Китай захватывает Таджикистан

Наверное, таких сложных геополитических отношений как у Китая с Таджикистаном, в целом мире больше не сыскать. Ни одно другое государство не уступило другому, в каких бы добрососедских отношениях они не находились, более чем полторы тысячи квадратных километров. Но не Таджикистан…

Сложнейшая экономическая ситуация, усугубляемая назревающим глубоким кризисом политическим, вынуждает ее руководство все к новым и новым уступкам в претензиях, предъявляемым суровым соседом. Конечно, по сравнению с общим «километражем», заявленным Китаем – 28000 кв. километров – этот объем «подарков» кажется мизерным… Вот только где гарантии, что амбициозный претендент на новое мировое лидерство успокоится, проглотив этот кусочек?! Никаких. Уже в который раз, сделав легкий надкус, китайская сторона неизменно возвращается к вопросам демаркации границ с Таджикистаном!

И всякий раз переговоры завершаются очередными уступками. Да и как иначе — Поднебесная является крупнейшим инвестором этого среднеазиатского региона: экономика Китая может себе это позволить. А внешние долги страны выросли неимоверно. Да и предпосылок к его уменьшению никаких. Руководству страны впору рассчитывать только на чудо. Но, похоже, его запросы куда проще — провести на деньги инвестора очередную выборную кампанию и остаться у руля власти. Ну, что же, каждому, как говорится, свое. Хотя и не стоит забывать пословицу: коготок увяз — всей птичке пропасть.

Китай США экономика

Сравнение фондовых рынков США и Китая

А коготок-то явно увяз. Тем более, что имперские амбиции Поднебесной не снижаются. Пекин как претендовал на возврат границ Китая к состоянию последней монархической династии Цин, закончившейся в 1912-м, так и продолжает двигаться этим курсом. Кусочек за кусочком, километр за километром… Они привыкли двигаться к своей цели не спеша. Но время от времени происходит рывок — внезапный и качественно новый, — приводящий в изумление вся и всех.

Пока что КНР установила контроль над еще одной территорией в Восточном Памире. А завтра? Не сможет ли она и полностью поглотить за долги Душанбе? Не стоит забывать и о том, что во времена Цин Китаю принадлежали еще и Тайвань, и часть Монголии…

Конечно, Пекин действует очень аккуратно, с восточной скрупулезностью. И на Россию, имеющую свои интересы в регионе Центральной Азии, оглядывается. Да мало ли коготков у птичек?

Вновь возобновились споры о возможной передаче Китаю некоторых территорий Таджикистана. Об этом сообщает издание eureporter.co.

Шелковый путь Китай

Ольга Малик, автор статьи «Территориальные претензии Китая вызывают беспокойство в Таджикистане» утверждает, что эти споры якобы происходили в 2013 году. По данным автора, в конце 2016 года ряд китайских ученых обратились в правительство с просьбой провести расследование по вопросу исторической принадлежности некоторых таджикских территорий Китаю. Во время своего визита в Китай в 2016 году доктор Зиевиддин Акрами, директор Института истории, археологии и этнографии Академии наук Таджикистана и его коллеги обсуждали этот вопрос с китайскими учеными. Последние предложили научное исследование, чтобы доказать факт принадлежности Китаю некоторых территорий Центральной Азии и, в том числе, части Таджикистана.

После дискуссий китайские ученые потребовали провести археологические раскопки на спорных территориях в Таджикистане. Северо-западный политехнический университет города Сиань предложил полностью спонсировать проект. Первый этап проекта будет включать в себя, перевод и публикацию шести томов научной работы «История таджикского народа», где можно будет якобы найти некоторые существенные факты ранней и древней истории Таджикистана, которые доказывают заявления китайских ученых.

Туркестан Таджикистан

В полном размере: Таджикистан торговля

Следующий этап проекта предполагает археологические раскопки в долинах Бешкента и Дангары, где было найдено много объектов, которые принадлежали к древнему периоду правления юэчжей (I-II век н.э.). Юэчжи, по данным китайских ученых, якобы были частью китайской этнической группы.

Автор статьи отмечает, что археологи, историки и ученые Таджикистана обеспокоены тем, что в конце концов Китай добьется успеха в приобретении спорных территорий, учитывая очевидное экономическое и политическое превосходство соседа. «Тем не менее, агрессивная политика Пекина находится далеко за пределами цели достижения исторической справедливости: спорная земля богата золотом и другими драгоценными металлами и минералами», — отмечает автор.

