В 2015-2016 годах резко увеличилось количество китайских туристов, приезжающих в нашу страну. На фоне обвала рубля и растущего уровня жизни в Китае можно было бы ожидать, что туристический бум благоприятно скажется на российской экономике. Однако факты и оценки специалистов, знающих ситуацию изнутри, показывают, что без активного вмешательства государства в данную сферу большая часть доходов от приема китайских путешественников будет отправляться обратно в Поднебесную. Корреспондент «Ленты.ру» Ян Шанский разбирался с подробностями.

Год еще не закончился, но уже сейчас ясно, что объемы китайского въездного туризма в нашу страну побьют очередной рекорд. Сколько их на самом деле, как и в случае с китайскими мигрантами, точно сказать не может никто. Статистика ФМС, Ростуризма, Росстата и отраслевых организаций разнится, но и без четких цифр понятно, что их стало намного больше. Считается, что за 2015 год количество приезжающих к нам китайцев увеличилось в два раза. Относительно надежны данные ассоциации «Мир без границ», учитывающей число туристов, приезжающих в составе групп: только за первое полугодие 2016 года их насчитали 230 тысяч человек — на 47 процентов больше, чем годом ранее. Для сравнения: в докризисном 2010 году общее количество туристов за год было намного меньше — всего 158 тысяч человек.

Объяснение психологии китайского успеха
в статье
Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе

Потенциал этого турпотока огромен. Население Китая многочисленно, платежеспособность приезжих китайцев с учетом российских цен сомнений не вызывает. Однако профессионалы, занятые в сфере приема туристов из Поднебесной, далеки от оптимизма. Виной тому прежде всего неготовность нашего рынка: в первую очередь — состояние инфраструктуры гостеприимства и отсутствие соответствующего законодательства. Существующие тенденции таковы, что основные доходы от обслуживания китайских туристов в России находятся в руках китайского бизнеса, а позитивный эффект для российской экономики сильно ограничен.

Кто и как приезжает

Среди китайских туристов существует определенная региональная специализация. Жители приграничных провинций, как правило, ездят в соседние регионы России: Приморье, Приамурье, Забайкалье. Чаще всего это двух-трехдневные шоп-туры. О том, насколько «привлекательно» для китайских туристов наше приграничье, может свидетельствовать такой факт: из 5,5 миллионов китайских туристов, посетивших в 2015 году приграничный город Маньчжурию, разыгрывающий для своих соотечественников «карту русской экзотики» (посреди степи даже построили копию собора Василия Блаженного и самую большую в мире матрешку), только 0,51 процента путешественников пересекли границу, чтобы побывать в Забайкальском крае.

Гости из центральных и южных районов Китая едут в основном в Москву и Питер. Оба города посещаются в рамках одного группового тура, рассчитанного на семь-девять дней. Именно групповой туризм является основой рынка. Это объясняется тем, что только в составе туристической группы в Россию можно въехать без визы, и тем, что китайцы попросту боятся ездить в нашу страну самостоятельно и без переводчика. К тому же за Россией закрепился имидж страны для небогатого среднего класса, которому веселее и как-то привычнее ездить коллективом. Индивидуальные VIP-туристы и хипстеры, путешествующие с путеводителем, конечно, тоже есть, но в общей массе ими можно пренебречь.

Отношение китайцев к иностранцам и чужеродным элементам
в статье
Расизм в Китае

Программа тура стандартна и соответствует вкусам и представлениям китайских туристов. В Санкт-Петербурге «гвоздем программы» является Эрмитаж, причем китайцы ценят его не за коллекцию искусства, а за дворцовые интерьеры. В Москве — Кремль. Попытки гидов затащить китайцев, например, в Третьяковскую галерею, как правило, безуспешны: китайцы просто не понимают, что там смотреть. «Золотое кольцо», о туристическом потенциале которого любят рассуждать региональные власти, тоже не имеет особых перспектив. Без специальных знаний по истории и искусству древней Руси многочисленные храмы и монастыри китайцам кажутся совершенно одинаковыми и, положа руку на сердце, не очень интересными.

