Столетие Первой мировой войны – тревожный удар поминального колокола. Печальная годовщина совпала с новым переделом мира. Но на этот раз пространство противостояния сильных мира сего – не Старый Свет, а вся Ойкумена. Речь о подспудном, но жёстком, возрастающем соперничестве евро-американской (атлантической) и китайской (Поднебесная) цивилизации. Старая прокламация Хантингтона о «столкновении цивилизаций» (Север-Юг) получила иное подтверждение. А ведь ещё за век до Хантингтона Валерий Брюсов остро предчувствовал: «Будущему предстоит видеть вместо отходящих в прошлое войн между народами столкновения рас, культур и миров».

Китай - экономика

В полном размере: Китай - экономика по годам

Предлагаем вашему вниманию аналитический труд Юрия Михайловича Лужкова.

I. Поднебесная – «иное человечество»?

Экономические потенциалы КНР и США уже вполне сопоставимы. Пекин настойчиво навёрстывает отставание от Америки в военной мощи и технологиях двойного назначения. ВМФ Китая скоро введёт в строй авианосцы для защиты уязвимых морских коммуникаций доставки стратегического сырья. Новоявленная «мастерская мира» – крупнейший в мире импортёр нефти...

Pax Americana – «уходящая натура». Мир на наших глазах становится многополярным. Природа конфликтов, войн и мятежей в «горячих точках» (Ближний восток, Афганистан, Южно-Китайское море) совсем не та, что в прошлом веке. В эпоху холодной войны в мире происходило эпическое противоборство полярных идеологий, образов будущего для человечества. Ныне все прежние господствовавшие идеологии посрамлены. «Либерализм» проклял социальное государство – «роскошь для бедных». В метрополиях Запада возникает новый «беловоротничковый» пролетариат. Прости-прощай, «общество потребления». «Молодые демократии» Восточной Европы и вовсе прозябают, легкомысленно сбросив «бремя» индустриального уклада.

А тут, будто откуда ни возьмись, на мир обрушились тёмные демонические стихии «управляемого хаоса». Футуристические кибервойны, безлюдные технологии вместо фордовского конвейера в одном историческом времени уживаются с варваризацией и мракобесием на задворках «цивилизованного мира». В мечетях лондонского Ист-Сайда публичные проповеди против неверных и набор волонтёров «джихада» в Сирии. «Мятеж-войны» и снос светских режимов на всём арабском Востоке разжигают и финансируют транснациональные компании и аравийские шейхи.

Мировые менялы помыкают президентами и премьерами. Корпорократия транснациональных компаний сметает суверенитеты и перекраивает границы государств. Китайская Народная Республика – одно из немногих, в полном смысле, суверенных национальных государств.

Поднебесная – настоящая твердыня. Мир имеет дело с неведомым доселе образчиком великодержавия. Аналитик Переслегин не слишком преувеличил, прибегнув к метафоре: Поднебесная – «иное человечество». Действительно, Китай – «вещь в себе». Никому он не будет заступником, как СССР. Для шовинистической Компартии Китая и её верхушки цвет кумача – идеологический декор да и только. Никакого идеалистического послания человечеству из Пекина не последует...

Народился, на диво всему свету, не очередной «азиатский тигр», переживающий экономический бум, а новый претендент на мировое господство.

В пучину Первой и Второй мировых войн канули империи Старого Света. Ялтинский мир явился самым долгим периодом экономического процветания.

Цивилизационные антиподы – социалистический СССР с его «тоталитарным» устройством общества и экономики противостоял демократическому, с натяжкой, Западу свободного предпринимательства. Две мировые системы тягались – кто кого! Между тем экономические и социальные системы сверхдержав-соперников исподволь обретали перекрёстное структурное, технократическое, интеллектуальное сходство. Философ Зиновьев первым исследовал этот нечаянный феномен и назвал его Сверхобществом.