Как сообщало EADaily, президент Таджикистана Эмомали Рахмон не стал принимать участие в последнем саммите в Пекине «Один пояс — Один путь». Некоторые эксперты даже предположили об охлаждении в отношениях Китая и Таджикистана — это связано с тем, что Китай отказался поддержать ряд проектов, предложенных Душанбе.

Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе

В начале мая с подачи таджикской оппозиции в СМИ была вброшена информация о том, что Китай ввел войска на территорию Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана, то есть фактически начал оккупацию республики. Далекие от Средней Азии издания, в большинстве своем почему-то украинские, эту тему начали активно муссировать, хотя в самом Таджикистане она нашла слабый отклик. И понятно почему — тема китайской экспансии в республику не нова, заявление, сделанное оппозиционерами, уже не первое в своем роде, да и достоверность его, мягко говоря, вызывает определенные сомнения.

В заметке с громким названием «Китай ввел войска в Таджикистан» говорилось, в частности, что Пекин установил военный контроль над частью территории Горного Бадахшана в соответствии с некими договоренностями с Душанбе, которые официальные таджикские лица предпочитают держать в секрете.

Земельный вопрос в Таджикистане рискует перерасти в межнациональный конфликт. Свидетельство тому – ввод войск Китайской Народной Республики на территорию соседней страны. Оппозиция РТ сообщает, что в понедельник, 6 мая, официальный Пекин установил военный контроль над частью земель в Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана. Эти территории Душанбе передал Китаю в счет погашения внешнего долга. Известно, что таджикские власти отписали китайским партнерам десятки гектаров земель в Мургабском районе ГБАО, однако официальные власти отказываются подтверждать сей факт. Всего же за годы независимости РТ китайцам было отдано 1,5 тысячи квадратных километров земли, по сути, являющейся спорной территорией.

Туркестан

Объемы финансовой помощи Европы государствам Центральной Азии, двусторонние программы

Напомним, что Горно-Бадахшанская автономная область известна своей дистанцированной позицией относительно центральной власти. Жители ГБАО не всегда подчиняются решениям официального Душанбе, зачастую вызывая «огонь» республиканского руководства на себя. Стоит напомнить, что летом 2012 года в автономии разгорелся конфликт, спровоцированный центром, в котором погибли в том числе и мирные люди. Горный Бадахшан встал на защиту свои полевых командиров, преследуемых властями страны. Если экспансия с привлечением военных со стороны Китая будет продолжена, не исключено, что в регионе вспыхнет очередной конфликт, на этот раз с территориальным оттенком.

С начала 2013 года многие эксперты предупреждали, что властями страны готовится акт о передаче земель Китаю, однако информацию никто не воспринимал всерьез.

Территории будут отданы КНР в счет погашения внешнего долга. В перспективе – оформление за Китаем высокогорных земель, непригодных для жизни. Китайской стороне они нужны, поскольку богаты месторождениями драгоценных камней, урана и минералов. Известно, что в данное время китайцы уже приступили к геологоразведочным работам в самом Мургабе. Действия соседнего государства в Таджикистане, по сути, узаконили, приняв поправки к закону «О недрах». По сути, официальный Душанбе легализовал разработку месторождений юридическими лицами из-за рубежа.

Экономическая разведка в Китае

Известно, что на территорию Таджикистана уже начали пребывать не только военные, но и гражданские лица. Последние будут осваивать земли, где в свое время проживали этнические таджики. Между сторонами сегодня идет негласная борьба за землю, которую таджики не хотят уступать китайским мигрантам. Однако им это, по-видимому, все же придется сделать, поскольку существует правительственная бумага, обязывающая местное население покинуть территорию.

И китайцы, дескать, уже начали вести на таджикской территории геологоразведочные работы. Спорить тут ни с чем не приходится — да, действительно, Таджикистан еще в 2011 году передал китайцам часть приграничной территории в высокогорьях Памира, но секрета из этого никто не делал. А раз территория передана, то Пекин может делать все, что пожелает.

Вообще, история территориального вопроса между двумя странами берет начало еще в 1992 году, когда в Пекине заявили о претензиях на земли в районе горы Карзак, реки Маркансу и вдоль Сарыкольского хребта Восточного Памира. Чтобы понимать, о каких землях идет речь, надо иметь в виду, что средние высоты здесь колеблются от 4 до 6 километров. Все 1990-е, пока в Таджикистане шла гражданская война, эта тема практически не поднималась, и только в 1999 году между двумя странами было подписано соглашение «О таджикско-китайской государственной границе», согласно которому Таджикистан сохранял юрисдикцию над спорным участком в районе Карзак, но уступал Китаю часть территории в долине Маркансу — всего Поднебесной отошло около 200 квадратных километров.