Всей работой по отправке и приему туристов занимаются китайские турфирмы. Именно они продают путевки в Китае, они же занимаются расселением, подбором мест питания и транспорта. Вся работа на местах ложится на живущих в России представителей китайских турфирм, зачастую не имеющих какого-либо официального статуса. В Москве гидами работают китайские граждане, иногда даже не владеющие русским языком. В Санкт-Петербурге китайцы вынуждены нанимать российских переводчиков, имеющих лицензию на работу в Эрмитаже, однако это скорее счастливое исключение. Повсеместно в регионах китайские турфирмы и гиды собирают практически весь «урожай» с тургруппы.

Российские турфирмы в этой схеме нужны лишь для того, чтобы выдавать приглашения, без которых безвизовый въезд группы невозможен. Фактически же от обслуживания китайского турпотока они самоустранились. Понимая бесперспективность конкуренции с китайскими туроператорами в массовом сегменте, отдельные российские фирмы пытаются развивать «штучный» VIP-сегмент.

Где и как тратят деньги туристы

Большая часть трат на путешествие в Россию китайскому туристу предстоит еще в Китае. При покупке путевки оплачивается сразу дорога, проживание и питание, причем практически по себестоимости. Средняя стоимость путевки на 7-9 дней составляет 5-8 тысяч юаней (50-80 тысяч рублей сейчас, 25-40 тысяч рублей по «докризисному» курсу). Турфирма может позволить себе подобный демпинг, так как основные доходы она получает с туриста во время путешествия.

Особенности китайской психологии и поведения
объясняющие поступки политиков и поведение государства, в статье
Сохранение лица в китайской культуре

Как правило, питание и проживание осуществляется в бюджетном сегменте. Например, в Питере уже в этом году российские туристы столкнулись с проблемой нехватки гостиниц экономкласса, так как именно в них, а не в пятизвездочных отелях проживали китайские группы. Бронь осуществляется на год вперед, что позволяет получать большие скидки, тем более что почти все рестораны и некоторые гостиницы, даже оформленные на российские юридические лица, на самом деле принадлежат китайскому капиталу.

В Россию турист едет без наличных. Для Китая, где даже банковские карты уже являются анахронизмом, а большая часть покупок делается с помощью QR-кодов в популярной социальной сети We Chat, везти с собой юани или валюту кажется чем-то невообразимым. В результате почти все покупки осуществляются по картам. Все специализированные магазины, куда возят китайские группы, оборудованы пос-терминалами платежной системы «Юнионпэй».

Эти магазины оформляются легально, но попасть туда со стороны невозможно. Охранник на входе вежливо попросит вас выйти, сославшись на технический перерыв или спецобслуживание. Главная статья доходов — продажа ювелирных изделий. Наценка на золотые изделия в таких магазинах составляет до тысячи процентов. Самый доходный бизнес — продажа поддельного янтаря. Своего янтаря в Китае нет, поэтому разбираться в нем некому. Кусок пластмассы, выдаваемый гидом за янтарь, может стоить до 200 тысяч рублей. Подобные покупки все же редкость: в основном спросом пользуются простенькие поделки из «янтаря» и недорогие золотые украшения — кулоны, цепочки, кольца. Часто покупается несколько экземпляров одного и того же изделия. Объясняется это очень просто: турист покупает не себе, а для подарков (жене, любовнице, родственникам, коллегам по работе). Изделия из драгоценных металлов и с драгоценными камнями китайским туристам неинтересны.

Отношение китайцев к нововведениям
в статье
Китайский подход к прогрессу и модернизации

Выручка таких магазинов составляет до 4-5 миллионов рублей в день. Конкуренции со стороны они не боятся, так как все перемещения китайских тургрупп контролируются оператором, и шансы на то, что турист купит что-то вне этих магазинов, минимальны. Стоит ли говорить, что все они так или иначе контролируются китайским бизнесом. Попасть в эту сферу, не будучи с ним связанным или не имея партнерских отношений, невозможно, какой бы хороший магазин с какими бы ценами ты ни открыл. Гиды просто не будут водить туда туристов.