Ответственные прагматичные, дальновидные политики, мыслители и технократы по обе стороны противостояния склонялись к сближению, постепенной «конвергенции» плановой и рыночной экономических систем. И не такая уж это, задним умом, была утопия.

Увы, вместо благой «разрядки» грянула скверная развязка противостояния.Сызнова под благовидным прикрытием идеологии «глобальных» рынков Запад взялся за старое. «Право сильного» вновь домогается «львиной доли» мирового дохода. Правит суд и расправу.

II. «…Вернётся пыльной дорогой»

Казалось бы, грубой силой повержены суверенитеты государств Ближнего Востока. Железные засовы закромов с нажитым добром, валютными резервами и припасами углеводородного сырья сбиты прикладом винтовки М-16 по ходу циничных «гуманитарных интервенций». Но не тут-то было! Как предсказано в незапамятные времена на клинописной надписи в междуречье Тигра и Евфрата: «Ушедший по течению реки вернётся пыльной дорогой». Из разрушенного дотла и раздробленного Ирака янки убрались налегке.

Вожделенная добыча «демократизаторов» – залежи дешёвой нефти – ускользнула... Два десятилетия насаждения, силком, PaxAmericana не принесли проку ни Америке, ни тем более всему западному миру. Лишь Жёлтый Дракон за Великой стеной как будто бы держался сторонкой от всей этой лихорадочной «делёжки», перекройки карты мира ошалевшим от фарта Западом. Пока суд да дело, стратеги Поднебесной собрали обильную жатву.

«Полынь, – говорил Сюнь-Цзы, – вырастает среди конопли, её не поддерживают, она сама прямая». Западные рынки переполнились валовым экспортом товаров Поднебесной. Пекин негласно скупил пол-Африки на корню. Самостояние и натиск на мировых рынках не такого уж смирного Китая, завидный неудержимый рост ВВП КНР вызвали угрызения элит Запада.

В особенности Соединённых Штатов – ведущего и щедрого инвестора затяжного, с 80-х годов головокружительного роста китайской экономики. Рыба ищет где глубже... Транснациональные компании, в основном американские, без оглядки переместили американскую индустрию за океан – в бедный Китай. Ведь известно: у капитала нет отечества. Рабочая сила ценой доллар в час – нестерпимое искушение для дельца-янки.

В Китае транснациональные компании вершат сверхвыгодный профит. Корпорация «Моторола» в благонамеренной угодливости Пекину даже разрешила образовать ячейки китайской Компартии на своих предприятиях в Поднебесной.

Транснациональный капитал, Сити и Уолл-стрит профинансировали промышленную революцию в Китае. Америка проглядела торжество Китая, взявшего на вооружение неокейнсианскую модель экономики. Теперь Поднебесная – опасный и неуступчивый конкурент Америки в мировых делах. Китайцы, говоря житейски, не любят ссориться на людях.

Вот американские ВВС «по ошибке» разбомбили китайское посольство в Белграде.Годы спустя китайские ВВС перехватили американский разведывательный самолёт вблизи своего побережья. Разобрали его до винтика. И залили уши воском, пока президент Буш метал громы и молнии. Поквитавшись за «потерю лица» в белградском инциденте, Пекин вернул трофей Америке на борту судна третьей стороны...

III. Стратагемы Запретного города

Скрытные, изощрённые замыслы, приёмы и уловки китайского правящего истеблишмента непостижимы для менталитета европейцев. Непроницаемость пекинского делового переговорщика и у нас в Белокаменной – притча во языцех. Обитатели Запретного города – руководители КНР – в отношениях с иноземцами применяют старинные стратагемы.Последние нисколько не утрачены за десятилетия торжества казарменного коммунизма на китайский лад.

