«А всем, у кого чешется Гондурас и кто обеспокоен — а что же станет с Китаем?! — сообщаю: теперь этим будет заниматься Китай. Для этого у него будет армия, истребители 5-го поколения и даже небольшие авианосцы. Исполняя — какое-то время — десятилетия или столетия, совершенно всё равно — роль Злодея-За-Всё, он будет «навеки проклят и заклеймён». Впрочем, китайцев эту устраивает — так в чём проблема-то? Им надо, у них же индустриальная держава!»

… а Карамаев писал ещё в 2010-мИнтересная новость, на которую внимания мало кто обратил.

= = = = =

Zambia: China Injects $39 Million Into TAZARA Operations

Замбия: Китай вкладывает 39 миллионов долларов в работу Тазары

12 Января 2010

Правительство КНР выделило Управлению Танзанийско-Замбийской железной дороги (TAZARA) беспроцентную ссуду в $39 миллионов на восстановление ее деятельности. Об этом сообщил министр сообщений и транспорта Замбии Джеффри Лунгванга. По его словам, часть выделенных средств пойдет на приобретение 6 новых локомотивов, 4 вагонов и ремонта 120 вагонов. Кроме того, деньги пойдут и на ремонт железнодорожного полотна, а также приобретение нового оборудования для мастерских.

В интервью профессор Лунгванга пояснил, что решение вложить деньги в деятельность Тазары было принято в декабре 2009, в ходе встречи в Китае, где Танзания и Замбия подписали соответствующий протокол: «Я официально подтверждаю, правительство КНР выделило нам 39 миллионов долларов и проценты по ним мы платить не будем. Для нас это отличные известия и мы будем стараться улучшить деятельность компании».

Он также сообщил, что в скором времени в Замбию прибудет группа экспертов из Китая, чтобы произвести оценку деятельности Тазары и изучить возможности наилучшего сообщения с помощью железнодорожной сети.

Посол КНР в Замбии Ли Куаньминь (Li Qiangmin) заявил, что финансирование Тазары является наилучшим подтверждением того, что двусторонние отношения между Замбией и КНР находятся в хорошем состоянии и будут только улучшаться.

Железная дорога Тазара, построенная в начале 1970-х при помощи КНР в Замбии, Танзании и Китае рассматривается как символ нерушимой дружбы между этими тремя государствами.

= = = = =
Небольшой комментарий. (Я просто по этой теме уже писал для одного издания, так что сейчас просто воспроизведу те тезисы). В мире сейчас продолжается экономический кризис. Где-то сильнее, где-то слабее, но он есть. Я не буду оценивать состояние китайской экономики, поскольку в данном вопросе не специалист – но даже простого изучения элементарных источников хватит, чтобы понимать, что кризис Китай никак не миновал. (Насколько Поднебесная с ним справляется – вопрос второй).

И в обстановке кризиса, китайское правительство выделяет 39 миллионов долларов, на первый взгляд, неизвестно на что и неизвестно кому. Подумаешь, какая-то африканская страна не первого ряда... Ну железная дорога, ну и что... (Если конечно не знать, что Тазара – она же Танзам – это основная ж/д магистраль для Замбии. Именно ж/д мост на этой ветке в свое время подорвал родезийский спецназ – тем самым причинив экономике Замбии ощутимый вред. Мост потом отстроили и дорога заработала). По уровню коррупции, кстати, Замбия занимает 99-е место в мире (Китай – 79-е). Почетное 146-е место делят Россия, Украина, Кения, Зимбабве и Сьерра-Леоне.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

Так что по мировым меркам в Замбии – относительно терпимо. Относительно. А по африканским – так вполне себе ничего, у Нигерии, например, 130-е место. Так что разворуют из этих 39 миллионов не очень много (будем надеяться). Экономика Замбии – в основном сырье, главным образом медь. Кризис по стране вдарил крепко: и раньше она считалась страной бедной, а сейчас – тем более.

Тем не менее, китайцы выделяют этой стране $39М беспроцентной ссуды, для того, чтобы Замбия привела в порядок свою главную ж/д магистраль, обеспечила бы население работой и т.д. Простой вопрос – зачем?

А затем.

