Китай вытесняет США из Европы

Бундесбанк сделал очередной шаг в процессе "геополитического развода" Германии и США. Без какого-либо предупреждения немецкий регулятор объявил, что включит юань в свои валютные резервы, и что особенно важно — это произойдет за счет снижения доли американского доллара. У этого жеста явно политическая подоплека, особенно если учесть, что весь западный мир сейчас с замиранием сердца ожидает настоящей дипломатической битвы между Дональдом Трампом и Ангелой Меркель в рамках Всемирного экономического форума в Давосе. Действия Бундесбанка, который до этого в ускоренном режиме провел репатриацию части немецкого золотого запаса из американских финучреждений, указывают на то, что Европа готова на практике показать свою способность обходиться без ценных указаний и "покровительства" со стороны США.

С формальной точки зрения Бундесбанк, конечно, независимая организация, но его политические связи с правительством Ангелы Меркель ни для кого не секрет. Особую пикантность ситуации придает тот факт, что ради возможности потроллить Трампа немецкий ЦБ нарушил неписаное правило — анонсировать изменения в резервах только после того, как они уже произошли. О предстоящей закупке юаней за доллары регулятор уведомил общественность заранее.

Действия Берлина на валютном фронте нужно анализировать в рамках более широкого тренда на медленное переформатирование мировой валютной системы. Еще две недели назад американские и японские СМИ провели информационную атаку против юаня, выпустив серию аналитических материалов о том, что все попытки Китая добиться интернационализации своей валюты провалились, хотя МВФ и включил юань в свою валютную корзину. "Амбиции Пекина, связанные с юанем, выглядят окончательно перечеркнутыми", сообщило агентство Блумберг 7 января. "Интернационализация юаня потеряла импульс", вторит японское агентство деловой информации Nikkei.

Китай Европа экономика инвестиции

Определенные основания для злорадства однозначно были, ведь несмотря на то, что американский доллар занимает 41,7 процента официальной "валютной корзины МВФ", его доля в мировых золотовалютных резервах центральных банков составляет 63,5 процента, что отражает непропорционально большое влияние американской валюты на мировую финансовую систему. Конечной целью этой информационной кампании был саботаж попыток Китая запустить торговлю нефтью за юани на Шанхайской фьючерсной бирже. Опорный месседж американских экспертов был такой: "У Китая ничего не получилось с юанем и МВФ, а значит, и юаневые нефтяные фьючерсы тоже будут сплошным разочарованием. Не надо торговать нефтью за юани. Нефтедоллар — навсегда".

Получается, что немецкий центральный банк довольно бесцеремонно испортил вечеринку, на которой американские и японские финансисты и медийщики шумно праздновали провал интернационализации юаня. Выступая на конференции в Гонконге, член совета директоров Бундесбанка Андреас Домбрет заявил, что часть валютных резервов немецкого центрального финансового учреждения будет конвертирована в юани, но не уточнил сумму или процент резервов. Позже другой член совета директоров Бундесбанка Иоахим Вюрмелинг (Joachim Wuermeling) объяснил агентству Рейтер мотивы неожиданного жеста: "Решение о юане — часть долгосрочной стратегии и отражает повышенную роль китайской валюты в мировой финансовой системе", — подчеркнул он.

С точки зрения Вашингтона самое неприятное в заявлении Бундесбанка — нацеленность на долгосрочную диверсификацию резервов, что естественным образом означает ослабление роли доллара и последующее снижение уровня мирового спроса на него, в том случае, если другие игроки последуют примеру немецкого центробанка. Это особенно важно с учетом гигантских бюджетных дефицитов США, которые увеличатся еще как минимум на один триллион долларов из-за налоговой реформы Дональда Трампа: ведь печатный станок — удобный инструмент для латания финансовых дыр в американском бюджете благодаря тому, что на доллары есть колоссальный спрос вне США. Если этого спроса не будет или он сильно сократится, то Штатам придется или жить по средствам (что они уже давно разучились делать) или идти по гиперинфляционному пути Зимбабве.