«Мягкое побеждает твёрдое – наставлял Лао-Цзы. – Имеющий сильное войско уничтожается, крепкое дерево переламывается...» Для нас, европейцев, всё это лишь метафоры. И напрасно... Между прочим, стратагема Лао-Цзы перекликается по смыслу с известным нелицеприятным высказыванием сенатора У. Фулбрайта про «самонадеянность силы». То было время горячих дебатов в Америке вокруг незадавшейся интервенции во Вьетнам. И впрямь Америка нанесла удар под дых самой себе, послав на другой конец света полумиллионную армию и флот сокрушить коммунистический Вьетконг.

В противном случае, увещевал Конгресс и простых американцев президент Джонсон, Соединённым Штатам ничего другого не останется, как отступить от стратегии заморских «передовых рубежей» к «Америке-крепости». Лукавство, заблуждение и фиаско – в одном флаконе. Америка после долгих лет «ковровых бомбардировок» убралась из Вьетнама восвояси. Призывная, боеспособная поначалу, армия морально разложилась. «Вьетнамский синдром» долго ещё угнетал дух Америки… Зато Китай нажил свои выгоды из войны в Индокитае. И никуда из Азии спустя десятилетия Америка не подевалась. Ныне даже с бывшим заклятым врагом – Вьетнамом втайне интригует против Китая по поводу его экспансии в Южных морях…

Пока Америка перекраивала Ближний Восток, якшалась с «Аль-Каидой» и прочими джихадистами, Пекин пестовал новое великодержавие Поднебесной. Наращивал своё геополитическое влияние на всём Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Вероятно, и впредь основной вектор экспансии Жёлтого Дракона – тихоокеанский. А близкая Сибирь, Дальний Восток? Вопреки заполошным интернетовским подмётным письмам алармистского толка, будто миллионные толпы китайских переселенцев заполонили «пустопорожние» земли за Амуром, чуть ли не до Байкала, на самом деле Китай не порет горячку.Силки для «варваров Севера» ещё только сплетаются…

IV. Геополитический Тяни-Толкай

…Крымский контрапункт – геополитический форс-мажор. Новый отсчёт времён для Запада, исторической России, всей Евразии. Невероятное, непостижимое возвращение Крыма в Отечество – воля провидения? Явно за чертой классического определения политики как «искусства возможного». Реалистических предпосылок крымской виктории Русского мира не существовало.Но ведь их Николо Макиавелли в знаменитом трактате «Государь» признавал: «На наших глазах происходят перемены столь внезапные, что человеческое предвидение перед ними бессильно».

Двадцатилетний ничейный геополитический Тяни-Толкай Запада и России на Украине давно тяготел к какому-то исходу. Горячку первого майдана Кремль кое-как, с потерями, пережил. Харьковские соглашения, казалось, создали предпосылки удержать внеблоковый статус Украины.

«И что, бывают у вас революции?» – «Одна на год – это как калачи печь, а то и две» (Салтыков-Щедрин). На этот раз майдан выдался не карнавальный, а кровавый. Янки заваривали кашу покруче. Бандеровский мятеж обернулся государственным переворотом. В Киеве у власти поставили проамериканскую незаконную хунту под бандеровским прапором, едва ли американский сценарий госпереворота допускал центробежный распад зыбкой государственности Нэзалежной.

Хунта «сведомых», без царя в голове, пошла войной на русское большинство в Новороссии. «Маленькая победоносная война» – искусительная, но битая карта всех обречённых режимов. Два вероятных исхода – долгий распад Нэзалежной,либо когда совсем припечёт, мольбы киевской хунты о прямой натовской оккупации мятежного юго-востока. Реал-политик на Банковой и не ночевала…

Между тем жёсткий, неистовый афронт Запада из-за российской «аннексии» Крыма всё не унимается. Санкции, информационная война, срыв «Южного потока»… Президенту Путину всё тяжелее сдерживать натиск, каверзы, мстительность западных «партнёров». Политические и деловые элиты по обе стороны противостояния в замешательстве. Крымский контрапункт застал всех врасплох. Оказалось, весь модус-вивенди, на котором наши олигархи поднялись и процветают, уходит из-под ног. Средний класс российских мегаполисов «безмолвствует». Но и он затаил думку… Чует, что безмятежному разговлению на золотой дождь нефтедолларов приходит край.

