Китай всегда имел одно важное преимущество перед ведущими мировыми державами – миллиард трудолюбивых граждан, которые были готовы работать за небольшие деньги. Он производил огромное количество товаров, которые экспортировал во все развитые страны мира, в том числе и в США, накапливая доллары в своих резервах. И сейчас, имея триллионы долларов, китайцы начинают финансировать всю мировую экономику.

На протяжении последних лет мировая экономика периодически сталкивается с нехваткой долларового финансирования, и этим достаточно умело пользовался Китай. Последняя нехватка долларовой ликвидности начала наблюдаться в этом году, причем, по мнению экспертов, ее причиной стала ФРС США. Которая долгое время снабжала мировой финансовый рынок огромным количеством дешевых денег, а сейчас остановила свой печатный станок.

Китайская валютная паутина

В разгар кризиса ФРС запускала три программы, так называемого «количественного ослабления» национальной валюты, заливая мировые рынки долларами. Но теперь опутывать мировую финансовую систему своп-линиями стал Народный банк Китая, продвигая свою валюту.

Для тех, кто не знает: своп-сделка – это встречная покупка и продажа валют, когда продавец, в данном случае китайский банк, предлагает купить у него доллары, в обмен на то, что через определенное время покупатель продаст их ему за юани. И хотя юани покупателю может быть совсем не нужны, но ему нужны доллары, и выхода у него не остается.

В последние несколько лет финансовые власти Поднебесной целенаправленно заключают двусторонние своп-соглашения, пытаясь таким образом встроить юань в международную торговлю. И партнеры Китая, которые страдают от нехватки долларовой ликвидности, вынуждены соглашаться на это. Хотя, на самом деле юань – неконвертируемая валюта, а потому резервной, как доллар, быть не может.

Экспансия юаня на мировом финансовом рынке началась в 2008 году, когда ФРС еще расширяла свою долларовую своп-линию с Европой, а действия ЦБ Китая пока еще носили локальный характер. Однако уже в следующем, 2009 году, Китай вводит своп-соглашения с шестью мировыми центробанками. И пошло-поехало…

Сейчас Китай заключил своп-соглашения с 31 страной, в том числе и с Россией. Эти соглашения призваны поддержать торговые отношения, инвестиции и способствовать международному использованию юаня. Таким образом, 31 страна мира, включая развитые государства Европы, сегодня фактически держит юань в своих резервах, несмотря на его неконвертируемость и отсутствие официального статуса резервной валюты.

Как пишет газета «Жэньминь жибао», Банк Китая выпустил индекс трансграничности юаня за март 2015 года, в соответствии с которым, юань вновь стал пятой расчетной валютой в мире. При этом мировые офшорные расчеты в юанях выросли на 33%, а на Ближнем Востоке рост расчетов составил 136%.

Россия тоже основательно «подсела» на китайскую валюту. Как сообщил зампред правления банка ВТБ Михаил Осеевский, российские и китайские компании начинают массово переходить на расчеты в юанях, что подтверждает резкий рост числа счетов в китайской валюте. «Объем операций «рубль-юань» за первый квартал 2014 года, к первому кварталу прошлого, увеличился более чем в шесть раз. Растет количество компаний, которые открывают счета в юанях. Уже сейчас идет разворот в сторону рублей и юаней во внешнеэкономической деятельности, как у российских, так и у китайских компаний», - рассказал Осеевский РИА «Новости».

Российские банки пытаются найти в этом свою выгоду. «Наша задача - воспитывать не только российские компании, но и китайских партнеров, и в этом смысле наш филиал в Шанхае является мощным консалтинговым центром. Мы активно начинаем кредитовать российские компании в юанях, и, наверное, через некоторое время мы увидим и кредиты китайским компания в рублях. Я думаю, что это практика ближайшего времени», - надеется Осеевский. Но верится в это с трудом. Скорее наоборот – юань окончательно завоюет весь кредитный рынок России.

Дальний Восток – дело тонкое

Российский Дальний Восток уже давно переходит на расчеты в юанях. В первом квартале 2015 года объем внешнеторговых операций в китайских юанях клиентов дальневосточного Сбербанка вырос в восемь раз - по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Как сообщили в пресс-службе дальневосточного подразделения банка, объем финансовых расчетов составил 108 млн юаней, и 93% этих операций совершили клиенты Амурской области. Сегодня почти половина внешнеэкономических сделок осуществляется приамурскими бизнесменами именно в этой валюте, констатирует пресс-служба Сбербанка.