Что касается Сарыкольского хребта, то в 2002 году в ходе визита в Китай президента Таджикистана Эмомали Рахмона (тогда еще — Рахмонова) было подписано соглашение «О демаркации границы и урегулировании территориальных споров», согласно которому Таджикистан согласился передать Китаю более тысячи квадратных километров (а именно 1158) своей территории в районе Восточного Памира (Мургабская область). Это лишь небольшая часть из того, на что претендовали китайцы, а заполучить они хотели аж 28 тысяч квадратных километров, что составляет 20 процентов от всей площади (142 тысячи квадратных километров) таджикских земель.

Собственно, в 2011 году парламент Таджикистана, ратифицировав протокол о демаркации границы с КНР, лишь узаконил подписанное в 2002-м соглашение, уменьшив территорию республики на 0,77 процента. С тех пор оппозиция не устает уличать власти республики в сдаче таджикских земель. Нынешняя история берет свое начало в середине апреля, когда председатель Общенациональной социал-демократической партии Рахматилло Зойиров заявил, что китайские пограничники проникли на 20 километров глубже на территорию Таджикистана, чем было раньше оговорено.

«Я сам лично ездил в Мургабский район и видел, что китайские пограничники на определенных участках установили свои границы на 20 километров вглубь таджикской территории, хотя Таджикистан и Китай договаривались о передаче только 1,1 тысячи квадратных километров территории Мургабского района», — рассказал оппозиционер. Он также не исключил, что в счет погашения долгов перед Китаем Рахмон может отдать Пекину еще один кусок Мургабского района. Кроме того, Зойиров связал переброску войск и боевой техники в Горный Бадахшан (по заявлениям официального Душанбе, они должны были участвовать в намеченных на май антитеррористических учениях) с возможным возмущением памирцев, которое вызовут очередные территориальные уступки Китаю.

Армия Китая перевооружается

Официальный представитель МИДа Таджикистана Абдулфайз Атоев назвал заявления оппозиционера провокацией и предположил, что автор указанных слов преследует какие-то свои, корыстные цели. С этим, в принципе, можно согласиться, особенно, если учесть, что осенью этого года в Таджикистане пройдут президентские выборы и сейчас оппозиция будет делать все, чтобы выставить действующие власти в неприглядном свете.

Позже, правда, сам Зойиров несколько снизил градус своих заявлений, сообщив, что виденное им относится к 2011 году (да и само заявление, дескать, сделано два года назад и только сейчас было опубликовано), то есть к тому времени, когда китайские пограничники, действительно, могли устанавливать столбики и тянуть проволочное ограждение в 20 километрах от старой границы Таджикистана. Тем более, что, по собственным словам Зойирова, расстояние до границы он определял, основываясь на утверждениях местных жителей.

С другой стороны, утверждая, что китайцы при полном попустительстве официального Душанбе все глубже проникают в Таджикистан, оппозиционеры вряд ли грешат против истины, только вот свою масштабную экспансию в республику китайцы начали, не дожидаясь решения парламента по Муграбскому району. Ведь дело тут не в приграничных территориях, точнее не столько в приграничных территориях, сколько в «экономической» оккупации Таджикистана, которая влечет за собой и политические угрозы.

Основным торговым партнером Таджикистана в 2012 году пока еще оставалась Россия — по данным Агентства статистики при президенте республики, объем товарооборота с РФ за прошлый год превысил миллиард долларов. Далее шел Казахстан (799 миллионов долларов), а уже затем Китай (669 миллионов). Однако присутствие Поднебесной на Памире постоянно возрастает, чего про Россию сказать нельзя. Свою роль тут играет отсутствие между Россией и Таджикистаном общей границы, в то время как первый контрольно-пропускной пункт на китайско-таджикистанской границе — КПП «Карасу» — открылся еще в 2000-х годах. Одновременно страны связала и автомобильная трасса.

