Колхозы при царе

В 1890-х в двух российских губерниях — Пермской и Херсонской — был проведён эксперимент: создание на бюджетные и благотворительные деньги артелей из крестьян-бедняков. Эксперимент оказался неудачным: до 30% лошадей в артелях умерло, крестьяне не хотели трудиться ради товарищей и получать прибыль. Это ещё раз доказало отсутствие коллективизма у русских крестьян, а также их нацеленность на натуральное хозяйство.

Об эксперименте с артелями в Пермской губернией рассказывает историк Степан Пьянков в статье «Ссуда на коллективизм: организация земледельческих артелей на Урале в конце XIX в.» (Уральский исторический вестник, №3, 2013).

Создание земледельческих артелей в в этих двух губерниях было связано с катастрофическим неурожаем 1891 года, нанесшим сильнейший удар по крестьянским хозяйствам. Как и позднее, при Сталине, эта экономическая новация насаждалась сверху и обосновывалась не только благом крестьян, но и способом, который наконец-то позволит покончить с вечными недоимками в бюджет.

Деньги на коллективные хозяйства выделялись из бюджета земств (как сейчас сказали бы, из местного бюджета) и благотворительных взносов. Уполномоченным по артелям в Пермской губернии стал секретарь Шадринской уездной земской управы Н.Фёдоров. Согласно его проекту, идеальная артель должна была состоять из шести безлошадных хозяев. Один из членов артели избирался старостой, который и руководил работой. В каждом населённом пункте, где были учреждены артели, назначался особый попечитель, который должен был наблюдать за исполнением условий устава.

Имущество артели: лошади, орудия, семена и весь урожай с артельных запашек — должно было находиться в коллективной собственности (а не в собственности каждого хозяйства в отдельности). Урожай артели делился на семенной фонд, на выплату податей, а оставшаяся часть должна была храниться для выдачи ссуд членам артели, нуждающимся в семенах (предполагалось, что артельщики, кроме общей запашки, будут вести и небольшое личное хозяйство).

В июне 1892 года Фёдоров организовал 55 артелей, из которых 47 состояли из безлошадных домохозяев. Каждая из артелей, кроме посевных семян, получила 2 лошади, 2 одноконных плуга и соху, молотилки и веялки. На эти хозяйства местным бюджетом была выделена ссуда на 20 тыс. рублей на три года.

Ещё одним организатором колхозов в этом регионе стал социалист Григорий Соломон. На это дело он получил из Петербурга «от неизвестных лиц» несколько траншей по 5-8 тыс. рублей каждый. Эти деньги выделялись крестьянам безвозмездно. Он организовывал земледельческие артели по системе Фёдорова, выдавая лошадей, орудия и семена.

Соломон обосновался в селе Ново-Петропавловское, где открыл бесплатную столовую для крестьян. Крестьяне в артелях, которые курировались им, получали плату: за один рабочий день мужчинам полагалось 15 коп., женщинам — 10 коп. и детям — 5 коп.; всем работникам также раз в день бесплатно давали горячую пищу. Также Соломон оказывал бесплатную медицинскую помощь.

В 1894 году губернское земство собрало первые сведения о деятельности артелей. Всего в Шадринском уезде было обследовано 63 артели. На момент создания в них насчитывался 401 член, 85 — вышли из артелей в первый же год их существования, 30 человек было исключено, вновь принято — 45. В итоге к 1894 году в состав артелей входило 323 крестьянина (за два года потеря 20% состава). В их пользование было выдано 219 лошадей, одна артель купила лошадь самостоятельно. В первый же год деятельности артелей пало 22 лошади. В отчёте губернской земской управы указывалось:

«Никому лично не принадлежавшая лошадь не пользуется должным уходом. Большинство лошадей пало прямо от голода. У артельщиков идёт пережидание, который должен работать, тот и корми лошадь, а последний, поработав целый день, передает её другому, а покормить после трудов не позаботится. Во многих случаях и оставшиеся лошади плохо кормлены и истощены».

Попечители артели описывали вступление крестьян в артель как меру вынужденную:

«Безлошадные крестьяне смотрят на артель как на неизбежное зло, лежащее на пути к приобретению собственной лошади, возможности стать полным хозяином. Заметна сильная тенденция уравнять число членов с числом лошадей, что достигается обыкновенно устранением лишних (сверх лошадей) членов».

Ещё одно исследование было проведено в октябре 1896 года, спустя четыре года после их основания. К этому времени ВСЕ артели распались, не выплатив полученные ссуды. Артельное хозяйство велось плохо, быстро менялся состав членов, а на момент обследования общая запашка была повсеместно прекращена. Из 153 лошадей, приобретенных на средства губернского земства, в Шадринском уезде пало 24%, в Екатеринбургском уезде — 32%.

Бывшие члены артели из села Далматово описывали работу своего распавшегося коллектива так: «Да разве это резон сообща владеть лошадями? Я буду её кормить, а потом её другому отдадут, кто не кормит, а только робить будет. Или я починю молотилку, а другой задаром моим трудом воспользуется! А лошади у нас пропали».

Несмотря на оказанную земством огромную помощь, экономическое положение бывших артельщиков не изменилось. Как и прежде, многие из них были бедны. Количество личного домашнего скота и инвентаря в хозяйствах участников артелей было минимальным. Хозяйства этих крестьян так же, как и десять лет назад, балансировали на грани полного упадка: за ними числились недоимки по уплате податей и долги в общественные хлебозапасные магазины.

Эпилогом в истории с организацией сельскохозяйственных артелей стало списание долгов, числившихся за бывшими участниками артелей. Всего было прощено долгов 8371 руб., поводом же стало рождение наследника престола — цесаревича Алексея Николаевича.

В Херсонской же губернии дело обстояло чуть лучшим образом: к 1910 году из 118 созданных артелей всё же сохранилось 16 (видимо, сказывался такой фактор, как наличие в регионе более активных крестьян).

Ожидания способности русских крестьян вести коллективное хозяйство не оправдали себя на практике. Кроме того, эксперимент показал и незаинтересованность крестьян в большом увеличении достатка: их идеалом было самодостаточное хозяйство, способное вдосталь прокормить всех членов семьи и выплатить налоги.

В 1930-е большевики при коллективизации, видимо, учли эту психологию русского крестьянина, и организовывали колхозы не через экономическую заинтересованность, а жестокими мерами. Не учли они лишь одного: организованное любым способом сельскохозяйственная артель всё равно окажется неэффективной экономической единицей.

Почему развалились колхозы царя Александра III

Опубликовано 28 Дек 2016 в 14:00. Рубрика: История. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.