За последнее время «Южный Китай» опубликовал биографии семи китайских лидеров высшего звена – членов Постоянного комитета Политбюро Компартии Китая, которые демонстрируют всю глубину противоречий, сложившихся в китайской политике и высокую степень коллективного управления страной.

Семь постоянных членов Политбюро

Си Цзиньпин – генеральный секретарь КПК, председатель КНР. Вошел в состав ПК Политбюро из кресла мэра Шанхая. В своей политической карьере многим обязан Цзян Цзэминю. Однако за его плечами стоит своя собственная армейская группа провинции Шэньси. С первых месяцев своего руководства он переподчинил себе военную власть и инициировал ряд собственных проектов, которые имеют прямое отношение к провинции Шэньси, Гуандун и Фуцзянь. Си имеет тесные союзные связи с другими членами Политбюро – Ван Цишанем и Чжан Гаоли. Все это делает его вполне независимой от Цзян Цзэминя и тем более Ху Цзиньтао – фигурой. Си Цзиньпин – представитель «принцев» в партии – потомственной «красной аристократии».

Ли Кэцян – второй человек страны – премьер правительства Китая – Госсовета КНР. Земляк Ху Цзиньтао, его личная креатура, и представитель группы «комсомольцев». За Ли стоит вся мощь исполнительной власти и народного хозяйства. Ли представитель провинции Аньхой.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

Чжан Дэцзян – глава китайского парламента, ВСНП. Независимая фигура, представитель военных Северо-Востока – в частности провинции Ляонин. Выдвинулся в ходе противостояния Си Цзиньпина с группой Чжоу Юнкана – Бо Силая – оба связаны с Сычуаньским регионом, конкурентом провинции Шаньси в проекте Нового Шелкового пути. Также представитель «принцев».

Юй Чжэншэн – глава центрального совещательного органа Китая – НПКСК. «Шанхаец» - человек Цзян Цзэминя, представитель военной элиты Шанхайского военного округа. Представитель «принцев».

Лю Юньшань – глава Секретариата ЦК КПК – администрации Компартии. Выходец из провинции Шаньси. «Комсомолец» и человек бывшего генсека Ху Цзиньтао. Представитель силовиков из спецслужб при генсеке Ху Цзиньтао.

Ван Цишань – глава Центральной комиссии по проверке дисциплины КПК – «внутренней полиции партии». Организатор масштабной антикоррупционной кампании в партии, в результате которой лишились своих постов, как представители «шанхайцев», так и многочисленные «комсомольцы». Тесный союзник Си Цзиньпина и Чжан Дэцзяна. Примыкает к "принцам".

Чжан Гаоли – вице-премьер правительства КНР, заместитель Ли Кэцяна. Происходит из Цюаньчжоу – соседнего с городом Сямэнь, где глава Китая Си Цзиньпин длительное время работал мэром. Судя по всему имеет с ним тесные связи. Представитель своей небольшой группы южно-китайской провинции Фуцзянь. Положение Чжана не совсем ясно. В свое время он успел поработать по комсомольской линии, а также имеет тесные связи в нефтяных корпорациях.

Си Цзиньпин инициировал создание двух особых органов, которые стоят особняком от Политбюро - Комитета по углублению реформ и Комитета государственной безопасности – в которые члены политбюро вошли не полным составом. Эти инициативы могут свидетельствовать о деградации института Политбюро в принципе.

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Борьба группировок и конец эпохи Дэн Сяопина

Борьба группировок стала настолько явной, что о ее недопустимости открыто заявил Си Цзиньпин – генеральный секретарь партии и глава Китая. При этом трудно предугадать, какая из группировок займет доминирующее положение, так как между ними создался трудно изменяемый баланс сил. Это обстоятельство становится критическим в сложный период спада экономического роста и необходимости структурных реформ китайской экономики. Страну, раздираемую политическими противоречиями, трудно привести к единому знаменателю без очевидной победы той или иной группы.

Уже достаточно скоро - осенью 2017-ого года в Китае пройдет 19-ый съезд КПК, на котором должны будут уйти по возрасту пять из семи членов ПК Политбюро. Их место должны будут занять новые лица. Ожидаемая смена и гарантированная стабильность развития может оказаться иллюзией – ведь с уходом от власти Ху Цзиньтао в китайской политике практически закончилась эра Дэн Сяопина. Ху Цзиньтао, как утверждается, был последним ставленником Дэн Сяопина – обязательным преемником «шанхайца» Цзян Цзэминя. На новые лица авторитет Дэна не распространяется. Именно этим вызваны тотальные изменения в китайской элите – сотни руководителей лишаются своих постов, тысячи парализованы своим неясным будущим.

