологию господствующей. Теневая среда является движущей силой любого социального катаклизма, так было со времен Римской империи. Вся мировая история показывает, что лидеры революций обычно поднимались наверх именно из теневой, а не легитимной части.

Но еще одна функция все той же теневой сферы — резервное накопление криминальных капиталов. Капитализм обычно ассоциируется у нас с демократией. Но именно демократические революции позволяют вбрасывать криминальный капитал в сферу легальной экономики, то есть легализовать его. А хозяевам этого капитала позволяет выйти из тени, занять достойные места в лигитимной социальной структуре общества. И тут проявилась особенность на которую следует обратить внимание: чем демократичней становится общество, тем меньше у него остается возможностей сдерживать криминал. Демократическому обществу бороться с преступностью очень трудно. Теневая часть живет по другим законам и считает себя свободной от тех норм, которыми живет легитимная часть общества. Это дает криминалу необычайную свободу.

— Насколько типичны наши отечественные криминальные проблемы? Может быть, более цивилизованными странами уже найдены пути их решения?

— Общемировые тенденции сегодня дезинтеграционны. Единственное, что реально объединяет сегодня человечество — это финансовая и информационная системы. Распад крупных государств на более мелкие, который начался у нас в 1991 году, а затем прокатился по миру, — это не только результат политической диверсии, хотя не обошлось и без этого. Большую роль сыграла именно технико-экономическая волна дезинтеграции. В этой ситуации легитимные структуры ослаблены. А криминальные, напротив, получают колоссальные преимущества. Если использовать биологическую аналогию, то мы сегодня в глобальном масштабе имеем дело с двумя системами, на которых держится мир: нервной, в виде сферы массовых информационных коммуникаций, и кровеносной, в виде сферы банковской.

Информационная сфера, естественно, важна не менее банковской, потому что позволяет осуществлять глобальный контроль. Сегодня можно смело говорить о том, что обе они уже наполовину замещены новыми, криминальными, клетками. Криминалитет стал важной и неотъемлемой частью всего мирового сообщества. Если сейчас из мировой экономики выбросить все элементы, имеющие криминальную окраску, мировое хозяйство попросту рухнет. Ведь на криминалитет завязаны целые отрасли этого хозяйства.

Самый простой пример — добыча, переработка и торговля драгоценными камнями. Широко известная компания "Де Бирс" контролирует около 80 процентов рынка алмазов в мире. Отчасти ей удается удерживать свои позиции за счет межгосударственных соглашений. Но есть страны, у которых нет соглашения с этой фирмой. Например, на границе Венесуэлы и Бразилии расположены богатые залежи россыпных алмазов.

У этих стран соглашения с "Де Бирс" нет, но тем не менее за пределы этих стран контрабандой вывозят практически всю продукцию — от ювелирных алмазов до технических, — которые потом поступают на аукционы. Продает же их этак компания потом в виде лотов на аукционах. Покупая лот, ты знаешь только количество карат, которые в него входят. Ты не видишь до момента приобретения, что находится в коробочке. Чаще всего там обнаруживаются несколько ювелирных алмазов и россыпь технических или некондиционных.

Следующая область сотрудничества мировой экономики с криминалитетом — антиквариат. Происхождение большей части лотов на знаменитых аукционах "Сотбис" и "Кристис" еще как-то можно проследить. Все остальное — туманно. Подавляющее большинство продаж на аукционах происходит от анонимных продавцов анонимным покупателям, что само по себе факт весьма многозначительный. Наркотики и сильно действующие лекарственные препараты составляют еще одну отрасль, которая нас интересует.

— Но ведь есть легальное фармацевтическое производство — и есть нелегальное, контролируемое преступными синдикатами. Какое из этих производств Вы имеете в виду? Или Вы считаете, что они связаны друг с другом?

— Связаны, и очень тесно. Чисто медицинские потребности в героине и кокаине в сотни и даже тысячи раз меньше того количества, которое производят в мире. Большая часть современных наркотиков — это синтетики. Синтетики, разумеется, производят в нормальных условиях, на серьезных промышленных предприятиях. Сегодня существуют наркотики и сильно действующие лекарственные препараты, которые имеют как бы двойное назначение — например, кетамин. Это очень дешевый в производстве, чисто синтетический обезболивающий препарат, себестоимость дозы которого меньше, чем бутылки пива.