Три года назад, в феврале 2007, Ху Цзиньтао совершил поездку по странам Африки. Сильнее всего в нервическом плане на это турне отреагировали в Вашингтоне, что понятно: там любые китайские инициативы рассматривают под лупой. 12-дневный визит главы КНР по 8 африканским странам в Белом доме сочли "вызовом и посягательством". (И посягать-то вроде бы не на что: Африка для США как-то никогда не была сферой совсем уж стратегически важных интересов, но такова уж природа американцев – искать видеть угрозу своим интересам везде на земном шаре, за исключением разве что Антарктиды, но и тут не уверен).

Китай - Африка взаимная торговля

Китай - Африка взаимная торговля

И как ни смешно, американские опасения по поводу растущей "желтой угрозы" на Черном континенте имеют под собой основания. Пока ведущие мировые страны и примкнувшие к ним остальные занимаются черти чем, Китай медленно, но верно наращивает свое экономическое могущество на тех рынках, которые кажутся ему перспективными. А это - Африка.

Не буду вдаваться в историю присутствия Китая в Африке, это отдельная тема. Началось, если вкратце, в середине ХХ века. Китайский социализм очень многим африканским лидерам показался куда милее, чем социализм советский. И разные всякие лидеры оппозиции (каковые имелись в каждой новой независимой стране), через одного чтили товарища Мао. Это сейчас мало кто помнит, что, например, две из трех политических партий, боровшихся за власть в Анголе в 1970-х годах, ФНЛА и УНИТА изначально были маоистскими движениями и пользовались помощью Пекина, финансовой и военной. Та же Танзания на некоторое время в 1960-х годах просто превратилась в большой военный лагерь, где китайские инструктора готовили партизанские кадры для национально-освободительных движений половины континента.

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Про Зимбабве можно и не говорить – Пекин сумел получить в качестве приза просто целую страну. Ровно потому что взял под крыло товарища Роберта Мугабе, которого до середины 1970-х годов как серьезную фигуру вообще никто не воспринимал. Большая часть иерархии ЗАНЛА прошли военную подготовку в китайской Военной академии в Нанкине, КНР вовсю снабжала партизан оружием и деньгами – ну и когда в 1980 году Мугабе пришел к власти Китаю в Зимбабве был предоставлен режим наибольшего благоприятствования, длящийся и по сию пору.

Китай - Африка

Соперничество стран за Африку

Так вот, по состоянию на 2008-2009 годы, суммарный объем торгового оборота между Китаем и африканскими государствами оценивается в 30 – 50 миллиардов долларов. Десять лет назад он был вчетверо меньше. Сейчас на континенте работает около 800 китайских компаний и их число только растет. Каждый четвертый галлон нефти, импортируемый в Поднебесную – из Африки. К середине XXI века Китай намерен ввозить из Африки вдвое больше нефти и нефтепродуктов. Под явным или неявным контролем Пекина в разных африканских странах уже находятся различные отрасли промышленности, прежде всего связанные с сырьем. В планах Китая – увеличить к 2010 году сумму ежегодных инвестиций КНР в различные отрасли промышленности до 10 миллиардов долларов, а торговый оборот должен превысить планку в 100 миллиардов. Помимо инвестиций и миллиардных льготных кредитов, Китай планирует списать долги нескольким десяткам африканских государств.

Отношение китайцев к нововведениям
в статье
Китайский подход к прогрессу и модернизации

Китай не рвется в Африку. Рваться куда-либо, напрягая силы, сражаться с дикими племенами, нести свет Библии, прорубать себе путь мачете и вздымать флаг посреди саванны – не в характере китайцев. Эту патетику в духе "бремени белого человека" они без колебаний оставляют Западу. Сами же они предпочитают работать по принципу "курочка по зернышку". Для китайца, в отличие от представителя европейской цивилизации, не очень важен немедленный контроль над территорией и собственностью. Для Поднебесной куда более привлекателен контроль над ситуацией. Потому что, контролируя ее, в конечном итоге контролируешь все. И форма собственности, и ее владелец при этом роли не играют. В том же Зимбабве китайцы спокойно держат свои магазины при нынешнем режиме, хотя многие из предприятий считаются чисто зимбабвийскими и вроде бы контролируются местными бизнесменами. Точно также они будут держать свои магазины и при преемнике нынешнего президента, найдя способ договориться о необходимой доле правительству.