При всей силе и авторитетности Цзян Цзэминя – его назначение являлось результатом компромисса ряда политических группировок в партии. Его авторитет изначально был не сравним с авторитетом Дэн Сяопина. «Дедушка китайских реформ» соперничал с самим основателем Нового Китая – Мао Цзэдуном. Дэн Сяопин – прошедший партизанскую войну и ссылки, гонения Мао Цзэдуна, положивший на алтарь лидерства жизнь собственного сына – был настоящим авторитетом в партии, влиявшим не только на партийные и государственные институты, но и на армию.

Отношение китайцев к нововведениям
в статье
Китайский подход к прогрессу и модернизации

Отсутствие такого лидера, имеющего за спиной эффективную идеологию, даже при самых активных усилия масс-медиа, направленных на создание имиджа нынешних руководителей, дают основания полагать, что в ближайшем будущем децентрализация и баланс влияния группировок только зафиксируются и приобретут более очевидные очертания. В реальности это может выразится в ускорении демократического процесса – именно открытая политическая борьба и прямые выборы могут хотя бы внешне наделить авторитетностью новых лидеров страны.

Если этого не произойдет – не исключены и радикальные перемены, связанные с фактической опорой новых лидеров на армию и спецслужбы. Если таковые перемены произойдут, то реальной эффективной и доступной для населения идеологией в Китае станет национализм. В условиях относительной обеспеченности общества – социализм утрачивает структурирующую силу: идеи равенства не только не объединяют бедных против богатых, становятся неинтересными большинству населения.

Идеи распада Китая на независимые государства также не имеют под собой каких-либо оснований. В отличие от СССР – где доминирующую роль в развале страны сыграла преобладающая российская группа, в Китае такой группы нет – все группы имеют относительно равные силы. Максимум, что ожидает Китай – это федерализация, то есть реальная передача полномочий и бюджета региональным группам, при формальном соблюдении принципов унитаризма.

Западная политология вычленила в китайской политике две крупные группировки: «принцев» - детей высокопоставленных чиновников КНР, которые заняли высокие посты благодаря связям, и «комсомольцев», которые сделали свою карьеру в партии без поддержки со стороны, но опираясь на собственные группы. К лидерам принцев относят Си Цзиньпина – главу Китая, а к лидерам «комсомольцев» бывшего генсека Ху Цзиньтао и его протеже – нынешнего премьера Ли Кэцяна. Однако в реальности между «принцами» и «комсомольцами» не существует противостояния, реальных группировок в партии гораздо больше – а деление на «принцев» и «комсомольцев» является лишь стремлением принизить роль последних, сравнив их с выходцами из низов, не имеющих отношения к императорскому Китаю.

Особенности китайской психологии и поведения
объясняющие поступки политиков и поведение государства, в статье
Сохранение лица в китайской культуре

Сама группа «принцев» достаточно велика и аморфна, чтобы ее можно было назвать «партией» - для нее более подходит термин «закрытый клуб», где допуском является наличие родства в руководстве, чего нельзя сказать о «комсомольцах» - поднятые с самого низа – они полностью преданы своему покровителю и максимально сплочены. Вопреки упрощенной западной картинке – между «принцами» и «комсомольцами» не существует жесткого противодействия. Реальное противодействие скрыто и разворачивается между другими группами.

Наследные принцы китайской элиты

«Тай цзы дан» 太子党 - «Партия наследников императора» - не новый термин, носящий чаще отрицательное, чем положительное значение. Впервые, как отмечается, этот термин использовался для элиты династии Тан, которая испытывала серьезный кризис. "Принцами" называли также влиятельную группировку в династии Цин при императоре Канси. В дальнейшем термин распространился на подопечных сына Юань Шикая - одного из быстро потереявших власть политиков, а также на детей руководителей Гоминьдана - партии, потерявшей Китай.

Реинкарнация этого термина связана с усилением «традиционалистского» «императорского» начала в Компартии – лидеры все сильнее ощущают недостаток авторитета и вакуум идеологии, с помощью которой можно было бы управлять китайским обществом, быть для него авторитетом. Акценты на «равенство» и «плошку риса» меняются акцентами на воссоздание империи в ее максимальных границах – и объединения всех элит распавшегося императорского Китая под одним крылом старой наследной элиты.