Так насколько реально, что китайский юань заменит в расчетах доллар и евро? Об этом «СП» рассказал профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук Валентин Катасонов.

- Слухи о превращении юаня в глобальную валюту – это, конечно, явное преувеличение. Это даже не опережение событий – я вообще не уверен, что юань когда-нибудь сможет выйти на уровень мировой резервной валюты. Сейчас юань используется в основном, в расчетах за товары в международной торговле с соседними странами, в первую очередь в Восточной Азии. Но если мы посмотрим на долю юаня во всех валютно-обменных операциях на финансовых рынках, то она очень скромная. Более того, в начале нынешнего года произошло ее некоторое снижение. На биржевых рынках юань сейчас котируется где-то на уровне австралийского доллара.

«СП»: - Так какие валюты сегодня можно назвать мировыми резервными?

- Это валюты, которые входят в состав «корзины» СДР (специальных депозитарных расписок), которые выпускает МВФ. Собственно, есть всего четыре мировые валюты, которые де-факто считаются резервными: американский доллар, евро, английский фунт стерлингов и японская иена. А остальные валюты, которые входят в «корзину» МВФ, можно назвать резервными валютами де-юре – они не пользуются большим спросом. В конце нынешнего года МВФ будет обсуждать вопрос о включении в свою «корзину» китайского юаня. Но США – главные «акционеры» МВФ, всячески торпедируют включение юаня в состав резервных валют, потому что он не является полностью конвертируемой валютой. Так что, станет ли юань резервной валютой, пока неизвестно.

«СП»: - А что даст Китаю включение юаня в «корзину» МВФ, ведь фактически он все равно резервной валютой не будет?

- Это даст Китаю определенный престиж, но что кроме этого – даже не знаю. Кроме того, если страна берет на себя обязанность выпуска реальной мировой резервной валюты, то она должна будет обеспечивать весь мир достаточным количеством этих денежных единиц. А это возможно только в том случае, если у страны будет дефицитный платежный баланс. Что в свою очередь означает добровольный демонтаж собственной экономики. Можно увидеть это на примере двух стран. Первая – Великобритания, которая после того, как ее валюта стала резервной, из «мировой мастерской» превратилась в финансовый центр. Но это далось дорогой ценой - ее экономика значительно опустилась в мировом рейтинге. И то же самое мы видим в США, которые после Бреттон-Вудса, когда доллар принял на себя функцию мировой резервной валюты, уже не занимают первых позиций в экономике. Поэтому внутри Китая есть как сторонники, так и противники того, чтобы юань реально стал мировой резервной валютой.


С товарными расчетами все понятно, а насколько реально, что биржевые сделки перейдут на юани, что говорят об этом сами участники финансового рынка? Об этом «СП» спросила управляющего активами инвесткомпании Chebotarev Lab Юрия Чеботарева.

- Я считаю, что это какие-то непонятные выдумки, которые существуют только в России. Китайская валюта не конвертируется свободно, ее курс определяет не рынок, а Коммунистическая партия Китая. И потому юань никогда не сможет стать полноценной валютой для расчетов на финансовом рынке.

«СП»: - Но ведь, судя по всему, Китай заинтересован в продвижении юаня на мировом рынке…

- Любая страна заинтересована в том, чтобы ее национальная валюта стала резервной, но одного интереса тут мало. Кстати, похожая история происходила в конце 90-х годов прошлого века с японской иеной. Тогда как раз вышла книга финансиста Джорджа Сороса, в которой он писал, что эпоха доллара заканчивается, и скоро наступит эпоха иены. Экономика Японии тогда мощно росла, как сейчас Китай, и шли такие же разговоры, что скоро все расчеты перейдут из долларов в иены. Но потом экономика Японии выдохлась, кроме того, на финансовом рынке появился евро, и о господстве иены очень скоро забыли. То же самое будет и с юанем.

«СП»: - А у нас на бирже ведь сегодня все-таки торгуется пара рубль-юань?

- Да, у нас торгуются фьючерсы на юани, но объемы там очень маленькие. Юань даже не претендует на то, чтобы хоть как то конкурировать с ведущими резервными валютами в финансовых расчетах. А что касается Дальнего Востока, так то, что юань там стал основной расчетной валютой - вовсе не достижение, а вина российского правительства. Потому что правительство не хочет развивать дальневосточный регион, забирает у него налоги и не перечисляет достаточного количества денег. Вот местным предпринимателям и приходится переходить на юани в своих расчетах – не от хорошей жизни.

http://svpressa.ru/economy/article/122995/