Китай Европа экономика инвестиции

Именно в этом смысле заявления Бундесбанка могут восприниматься американцами как угроза финансовой стабильности или, по меньшей мере, интерпретироваться как маркер довольно недружественного отношения со стороны немецких государственных финансистов. Абсолютно очевидно, что никакие действия Бундесбанка или Европейского центрального банка, который тоже сравнительно недавно сообщил о покупке юаней, не могут самостоятельно привести к серьезным проблемам для долларовой системы, но этого и не нужно.

Повторять эксперимент Муаммара Каддафи, попытавшегося "рывком" вытащить всю Африку из долларовой сферы и создать панафриканский монетарный союз на основе золота и нефти, не хочется никому. Более того, "долларовая" система не может быть разрушена одним ударом без катастрофических последствий для мирового финансового механизма и потому желающие ее ликвидации явно перешли к тактике, которую можно условно назвать "смерть от тысячи порезов" — то есть демонтаж с помощью сотен маленьких шагов, каждый раз слегка снижающих спрос и ареал использования американской валюты.

А до момента окончательного слома долларовой системы ее оппоненты продолжают ею пользоваться и даже пытаются извлечь из этого выгоду. Например, тот же Китай недавно выпустил долларовые государственные облигации для того, чтобы показать: спрос на его долговые обязательства не зависит от оценок американских рейтинговых агентств. И еще для того, чтобы облегчить китайским компаниям привлечение долларовых кредитов вне Китая.

Китай Европа экономика инвестиции

Азиатский банк инфраструктурных инвестиций — китайский проект, по сути будущий конкурент Всемирного Банка, намерен выпустить долларовые облигации для финансирования проектов в Азии и странах БРИКС. За 2017 год рекордное число китайских компаний вышло на первичное публичное размещение на бирже в Нью Йорке, продав свои акции за американские доллары. Это не значит, что дедолларизация отменена. Это значит, что для Китая важно эффективно использовать существующую мировую финансовую систему до того, как альтернативная структура станет полностью работоспособной. У Китая в этом смысле однозначно стоит поучиться.

Немецкий юаневый демарш, безусловно, выгоден России, причем не только из-за ослабления долларовой системы в целом. Действия Бундесбанка — это отражение политического конфликта между Европой и США, а распад "коллективного Запада" серьезно облегчает продвижение российских экономических интересов и работу российских дипломатов. Еще стоит особо отметить заявление члена совета директоров Бундесбанка, Иоахима Вюрмелинга, который подчеркнул, что руководители регулятора "размышляют об инвестировании в другие валюты", помимо юаня. России стоило бы поставить перед собой задачу сделать так, чтобы через 10-15 лет Бундесбанк захотел пополнить свои резервы также и российским нефтерублем.

Американские компании постепенно покидают европейский рынок, в то время как китайские все активнее занимают его. Прямые инвестиции из Китая в страны ЕС давно перевалили за 100 миллиардов долларов, множество ключевых объектов инфраструктуры — прежде всего портовое хозяйство — обрели в последние годы новых хозяев. О том, почему так происходит и к чему это может привести, — в материале РИА Новости.

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Выиграть тендер у США

Полтора года назад COSCO Shipping, входящая в группу китайских и гонконгских компаний COSCO Group Ltd., приобрела за 280,5 миллиона евро 51 процент акций афинского морского порта Пирей. В конкурсе на эту сделку китайцы обошли пятерых соперников, в том числе американскую инвестиционную Cartesian Capital Group, считавшуюся фаворитом. Греческое правительство отдало предпочтение не профессиональным управляющим активами, а владельцу четвертого по величине контейнерного флота в мире. Новый управляющий директор порта Фу Чэн Цю пообещал превратить его в один их крупнейших контейнерных хабов, а Грецию — в мощный перегрузочный узел между Азией и Восточной Европой.

