Двусторонние связи могут разбалансировать систему международных отношений в Арктике, считают в США. Особенно пугающим выглядит усиление роли Китая за Северным полярным кругом. Российские эксперты не согласны: главное — экономическая выгода и чтобы Москва не поступилась национальным суверенитетом.

В рамках заседания рабочей группы по будущему российско-американских отношений состоялась лекция профессора-исследователя факультета науки и управления окружающей среды Университета Калифорнии, директора Института арктических исследований доктора Орана Янга.

Тема доклада — «Управление Арктикой: от теории к практике» — предвещала многое. Один из известнейших специалистов по вопросам Cевера, как думалось, выдвинет практическую концепцию изменения хаотических отношений в Арктическом регионе. Тем не менее слушателя ждало разочарование. Янг описал теоретические конструкты из словаря неолиберальной концепции международных отношений, рассказал о роли личности в арктической истории (по его мнению, в прошлом здесь роль лидеров играли Михаил Горбачев, Эско Раякоски, Мари Саймон), призвав «выявить новую группу лидеров арктического движения». Однако так и не поспешил перейти «от теории к практике».

Наверное, наиболее важным с практической точки зрения явился ответ Янга на вопрос о новых игроках в Заполярье, прежде всего азиатских странах — Китае, Японии, Индии. «Арктика уже является и будет все более вовлекаться в международные процессы и из-за политических, и из-за экологических аспектов. Потому мы не можем игнорировать влияние неарктических игроков, — рассказывал Янг. — Такие страны, как Китай, участвуют в двусторонних проектах по развитию Арктики: с Исландией, с Россией. Возможно, что в Гренландии скоро появятся китайские компании».

Специалист сказал, что он, конечно, не против проникновения КНР в заполярные территории. Однако, по его мнению, «нужно избегать именно двусторонних связей», это разбалансирует систему международных отношений, сложившуюся в Арктике.

«Нужно найти способы вовлечения и привлечения таких игроков. Но если мы откроем полноправное членство в Арктическом совете для подобных стран, то им, конечно, нечего будет делать по ряду конкретных вопросов, которые там обсуждаются и имеют отношение к жизнедеятельности арктических держав», — заявил Янг.

Действительно, проникновение восточноазиатских держав, и прежде всего Китая, за полярный круг все более заметно.

Надо сказать, что в мае этого года было решено дать статус постоянных наблюдателей в Арктическом совете шести странам, в том числе пяти азиатским — Китаю, Индии, Японии, Южной Корее и Сингапуру.

КНР заключает многочисленные двусторонние соглашения с арктическими странами. В этом году Поднебесная подписала договор о свободной торговле с Исландией, на исландском же шельфе Пекин планирует добывать углеводороды. Правительство КНР поддерживает китайские частные компании в их инвестициях в добывающие отрасли Гренландии.

В ноябре правительственная комиссия по контролю за иностранными инвестициями в России одобрила покупку китайской CNPC 20% в «Ямал СПГ» у ОАО «НОВАТЭК» за $1 млрд. Та же CNPC, а также Sinopec и CNOOC рассматривают вхождение в проекты ОАО «Роснефть» на российском арктическом шельфе. 8 августа судно под гонконгским флагом вышло из китайского порта Далянь и, пройдя по Северному морскому пути вдоль территории Российской Федерации, 10 сентября прибыло в голландский Роттердам.

«То, что наши двусторонние соглашения могут якобы разбалансировать международные отношения в Арктике, — это весьма дискуссионный вопрос», — полагает российский эксперт, профессор кафедры мировой экономики МГИМО (У) МИД России Вячеслав Карлусов. Здесь необходима более комплексная оценка всех геополитических и экономических факторов, учитывающая в том числе динамику и перспективы военного присутствия всех глобальных и региональных держав в заполярных международных и территориальных водах.

С другой стороны, арктические державы, и Россия в том числе, имеют полное право привлекать в качестве партнеров азиатские страны, и КНР в частности, используя их экономический потенциал.

«Главное, чтобы соблюдались международные законы, не нарушался суверенитет ни одной из стран. Россия или российские компании имеют право заключать договоренности с Китаем и китайскими партнерами», — подчеркивает Карлусов.

«Кстати, китайские финансовые и иные ресурсы в разработке полезных ископаемых на шельфе используют и другие арктические страны, и РФ здесь даже запаздывает, потому что, например, некоторые из них раньше, чем Россия, договаривались по этому поводу с китайцами. При этом они, в частности Дания, в отличие от России открыто заявляли, что Китай должен быть постоянным наблюдателем при Арктическом совете, — отмечает эксперт.

То, что китайцы становятся все более и более активными глобальными игроками, — это естественно. То, что китайцам выгодно использование Северного морского пути, и то, что России выгодно, если КНР будет платить за проход своих торговых кораблей вдоль наших берегов, тоже понятно, особенно с позиций глобальной экономики». Такая же ситуация с природными ресурсами на российском арктическом шельфе. «В интересах России конструктивное сотрудничество с Китаем. Но Москва, конечно же, должна исходить из норм международного права, строго отстаивать свой политический суверенитет и экологическую безопасность», — резюмирует Карлусов.

http://www.gazeta.ru/business/2013/12/09/5796149.shtml