Имущественный ценз поддержки нового великодержавия недолго вычислить. Миллионщики-сырьевики и их челядь – они и есть новая Вандея. Отнюдь не поголовно, конечно… Между тем во всём российском обществе, в том числе среди предпринимателей реального сектора, небывалый подъём великодержавных настроений. Взрывной рост русского самосознания. «Простые» люди, ещё вчера погружённые в житейские заботы, осознали, что мы, русские, разделённый народ. А границы СНГ – ничтожный реликт времён ельцинского безумного сокрушения государственных институтов СССР.

Общество словно пробудилось от сна. Гражданственность возвращается, а равнодушие, неучастие в судьбах соотечественников в Новороссии – презренны. Напротив, либеральная западническая Болотная воспылала любовью к «демократии» майдана. В открытую братается с бандеровскими сотниками. Увы, ещё наши пращуры познали эту изменническую слабость к «латинству».

Николай Данилевский писал о повадках предтеч наших «западников»: «Крамольничали и целовали крест королевичу Владиславу». Если бы только одна заряженность на гранты и подачки дяди Сэма подзуживала самозванную «совесть нации». Нет, это вполне «идейная» убеждённость в правоте своего ненавистничества России. «Раскалённые стрелы Лукавого» глубоко поразили умы и души наших записных «западников». Это вполне обособленный, ярый и не такой уж малый слой отступников.

Нэзалежная – поприще столкновения стратегических интересов заглавных игроков на мировой «шахматной доске». Трое на виду – США, Россия, Европейское сообщество. Но за кадром маячит и четвёртый, дальний – Китай. Есть такая молва, что роковую роль в свержении и изгнании президента Януковича сыграл его, в разгар бузы на майдане, блицвизит в Пекин. Деловые итоги визита имели огласку, но смутную. Якобы Киеву в Пекине были обещаны крупные кредиты, но под встречные условия.

Нэзалежная будто бы обязалась предоставить китайской стороне морскую акваторию под строительство глубоководного торгового порта в западном Крыму. И ещё аренду сотен тысяч гектаров пашни под сельскохозяйственные латифундии Китая. Рабочая сила для воплощение инвестиционных проектов – из китайцев. Не возвратись в одночасье Крым в Россию, китайцы в Тавриде обосновались бы прочно… Ведь Крым – идеальный форпост для геополитической и торговой экспансии КНР в глубину Евразийского континента. Со стороны недалёкого Януковича это была скоропалительная сделка, которая приоткрыла завесу над евразийской стратегией Пекина.

V. «Нации – не более чем условность?»

«Благолепный» венец всей многовековой истории России – «воссоединение с Западом». Вот и все горячее чаяние и неучей-митрофанушек – отпрысков «новых русских», и рафинированных западников на идеологическом подворье дяди Сэма в Белокаменной. Обретаются они в филиале вашингтонского института Карнеги. Это заведение почему-то не угодило в реестр «агентов влияния». Даром что в заокеанском «Карнеги» сплошь отставные выходцы из госдепа и разведок.

Это – к слову. А штука в том, что волонтёры московского «Карнеги» службу знают. И твёрдо стоят на том, что для новой демократической России иметь государственную идеологию – блажь, отрыжка «тоталитаризма».Уж если сам Строуб Тэлбот возглашает: «Все нации есть не более чем условность»!

И всё-таки воздвижение «властной вертикали» как-то плохо вязалось с докучливыми бесконечными наставлениями вашингтонского Фомы Опискина. Помнится, так звали плута-фарисея из «Истории села Степанчикова» Достоевского.

Кремль остро ощущал потребность самоопределения. Следовало придать некоторую основательность положению Российской Федерации в сношениях с заграницей. И вот как-то раз перед активом единороссов тогдашний идеолог Кремля Владислав Сурков представил намётки государственной идеологии.