В 2017-м COSCO купила за 200 миллионов евро контрольный пакет испанского портового холдинга Noatum Port Holdings, за 42 миллиона долларов (у датской компании Maersk) — 100 процентов акций контейнерного терминала в бельгийском порту Зебрюгге. Ранее "дочка" COSCO Pacific Ltd. приобрела 35 процентов терминала Euromax в Роттердаме.

Но наиболее громкой стала сделка другого китайского консорциума — CCCC, который выиграл конкурс идей на право строительства нового контейнерного терминала в одном из старейших европейских портов, в Гамбурге. В числе акционеров этого консорциума, владеющего, в частности, крупнейшим в мире производителем портовых кранов ZPMC, — богатейший гражданин Китая Джек Ма, владелец компании Alibaba. Новый глубоководный терминал сможет обслуживать самые крупные современные контейнеровозы.

Китай Европа экономика инвестиции

"Во всех этих сделках конкурентами китайцев были компании с американским капиталом. И это наглядно показывает, что европейские хозяева сегодня охотнее пускают на свой рынок инвесторов из КНР, нежели из США", — говорит президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

Китайские бизнесмены скупают в Европе не только морские порты, но и другие инфраструктурные объекты. В той же Греции они приобрели контрольный пакет Национальной энергетической корпорации — главного оператора электроснабжения страны. В Великобритании China Investment Corporation купила 10 процентов аэропорта Хитроу, Beijing Construction Engineering Group получила право участвовать в строительстве первого британского "города-аэропорта" Манчестер, а China Harbor Engineering Company сооружает приливную электростанцию в графстве Суонси. Корпорация ChenChina в прошлом году приобрела швейцарский агрохимический концерн Sygenta, и эта сделка — крупнейший в истории пример поглощения китайским бизнесом европейского.

Америка уходит по-английски

По последним данным берлинского Института изучения Китая (MERICS), прямые китайские инвестиции в европейскую экономику выросли с 1,6 миллиарда евро в 2010 году до 35 миллиардов в 2016-м — то есть почти в 22 раза. Причем только за 2016-й год они увеличились практически втрое, суммарно превысив за 16 лет 100 миллиардов евро.

Экономическая разведка в Китае

В 2016 году китайцы приобрели 309 европейских компаний или долю в них. Больше всего китайских денег вложено в Великобританию (23 процента), Германию (19 процентов), Италию (13 процентов), Францию (11 процентов) и Финляндию (7 процентов). При этом за последние семь лет структура инвестиций заметно изменилась: значительно больше средств бизнес КНР стал вкладывать в транспортную инфраструктуру, недвижимость, машиностроение и автомобильную промышленность.

Прямые инвестиции из США в страны Евросоюза растут куда медленнее, а в иные годы и вовсе сокращаются. Например, в 2012-м — более чем наполовину, ниже отметки в 100 миллиардов евро. На следующий год — еще на 2 процента.

"Китай активно наращивает свое присутствие в Европе. Тенденция эта, может быть, пока не слишком заметна из-за сохраняющегося большого превосходства американских инвесторов, но она, безусловно, есть", — считает профессор факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Алексей Портанский.

Китайский бизнес приходит в Европу не на пустое место — зачастую американцы сами уступают свое. Так, в последнее время мало-помалу сокращают деятельность в Старом Свете IT-компании, такие как Microsoft, Apple, Google, Alphabet, Facebook, Amazon и другие. Причины — ужесточение налоговой политики Брюсселя, а в отдельных случаях и прямое выдавливание их с европейского рынка.

Китай Европа экономика инвестиции

В ряде стран была развернута целая кампания по отказу государственных институтов от программного обеспечения Microsoft — в пользу программ с открытым исходным кодом. К примеру, национальная жандармерия Франции уже сменила в своих компьютерах MS Windows на специально адаптированную OS Linux. По мнению госчиновников, национальная безопасность несовместима с монополией иностранной компании на программный продукт.

А китайские IT-компании триумфально шествуют по Европе. Наиболее активна Huawei, значительно нарастившая и продолжающая наращивать продажи своих гаджетов в европейских странах.