Второй важный момент – китаец, как правило, доволен малым, потому что всегда помнит простую истину – "цзяо юань бережет". А будущее с точки зрения китайца это не то что случится завтра, а то, что в принципе случится. Так в Малави, очень небогатой африканской стране, под неявным контролем китайских бизнесменов находится местная рыболовная промышленность. Надо отметить, что ее доля в экономике мала, большая часть продукции идет на внутренний рынок, но китайцам довольно и этого. Не очень большая прибыль сейчас может обернуться хорошими связями в будущем, которое обязательно наступит. А до тех пор надо спокойно довольствоваться малым и откладывать каждую вырученную денежку.

Особенности китайской психологии и поведения
объясняющие поступки политиков и поведение государства, в статье
Сохранение лица в китайской культуре

Далее. Китай идет на риск и строит нефтеперерабатывающий завод в Судане и покупает нефтяные месторождения в Нигерии – несмотря на то, что в этих странах вооруженный конфликт, по сути, никогда не прекращался. Китаю интересна любая нефть: нигерийская, суданская, ангольская, габонская, да какая угодно. Пока еще КНР не освоился как следует в Экваториальной Гвинее – стране с богатейшими запасами углеводородов. По той причине, что страна уж слишком закрыта страна и правит там одиозный даже по африканским меркам президент. Но ни один правитель, как известно, не вечен, и со смертью Теодоро Обианга Нгуемы, вполне вероятно, первыми к разделу нефтяного гвинейского пирога поспеют китайцы, вежливо потеснив всех остальных.

Сейчас, например, КНР является крупнейшим подрядчиком по строительству дорог в Мозамбике. То же самое происходит и в Анголе - китайские строительные фирмы прокладывают железнодорожные ветки и строят шоссейные дороги из Луанды в те регионы страны, которые представляют для китайцев потенциальный интерес.

Китай - Африка

В общем суть ясна. А причины – на поверхности. Во-первых – это то, что Китай в полной мере исповедует принцип "деньги не пахнут" и ради потенциальной выгоды готов сотрудничать как с демократическими странами, так и с диктаторскими режимами. Второе – Китай готов идти на значительные финансовые риски, считая, что потраченный на первый взгляд впустую юань сегодня обернется завтра солидной прибылью. И третье – Китай ничего ни от кого напрямую не требует. И вот эта причина едва ли не самая главная. В отличие от американских и европейских правительств или финансовых институтов, которые обставляют свою помощь Африке массой требований, вроде немедленного внедрения демократических прав и свобод, Китай на подобные вещи не идет.

Отношение китайцев к иностранцам и чужеродным элементам
в статье
Расизм в Китае

Китайская помощь и инвестиции привлекают африканские государства именно потому, что они не сопровождаются условиями, связанными с государственным управлением, налоговой открытостью, финансовой чистоплотностью и тому подобными вещами. Ху Цзиньтао так объяснил позицию своей страны: "Китай не вмешивается во внутренние дела других государств". Иными словами, КНР закрывает глаза на практически любые внутренние вопросы африканских стран – западные гуманитарные концепции для Китая всегда были чуждыми, игрушками западных варваров. И китайцев рады видеть в Судане, где война только притухает, но никогда не заканчивается – просто потому что официальный Хартум знает, что на очередном заседании СБ ООН очередная резолюция по Дарфуру усилиями КНР будет либо заморожена либо выхолощена. Аналогичный прием китайский бизнес встречает в Демократической Республике Конго, также не являющейся оплотом свободы, и естественно в Зимбабве, государстве, где президент Мугабе правит, как пожелает.

Между делом, одной из причин, по которой в вооруженных силах США было создано Африканское командование, являлось как раз усиление китайского присутствия в Африке. То есть, официальные цели, заявленные при создании новой структуры были самыми что ни есть благородными: гуманитарная и экономическая помощь, борьба с международным терроризмом, помощь в построении демократии и т.д. Но, как говорится, «но мы-то знаем». На самом деле в Пентагоне распространено мнение, что в недалеком будущем Африка опять станет своеобразным «полем битвы» двух систем. Только в отличие от второй половины ХХ века, когда на африканском континенте соперничали СССР и США, используя третьи страны, в новом веке, США будет «воевать» с Китаем.

