Исламоненавистничество стало заметно проявляться в позиции западного политического истеблишмента в конце предыдущего века, когда произошел значительный рост политической и экономической активности мусульманских государств, их роли в обеспечении энергоресурсами Европы и Северной Америки. Значительный импульс пробуждению мусульманских стран придали победа в 1979 г. в Иране Исламской революции, а затем обострение с 2010 г. во многих государствах революционной активности, результатом которой стала «арабская весна».

Духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи на встрече с руководством страны и послами мусульманских государств 31 августа 2011 г. следующим образом охарактеризовал исламское политическое пробуждение: «Сегодня мусульманское общество переживает важные события… Исламское пробуждение и опыт, который сейчас приобретается некоторыми мусульманскими странами, привел к тому, что их народы стали самостоятельно решать собственную судьбу, что стало одним из весьма важных и ценных исторических приобретений. Те события, которые происходят в Египте, Тунисе, Ливии, Йемене, Бахрейне и некоторых других странах, демонстрируют активное участие их населения в политической борьбе. Народы этих стран сами стараются управлять собственной судьбой, что и относится к числу наиболее важных событий современности. Такие процессы могут надолго определить характер развития мусульманского общества и всего ближневосточного региона».

В правящих политических кругах Запада, и прежде всего США, эти процессы вызвали неприятие, в результате чего там стало укрепляться исламоненавистничество, которое довольно быстро переросло в исламофобию. С первых же дней победы в Иране Исламской революции в 1979 г. Соединенные Штаты и их западные союзники в целях установления контроля над мусульманскими движениями и пресечения их влияния на Ближнем Востоке и в других регионах мира стали принимать широкомасштабные усилия в виде информационной войны, создания у западного обывателя искаженного мнения о политическом исламе. Проводимый в отношении Ирана «черный пиар», в рамках которого эту страну обвиняют в принадлежности к «оси зла», покровительстве мировому терроризму и объявляют самой большой угрозой для мировой стабильности, породило иранофобию.

В целях противодействия росту политического самосознания мусульманских стран и их стремлению жить не по указкам из Вашингтона, Соединенными Штатами была инициирована серия внутренних конфликтов на Ближнем Востоке и Северной Африке, осуществлены военные интервенции в мусульманские государства, активизировалось стравливание шиитов и суннитов. По уже накатанному пути создания и использования террористической организации «Аль-Каида» в борьбе с политическими противниками в Афганистане, Вашингтон при пособничестве монархий Персидского залива стал насаждать Ближний Восток новыми экстремистскими формированиями типа «Исламского государства Ирака и Леванта», использовать их в борьбе с Ираном, Сирией, Ираком. Наряду с этим системно проводилась финансовая, политическая и военная поддержка т.н. «умеренной оппозиции», которая, как показали последующие события, оказалась не чем иным, как сборищем радикальных боевиков и террористов.

Еще в 1997 г. британский научный центр Runnymede Trust, занимающийся исследованием проблем дискриминации и нетерпимости в своей стране, охарактеризовал исламофобию как страх и ненависть к исламу. И, как следствие, ко всем мусульманам.

Заметный всплеск исламофобии произошел в США на волне развернутой Белым домом контртеррористической деятельности после событий 11 сентября 2001 г. и принятия американским Конгрессом «Патриотического акта», предоставившего спецслужбам и правоохранительным органам США по сути неограниченные возможности и свободу для расследования террористической деятельности и организации практически тотальной слежки за мусульманами.

На последующий заметный рост антиисламских настроений в США также повлияли военные действия американцев в Афганистане и Ираке, потрясший весь мир «карикатурный скандал», безнаказанное со стороны властей публичное сжигание Корана американским пастором из Флориды Терри Джонсоном и ряд других негативных событий, которые чередой стали происходить в США. Проводимые Gallup опросы общественного мнения неоднократно показывали, что более половины населения США, включая сотрудников госучреждений и правоохранительных органов, из всех религиозных групп наиболее предвзято относится к мусульманам.

Американские СМИ уже неоднократно публиковали материалы о насаждении исламофобии в этой стране, в том числе и в системе контртеррористической подготовки сотрудников правоохранительных органов США.

