В первый день февраля президент России Владимир Путин в ходе встречи с членами правительства провел совещание, на котором обсуждалась приватизация. На встрече в Кремле присутствовали главы "Роснефти" Игорь Сечин, РЖД Олег Белозеров, ВТБ Андрей Костин, "Алросы" Андрей Жарков, "Башнефти" Александр Костик, "Совкомфлота" Сергей Франк и "Аэрофлота" Виталий Савельев.

На совещании, где обсуждались «ключевые моменты», которыми нужно руководствоваться при продаже компаний с госучастием президент заявил, что приватизация должна быть экономически оправданной, максимально прозрачной, должна учитывать тенденции рынка, при этом нельзя продавать акции за бесценок и за счет денег государства, инвесторы должны искать собственные ресурсы, а власти — не допускать ухода активов в офшоры.

Президент РФ подчеркнул, что в результате приватизации госактивов Россия не должна потерять контроль над стратегическими предприятиями. "Подчеркну, контрольный пакет акций системообразующих компаний с госучастием нужно, во всяком случае сегодня, сохранять в руках государства", - сказал Путин.

Путин также уточнил, что переход акций в частные руки возможен только при наличии у покупателя стратегии развития приобретаемой компании.

"Приватизация – это не только фискальная составляющая, это путь к структурным изменениям в экономике. И нужно иметь в виду и то, и другое. Только такой взвешенный подход позволит добиться эффективного баланса госучастия и частного капитала в экономике страны", - заключил российский лидер.

Расшифровку установочнй речи Путина на совещании по приватизации от 1 февраля 2016 года можно посмотреть здесь.

В среду глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев сообщил журналистам, что наиболее высокие шансы к приватизации в 2016 году имеют «Роснефть», «Башнефть», «АЛРОСА» и другие. «Это компании, которые уже стоят в плане приватизации. Это публичные компании, которые котируются на рынке и в силу этого технически и юридически лучше всего готовы и лучше всего известны инвестору. С этих компаний мы начнем», — заявил Улюкаев, отвечая на вопрос, какие компании имеют наибольшие шансы к продаже в текущем году, его слова приводит "Интерфакс".

Адепты секты «невидимой руки рынка» на все доводы критиков приватизации о том, что, решив сиюминутную задачу, заткнув какую-то дыру в бюджете, мы лишаемся многолетнего дохода, отвечают, что государство всё равно не в состоянии грамотно распоряжаться имеющимися у него производственными активами. Поэтому с передачей куриц, несущих золотые яйца в частные руки растут налоговые поступления и эти поступления, по мнению секты, могут даже перекрыть потерю дивидендов. Мол, сейчас государство будет получать меньшую долю дохода, но эта доля будет большей суммой в абсолютном исчислении.

Такое мнение изредка даже оправдывается. Скажем, если менеджеры государственного предприятия оказались вовсе бесконтрольны, жрут в три горла и тянут в четыре руки, то частный владелец действительно может навести элементарный порядок и таким образом повысить собираемость доходов с этого предприятия. Допустим, болельщики Михаила Борисовича Ходорковского уверяют, что к моменту его прихода там чуть ли не у каждого маломальского начальника была личная скважина, и пресечением этой практики Ходорковский поднял легальный доход компании настолько, что налоги с него в казну стали больше, чем весь доход, поступавший ранее.

Но подобное лишь означает, что государственные чиновники не исполняют свои прямые служебные обязанности по подбору персонала государственных предприятий и по надзору за этим персоналом. Это доказательство того, что преступление было совершено раньше. Если же речь идёт об отдаче из казны действительно доходного предприятия, тогда понятно, что мы своими же руками режем курицу, несущую золотые яйца, и соответственно, в самое ближайшее время нам придётся затыкать в бюджете ещё большую дыру, чем та, что мы попытались заткнуть приватизацией.

В наших российских обстоятельствах к этому добавляется ещё одна интересная подробность. Недавно у нас состоялся очередной Гайдаровский форум, где адепты всё той же секты невидимой руки рынка старательно объясняли, почему невозможно жить без приватизации, почему доходы бюджета таковы, что от дефицита ничем нельзя избавиться кроме приватизации и так далее. И всё бы ничего бы, но по ходу форума руководительница Счётной палаты сообщила, что только за 2015 год триллион рублей бюджетных расходов не востребован. Либо эти деньги вообще не переведены казначейством на счета соответствующих ведомств, потому что ведомства не прислали запросов. Либо деньги переведены на счета ведомств и лежат там безо всякого дальнейшего движения.

Триллион рублей, предусмотренных в бюджете, не использован. Я не знаю, хорошо это или плохо, но факт: расход бюджета оказался на триллион рублей меньше запланированного, таким образом дефицита в бюджете нет, а есть даже некоторый профицит. Сопоставим эти цифры с тем, что от приватизации предполагается за два года выручить триллион рублей.

Получается, что деньги, которые бюджет не использовал за один год, мы собираемся получить за два года. Для чего? Для того чтобы опять не использовать? Или же для того, чтобы эти самые курицы, несущие золотые яйца, перешли в чьи-то частные руки? Или, может быть, для того, чтобы окончательно лишить наш бюджет всяких самостоятельных источников доходов и впредь зависеть только от милости неких частных хозяев? Какую причину ни предполагай, как ни крути, а получается сплошное преступление.

Что касается конкретного списка предприятий, предложенных к приватизации – это всё структурные, системообразующие предприятия. Сберегательный банк, например, содержит львиную долю сбережений граждан Российской Федерации и осуществляет значительную часть коммунальных платежей этих самых граждан.

Таким образом, от его благополучия зависит благополучие большинства россиян. «Роснефть» самим своим существованием доказывает, что нефтяная компания может существовать при нынешних правилах налогообложения и даже приносить прибыль.

Более того, именно нынешний глава «Роснефти» в начале 2000 гг. обнаружил множество лазеек для уклонения нефтяников от уплаты налогов, предложил новую систему налогообложения, заткнув практически все эти лазейки и по сути добился того, что доходы от экспорта нефти стали идти не в частные карманы, а в государственные. Этого ему по сей день не могут простить ни те, в чьи карманы эти деньги шли, ни те, кого подкармливали этими деньгами, чтобы они защищали тогдашнее положение дел. Так что получается, что бить собираются по устоям российской хозяйственной и государственной системы. Очевидно, в надежде потом при каком-нибудь удобном случае доломать всю систему.

Если говорить о позиции президента, то, насколько я могу судить, среди его требований к процессу новой приватизации, ключевым является следующее – контрольные пакеты всех приватизируемых предприятий должны остаться в государственных руках. Таким образом, государство оставит за собою возможность управлять этими предприятиями и вернуть их при необходимости в своё полное распоряжение.

Главное, что наличие контрольного пакета практически сводит к нулю возможности целенаправленного разрушения этих предприятий. И это меня несколько успокаивает. Но в целом создаётся ощущение, что президенту сейчас выкрутили руки настолько нагло, что он вынужден идти на какие-то уступки. Понятно, что здесь речь идёт о давлении не столько изнутри, сколько извне. Я не знаю, чем кончится очередной раунд борьбы, но, повторяю, если действительно контрольные пакеты акции этих предприятий останутся за государством, то можно будет надеяться на то, что игра в целом идёт в нашу пользу.

http://zavtra.ru/content/view/prestuplenie-2/