И вот кстати, еще в тему:

"Министр нефти Судана аз-Зубейр Ахмед аль-Хасан обсудил в Пекине на заседании совета директоров Хартумского нефтеперерабатывающего завода вопросы расширения мощностей этого предприятия. В ноябре 2009 года в Хартуме между правительством Судана и китайской компанией CNPC было подписано соглашение об увеличении мощности местного НПЗ со 100 тысяч баррелей нефти в день до 200 тысяч.

Хартумский НПЗ является совместным предприятием, в котором в равных долях участвуют правительство Судана и компания CNPC, которая сегодня является ведущим инвестором в энергетический сектор Судана".

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

Так вот, возвращаясь в начало. В мире кризис, в Китае – тоже. А они, несмотря на это инвестируют и инвестируют в Черный континент. Медленно, методично и не обращая внимания ни на что.

Вряд ли доживу до этого времени, но очень хочется посмотреть, КАК Китай будет влиять на Африку, ну скажем, в 2050 году… Есть ощущения, что очень сильно.

И теперь Карамаев пишет:

Вот сейчас простые африканские бедняки взвыли — Китай подкрался незаметно. Вообще, тут есть над чем подумать — дело не конкретно в Китае или конкретно в Замбии, это-то параллели первого порядка. Там есть более глубокий смысл.

Китай - Африка

Еще один выплеск на тему проникновения Китая в Африку. Об этом, конечно, в последнее время не писал только ленивый, а уж всякие блоггеры-политологи, тем паче. Даже я, грешным делом, оскоромился. Но вообще-то это банальность Люди из тех кто постарше и поумнее говорили об этом еще в те времена, когда между Лимпопо и Замбези гордо реял бело-зеленый флаг. Никто их естественно не слушал – как, например, в случае с Петер-Боуйером:

«Я уже более 40 лет не перестаю заявлять, что вся Африка станет огромной частью Китайской империи. Это уже и так видно, а к 2050 году заработает в полную силу. Уже сейчас китайцы контролируют ряд медных рудников в Замбии и ввозят туда китайских рабочих, предпочитая использовать их, а не африканцев. Протесты негров, потерявших работу, китайцев не волнуют – китайским рабочим на шахтах платят вполовину меньше, чем африканцам. В Зимбабве Мугабе уже отдал китайцам шахты и земельные участки, которые китайцы обрабатывают своими силами и это дешево им обходится. Аналогичные вещи происходят в Заире и других африканских странах. Письмена уже начертаны на стене, но негры еще не осознают, что грядет им навстречу. Настоящий расизм и угнетение для простых африканских бедняков еще впереди.»

Вот сейчас простые африканские бедняки взвыли – Китай подкрался незаметно.

Вообще, тут есть над чем подумать – дело не конкретно в Китае или конкретно в Замбии, это-то параллели первого порядка. Там есть более глубокий смысл.

Hunt for Successor 19: We, the Zambinese
Field Ruwe, June 13, 2012
Мы, замбитайцы
Филд Руви

«Нихао, нихао ма? Во хэньхао» означает «Привет, как жизнь? Прекрасно!». Это на путунхуа – китайском языке. Именно так начиналось письмо, полученное мной на днях от одного молодого замбийца. «Я хожу на курсы китайского языка при институте Конфуция», написал он далее. «Мы сейчас разучиваем гимн КНР. На прошлой неделе наш учитель объяснил нам, о чем поется в гимне: «Вставайте те, кто не желает быть рабами!...

Объяснение психологии китайского успеха
в статье
Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе

Своею плотью и кровью мы построим новую Великую стену»».

«Господи Боже, помоги всем нам», пробормотал я и продолжил читать далее.

«Что касается меня, то я предпочитаю китайский язык английскому», написал он, а закончил письмо словами «цзай цзянь» («до свидания»).

Я молча сидел, уставясь в монитор. В мозгу всплыли слова – «Британская империя».

«Нас колонизируют», сказал я вслух.

