В настоящее время Китай сталкивается с серьезными проблемами в сфере регулирования миграционных процессов. Важным фактором китайской внутренней и внешней миграции в условиях замедления темпов роста экономики в Китае становится стремительный рост безработицы в стране. По данным министерства труда и социального обеспечения (МТСО) КНР, в Китае число безработных к концу прошлого года составило около 20 млн человек.

Внутренние миграционные процессы в Китае

Процесс миграции, в условиях растущей урбанизации с одной стороны и увеличения «избыточной рабочей силы» — с другой, становится одной из самых злободневных проблем современного Китая. В настоящий момент на ситуацию оказывает большое влияние беспрецедентный рост числа безработных в связи с рецессией китайской экономики. Количество трудоспособного сельского населения КНР определяется в 510 млн человек, в числе которых более 160 млн официально считаются «излишней рабочей силой». По прогнозам китайских специалистов, к 2020 г. данный показатель достигнет 250 млн человек.

На современном этапе наблюдается тенденция к интенсификации процесса внутренней миграции в Китае. Число мигрантов стремительно растет. Для сравнения в 70-х годах численность мигрирующего населения оценивалась в 100 тыс. человек, в 80-х годах — 2-3 млн, в 90-х — в 5-7 млн, а в 2012 г. достигла 150 млн человек, что составило более 11% от общего количества населения КНР. Подобная тенденция оказывает значительное влияние на экономику и политику КНР, что делает проблему трудовой миграции одной из ключевых и сложных задач для китайского руководства.

Китайская диаспора

В полном размере: Китайская диаспора

Китайские исследователи отмечают, что более 80% составляют «нунминьгун», так называемые крестьяне-мигранты, стремящиеся трудоустроиться в городах. Наиболее интенсивно «нунминьгун» переселяются из центральных и западных провинций в крупные города, приморские регионы и свободные экономические зоны. По данным МТСО КНР основными провинциями исхода крестьян-мигрантов являются — Сычуань, Хунань, Фуцзянь, Цзянси, Хубэй, Хэнань и Аньхой, а городами достижения миграционных потоков — Шанхай, Пекин, Гуанчжоу, Тяньцзинь, Чаньчунь, Харбин, Нанкин, Ухань.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

Самое большое число сельских мигрантов отмечается в провинции Гуандун, где крестьяне-мигранты составляют более 10 млн. В Шанхае около 3,3 млн, в Пекине — более 2 млн и в провинцию Цзянсу мигрировало 2,5 млн рабочих преимущественно из сельскохозяйственных провинций Аньхой и Сычуань. Согласно переписи населения 2000 г., содержащей наиболее полные данные о мигрантах, 131 млн китайцев — 1/10 часть всего населения страны проживало вне мест постоянной прописки. С учетом ежегодного прироста населения демографическая и миграционная обстановка в настоящее время в Китае еще более обострилась.

Ситуация с переселенцами ухудшается также в связи с тяжелым социальным положением крестьян-мигрантов. В силу «сельскохозяйственной прописки» крестьянство не имело возможности покинуть деревню. Только в 2000 г. по мере постепенной ее отмены крестьянству представился шанс на миграцию в города, в результате чего стал наблюдаться быстрый рост городского населения. К примеру, в 2001 г. 37% населения Китая проживало в городах, согласно прогнозам китайских демографов, к 2030 г. в мегаполисах будет проживать 50% населения страны, к 2050 г. — уже 70%. Данная тенденция в среднесрочной перспективе может превратить Китай в страну с преобладающим городским населением. Согласно докладу, обнародованному исследовательским центром Госсовета КНР, в городах и мегаполисах в настоящее время насчитывается более 210 млн подавшихся на заработки крестьян-мигрантов, а соотношение горожан и сельчан составляет 39,1 % — 60,9% соответственно.