Однако больше всего принцев беспокоит постепенная потеря власти под напором более сплоченных представителей «комсомольцев» и других групп, которые возникли в Китае на волне экономического бума – и состоялись самостоятельно без поддержки родственников. Третьей причиной потерей авторитета принцев также является постоянные связанные с ними коррупционные скандалы. Сейчас, однако, эту проблему пытается решить Си Цзиньпин и другой член политбюро Ван Цишань, проводя в Китае масштабную антикоррупционную кампанию.

Отношение китайцев к иностранцам и чужеродным элементам
в статье
Расизм в Китае

Засилье в Центральном комитете новых людей привело к тому, что еще в 1997 году, нынешний генсек Си Цзиньпин, сын губернатора Гуандуна, и старший сын Дэн Сяопина Дэн Пуфан с трудом смогли попасть в список членов Центрального комитета КПК во время выборов, получив мизерное количество голосов. И лишь спустя долгих 10 лет, принцы вновь попали во власть – половина из состава нынешнего ПК Политбюро – «принцы».

Своему появлению в таком количестве в верхних эшелонах власти «принцы» обязаны покинувшему в 2002 году свой пост главе Китая – главе "шанхайской" группы Цзян Цзэминю. Расставляя недостаточно авторитетных и не всегда кристально безупречных людей на важные посты – он получал их лояльность и гарантировал свою власть, которую стремительно концентрировали его конкуренты – выдвиженцы Ху Цзиньтао – или группа «комсомольцев».

Оффшорные принцы. Ряд западных изданий утверждает, что значительное число представителей данной группы является держателями оффшорных счетов в банках государств Карибского моря.

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

Наследные принцы в Китае – список наиболее известных «сыновей и дочерей» китайской элиты

  • Си Цзиньпин – старший сын губернатора Гуандуна Си Чжунсюня, генсек КПК и глава Китая.
  • Дэн Пуфан – старший сын Дэн Сяопина, глава Общества благосостояния инвалидов. Дэн Нань – бывший замминистра Министерства науки и технологий
  • Чэнь Юань – сын Чэнь Юня – директор Государственного банка развития
  • Бо Силай – сын Бо Ибо – министра финансов КНР, бывший мэр Чунцина – ныне отбывает пожизненный срок заключения – основной конкурент Си Цзиньпина на выборах генсека осенью 2012 года.
  • Цзэн Цинхун – сын Цзэн Шаня – одного из лидеров КПК – бывший член ПК Политбюро, зампредседателя КНР. Его сын – Цзэн Вэй владелец значительной собственности в Австралии.
  • Юй Чжэншэн – член ПК Политбюро, сын Хуан Цзина – главы Тяньцзиня.
  • Ван Цишань – глава Центральной комиссии по проверке дисциплины, член ПК Политбюро. Зять Яо Илинь.
  • Ли Сяопэн – сын премьера Ли Пэна. Бывший глава энергетической корпорации «Хуанэн» - ныне глава провинции Шэньси (Северный Китай). Дочь Ли Пэна – Ли Сяолинь – глава China Power International
  • Цзян Мяньхэн – замглавы Китайской академии наук, директор Shanghai Auto. Реальный управляющий China Netcom. Сын Цзян Цзэминя.
  • Цзян Мянькан – генерал-майор НОАК. Сын Цзян Цзэминя.
  • Сыновья политика Ван Чжэня – Ван Цзюнь – глава корпорации CITIC, Ван Чжи – бывший глава корпорации Great Wall.
  • Лю Юань – сын бывшего председателя КНР – Лю Шаоци. Генерал-лейтенант Военной полиции, по слухам – глава антикоррупционной группы в НОАК.
  • Хэ Пэнфэй – сын маршала Хэ Луна. Замкомандующего китайским флотом. Контр-адмирал.
  • Пань Юэ – зять Лю Хуацина – замглавы Управления охраны окружающей среды.
  • Чэнь Хаосю – сын сычуаньского военного – маршала Чэнь И – замминистра министерства культуры.
  • Мао Синьюй – внук Мао Цзэдуна. Генерал-майор НОАК.
  • Вэнь Юйсун – сын бывшего премьера Китая – Вэнь Цзябао. Глава China Satellite Communications.

http://south-insight.com/node/1473

http://south-invest.com/prinz