В ушах зазвенела фраза итальянского форварда Марио Балотелли: «Почему всегда я?»

«Почему всегда мы», сказал я вслух. «Где все эти интеллектуалы, призванные нас спасти? Где все эти инженеры, ученые, экономисты, юристы, доктора и прочие, получившие образование в Замбии и за рубежом – где они?»

В пролёте, вот где. Присутствие китайцев в нашей стране – явное тому свидетельство. Наши интеллектуалы так и не смогли дать сколь-нибудь внятного объяснения китайским инвестициям в Замбию. Наша интеллигенция не видит смазанную границу, отделяющую китайские вложения в нашу экономику от неоколониализма.

Где Калеб Фанденга – в тот момент, когда он так нужен?

Он – и другие – устроились на электрической изгороди и смотрят на то, как история повторяется. Они безнадежно глядят на то, как нас колонизируют китайцы – подобно тому, как когда-то колонизировали британцы.

Более века тому назад, в 1890 году, Сесил Джон Родс знал, что нет интеллектуалов-замбийцев – и уговорил короля Леванику подписать лживые концессии на право добычи полезных ископаемых в пользу Британской Южно-Африканской Компании. Точно так же и Ху Цзиньтао сегодня полагает, что в Замбии нет интеллектуалов – а посему он смог втравить наше бедное легковерное правительство в подписание очень изящно выписанных, но совершенно необоснованных контрактов. И сейчас Китай с пугающей скоростью становится нашим новым колониальным хозяином.

Вот чем мы расплачиваемся за нашу неуклюжесть, за нашу инертность, за отсутствие стремления к инновациям и изобретательности, за отсутствие целеустремленности, за нашу дезорганизацию, за синдром вечной зависимости, за жадность, коррупцию, трайбализм, охоту на ведьм, невежество, пустые обещания, перекладывание вины и поиск виноватых, за раздутый эгоизм и разложившихся политиков.
Мы можем носить костюмы от лучших портных, роскошествовать в особняках, держать миллионы квачей в банках, ездить на Мерседесах, важно идти с дипломатом в одной руке и тростью в другой по центральной улице – но при всем при этом мы бессильны. Нами управляет не наша власть, а внешние силы.

Очень долгое время мы были на вторых ролях. Сначала нам диктовали свою волю работорговцы, потом Сесил Родс с британцами, потом американцы, русские, МВФ, Всемирный банк – ну, теперь, китайцы. Грубо говоря, мы – это всемирный половик. Тряпка у порога. Все кому не лень, приходят и вытирают о нас свои грязные ноги. А мы им это позволяем.

Позвольте кое-что спросить – вот иногда, наедине с собой, вы задаетесь вопросом: «Почему ко мне все так относятся? Почему мен всегда только шишки достаются?» Может быть, вы выходите из себя и кричите: «Да за что ж мне такое-то?» Только честно.

Отвечаю: потому что вы не смогли принять вызов. Чем вы можете доказать, что лучше? Вы превратились в иждивенца – в неимущего лишенца. Вам сказали, что вы ни на что не годитесь – и вы этому поверили. И до сих пор продолжаете верить. И они это знают. Вот потому и продолжают вами командовать.

Еще одно: они знают, что мы нищие. Наши политические стервятники развалили экономику, отобрали у нас чувство собственного достоинства и приговорили нас к вечной бедности. Да-да, вы не ослышались, мы – нищета.

Мы настолько бедны, что Китай шлет нам пекинские цыплячьи ножки и одевает нас в восточные тряпки. Мы изучаем путунхуа. Скоро наши дети будут носить имена типа Цзиньцзянь Камбвили, Чжиян Хаатембо, Юань Навакви и Цзихань Скотт.

Серьезно, мы – замбитайцы.

Честно говоря, мне хочется снять шляпу перед «Пекинскими мальчиками» из Министерства госбезопасности – за великолепно проделанную работу. Центральное учреждение китайской разведки годами планировало свою работу – и теперь пожинает плоды успеха. Под прикрытием экономического роста и борьбы с нищетой, Китай втянул нас в уже необратимый симбиоз. В своем стремлении стать мировой державой, Китай нас лихо использовал.