Учитывая сложившуюся ситуацию, исследователи выделяют следующие основные факторы, влияющие на рост миграционных потоков в Китае:

— данный процесс обуславливается естественным движением трудовых мигрантов вследствие экономических преобразований в стране, межрегионального дисбаланса в развитии, уровня доходов населения и их качества жизни. К тому же миграцию стимулирует хроническая отсталость развития деревни от города;

— нерациональное использование земли и неравенство в распределении пахотных земель. На основе статистических данных за прошедшие 5 лет 80% всей земли выделенной на строительство новых промышленных объектов (3100 млн га) были получены нелегально. В стране не прекращается массовое изъятие пахотных земель под городское, промышленное и транспортное строительство. К 2012 г. в Китае насчитывалось около 100 млн лишившихся земли крестьян. Острая ограниченность земель пригодных для обработки в сельском хозяйстве порождает для крестьян и для общества в целом как экономические, так и социальные проблемы:

— естественный прирост населения. Ежегодно в Китае в трудоспособный возраст вступают около 10 млн человек.

Одновременно с этим, следует выделить основные последствия интенсификации миграционных процессов в Китае. По оценке специалистов, масштабная миграция сельского населения в экономически развитые районы имеет как позитивные, так и негативные последствия:

· с одной стороны, данный процесс эффективно способствует избавлению от низкодоходного способа аграрного производства, сложившегося на базе мелкого крестьянского хозяйства. Кроме этого, крестьяне-мигранты удовлетворяют спрос на рабочую силу в городах, в основном в строительной индустрии. Часть мигрантов нанимаются на работу в крупные сельскохозяйственные кооперативы, расположенные в пригородах мегаполисов;

· с другой стороны, несмотря на потенциальную возможность принятия большого числа населения в промышленно развитых районах, необходимо учитывать, что миграционный процесс обостряет там социальную обстановку. Крайне напряженная ситуация ощущается в сфере занятости населения, наблюдаемый рост числа мигрантов приводит к увеличению нагрузки на социальную инфраструктуру и росту правонарушений. Именно преступность сегодня является наиболее негативным моментом миграции. К примеру, в провинции Гуандун более половины преступлений совершаются рабочими из сельских районов, в СЭЗ на их долю приходится 70-80% правонарушений.

Следует отдельно выделить, что крестьяне-мигранты, проживающие в городах, не имеют полноценного доступа к системе образования и медицинскому страхованию, получают меньшую зарплату и не обладают гарантированным пенсионным обеспечением, а также не могут закрепиться на постоянной основе по месту работы.

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

Отметим, что только с 2001 г. правительство КНР обратило внимание на проблему миграции и начало принимать конкретные меры по улучшению условий жизни крестьян. Вслед за этим в период с 2001-2005 гг. последовал ряд правительственных решений, значительно упрощающих процедуру трудоустройства переселенцев. В конце 2008 г. по требованию МТСО КНР, всем соответствующим ведомствам на местах было поручено обеспечить рабочих-мигрантов медицинской страховкой, при этом особо выделяются обрабатывающая, строительная и другие производственные отрасли, где сосредоточены рабочие-мигранты.

Помимо естественных потоков миграции в Китае так же существует санкционированный правительством проект по управлению миграционными процессами или так называемая стратегия масштабного освоения запада.

В целях решения ряда накопившихся проблем, в том числе демографических и миграционных, китайское руководство с 2001 г. в рамках реализации данной стратегии направляет часть населения из восточных провинций в национальные окраины. В качестве конкретной цели реализации концепции в течение 50 лет (2000-2050 гг.) планируется повысить уровень жизни населения в западных районах более чем 5% в год, что, по мнению китайских специалистов, позволит довести качественные и количественные показатели до среднего уровня по стране.

Важным направлением данного курса является кадровая политика, согласно которой для квалифицированных специалистов и членов их семей при согласии на переезд в западные части страны создаются льготные условия для жизни и обучения детей. То есть, в западные районы привлекаются технические специалисты из восточных и центральных районов Китая. За последние 50 лет количество мигрантов в одной только СУАР возросло с 4% до 40%, причем основная их часть переселилась с началом реализации программы «большого освоения запада».

