В последние недели перед британским референдумом наши чиновники вели себя как-то испуганно: если и высказывали какие-то симпатии той или иной точке зрения на выход Великобритании из ЕС, то потом спешно их дезавуировали. А чаще всего выражались в том духе, что нам все равно, мы над схваткой, и вообще это внутреннее дело Евросоюза. В общем, вели себя, как жеманная девица, которая положила на кого-то глаз, но ни за что на свете в этом не признается.

Между тем Россия — едва ли не главный выгодоприобретатель в случае «развода» британцев с ЕС. Ослабляется консолидация Евросоюза — усиливается роль двусторонних отношений. Дипломатическая практика показывает, что один на один мы можем нормально договориться практически с любой страной, а вот когда подключаются групповые интересы, ситуация осложняется. Если бы санкции против России вводил не Евросоюз, а каждая из входящих в него стран по отдельности, этих санкций просто не было бы.

Пример Британии заразителен. Опросы во Франции показывают, что сторонников расставания с Брюсселем там даже больше, чем было в Великобритании перед референдумом. В любой момент может сдетонировать в Греции. В общем, дурной — с точки зрения еврофилов — пример заразителен. А освободившись от диктата Брюсселя, который, как все понимают, напрямую управляется из Вашингтона, европейские страны наконец смогут выстраивать экономику в своих собственных интересах. И противостояние с Россией в эти интересы никак не входит.

Но, понятно, затевался этот референдум не для того, чтобы ублажить Россию. Кто же является тайной силой, запустившей столь резонансный процесс? Ответ будет неожиданным: средний англичанин. Именно он инициатор, мотор и вдохновитель расставания с Евросоюзом. Здесь надо понимать культурно-исторический фон единой Европы: доминирование Берлина крайне болезненно воспринимается любым нормальным англичанином. Этот мотив редко упоминается, но быть под пятой Германии совершенно невыносимо для английского джентльмена, хотя бы минимально знающего историю взаимоотношений двух стран.

Между тем с выходом Британии из ЕС лидерство Германии станет еще более очевидным,  и тут опять же должно взыграть ретивое у французов — с их-то германофобией. А ведь в случае отпадения Франции Евросоюз в лучшем случае станет просто региональным экономическим объединением, коих в мире много десятков.

Другой вопрос, что упомянутые настроения простых англичан кто-то должен был искусственно подогреть. Здесь сыграли роль и амбиции отдельных партий и политиков (так, бывший мэр Лондона Борис Джонсон явно надеется сменить Кэмерона в премьерском кресле), и конкретный расчет дельцов лондонского Сити. Дело в том, что участие в Евросоюзе предполагает и вход в еврозону — пусть не сразу, но переговоры на эту тему ведутся постоянно. А хозяева Сити без британского фунта — что цыган без лошади. Им нужен фунт, причем не нынешний ослабленный, уступающий свои позиции юаню, а фунт настоящий, образца начала XX века, когда он играл в мировой экономике роль не меньшую, чем сейчас доллар. Угроза, что какие-нибудь политики договорятся с Брюсселем об обмене фунтов на евро, для них абсолютно неприемлема. И эти люди, конечно, финансировали соответствующие настроения в британском обществе.

Едва ли Россия может напрямую повлиять на дальнейшее развитие событий в Евросоюзе, но нам необходимо внимательно за ними наблюдать и при первой возможности переходить к двусторонним переговорам со странами ЕС. В идеале — со странами бывшего ЕС.

http://rusplt.ru/our-people/our-people-1_159.html