Глава Якутии Егор Борисов распорядился немедленно национализировать «Бриллианты Якутии». Об этом губернатор сообщил в ходе совещания по проблемам и перспективам развития ювелирно-гранильной промышленности в регионе.

Правда, к вящему разочарованию общественности, да и журналистов, уже успевших сочинить сенсационные заголовки, о национализации всей алмазной добычи в республике речи не шло. По распоряжению Борисова в собственность государства будет возвращена… торговая марка, под которой работает крупная сеть ювелирных магазинов «Saha Diamond — Бриллианты Якутии». Проще говоря, государство претендует не на свои алмазы, а всего лишь на право получать небольшой процент от их продажи частной компанией.

Скромное обаяние власти

«Сейчас, — заявил Егор Борисов, говоря о необходимости национализировать Saha Diamond, — бренд выведен за пределы республики. Если добровольно нам не отдадут, подключайте юристов, обращайтесь в международные суды, решайте этот вопрос. Но он должен принадлежать народу».

Скромность народных притязаний в понимании Борисова поражает. Хотя надо быть справедливыми: не его вина, что в алмазной промышленности, как, впрочем, и во всех других добывающих и обрабатывающих отраслях в России, царит полнейший беспорядок, лишним доказательством которого и послужила вся эта история с бриллиантовой «недонационализацией».

ОАО «Saha Diamonds — Бриллианты Якутии» — компания, которая объединяет сеть ювелирных салонов и собственное ювелирное производство, где изготавливает украшения по индивидуальным заказам. Само ОАО зарегистрировано в Якутске (генеральный директор Артем Декабрович, уставной капитал 540 тысяч рублей). А вот дальше начинается самое интересное.

58,8% «Saha Diamonds — Бриллианты Якутии» принадлежит Saha Diamond Comp, российско-японской компании, президентом которой является некто Конно Ясухиро. В сущности, это бывшая японская корпорация JAS (Japan Auction Systems), которая получила якутско-алмазное название в 2003 году, когда впервые пришла на российский рынок.

Больше чем за десятилетие господин Ясухиро и его коллеги глубоко проникли в Республику Саха, причем не только в алмазодобывающую отрасль, но и в систему властных отношений. В 2010 году Saha Diamond Comp запустила собственное производство в новом здании завода по огранке бриллиантов в Якутске, в 2011 был построен и открыт «Японский дом» (административное здание, первый дом в Якутии, построенный полностью за счет средств иностранных инвесторов). В последующие годы компания планировала и дальше расширять свое присутствие на алмазном рынке, а вместе с ним и влияние на общественную жизнь Якутска и его окрестностей.

Концы в воду

Но главное, что никакой доли в Saha Diamond Comp у российских собственников (в том числе у государства) фактически не было. Да и быть не могло: компания-то по генезису чисто японская, что, однако, не мешало шустрым японцам отлично разбираться с российскими алмазами. Не исключено, что не без помощи якутских чиновников.

Но не пойман — не вор. Как бы там ни было, дружба Якутии и Японии явно дала трещину, и пока что эта ссора хотя бы со стороны кажется правильным шагом к защите российских интересов. Однако хвалить господина Борисова можно только в том случае, если дело будет доведено до логического конца, то есть до полной национализации всей алмазной, как добывающей, так и обрабатывающей, промышленности в регионе; но пока существенных поводов надеяться на это нет.

Блеск и нищета якутских бриллиантов

В общем объеме произведенных в РФ бриллиантов Якутия занимает около 13%. При этом большая часть якутских камней (72%) уходит на экспорт. Прежде всего, разумеется, в Бельгию, в Антверпен, где хасиды уже более столетия держат крупнейшую в мире алмазную биржу, а также в Израиль, Японию и Китай. 11% остается в республике и еще 17% продается в остальной России.

По свидетельству министра промышленности Якутии Андрея Панова, в последние годы и производство, и реализация бриллиантов неуклонно падают (38% снижения по производству и 26% по реализации в 2015 году по сравнению с 2014-м). Так всегда бывает во время кризисов, в период снижения покупательной способности населения. Так что никакой трагедии здесь нет.

Печальнее то, что в 2015 году гранильная отрасль показала убыток 444,4 млн рублей. В якутских обстоятельствах это довольно много, что связано прежде всего с кредитами и падением рубля. Кредитовались-то за границей, причем в долларах. А как же иначе, если у нас такие игроки на рынке, как Saha Diamond Comp.

И тем не менее, вопрос о том, чтобы национализировать не просто бренд, а всю отрасль целиком, вернув государству право полностью распоряжаться одним из своих главных богатств, а не просто смотреть, как его распродают другие, до сих пор ни в какой форме чиновниками не поднимался.

Как открывался алмазный ларчик

РФ является лидером в мировой добыче алмазов как по физическому объему добываемого сырья, так и по его совокупной стоимости. Большую часть российских алмазов (97%) добывает «Алроса» (25% мировой добычи), собственность которой распределяется следующим образом: 43% принадлежит государству, 25% — Республике Саха, 8% — якутским муниципалитетам и еще 24% — юридическим и физлицам. Хотя большая часть «Алросы» принадлежит государству (в различных правовых формах), оставшаяся четверть вызывает большие вопросы: прежде всего, зачем стране вообще делиться такой нехилой долей своей собственности с некими частниками?

В гранильной промышленности все еще загадочнее. Ее представляют 9 предприятий:

- ГУП «Комдрагметалл» (принадлежит Республике Саха);

- Нюрбинский гранильно-ювелирный завод (принадлежит муниципальному образованию — улусу);

- «Кристалл-99» (частная собственность);

- ДДК (частная российская и иностранная собственность);

- «Туналгы» (частная собственность);

- Якутская алмазная компания (частная собственность);

- НПК «Эппл Даймонд» (93% принадлежит ООО «СП "Эппл Якутск"», которое — по юридическим документам — занимается расследованиями и обеспечением безопасности; по слухам, циркулировавшим в 2015 году, компания может быть продана индийским инвесторам);

- уже известная нам Saha Diamond во владении японцев;

- и Choron Diamond, принадлежащая индийцам, с головным офисом в Москве.

Большая часть этих предприятий выживает ни шатко, ни валко. Долгов у них хоть отбавляй, и что с ними делать, менеджмент понятия не имеет. Да и какой уж там особый менеджмент на заводике, где трудятся несколько десятков ювелиров? Так, «Эппл Даймонд» заложила свое головное предприятие Сбербанку, в Нюрбе всерьез рассматривается предложение передать здание гранильного завода детсадику (работников чуть более десятка, а кредит был взят на 6 млн евро), ну и так далее. Вполне понятно, почему светлая идея национализировать все это проблемное добро пока не посещала чиновничьи головы.

***

Здесь и кроется ключик от ларчика с алмазами, от которого так упорно отказываются слуги народа, прося вместо этого лишь дать им заглянуть в замочную скважину. Реши вдруг государство вернуть себе полный контроль над переработкой и продажей собственных ресурсов, и у местных чиновников появится ой как много забот по вытаскиванию загибающейся отрасли из глубокого упадка, а заодно и ответственность за немалые объемы национального богатства. Намного проще спихнуть все это, например, на японцев. А государство пусть довольствуется буковками на вывесках ювелирных магазинов.

http://rusplt.ru/society/imitatsiya-natsionalizatsii-23800.html