Один из заводов бывшего СССР, где было развернуто широкое производство этого препарата, находится в Даугавпилсе, в Латвии. Этой республике, после достижения желанной независимости, нечем стало его загрузить. Однако завод до сих пор работает на полную мощность. Практически всю его продукцию нелегальным путем поставляют в Россию. А поскольку себестоимость этих синтетиков низка, а продажная цена очень высока, то фантастическая разница позволяет торговцам делиться со всеми государственными структурами, которые могли бы помешать их нелегальным операциям.

— А как связана с этими операциями банковская сфера, которую Вы назвали мировой "кровеносной системой"?

— Возьмем те же оффшорные зоны. С одной стороны, это очень благородное дело. А с другой — главным потребителем оффшорных услуг стал именно криминалитет, потому что лучшего маршрута для отмывания денег пока не существует. В мировой банковской системе можно проследить только перемещение сумм свыше 300 тысяч долларов. Для перекачки денег через оффшорные банки требуется оформлять значительно меньше документов, чем обычно. То есть, еще слабее контроль за происхождением денег. Как правило, путь отмывки проходит 5 - 6 ступеней.

Например, привозите наличность куда-нибудь на Каймановы острова и помещаете ее в банк. Дальше этот банк перемещает деньги уже по электронной связи "Свифт" на Барбадос. Оттуда — в Лихтенштейн, где в банках не существует ограничений на обналичивание денег. Там получаете снова всю сумму наличными — и все, следы прервались. Деньги перевозите в Гонконг, где открываете счета в респектабельном банке.

— Насколько в России сегодня сильно влияние организованной преступности на банковскую сферу?

— Сегодня трудно найти у нас банки, которые не имели бы криминальной "крыши". А любая крыша предполагает не только защиту, но и контроль за деятельностью банка. Государственное влияние в этой сфере до сих пор размыто. Сейчас вопрос о контроле оргпреступности над банками надо ставить в другой плоскости: может ли существовать банк вне ее контроля? Теоретически, может. Практически это очень сложно.

Кроме того, среди наших крупных банков практически нет чисто российских, там обычно присутствует американо-израильский или германский капитал. Интересно, что у нас в стране работают лишь два этих вида зарубежных капиталов. В России также сосредоточено 80 процентов всей американской наличности. Факт же хождения большого количества наличности за пределами страны дает США мощный рычаг воздействия.

— Получается, что финансовую ситуацию в нашей стране в большой степени определяет зарубежный капитал, который функционирует в отечественных банках под контролем организованной преступности?

— Да, оперативный контроль находится в руках криминалитета. А стратегический, разумеется, осуществляют из-за рубежа. Но долларизация нашей экономики приводит к зависимости не от доллара, как такового — а от тех, кто его производит и ввозит в Россию. В нашу страну вбрасывают такое количество денег еще и потому, что в России сегодня изумительные возможности для их отмывания. Нигде в мире таких возможностей нет. Пришел в любой наш обменный пункт, принес любое количество наличности и отмыл ее. Никто прохождение через обменные пункты наличности фактически не контролирует. В день обменный пункт меняет около полумиллиона долларов.

Сколько из них поступило от реальных граждан, а сколько — окольным путем, минуя окошко кассира? Об этом знает только несколько человек, проводивших эту "отмывку". Это так называемая первая степень очистки. Вы можете по договоренности с банком через его обменный пункт обменять сразу чемодан валюты на рубли и обратно. В результате за небольшую разницу получить документ о происхождении денег. Дальше с этой бумагой, оставив в банке наличность, вы едете за рубеж и приходите с чековым поручением в представительство этого банка где-нибудь в Париже или Риме. И получаете наличность со всеми подтверждающими ее происхождение документами.

В банке, где вы получаете наличность, никто вас не спросит, откуда деньги, потому что они со счета. А сколько у нас обменных пунктов в одной Москве? Вот и представьте себе масштабы, а это только самая примитивная цепочка. Чем крупнее сумма, тем цепочка длиннее и сложнее. Через территорию нашей страны таким образом прокачивают около ста миллиардов долларов ежемесячно. Вкачивают наличность и получают "отмытую" безналичку, то есть легализуют капиталы сомнительного происхождения.

— В последнее время многие политики говорят о необходимости вернуть в Россию украденные и вывезенные за рубеж деньги. Это возможно?