В основании – демократия и суверенитет. «Суверенитет – это открытость, участие в открытой борьбе… Это политической синоним конкурентоспособности». Красноречиво… Не сразу и возьмёшь в толк, но разве этой самой «открытости» мы не нахлебались вдоволь в 90-е? Так ведь в строку и пресловутая идеологемма открытого общества Джорджа Сороса, заядлого «глобалиста» и взломщика суверенитетов.

Благодаря свалившейся нам на головы при «новомышленце» Горбачёве «открытости», оказались разрушены до основания оплоты, институты советского общества. При Ельцине под лавочку «открытости» заполучили американскую наглую опеку. «Открытость» экономики обернулась вытеснением рубля «монетой-воровкой», ровно по Джонатану Свифту, – долларом. И полтриллиона долларов рабочего капитала разграбленной советской экономики под метёлку умыкнули на Запад. Ещё до двух триллионов долларов капиталов сквозняком унеслись за бугор в «тучные» нулевые. Фонд под научным руководством Степана Сулакшина на этот счёт провёл скрупулёзные подсчёты.

Суверенитет, открытость, конкурентоспособность – какие же они «синонимы»? У нас перед глазами обратный пример Поднебесной. В Китае здоровая рыночная процветающая экономика. Но общественный строй в Китае уж таков, что ни «открытости», по Соросу, ни демократии, по-американски, нету, хоть тресни. Вся власть у Компартии, а дело – у предпринимателей.Но никто и не усомнится: Китайская Народная Республика полностью суверенна.А по части конкурентоспособности даст всем сто очков вперёд. В Китае – свобода предпринимательства. Все коммуникации с миром развиты. Но вот загвоздка: все тамошние бизнесмены – миллиардеры не в Куршевеле окормляются, совет держат, а в местном горкоме КПК…

Отчего у нас так долго, словно в потёмках, всё искали «национальную идею»? А на выходе получалось нечто риторическое, внутренне противоречивое, нескладное. Никакой не прообраз государственной идеологи. И не потому, что угасли все «светильники разума» на Руси. А попросту из-за того, что «верхним десяти тысячам» – олигархии надобно ровно столько суверенитета России, чтобы обезопасить, защитить зарубежные активы и «заначки». И ещё, молчком, держать иностранный капитал в наших пенатах «в строгости». Да что там говорить: они и судятся, тяжбы затевают не дома, а в Высоком суде Лондона.

«Открытость», настежь, отечественной экономики доморощенной «офшорной аристократии» во всём выгодна. Вольготный вывоз капиталов и дивидендов, скупка в странах «золотого миллиарда» активов, даже заведомо убыточных, им на руку. До 80% российских активов имеют «офшорную» прописку. Это «лыжня» накатана так, что с неё не свернуть.

Но вот гром грянул, кризис на Украине, в Новороссии открытое столкновение геополитических интересов России и Запада. Экономические санкции и иные «проскрипционные» списки, в которые Запад под сурдинку зачислил крупные российские банки, компании… Акции их ещё вчера торговались на Лондонской бирже… Смешны упования, что возобновившаяся «холодная война» с Западом – дурное поветрие, не всерьёз. Разлад, противоборство с Америкой и вставшими как по команде во фрунт Брюсселем и Берлином – надолго. В новой суровой реальности пробавляться симулякрами государственной идеологии не получится. Нужна твердь, а не мякина.

Государственная идеология воплощает не выгоды сословий, но интересы выживания страны и народа. В обществе возник запрос на новую содержательную идеологию вместо провалившейся «либеральной реформации». И мы уже отчаянно запаздываем! Не потому ли, что всё эти дворковичи и набиуллины, у которых «либерализм» от зубов отскакивает, всё ещё лелеют думку: а не лучше ли повиниться перед дядей Сэмом, чем лезть на рожон.

http://argumenti.ru/politics/n469/384517