На фоне вступления России в войну с запрещенным ею же ИГ в прессе довольно тихо прошла новость о том, что компания Qiwi подала в Федеральную службу по интеллектуальной собственности заявку на регистрацию товарного знака «Битрубль». Так будет называться новая российская криптовалюта — по аналогии с биткоинами, которые уже вовсю используются на Западе. Работать с битрублями Qiwi собирается по технологии, служащей для транзакций биткоинов.

Между тем это негромкое событие может иметь важные последствия. Если решение Роспатента окажется положительным и будет поддержано властями, у России появится еще один бонус — или, если хотите, козырь в геополитической игре с Западом.

Ни нефти, ни золота — чистая математика

Зачем же России осваивать технологию чужих виртуальных валют и создавать собственную? Чтобы понять это, рассмотрим, что собой представляет и как функционирует самая успешная из современных криптовалют.

Биткоины появились в обращении в 2008 году. Их отличительная особенность — то, что они не обеспечиваются какими-либо материальными ценностями вроде золота или серебра, а представляют собой «математический алгоритм» — электронную псевдовалюту. Специальная программа устанавливается на компьютер, иногда и без желания пользователя, и начинает обмениваться информацией с другими участниками проекта, помогая им «добывать монеты». По сути, появилось сообщество компьютерных пользователей, считающих этот «электронный фантик» деньгами и принимающих его для расчетов. Чем больше становится таких пользователей, чем больше появляется сторонних организаций, согласных принимать коины как валюту, тем популярнее становится этот вид электронных «денег».

Хотя если отвлечься от математических вычислений и электронных протоколов и внимательнее присмотреться к привычным, казалось бы, долларам и евро, то биткоины начинают выглядеть не как полукриминальный денежный суррогат, а вполне респектабельной и обеспеченной валютой. Они не обеспечены ничем — точь-в-точь как доллар США. Экс-глава ФРС Алан Гринспен, 19 лет снабжавший демократическую империю деньгами, гордо заявляет: «США могут выплатить любой долг, какой у них есть, потому что всегда могут напечатать побольше денег». Даже для эмиссии биткоинов нужно приложить какие-то мыслительные усилия, пусть и компьютерные, — доллары же печатают, когда в них есть нужда.

Базовый алгоритм коина не бесконечен: на его основе можно сгенерировать не больше 21 млн уравнений. Это и есть предельное число «монеток». Данный фактор ограничивает эмиссию криптовалюты, спасая ее от неудержимой инфляции. К настоящему времени участники сети добыли 14,5 млн монет, до предела усложнив задачу по генерации новых коинов.

База транзакций криптовалюты хранится в открытом доступе, и утверждается, что сеть не собирает никаких данных о личности владельцев монет. В результате, если пользователь маскируется, идентифицировать его практически невозможно.

Первым реальным товаром, проданным за биткоины, стали две пиццы: в 2010 году американец Ласло Ханеч заплатил за них 10 000 монет. Однако очень быстро пройдохи всего мира сообразили, что биткоины ­— идеальное средство для покупки наркотиков, оружия и оплаты различных грязных услуг: ведь, получив деньги, поставщики находятся в абсолютной безопасности. Криптовалюта пошла в рост, и в 2013–2014 годах цена бит-монеты зашкалила за тысячу долларов. Со временем, правда, коины подешевели до 200 баксов за штуку.

Параллельно с биткоинами начали развиваться и другие цифровые валюты. Часть из них создается по принципу криптовалют, другие — с привязкой к личности пользователей. В 2015 году суммарный оборот виртуальных денег достиг 3,8 млрд долларов и продолжает увеличиваться.

Шифроваться или не шифроваться — вот в чем вопрос

В российском правительстве однозначное отношение к криптовалютам пока не выработано, и в Кабмине есть как убежденные противники, так и сторонники цифровых денег.

К числу противников относятся Минфин, Минэкономразвития и Росфинмониторинг. С их позицией согласен и финансовый омбудсмен Павел Медведев: «Такое техническое хулиганство абсолютно неправомерно. Единственной валютой в России является рубль. Все остальные деньги незаконны, и такого рода безобразие уголовно наказуемо». Почему не запрещается хождение наличного доллара, правда, Павел Медведев умолчал.

О введении уголовной ответственности поговаривает и ведомство Антона Силуанова: по мнению представителей Минфина, выпуск денежных суррогатов должен караться двумя годами исправительных работ и 300 тысячами рублей штрафа. Еще прошлой осенью министерство подготовило законопроект о запрете криптовалют, а теперь Qiwi дала чиновникам новый стимул для борьбы с биткоинами: в министерстве требуют не только запретить цифровые деньги, но и закрыть доступ к рассказывающим о них сайтам. Надзирать за порядком в этой сфере, по мнению Минфина, должен Центробанк.

Центробанк же решение о поддержке криптовалют или отказе от них пока не принял. В январе 2014 года представители регулятора назвали выпуск цифровой валюты «сомнительной операцией», однако последующие полгода, проведенные под нарастающими санкциями Запада, по-видимому, изменили отношение ЦБ к криптовалюте.