Еще один пример — уход из Европы крупнейшего американского ретейлера бытовой электроники Best Buy. Корпорация отказалась от планов строительства сети гипермаркетов и вышла из партнерства с европейской компанией Carphone Warehouse, продав ей свою пятидесятипроцентную долю стоимостью 775 миллионов долларов. По словам генерального директора Best Buy Хьюберта Джоли, это позволит "упростить бизнес и улучшить экономические показатели".

Новый хозяин Старого Света

Эксперты подчеркивают: экспансию Китая на европейский рынок стимулирует протекционистская политика нынешней американской администрации. Такие шаги президента США Дональда Трампа, как выход из Транстихоокеанского партнерства (ТТП) и Парижского соглашения по борьбе с изменением климата, ведут не только к сокращению американского участия в делах западного мира, но и к тому, что роль Вашингтона в этих делах тут же берет на себя Пекин.

Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе

"Когда летом прошлого года США заявили, что выходят из Парижского соглашения, оставшиеся страны провели переговоры по определению совместной позиции по этому вопросу. В итоге получилось, что соглашение продолжает действовать, но уже без Соединенных Штатов. Самым крупным и весомым его участником теперь стал Китай", — напоминает Дмитрий Абзалов.

Политика "возвращения великой Америки" за пределами США сегодня оборачивается протекционизмом, изоляционизмом, сворачиванием американского участия в проектах и контактах, которые бурно развивались при Бараке Обаме, утверждает Алексей Портанский. И это неизбежно ведет к усилению роли Китая на мировой арене.

"Выход Соединенных Штатов из ТТП, можно сказать, вдохнул жизнь в другое глобальное соглашение — о Всестороннем региональном экономическом партнерстве (ВРЭП), которое поддерживает Пекин и в котором роль Китая будет очень и очень заметной", — говорит Алексей Портанский.

Соглашение о ВРЭП, вероятно, подпишут в этом году. Параллельно Пекин активизировал реализацию и другого крупного проекта — создания Зоны свободной торговли АТР.

Китай Европа экономика инвестиции

Протекционизм Вашингтона выводит Америку из глобальных совместных инициатив и волей-неволей создает предпосылки для ее самоизоляции. Протекционизм Пекина пока дает прямо противоположные результаты. Этот протекционизм состоит в том, что практически весь китайский бизнес пользуется государственной поддержкой, что противоречит и нормам ВТО, и правилам ЕС. Однако на это в мире и, в частности, в Европе, пока предпочитают закрывать глаза.

Как и на то, что сама КНР крайне неохотно пускает на свою территорию иностранные компании и часто вынуждает их покидать страну. Для этого используются самые разные административные рычаги, включая такой: все иностранные представительства, в том числе западные, в Китае настойчиво обязывают создавать у себя первичные организации Компартии Китая. Но даже это не в силах ослабить в глазах Европы привлекательность китайских инвестиций — больших денег, которые Поднебесная с готовностью вкладывает в любые перспективные масштабные проекты.

За последние шесть лет — c 2000 по 2016 год — Китай вложил в страны Европейского союза около 100 миллиардов евро в виде прямых инвестиций. Такие данные приводит в своем докладе берлинский Институт изучения Китая (MERICS).

Китайский подход к прогрессу и модернизации

Это означает, что коммунистический Пекин, который на Западе упрекают в недостаточной "рыночности", стал крупнейшим собственником в Европе — на родине капитализма.

В прошлом году китайская экономика впервые обошла экономику США по темпам роста скупаемых иностранных активов. "Перед китайскими компаниями сейчас стоит негласная установка — покупать все и везде, где только что-то продается, то есть закрепляться на всех без исключения рынках", — говорит фондовый аналитик Дмитрий Тратас.

