Правительство Медведева сообщило о том, что на приватизационные сделки с объектами госсобственности в России поступили заявки от восьми крупных иностранных банков: J.P.Morgan, Citi, Barclays, Deutsche Bank, Raiffeisen, Credit Suisse, UBS и UniCredit.

Разумеется, эта информация адресована прежде всего правительству США, которое запретило своим банкам любое участие в сделках с российским правительством, но, возможно, J.P.Morgan и Citi в своих решениях не сильно оглядываются на Белый дом — тем более что "команда Обамы" вскоре уйдёт от рычагов государственной власти, а новый президент США, кто бы им ни стал, и обе партии, ведущие непримиримое соперничество, сегодня очень нуждаются в поддержке своих предвыборных кампаний со стороны крупного бизнеса. То же самое касается и шести европейских банков, перечисленных выше.

Иными словами, налицо такой "пробой изоляции" России со стороны "коллективного Запада", который имеет важное политическое значение и вряд ли останется без соответствующей реакции со стороны США и их союзников. Но это, как говорится, их проблемы. У данного сообщения для нас гораздо важнее другая, российская сторона.

Потому что данный этап приватизации, например, дополнительно легитимизирует все предшествующие этапы. С которыми мы, честно говоря, уже нахлебались и, судя по всему, ещё нахлебаемся. Достаточно сейчас посмотреть на тот урок, который мы получили в связи с "делом ЮКОСа", потому что Гаагский арбитражный суд приговорил РФ к выплате 50 миллиардов долларов штрафов и компенсаций акционерам ЮКОСа, а также к возмещению судебных расходов.

По этому поводу Следственный комитет РФ заявил, что приватизация ЮКОСа проходила с грубыми нарушениями законодательства, что фактически это было воровство государственных активов. Но на это Михаил Ходорковский едко и очень злобно возразил, что все приватизационные процессы в России 90-х годов проходили по тем же схемам, и избирательная правоприменительная практика в данном случае недопустима. То есть российское руководство должно либо отменить все приватизационные сделки 90-х годов как незаконные, либо выплатить эти 50 миллиардов долларов ему и его "команде".

Вот такая дилемма, которая наглядно демонстрирует всю раздвоенность сознания нынешней российской государственности. Президент Путин на "прямой линии" 14 апреля постоянно говорил о независимой внешней политике России. А как она может быть независимой, если у нас все "тылы" принадлежат противнику? И новая приватизация с участием иностранных банков — это и есть очередная сдача тылов.

В принципе, нам сегодня нужна вовсе не приватизация, а национализация — даже если предположить, что все эти западные банки выступают в качестве не более чем посредников для каких-то наших "офшоров". Но при этом надо понимать, что за спиной названных банков, да и в целом глобальных банковских структур, стоят четыре глобальных финансовых холдинга: BlackRock, Fidelity, StateStreet и Vangard.

Возможно, о них мало кто слышал, а между тем, это действительно гиганты, на фоне которых те же Citi или Goldman Sachs кажутся просто карликами. То есть это некая финансовая сверхэлита, "банкиры последней инстанции", истинные "хозяева денег" современного мира. Информация относительно владельцев этих структур отсутствует, поэтому вопрос можно поставить так: наши власти вообще знают, с кем и о чём они реально договариваются, или их "разыгрывают втёмную" с использованием подставных фигур? Ответа на это вопрос у меня нет, а без него любая оценка нынешнего этапа "приватизации" будет и неполной, и неверной.

http://www.zavtra.ru/blogs/katasonov