Инициированная Цзян Цзэминем стратегия и реализуемая уже нынешними лидерами КНР программа переселения части населения в западные регионы КНР призвана перенаправить естественный поток миграции в противоположную сторону. Вследствие этого, проводимый компартией Китая курс сталкивается с определенными препятствиями. Так, например, масштабное переселение этнических ханьцев в западные провинции Китая приводит к обострению социально-политической ситуации в Тибете и СУАР. Более того, следует обратить внимание на то, что одновременно с техническими специалистами, в западные районы также активно переезжает масса людей из наиболее бедных центральных провинций, не имеющих определенную рабочую квалификацию. В этой связи ряд казахстанских и российских экспертов считают, что это не столько решение проблемы недостатка людских ресурсов в западных районах КНР, сколько преднамеренная разгрузка перенаселенных областей.

Руководство Компартии КНР в поисках решения миграционных проблем может также рассматривать вопрос о стимулировании эмиграции населения за пределы Китая. В этом плане, вместе с российским Дальним Востоком не исключается и центральноазиатский вектор потенциальных маршрутов китайских миграционных потоков.

Влияние на Центральную Азию

Существующие и планируемые центральноазиатско-китайские крупные проекты, а также наличие совместных предприятий формируют возрастающую тенденцию иммиграционных, прежде всего, трудовых и нерегулируемых потоков миграций из Китая в ЦАР. Так, в последние годы в странах региона наблюдается заметный рост присутствия китайских граждан в сфере услуг, строительной, торгово-экономической, сельскохозяйственной, промышленной и транспортной отраслях.

На официальном уровне, Пекин придерживается позиции, при которой всячески отрицает явное стимулирование эмиграции китайских граждан из страны. Однако можно предположить, что есть вероятность поощрения выезда китайских граждан за границу, несмотря на то, что в правительственных источниках и заявлениях высокопоставленных китайских чиновников не отмечается явная поддержка эмиграции китайцев.

Так, например, в 2002-2003 гг. в 50 городах Китая был введен свободный порядок оформления заграничных паспортов, вследствие чего возникло более 200 компаний, которые нанимают китайских граждан на работу за рубежом. В результате, это способствовало росту эмиграции нелегальной рабочей силы за границу, прежде всего в соседние страны. При оценке потенциальных рисков, связанных с миграцией граждан КНР в страны ЦА, следует обратить внимание на то как в течение 30-40 лет будет изменяться социально-экономическая и демографическая ситуация в граничащей с Казахстаном СУАР КНР.

В настоящее время Казахстан занимает особое место в центральноазиатском векторе китайской миграции. Специалисты выделяют следующие типы миграционных потоков из Китая в Казахстан:

1) репатрианты (оралманы), на долю которых приходится основная масса мигрантов из КНР в республику;

2) трудовые и коммерческие мигранты;

3) нерегулируемые потоки мигрантов.

Во вторую группу входит наибольшее число ханьского населения Китая. В результате развития малого китайского и совместного казахстанско-китайского бизнеса количество трудовых и коммерческих мигрантов, приезжающих из КНР в Казахстан постепенно увеличивается.

Число трудовых мигрантов из Китая растет, в частности, в результате проводимой Китаем политики. При реализации казахстанско-китайских крупных проектов китайская сторона традиционно старается предоставлять максимальное количество требуемых рабочих. В итоге получается, что при реализации совместных проектов на территории Казахстана более 60-70% рабочих составляют китайские граждане. Сейчас в Казахстане легально работают около 10-15 тыс. китайских граждан.

Основную массу третьей группы составляют нелегальные трудовые мигранты. По данным исследовательского совета по миграции стран СНГ при Центре миграционных исследований Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, в Казахстане число нелегальных рабочих превосходит легальных трудовых мигрантов. Кроме этого, нелегальная миграция практически всегда сопровождается ростом криминализации многих сфер общества и усиливает коррупцию среди регулирующих миграцию служб. Так же данный тип миграции стимулирует рост теневого сектора экономики в силу того, что нелегальные мигранты вынуждены трудиться без временной регистрации и уплаты налогов.

Таким образом, оценивая современную миграционную ситуацию в Китае в условиях зарождающегося нового экономического кризиса, необходимо обратить внимание на потенциальную возможность роста эмиграции китайских граждан за рубеж. В этом плане, восточные регионы России, Казахстан и центральноазиатские страны могут стать вероятными маршрутами миграционных потоков из Китая.

http://www.regnum.ru/news/polit/1892411.html