Сейчас в Таджикистане куда ни плюнь — попадешь в китайского строителя. Рабочие из КНР, причем на деньги КНР, строят дороги, тоннели, мосты, заводы, линии электропередач, оптовый и мелкооптовый рынки. В начале этого года Минэнергопром Таджикистана предложил гостям из Поднебесной строить теплоэлектроцентрали на базе угольных месторождений республики. В настоящее время китайская компания ТВЕА уже строит на северной окраине Душанбе ТЭЦ, которая будет работать исключительно на местном угле. Таджикам, импортирующим природный газ из Узбекистана и испытывающим при этом постоянные трудности (почти такие же, как Украина с Россией), подобные объекты жизненно необходимы. Как, впрочем, и дороги.

Наблюдатели констатируют: Таджикистан «подсел» на китайские инвестиции. Без капитала из КНР не обходится практически ни один крупный бизнес-проект в стране. Осваивают гости с востока и стратегические предприятия республики. Так, в золотодобывающем предприятии «Зарафшон» китайской Zijin Mining Group Co. Ltd принадлежит 75 процентов акций. Проник китайский капитал и на Таджикский алюминиевый завод — крупнейшее промышленное предприятие в стране: в 2008 году между управляющей компанией «Талко» и Китайской национальной корпорацией тяжелого машиностроения был подписан контракт на строительство в республике заводов по производству фтористого алюминия и криолита, которые в соответствии с первоначальными договоренностями должен был строить российский «Русал».

Экология Китая — проблемы

При этом, помимо денег, в Таджикистан хлынули и сами китайцы — они занимают рабочие места сотен тысяч таджиков, уехавших на заработки в Россию. По официальным данным, в республике насчитывается всего несколько тысяч китайцев, однако эти цифры опровергаются независимыми наблюдателями, по оценкам которых речь идет о цифре вплоть до сотни тысяч. Вдобавок с 2012 года китайские фермеры на вполне законных основаниях начали работать на таджикских полях — правительство республики сдало КНР в аренду 500 гектаров сельхозугодий в Хатлонской области.

В ответ китайцы обязались вложить в местные хозяйства два миллиона долларов в виде прямых инвестиций, а также оказать таджикам техническую помощь в возрождении плодородности земель, пришедших с советских времен в неудовлетворительное состояние. Китайский ширпотреб уже давно наводнил оптовые и мелкооптовые рынки Таджикистана, теперь настала очередь и продовольственного сектора. Это, к слову, вызывает наибольшее возмущение местного населения, занятого в основном в сельском хозяйстве.

На конец 2010 года внешний долг Таджикистана достигал 1,7 миллиарда долларов, из которых 655 миллионов приходились на Китай. 1 апреля прошлого года внешний долг страны составлял уже более 2,1 миллиарда, из них на Китай приходилось 878 миллионов. На данный момент Таджикистан является получателем 2/3 всех средств, инвестируемых Поднебесной в Центральноазиатский регион, причем 80 процентов финансовых вливаний в республику — это кредиты, которые со временем придется отдавать с процентами.

На вопрос, чем Душанбе будет расплачиваться с Пекином, ответа пока нет, хотя, как уже говорилось выше, оппоненты нынешней власти утверждают, что именно таджикскими территориями. Ведь несмотря на труднодоступность тех участков Памира, на которые может претендовать Китай, эти районы переполнены полезными ископаемыми: ураном, золотом, бокситами, асбестом, горным хрусталем и много чем еще.

Для того чтобы рассчитаться с китайцами, Рахмону (а в том, что нынешний президент выиграет предстоящие выборы, если у кого-то и есть сомнения, то самые минимальные) вовсе не обязательно вновь менять границу республики — можно будет просто сдать часть Памира в аренду, как это было сделано с сельхозхугодьями (и СМИ вновь напишут про вторжение китайских войск в Таджикистан). И так постепенно стругать земли республики, пока китайские арендаторы не упрутся в границу с Узбекистаном. Другое дело, что такая аренда, скорее всего, будет бессрочной. В мировой практике это обычно называется «колонизация».

https://eadaily.com/ru/news/2017/05/19/smi-kitay-vydvinul-territorialnye-pretenzii-k-tadzhikistanu

https://vk.cc/1vEpPC

http://www.news-asia.ru/view/politics//4649

https://vk.cc/7bQiPC

Опубликовано 07 Окт 2017 в 17:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

  • Костик

    Тысячи русских были зверски убиты таджиками в 1992 году. Час расплаты пришёл, правда с другой стороны. С ельциноидов-либерастов ещё станется. То же самое было в Чечне. Мы ничего не забыли и никогда не забудем чем закончилась «дружба народов СССР».