«Мы сторонники аккуратного подхода к биткоинам. Совместно с Банком международных расчетов мы мониторим эту ситуацию, — заявил летом 2014-го на Международном банковском конгрессе в Санкт-Петербурге первый зампред ЦБ Георгий Лунтовский. — Нельзя отвергать этот инструмент: возможно, за ним будущее», — добавил он.

А в конце сентября 2015-го, буквально перед тем как Qiwi подала заявку в Роспатент, зампред ЦБ Ольга Скоробогатова сообщила, что Центробанк займется детальным изучением технологии, по которой функционируют биткоины. «Это очень интересно, — отметила представительница регулятора и добавила: — Даже сами банки увлечены!»

Наши банки, конечно, легко увлекаются любым проектом, где пахнет спекуляцией, но в июле этого года и президент РФ Владимир Путин сообщил, что не выступает принципиально против использования биткоинов. В то же время он отметил, что применение такого платежного средства связано с определенными трудностями. «Они ничем не обеспечены, эти деньги, вот в чем все дело, — пояснил глава РФ. — Это самая главная проблема. Я знаю позицию нашего Центрального банка, она очень обоснованная, профессиональная, спокойная. Мы ничего не отвергаем, но есть серьезные реальные фундаментальные проблемы с широким использованием, во всяком случае сегодня», — добавил он. В связи с этим заявлением возникает вопрос: а чем обеспечен доллар?

Разрешать использование биткоинов, битрублей, битдолларов и других всевозможных «бит» для внутренних расчетов, конечно, нельзя. А вот использовать их во внешней торговле и изучать структуру криптовалют имеет прямой смысл. По одной простой причине.

С битами — на политиков

Свое реальное могущество биткоины продемонстрировали в 2011 году. Тогда Штаты пытались заткнуть рот сайту WikiLeaks. В рамках мировой борьбы со свободой неудобного для Америки слова Минфин США заставил платежные системы Visa и MasterCard, а заодно и их более мелких собратьев заблокировать все денежные переводы в пользу проекта Ассанжа. Однако WikiLeaks выжил, и в немалой степени благодаря тому, что его сторонники начали переводить пожертвования в биткоинах.

После этого миру стало ясно, что с помощью криптовалют можно вершить куда большие дела, чем банальная покупка наркоты или криминальных стволов. Виртуальные деньги позволяют влиять на глобальную политику. При достаточном уровне развития они способны превратиться в стилет, пробивающий доспехи финансовой безопасности даже высокоразвитого государства.

Что мешает завербовать за биткоины частную армию и оплатить «цветную революцию»? Ведь заказчику даже не нужно светиться, раздавая на площади печеньки и переводя средства на счета друзей. Ни государство-жертва, ни непосредственные исполнители не будут иметь понятия, откуда хлещет поток субсидий на смену режима.

Показательно, что, понимая этот момент, страны по отношению к криптовалютам разделились на две неравные группы. В первую вошли те, кто усмотрел в развитии биткоинов опасность для себя: это Китай, Вьетнам, Таиланд, Бразилия, Эквадор. Впрочем, в этом клубе потенциальных жертв «цветных революций» есть и те, кому сюрпризы от Дяди Сэма вроде бы не грозят: Исландия, Франция, Эстония.

А вот западные лидеры пошли другим путем. Признавая разрушительный потенциал цифровой валюты, они решили ее осваивать. В 2013 году США смягчили свое отношение к криптовалюте: биткоины были признаны финансовым активом наравне с нефтью и пшеницей. Сенат постановил, что частные лица не должны отчитываться об их использовании, а компании, наоборот, обязаны включать данные о транзакциях в свои отчеты.

Великобритания, второй по активности разносчик демократии на планете, также задумалась о создании своей цифровой валюты. 23 сентября текущего года с соответствующим предложением выступил главный экономист Банка Англии Энди Халдейн.

Расчетливые немцы пока относятся к цифровым деньгам почти как к проституции: власти ФРГ уверены, что с любой блажи граждан государство должно иметь свой процент прибыли. Биткоины классифицируются как частные деньги, их продажа облагается налогом на добавленную стоимость, а прочие операции с ними — подоходным налогом. Аналогичной позиции придерживаются Канада, Австралия и Норвегия.

Россия же пока стоит на виртуально-финансовом распутье. Однако руководство страны уже понемногу склоняется к тому, чтобы не идти по тропе запретов, проторенной осторожными вьетнамцами и китайцами, а принять новый финансовый инструмент, освоить его в совершенстве и начать ковать свой цифровой стилет.

* * *

Биткоины и их аналоги — блеф и мошенничество чистой воды, если в этом деле возможна хоть какая-то чистота. Однако поскольку они позволяют влиять на политику и наносить серьезные удары по противнику, было бы глупо отказываться от этого оружия. Запад отлично понимает скрытый потенциал криптовалют и всячески старается обратить его себе на пользу. А у шулера, как известно, в честном бою не выиграть: его можно победить лишь его же оружием, разгадав его секреты и взломав тактику. Россия — страна отличных искушенных программистов, им и биткоины в руки.

http://rusplt.ru/society/kogo-pogubit-bitkoin-19119.html