— Банк не может остановиться, прекратить все расчеты и начать собирать справки со всех клиентов. Это невозможно ни юридически, ни чисто технически. По самым скромным оценкам, количество нелегально вывезенных из России с 1991 года денег — около 600 миллионов долларов США. Вы себе представляете эту сумму? Допустим, мы добиваемся признания всех этих денег преступными и требуем их возврата. Первое, что нужно сделать в таком случае в соответствии с банковскими правилами — заморозить все эти деньги. А что такое заморозить 600 миллионов долларов? Это годовой бюджет многих государств, причем государств отнюдь не карликовых.

Первым делом российские деньги начали нелегально вывозить в Австрию, Лихтенштейн и на Кипр. Там эти деньги уже находятся под очень эффективным контролем. Изъять их из банковского оборота указанных стран — значит разорить сотни банков. Тем более, что многомиллионных вкладов на счета, как это происходило в 1991 году, наши ушлые граждане уже не делают. Теперь в ходу более тонкие процедуры. Например, передача денег в управление какой-либо фирме по трастовому договору, а трастовые компании имеют широчайшие связи с десятками банков. И в такой ситуации изъять деньги становится практически невозможно.

Хотя нам известно, где и чьи криминальные деньги сейчас лежат. И технологически их можно было бы "вынуть". Но эта процедура растянется лет на пятьдесят. И требует явной заинтересованности государства в ее успешной реализации. Судя же по тому, что ежемесячный нелегальный отток денег из России сегодня составляет минимум 3 — 4 миллиарда, государство пока не намерено перекрывать этот кран.

— Значит, в то время, когда Запад нас подкармливает кредитами, от нас на Запад же утекают громадные суммы денег? В таком случае непонятно, кто кому сегодня помогает? А если вспомнить, что кредиты еще придется возвращать — становится совсем грустно.

— Грустно, как вы понимаете, далеко не всем. Криминалитет сегодня имеет международную структуру, и многие преступные операции просто невозможно было бы провернуть на локальном уровне. Тот же транзит наркотиков требует оперативного контроля на транснациональном уровне. Мы сегодня имеем дело с международной криминальной кооперацией, которая значительно эффективнее любой кооперации легитимной. И даже на уровне мирового сообщества противодействовать такой кооперации крайне сложно.

— Насколько мне известно, отечественные криминальные капиталы можно разделить условно на две категории. Это так называемый "воровской общак", куда поступают взносы от обычных воров — своеобразная касса взаимопомощи, имеющая многолетнюю историю. И есть новые криминальные капиталы, которые появились в связи с изменениями в экономической и политической сферах России. Как эти капиталы взаимодействуют между собой? И где сегодня лежит "воровской общак" — в схоронке или в банке?

— Часть его находится в виде наличности в руках распорядителей этих общаков, потому что существует потребность оперативного распоряжения этими средствами. Другая часть, естественно, крутится в банках. Освоение новых отраслей сильно повлияло на отношения как внутри самой оргпреступности, так и на ее отношения с легитимной частью общества. Стали ломаться нормы, скреплявшие прежде преступный мир. "Беспредельщики" — это явление сугубо современное. Финансовая сфера и выросшие из рэкета "беспредельщики", существуют параллельно, взаимодействуя друг с другом. Где-то "беспределу" удается установить контроль над банком, где-то это невозможно по определению.

— Когда год назад на пост секретаря Совета безопасности РФ бы назначен генерал Александр Лебедь, он сделал серию громких заявлений в адрес преступности. Суть их сводилась к тому, что необходимо задержать немедленно всех поголовно криминальных авторитетов, изолировать их на 30 суток по известному указу президента и за это время разобраться с финансовыми источниками их деятельности. Это было реальное предложение?

— Это было абсолютно глупое предложение. В Америке, конечно, всю финансовую подноготную гражданина можно отследить в любой момент времени. Если американец купил себе автомобиль стоимостью 70 тысяч долларов, а движения на его счетах при этом не произошло, налоговое ведомство немедленно начинает собственное расследование, не дожидаясь ничьих указаний. При американском уровне финансовой отчетности определить по компьютерной сети движение денег на счетах конкретного человека не составляет никакого труда. А какие инструменты есть у нас — так называемая декларация о доходах? Опыт показывает, что в этом документе смысла мало, и вот по какой причине. У нас в законе четко не определено, что считать доходами. Закон о статусе госчиновника у нас настолько гибок. что позволяет им получать вообще все, что угодно.