Вот как нас поимели. В 1964 году Замбия стала первой африканской страной, установившей дипломатические отношения с Китаем. В Лусаке открылось китайское посольство, а в нем был Отдел Исследований и Изысканий, занимавшийся разведкой. Работал в нем персонал из 8-го Бюро Центрального разведывательного департамента – иначе называемого Институтом Современных международных отношений (ICIR).

На полную мощность эта контора заработала в 1965 году, когда премьер-министр Родезии Ян Смит в одностороннем порядке провозгласил независимость от Великобритании и тем самым отрезал нас от выхода к морю. Китай увидел в родезийской независимости прекрасную возможность начать постепенный процесс тихой «колонизации». 6 сентября 1967 года, правительства Китая, Танзании и Замбии подписали соглашение о совместном строительстве 1870-км железной дороги ТАЗАРА. Китай предоставил беспроцентную ссуду в 1 миллиард долларов с выплатой в течение 30 лет.

Для Китая ТАЗАРА была тем же, что для Родса его дорога Каир-Кейптаун – возможностью проникнуть вглубь континента и начать разрабатывать природные ресурсы Африки. Родс хотел колонизировать Африку как можно быстрее – а вот Китай предпочитал подождать, пока закончится Холодная Война. Только после того, как рухнул коммунизм, Китай начал разворачиваться в сторону рыночно-ориентированной экономики и колонизировать Замбию и остальные страны центральной и южной Африки.

Фактически, ковровую дорожку для Китая расстелил президент Чилуба и его «Движение за многопартийную демократию» - в тот момент, когда обанкротили экономику страны. За два срока у власти, Чилуба распродал все государственные медные рудники и 257 государственных предприятий частным инвесторам. И когда китайцы заглянули в замбийскую казну, то ничего там не увидели. Деньги исчезли, а над страной висел огромный долг перед МВФ и Всемирным банком. Замбия была бедна, как церковная мышь.

ICIR приступил к работе. В октябре 2000 года Председатель Всекитайского собрания народных представителей Ли Пэн встретился с Чилубой, чтобы обсудить «двусторонние» отношения и «вписать новую главу в историю китайско-замбийских отношений». «В будущем», сказал Ли Пэн, «Китайская народная республика со своей стороны будет только поощрять развитие бизнеса в интересах взаимовыгодного сотрудничества с Африкой».

Правительство Мванасавы оказалось в дураках. Лицо страны начало меняться. К 2006 году в Замбию прибыли тысячи китайцев и торговые центры типа Камвалы заговорили с восточным акцентом.

В Замбии начало расти недовольство – народ почуял угрозу со стороны пришельцев. Увидев это, лидер оппозиции Майкл Сата (по прозвищу «Королевская кобра») в своем стремлении занять власть начал разыгрывать антикитайскую карту. Собственно он и построил свою президентскую кампанию на факте присутствия китайцев в Замбии, публично называя их «разносчиками инвестиций»: «Мы не собираемся мириться с инвесторами-эксплуататорами. Страна принадлежит замбийцам. Китайские инвестиции не улучшили жизнь народа Замбии».

Толпы приходили в восторг. Замбийские торговцы, потерявшие свой бизнес на рынках Камвалы и в других городах страны, сплачивались вокруг Саты и с воодушевлением голосовали за «Кобру». В итоге он победил правительство (поддерживаемое китайцами).

23 сентября 2001 года. День Исхода. Наш лидер, великий и могучий Майкл Сата был должен выступить с обращением к нации – и использовать всю свою власть, чтобы очистить страну от «разносчиков инвестиций» (как он их постоянно обзывал). По крайней мере, мы так думали. Мы ждали этого от нашего «человека дела». Ждали мы, ждал и весь мир. Кроме Пекина, конечно.

«Пекинские мальчики» сохраняли исключительное спокойствие. Они знали «Кобру». Они знали, что новый президент использовал антикитайские настроения в обществе исключительно как кран для сброса давления. Они знали, что его анти-Пекинская риторика – это всего лишь способ набрать себе голоса раздраженных шахтеров и торговцев, считавших Китай угрозой.

