Решение вопроса Курил, ставшего камнем преткновения во взаимоотношениях России и Японии, станет возможным только в той ситуации, когда на Японских островах не будет американских военных баз

Не успел министр иностранных дел Японии Коитиро Гэмбой покинуть Россию после своего непродолжительного визита в конце июля, как глава российского МИДа Сергей Лавров заявил, что руководство России по-прежнему будет посещать Южные Курильские острова, несмотря на протесты Токио. Каких же перспектив можно ждать от российско-японского переговорного процесса, особенно в связи с темой Курил?

Экономика более конкретная и более результативная тема для обсуждения, в которой Россия и Япония вполне могут найти точки соприкосновения, опуская тему Курильских островов, уже сегодня.

За прошедшие с окончания Второй Мировой войны десятилетия сложилось впечатление, что японцы собираются решать «курильский вопрос», взяв российский МИД на измор. Впрочем, при этом так же достаточно очевидно, что в нынешней геополитической конфигурации вопрос Курил не может быть решен из-за того, что с 1945 года Япония находится под прямой военной оккупацией США.

Японский протекторат со стороны США во всех областях - от социального устройства до внешней политики, - является следствием нахождения американских военных баз на территории Японии. Один только этот факт категорически исключает даже обсуждение вопроса передачи Россией Японии четырех спорных островов - уже хотя бы в силу того, что, как только Россия на любых условиях - под давлением или по доброй воле, на коммерческих основаниях или безвозмездно - передаст Японии не то, что четыре, но хотя бы один или два из них, там сразу же появится американская военная база. Это категорически неприемлемо для России, поэтому в нынешней военно-стратегической конфигурации вопрос островов Курильской гряды не может быть решён в пользу Японии ни при каких условиях.

Это понимают и японцы. Но японское правительство не может не поднимать с завидной регулярностью этого вопроса в силу того, что в противном случае оно потеряет легитимность внутри страны. По этой причине обращение к курильской тематике японских посланников уже стало неким ритуалом - встреча российских и японских сторон, поднятие вопроса о Курилах, получение отказа, выражение недовольства и отправка обратно в Японию. Так будет продолжаться до тех пор, пока американцы будут находиться в Японии.

Решение вопроса Курил, ставшего камнем преткновения во взаимоотношениях России и Японии, станет возможным только в той ситуации, когда на Японских островах не будет американских военных баз. Вот это будет совсем другая история. Она откроет все возможности для того, чтобы начать конструктивно, с явным продвижением, результативно обсуждать тему Курил и их совместного использования, либо создания на островах российско-японского флота в Тихом океане на базе военно-стратегического блока России и Японии.

Как только японцы выкинут американские базы вместе с их обитателями с Японских островов в Тихий океан, в этот самый момент возможно будет конструктивно и с очевидным результатом начать продуктивное обсуждение японско-российских отношений вокруг Курил. А до тех пор всё это - пустая трата времени, чистый японский самурайский ритуал. Исполнен этот ритуал был и во время недавнего визита японского внешнеполитического посланника: приехал, поклонился: «Верните Курилы». Ему отвечают: «Нет». Он вновь поклонился, ритуал исполнен - следующий пункт - экономика. Экономика более конкретная и более результативная тема для обсуждения, в которой Россия и Япония вполне могут найти точки соприкосновения, опуская тему Курильских островов, уже сегодня.

С точки зрения экономики Россия и Япония - комплиментарные, т. е. взаимодополняемые государства: Япония нашпигована высокими технологиями с избытком при полном отсутствии ресурсов. Россия переполнена ресурсами при полном отсутствии высоких технологий. Это те вещи, которые могут при сложении умножить экономический потенциал как России, так и Японии, и в этом направлении очень перспективно, даже сейчас, несмотря на спорные острова и американские военные базы, развивать взаимодействие, сотрудничество и продуктивный экономический диалог.

Однако, прорывных решений и значительных подвижек не следует ждать и в сфере экономики. Российско-японское экономико-технологическое развитие могло бы стать реальностью, если бы не США, которые крайне не заинтересованы в том, чтобы Япония более или менее быстро восстанавливала свой экономический потенциал после катастрофы Фукусимы. Потому как в этом случае она вновь вернётся в тройку сильнейших экономик мира. А после этого будет претендовать на позицию второй экономики, а то и первой.

Экономического прорыва в наших отношениях также не будет - на пути конструктивного стратегического взаимодействия России и Японии стоит огромный камень неснимаемого курильского вопроса, который установили США.

Сейчас США соревнуются за первую строчку в области экономического развития с Китаем, а следующий за Китаем претендент на третье место достаточно отстаёт от США, чтобы беспокоится на его счёт. Именно поэтому США не заинтересованы в том, чтобы экономика Японии восстанавливалась сколько-нибудь быстрыми темпами. И это ещё одна причина, по которой они будут предпринимать любые политические и дипломатические усилия для того, чтобы поставить на первое место в отношениях между Россией и Японией вопрос Курил - вопрос тупиковый, - и с его помощью блокировать все остальные темы, которые надо бы по-хорошему разблокировать.

Всё вышеперечисленное гарантирует, что и после последнего визита в Россию главы японского внешнеполитического ведомства, несмотря даже на его встречу с президентом Владимиром Путиным, никаких изменений в ситуации не произойдет. Экономического прорыва в наших отношениях также не будет - на пути конструктивного стратегического взаимодействия России и Японии стоит огромный камень неснимаемого курильского вопроса, который установили США. И пока он там находится, ни Японии, ни России ничего не светит.

Единственным приятным моментом, на который все обратили внимание, и который хоть как-то скрасил безрадостную картину наших многолетних отношений, стала история с щeнком породы aкитa-инy, которого премьер-министр Японии Ёсихико Нода пообещал подарить Путину 18 июня во время встречи в мексиканском Лос-Кабосе на полях встречи «двадцатки». Глава японского МИДа, направляясь в Сочи на переговоры с Лавровым, взял щенка с собой и передал его Путину, также находившемуся в то время в этом городе. Порода щенка многим знакома по фильму «Хатико: самый верный друг».

Скорее всего, это какой-то тайный японский знак, который имеет серьёзное символическое значение. Специалистам российского МИДа и Администрации президента неплохо было бы покопаться в японской символике, в значении различных жестов, чтобы понять, что же на самом деле японцы хотят сообщить Путину.

Мы знаем, что в Японии всякий жест нагружен содержательным смыслом, вплоть до метафизического значения. И не исключено, что и подаренный щенок - это какой-то нагруженный смыслом жест, тайный сигнал, который японцы пытаются послать российскому руководству. Необходимость в этом возникла из-за того, что все вербальные способы контактов контролируются американцами, и как только японцы открывают рот на тему того, что надо бы как-то нам сдвинуться с мёртвой точки, тут же появляется американский чиновник с вопросом: «Что это тут за сговор за нашей спиной?» Поэтому японцам остаётся только подавать тайные знаки Путину в виде собаки, вышитых на кимоно иероглифов, бамбуковых палочек…

Как знать, может, их расшифровка в конце концов изменит ход истории, сделав Россию и Японию самыми верными друзьями на века.

http://evrazia.org/article/2055