Доход от этих специализированных магазинов составляет главный интерес китайских турфирм. Они забирают 30 процентов прибыли от той суммы, которую потратили поставленные ими группы. Еще 30 процентов забирает непосредственно китайский гид. Оставшаяся сумма за вычетом издержек на аренду помещения, ЖКХ, зарплату русским продавцам и выплаты различным партнерам остается у китайского бизнесмена, который контролирует магазин.

О чем не принято говорить

Одна из главных проблем, с которой сталкивается русская администрация магазина для китайских туристов, — постоянная нехватка наличных. Как уже было сказано, расплачиваются туристы картами, а «откаты» каждый день турфирме и гиду нужно платить наличными. С 1 января 2017 года российские банки под предлогом борьбы с финансированием терроризма получат возможность блокировать операции по обналичиванию.

Один из экспертов считает, что это заставит бизнес уйти еще глубже в тень. Магазины будут вынуждены нелегально устанавливать у себя терминалы китайских банков или обналичивать прибыль в так называемых «народных банках» на китайских рынках (например, в Москве это «Садовод»). Представитель этого «банка», получив уведомление о переводе денег на его счет в Китае, будет выдавать клиенту нужную сумму в рублях. В этом случае наиболее прибыльные транзакции, связанные с обслуживанием китайских туристов, окончательно выйдут из-под контроля российских органов.

Другой источник значимых доходов — подпольный игорный бизнес. Единственное легальное казино, ориентированное на туристов из Китая, функционирует под Владивостоком и принадлежит гонконгскому магнату Лоренсу Хо. Итоги первого года работы казино следует считать успешными: посетители из числа китайцев есть, и доход они приносят. Однако принято считать, что прибыль подпольного игорного бизнеса в российских столицах значительно больше. Этот бизнес изначально криминален, и китайские турфирмы предпочитают в него не лезть. Поэтому больше всего прибыли от китайских туристов в России имеет как раз теневой бизнес: казино, стриптиз, подпольные бордели.

Китайские посредники получают небольшой доход от туриста в виде «отката», но большая часть прибыли остается в руках русских владельцев заведений. Как сообщают с мест, расценки для китайских туристов действуют стандартные. Китайский клиент — дисциплинированный и беспроблемный, но щедрым его назвать нельзя. Гулять до утра с цыганами и медведями — это не про прижимистый китайский средний класс.

Кстати, питейные заведения туристического бума вообще не заметили. Во-первых, китайцы боятся в них ходить из-за проблем с безопасностью. Во-вторых, формат западных баров им вообще непонятен. Привычные для них К-TV (караоке в отдельных кабинках) и консумации уже появляются, но они изначально контролируются китайским бизнесом или его русскими партнерами. Например, во Владивостоке появился бар «Пуцзин» («Путин-бар»). Формально в его названии использованы другие иероглифы, но развешанные по всему заведению портреты национального лидера на фоне березок и красавиц в кокошниках весьма красноречивы.

Среднестатистический китайский турист, побывав в Кремле, Эрмитаже и на стриптизе, купив набор золотых цепочек и поддельного янтаря, считает свою миссию завершенной. Психологически важным барьером считается сумма в 10 тысяч юаней, в которую туристы стараются уместить все свое путешествие (включая цену путевки). Так как большая часть денег тратится в специализированных магазинах, на долю случайных покупок в городе (например, сувениров с лотков или шоколадок в супермаркетах) остается совсем немного — та мелочь, которую воротилы этого бизнеса могут себе позволить не замечать.

Что будет и что нам делать

Сейчас российские компании зарабатывают только на билетах, отдавая основную добавочную стоимость китайцам. Конечно, мы получаем новые рабочие места, налоги от деятельности легальных гостиниц, ресторанов и магазинов, заказы на производство ювелирных изделий и сувениров. Имеется и мультипликативный эффект, так как те же сотрудники китайских компаний, проживая в России, тратят здесь свои зарплаты. Однако российская сторона не контролирует обслуживание турпотока и практически лишена возможности на него влиять.