Ну и? Конечно, они оказались правы. Господи ты Боже, ну ведь первым кто официально встретился с нашим «Коброй», после вступления его в должность, был посол КНР Чжоу Ю Цзио. И призвал китайских бизнесменов активнее инвестировать в различные области экономики Замбии. Вот так, дамы и господа, китайский дракон спокойно укротил нашу кобру.

На дворе 2012 год. Наш президент до сих пор не в силах прочитать, что написано на кофейной гуще. Он до сих пор наивно полагает, что китайские инвестиции – объем которых превысил 10 миллиардов долларов США – идут Замбии только на пользу.

«От финансовых вложений выигрывают как Замбия, так и Китай», сказал он на мартовской встрече с Луо Тао, генеральным директором китайской группы горнодобывающих компаний цветных металлов. «Увеличение инвестиций должно служить взаимной выгоде двух стран и двух народов».

Слушайте, скажите ему кто-нибудь, что нас полным ходом колонизирует самая многочисленная нация на планете. На Земле два миллиарда китайцев – и часть из них рвется осесть в Замбии. А почему?

«Тут нет загрязнения окружающей среды. Нет транспортных пробок. Погода – просто вечная весна», отвечает учитель китайского языка Зен Гуан Ю. «А уж спокойный ритм жизни – и не сравнить с Китаем, где гонка не прекращается ни на секунду».

Что случилось с нашими политическими и экономическими «метеорологами», чья задача – предсказывать «погодные» условия для страны и предупреждать власти? Они как, делом заняты или просто покрасоваться вышли?

Наши мудрецы-экономисты не рвутся объяснять правительству, что означают огромные финансовые вливания Китая в нашу экономику для страны. Они не стремятся предсказать, что наступит день – и мы окажемся в чудовищном долгу у Китая (как и у МВФ), и станем просто «нацией на доверенности», т.е. колонией. Они не говорят нашему президенту, что каждый раз, когда он получает от китайцев «финансовую помощь» – в чемоданах – он увеличивает долги, расплачиваться по которым придется нашим детям. И более того, они не кричат во все горло о том, что через

50 лет китайцы станут в Замбии большинством (втрое превосходящим коренное население) – и мы потеряем свою землю.

Я написал в ответ моему собеседнику: «Когда мне было 7 лет, то я учился писать – но не на бемба (самый распространенный язык того времени), а на английском. Я был еще слишком мал, чтобы понимать, что происходит вокруг. Отец рассказывал мне о Кеннете Каунде – «Мвана ва Давиде», как он с любовью называл его.

- Он сражается за нашу свободу, - сказал он.

- Свободу от чего? – спросил я.

- Свободу от колониализма. Нас колонизировали англичане. Они владеют нашими шахтами, промышленностью – всем. Мы трудимся на них – как рабы. Разница только в том, что они нам платят – хотя и очень мало. Если мы хотим получить лучшую работу, то нам надо учить их язык.

Английский, сынок – это самый влиятельный язык в мире».

В своем письме я задал моему собеседнику вопрос: «Знаешь ли ты, почему ты учишь путунхуа?»

И сам же за него себе ответил: «Потому что китайцы надеются сделать его самым влиятельным языком мира»

Я спросил также: «Почему мир не учит бемба или ньяньджа?»

И ответил: «Потому что мы – никто и ничто. Потому что мы слабые и нищие. Честно сказать, мы беднейшие из бедняков. Никто не учит язык бедноты».

Закончил я самым важным вопросом: «И что ты со своими приятелями будешь делать?»

И кстати, в тему - еще одна новость:

Сегодня в Катете, восточная Замбия, местные торговцы попытались разгромить лавку, принадлежащую китайцу. Они обвинили его в том, что из-за него они теряют свой бизнес, поскольку он продает товары по куда более низким ценам, чем они.
Торговцы заявили, что Чжан Бин должен свернуть свою торговлю в регионе – поскольку продает одежду и обувь вдвое ниже средней рыночной цены: «Этот китаец нас фактически убивает. Он открыл магазин в прошлую пятницу, и теперь все наши клиенты закупаются только у него».

Вызванная полиция смогла предотвратить разгром магазина, принадлежащего китайцу.

http://gabblgob.livejournal.com/921499.html

http://tiomkin.livejournal.com/846199.html

http://tiomkin.livejournal.com/983063.html