В целях повышения безопасности в стране американские власти усилили нагрузку на всю вертикаль национальных правоохранительных органов, включая полицейские управления на уровне штата, аппараты шерифа и Национальную гвардию. Для реализации этой задачи особый акцент был сделан на решении кадрового вопроса, в результате чего за последние годы в правоохранительные органы США было трудоустроено большое число лиц с низким уровнем общеобразовательной и специальной подготовки. Для повышения уровня подготовки и IQ сотрудников были организованы лекционные и семинарские занятия с привлечением представителей частного бизнеса, которые, как правило, ранее были связаны с Министерством обороны, спецслужбами или правоохранительными органами США, однако на их карьере был поставлен крест из-за склонности к экстремизму.

В процессе такого «курса обучения» новоиспеченные преподаватели внушали аудитории, что «большая часть американских мусульман стремится проникнуть во властные структуры США и установить исламское право». Особенно в этом преуспел Рамон Монтиджо (Ramon Montijo), бывший сержант армейского спецназа, а позднее следователь лос-анджелесского полицейского управления. В качестве сотрудника частной консалтинговой компании по вопросам обеспечения безопасности он стал ездить по стране, выступая с лекциями в штатах Алабама, Колорадо, Вермонт, Калифорния, Техас, Миссури и др., основной посыл которых сводился к тому, что «мусульмане хотят сделать из США исламское государство и водрузить над Белым домом исламский флаг…».

Другим характерным типом исламофоба стал перешедший в середине 1990-х гг. в христианскую веру бывший палестинский террорист Валид Шебат (Walid Shoebat), который в своих выступлениях стал призывать власти США «следить за всеми мусульманами, особенно за студентами и имамами местных мечетей и, если возможно, прослушивать телефонные переговоры этих лиц, чтобы быть в курсе дел».

Подтверждением наличия исламофобов в кругах бывших высокопоставленных должностных лиц стало и появление в США книги «Шариат: Угроза Америке», среди авторов которой — бывший директор ЦРУ Дж.Вулси. Эта книга, в частности, изобиловала предупреждениями о том, что исламисты осуществляют «скрытный джихад» в США, признаками чего служат радикализация многих американских мечетей, трансформация значительной части мусульманских правозащитных организаций в официальный «зонтик» для джихадистов и усиление позиций шариата в мусульманской диаспоре США. Эта книга была подготовлена к печати учрежденной в 1988 г. некоммерческой неправительственной организацией «Центр в поддержку политики безопасности», эксперты которой, по заявлению ее директора — «неоконсерватора» Фрэнка Гаффни, активно сотрудничают с правоохранительными органами и спецслужбами.

С резким осуждением проявлений исламофобии в США постоянно выступают различные неправительственные местные организации и правозащитники, в частности, базирующаяся в Вашингтоне некоммерческая мусульманская сетевая организация «Совет американо-исламских отношений». Ее руководитель Нихад Авад направил письмо министру юстиции США, потребовав закрыть доступ исламофобам в структуры национальной правоохранительной системы. «Использование в качестве лекторов некомпетентных лиц неизбежно приведет к тому, что деятельность американских правоохранительных органов будет строиться на дезинформации, а не на задачах в области обеспечения национальной безопасности США».

Безусловно, необходимость проведения мировым сообществом борьбы с терроризмом и религиозным экстремизмом не вызывает ни у кого сомнения. Однако, некомпетентная подчас политика Белого дома и искусственное нагнетание исламофобии, противопоставление религиозных направлений в исламе не служат взаимопониманию в мире и действенному улучшению всеобщей безопасности.

В этих условиях весьма понятна негативная реакция мусульманского американского и мирового сообщества в отношении внутренней и внешней политики Белого дома, использующего любые возможности, в том числе и религиозный фактор, для достижения своего господства.

Вот только правильной ли дорогой идут сегодня вашингтонские стратеги, усиливая тем самым всеобщее отчуждение «американской демократии»?

http://ru.journal-neo.org/2014/11/17/rus-islamofobiya-oruzhie-belogo-doma-v-kontrole-nad-musul-manskim-mirom/