Как в этой ситуации, грубо говоря, наводить шмон? Придем к государственному человеку, у которого шестисотый мерседес и два особняка, и скажем: "Ты злодей, ты украл деньги!" На что он вполне резонно заметит: "У кого я украл? Докажите". Мы ему: "Ну вот же у тебя мерседес какой!" — "А я его купил за 50 тысяч рублей. Вот справочка". В этом не виноваты те, кто принимает законы, потому что законы нельзя принимать с кондачка. Просто социальная ситуация и экономическая ситуация меняются так быстро, что закон не в состоянии за ними поспеть.

Когда уважаемый Анатолий Борисович Чубайс заявляет, что получил гонорар за лекции в полмиллиона долларов, мне становится грустно. Я читаю лекции более 20 лет и хорошо представляю себе в том числе и мировые расценки за этот вид деятельности. И не могу подсчитать, сколько же лет Чубайс эти лекции читал. Либо возникает вопрос, кто ему эти гонорары платил и за что? Я знаю, что в мире широко распространена следующая практика. Госчиновника приглашают и говорят ему: "Дружище, почитай нам лекцию на 20 минут. Мы тебе заплатим". Он читает, и ему платят 30 тысяч долларов. Но есть ли это гонорар за сам процесс говорения или высказанная им информация принесет аудитории прибыль в 3 миллиона?

— Таким образом, мы подошли к теме коррупции…

— Существует закон, который действует в любом обществе на любом этапе его развития. Он гласит, что скорость и масштаб социальных преобразований и уровень коррупции прямо пропорционально связаны между собой. Чем стремительнее преобразование, тем большее количество людей влетает во власть из теневых структур.

— Весьма распространенной ныне является точка зрения, что этап первоначального накопления капитала везде происходил болезненно и осуществлялся преступниками. Зато теперь внуки этих преступников и их жертв живут вместе очень мирно во вполне цивилизованных странах. Но меня всегда смущал тот факт, что накопление в предыдущие века происходило в совершенно иной ситуации. Весь мир был иным, не столь информационно и финансово развитым и переплетенным. Поэтому, на мой взгляд, аналогии с пиратами в нашей нынешней ситуации неуместны.

Средневековые пираты и американские гангстеры начала века просто не могли создать столь разветвленные организованные структуры а противостояли им значительно более сильные структуры государственные. В связи с чем трудно представить не только светлое будущее внуков нынешних нуворишей, но в первую очередь будущее потомков тех людей, кто не смог купить себе виллу на Лазурном берегу Средиземного моря.

— Повторения истории, конечно, не будет. Кроме того, в прошлом наворовавшиеся и разбогатевшие бандиты, приходя к власти, всегда воспитывали своих потомков по моделям тех, кого они сбросили с трона. Та же буржуазия в странах Европы пыталась воспитывать своих детей в духе аристократизма. Многие наши бандюки отправляют своих детишек учиться в Оксфорд и Кембридж. Но у нас теперь вопрос стоит по-другому, и в этом я с вами согласен — куда они будут возвращаться?

В 1986 году мне довелось беседовать с одним академиком, который нынче стал великим предпринимателем. Он в тот момент отправлял своего сынишку учиться корпоративному праву в Гарвард. Очень радовался, что у него по возвращении в Россию будет масса работы. Сынок отучился и остался в США, причем не по собственному желанию. Папа стучал кулаком по столу и кричал ему: "Чтобы я тебя здесь не видел!"

— А может быть, легитимная часть общества с оргпреступностью как-то договорится?

— Посмотрим, что сейчас выгодно криминалитету. Очевидно, что только развитие технологий, гарантирующих абсолютную ликвидность продукта, стопроцентную гарантию выхода на внешний рынок. Это сырье, химия, биология, оружие и иные товары того же ряда. Выгодно криминалитету и общее снижение культурного уровня. Потому что чем ниже культурный уровень, тем проще становится человек в своем поведении, с ним проще "работать" и его проще контролировать. В связи с этим посмотрите, чем насыщены "под завязку" наши средства массовой информации сегодня? Брутальностью и стандартизацией. Причем той стандартизацией, которая делает человека очень легко прикармливаемым. Такая культура вполне устраивает криминалитет. И конечно, криминалитет всегда заинтересован в дефиците, это его питательная среда.