Динамика же процессов на рынке такова, что китайский бизнес захватывает все большие ресурсы, в том числе используя классические схемы рейдерских захватов с привлечением российских ОПГ и коррумпированных чиновников. Зачастую китайцы договариваются с русским партнером, который выстраивает предприятие (например, тот же магазин) с нуля, после чего его «кидают» либо разоряют, открыв по соседству такой же магазин и пуская весь поток туристов туда.

Ситуация не изменится без регулирования отрасли. Организационный хаос выгоден только китайским турфирмам и тем, кто может извлечь некую ренту из сговора с ними. Для того чтобы этот хаос упорядочить, необходим закон, регулирующий прием иностранных туристов. В частности, в нем должна быть прописана норма, что гидами могут работать только российские граждане. Крайне желательно создать механизм, позволяющий им быть независимыми от китайского туроператора — это позволит увеличить долю доходов от приема китайских туристов, остающуюся в нашей стране. И это касается только экономического аспекта, хотя есть еще не менее важный культурологический аспект, который заслуживает отдельного внимания.

По примеру многих европейских стран должна быть создана туристическая полиция. Если раньше подобным механизмом можно было пренебречь, особенно учитывая риски ее превращения в очередную коррумпированную паразитирующую структуру, то сейчас, учитывая возросшие объемы турпотока и прибыли, которые фактически утекают из страны, и эта мера выглядит совершенно оправданной.

В конце концов, нужна либерализация экономических законов и поддержка малого и среднего бизнеса, что позволило бы создать собственную, независимую от китайского капитала инфраструктуру гостеприимства, которая смогла бы стать альтернативой для иностранного турпотока.

«Китаизация» пространства, которой весьма успешно занимаются в Санкт-Петербурге, и усиленная подготовка гидов-переводчиков — меры, безусловно, правильные и важные, но, к сожалению, они практически не дополняются продвижением туристических брендов и образа России в самом Китае. Нынешний туристический бум стал следствием не целенаправленных действий российских властей, а выгодной рыночной конъюнктуры. Если положение дел останется таковым и дальше, есть реальная опасность, что и те выгоды, которые сулит России нынешний туристический бум, пройдут мимо.

Комментарий:

Да, российское начальство не ожидало подъема Китая и всех вытекающих отсюда последствий. Заодно не ожидало, что, создавая пробки на улицах и разрушая памятники архитектуры, начальство наносит и будет с собянинской решительностью наносить многомиллиардные убытки не только населению, но и олигархам и прочим владельцам недвиги.

Однако, надо с самого начала признать, что туризм столь специфичен по устройству, что все бабки присвоить строго по нужным адресам невозможно. Можно претендовать на равное количество полетов самолетов из одной страны в другую, то есть половину доходов, но на все полеты претендовать нельзя.

Далее мы имеем проблемы чисто внутреннего свойства. Когда китайский гид водит экскурсии по Москве и отнимает работу у русского, он ничего не делает дурного. У нас ведь тоже хотят, чтобы приезжали таджики и узбеки и отнимали работу у русских. Наше законодательство и практика заточены под это. Когда китайцы останавливаются в гостиницах, чьи владельцы китайцы, они тоже не делают ничего дурного. Наше законодательство нацелено на право иностранцев владеть недвигой. У нас более 90% промышленности в руках иностранцев. Ещё хуже с китайскими ресторанами.

Там тургруппы, нарушая все понятия российского ресторанного бизнеса, кормят сытно и вкуснее, чем в российских ресторанах. Да, у нас традиция такая - кормить так, чтобы клиент был голоден. Но традиция не закон, тем более для посторонних, российских граждан китайцы соблюдают традицию - кладут меньше, счет делают больше.

Насчет карточек Юнион Пэй и покупок с мобильников тоже ясно. Монополия Визы и Мастеркард это российская политика, а политика должна наносить убытки экономике во имя прибыли мнополистов. Китайцы сами предлагали позволить населению РФ пользоваться системой Юнион Пэй. Я не против конкуренции, но это нанесет убытки западным финансовым монополиям в РФ. Короче, везде возникает ситуация в стиле - за что боролись, на то напоролись.

https://lenta.ru/articles/2016/11/29/china_down/

http://kosarex.livejournal.com/2618838.html