Было английское, будет китайское

На большую европейскую "тройку" — Великобританию, Германию и Францию — пришлось 59% инвестиций. "Китайские инвестиции идут туда, где наиболее крупные, наиболее перспективные экономики. То есть идут туда, где китайцам надо закрепляться. И Великобритания рассматривается как наиболее крупная страна. Она ушла в самостоятельное плавание, но не собирается рвать связи с ЕС", — отмечает эксперт российского Института фондового рынка и управления Михаил Беляев.

Наиболее агрессивно китайский бизнес настроен как раз в Великобритании. Пекин буквально подминает под себя британскую инфраструктуру. Так, китайскому суверенному фонду China Investment Corporation принадлежит 10% аэропорта Хитроу. Еще одна компания из КНР, Beijing Construction Engineering Group, получила право на участие в строительстве первого в Великобритании "города-аэропорта" Манчестер. Китайская строительная компания China Harbor Engineering Company строит приливную электростанцию в заливе Суонси.

Китай Европа экономика инвестиции

Наряду с этим китайский бизнес делает громкие имиджевые приобретения, выкупая полностью или частично известные европейские бренды. В их числе полностью поглощенные компании Pizza Express, интернет-проект Travelfusion, производитель электрокаров Emerald Automotive и компания Manganese Bronze.

В этом ряду стоит и приобретение китайскими компаниями контрольного пакета акций сети британских универмагов House of Frazer, крупнейшего в стране изготовителя сухих завтраков Weetabix и производителя люксовых яхт Sunseeker Yachts.

Немецкие роботы капитулируют

Активность китайских компаний в Германии в 2016 году побила все рекорды. По данным консалтинговой компании Ernst & Young, китайцы скупили 68 немецких компаний. Это почти в два раза больше, чем в 2015 году.

Самым громким и самым чувствительным с точки зрения национальных интересов Германии стало приобретение производителя промышленных роботов Kuka из Аугсбурга за 4,7 миллиарда долларов. Это крупнейшая сделка Китая в Германии. Более того, это крупнейшая сделка для Германии вообще. В этом же ряду — поглощение производителя машин KraussMaffei из Мюнхена за один миллиард долларов и производителя агрегатов для сжигания отходов EEW из Гёппингена.

Сохранение лица в китайской культуре

Бум китайского капитала на германском рынке — не случайность, это план, который выстраивал и настойчиво реализовывал Китай, считает заместитель директора Института Европы РАН, руководитель Центра германских исследований Владислав Белов.

"Германия обвиняет Китай в односторонности процесса приобретения компаний китайским бизнесом. Он покупает понравившиеся ему немецкие фирмы, а на пути немецких компаний возникает множество барьеров. Вице-канцлер Зигмар Габриэль ездил в конце 2016 года в Китай, чтобы урегулировать ситуацию. Сейчас Европа вводит механизмы по ужесточению контроля над стратегическими компаниями и инвестициями в них. Поэтому, полагаю, сейчас Китай немножко сбавит обороты, будет гораздо меньше компаний, которые они приобретут в текущем году", — говорит Белов.

На фоне "лихорадки" китайских инвестиций произошел громкий скандал. Немецкий регулятор запретил китайскому инвестфонду Fujian Grand Chip Investment Fund LP покупку немецкого производителя микрочипов Aixtron SE.

Экспансия на фоне девальвации

При этом экспансия Китая — шаг во многом вынужденный. Эксперт Центра экономики и финансов Академии общественных наук Китая Чжан Нин считает, что инвесторов к повышенной активности подтолкнула девальвация юаня.

"Многие китайские предприятия реально ощутили на себе эту тенденцию. Они приступили к развитию операций, связанных с инвестированием за рубежом. В их числе оказались и те, кто постарался извлечь выгоды из операций и другой деятельности, связанной с разницей курсов валют", — заключает эксперт.

РИА Новости https://ria.ru/economy/20170930/1505890829.html

РИА Новости https://ria.ru/world/20180118/1512720843.html

РИА Новости https://ria.ru/analytics/20180116/1512670705.html

Опубликовано 06 Фев 2018 в 17:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.