Основным дефицитом стали деньги. Непонятно уже, за счет каких средств живет большая часть населения. Всякие идеи о том, что человек "просто приспособился", тоже дебильны. Большая часть населения, которая не получает ресурсов из легитимной общественной сферы, вынужденно обращается к паракриминальной или откровенно криминальной. 90 процентов уличной торговли в Москве — чисто паракриминальная среда, без налогов и бухгалтерии. Челноки, которые обеспечивают почти 60 процентов рынка товаров народного потребления, не менее паракриминальны. Целые районы нашей страны живут исключительно за счет такого рода бизнеса. В Нижнем Поволжье — браконьерство, в Калмыкии тоже, в Дагестане — фальсификация водки и браконьерство. Если они бросят заниматься этим преступным делом, они просто вымрут.

— А с другой стороны, инфляцию вот остановили. "Газпром" денег за границей занял — и государство пенсию выплатило. Может быть вот так потихоньку и доплывем до процветания почти незаметно?

— Еще говорят, что продали "Норильский никель" и выплатили зарплату. Но "Норильский никель" у нас один, а зарплата нужна каждый месяц. Через полгода продадите остальные комбинаты — и что будете делать дальше? Что это вообще за экономическая система, при которой правительство выдает зарплату за счет продажи основных средств? Это же зарплата, то есть плата за совершенный труд. А не подачка за счет продажи госсобственности. Если экономическая система по определению не способна обеспечить оплату по труду, то кому она такая нужна? В конце 80-х годов я говорил и моим оппонентам, и корреспондентам о том, что главная проблема — в нехватке идей.

Коммунистов можно ругать долго и по разным поводам. Но у них была идея развития страны и государства. Хорошая это идея или плохая — второй вопрос. Но это была идея развития, причем идея комплексная. И из нее легитимная часть общества исходила в своих действиях, поступках, планах и т. д. Мы же сегодня имеем дело с автономным развитием всех областей жизни вне какой-либо концепции. Сегодня нам уже хорошо известна симптоматика наших бед. Мы знаем, какие болезни связаны с общемировыми тенденциями, а какие — с российской индивидуальностью. Теперь должна быть поставлена четкая государственная задача: выработать общую концепцию.

— Но такая разработка требует политической воли. У нашего государства сегодня ее нет. Разработка требует значительных ресурсов — где государству ее взять, если на пенсии не хватает? Конечно, денег могут дать наши капиталисты в первом поколении. Но мы-то с вами как раз о том все время и говорили, что им развитие страны невыгодно.

— Но с другой стороны, нынешнее развитие ситуации объективно опасно для всех в еще большей степени — как для "хаотов", так и для "стабилизаторов". Именно по той причине, что могут происходить непрогнозируемые никем события. Как изменится вектор и по кому он ударит, предугадать скоро будет невозможно. Главное, чтобы отечественные магнаты и политики поднялись до уровня понимания этого процесса. Но беда в том, что сегодняшнюю олигархию составляет поколение троечников, младших научных сотрудников.

Говорить о том, что там могут встретиться люди с выдающимся интеллектуальным потенциалом, было бы большой ошибкой. Когда им говоришь о реальной опасности, грозящей через пять лет, они серьезно ее не воспринимают. До этого момента ведь надо еще каждому из них лично дожить. Ну, а потом на аэродроме стоит под парами самолет, а в кармане билет с иностранными словами.

Мало кто из них понимает, что в наше время отъезд в Новую Зеландию вовсе не означает гарантию сохранения жизни или финансового благополучия. Мир стал маленьким, и с тебя везде спросят. Но ведь все это тоже надо понять. Пока такой человек ощущает себя неуязвимым, он мозги не перегружает. А большие финансовые возможности способны обеспечить такое ощущение: охрану нанять, бронемашину купить, семья в Ницце живет... Все вроде хорошо, а опасность эти люди представляют себе исходящей из чисто межклановых взаимоотношений. Пока идет процесс поедания друг друга, никого и ничего страшнее друг друга для них не существует.

P.S. Сегодня, перечитывая эту уникальную публикацию, увидевшую свет более 15 лет назад, невольно задаю себе два вопроса:

Если уже тогда половина глобальных информационной и банковской сфер были замещены криминальными "клетками" — то что происходит в этих сферах сейчас?

И, если уже тогда верхушка российской власти с готовностью интегрировала себя в иерархию глобального криминального сообщества — то насколько разрослись к нынешним временам эти метастазы по всей системе власти в нашей стране?

Нажмите на треугольник справа, чтобы прочитать подробный рассказ одного из ведущих криминалистов России о том, как на самом деле создавали криминальную систему власти в нашей стране.

http://kir-t34.livejournal.com/66084.html