Китай строит Шелковый путь

15 мая в Китае завершился грандиозный международный форум по новому "Шелковому пути". В нем принимали участие 29 президентов и премьеров стран-участников мегапроекта Азии и Европы. Автор идеи лидер Китая Си Цзиньпин фактически предложил миру новый вариант глобализации. По-китайски.

Желающие сотрудничать во имя роста экономики — производства и торговли — приглашаются в команду и получают от Китая огромные инвестиции. Общая сумма к 2030 году, как считают в Китае, может достигнуть астрономической цифры – 3 триллионов долларов! Это почти годовой бюджет Соединённых Штатов. За эти деньги Китай планирует, с одной стороны, получить возможности и для дальнейшего роста собственного производства, а с другой, — образно говоря, купить в Азиатском регионе мир и покой, ведь кто торгует, тот не воюет.

Китай инвестиции

В полном размере: Инвестиции Китая в мире

В то же время эти триллионы — инвестиции в китайское представление об устройстве мира по Конфуцию, где желанный идеал — баланс и гармония, а не захват и диктат. Чувствуете разницу?

Россию на форуме в Китае представлял президент Путин. Он заявил о своей поддержке проекта. Понятно, что журналисты задавали ему и каверзные вопросы, мол, не боится ли он поглощения со стороны Китая?

"Россия не та страна, которая чего-то боится. И уж точно совершенно действия Китая не направлены на какое-то поглощение, ведь мы принимаем решение совместно. И мы не принимаем решений, которые идут нам во вред. А если это идет нам на пользу и в развитие нашей экономики, то чего же здесь плохого? Грех не воспользоваться теми возможностями, которые возникают в результате этого сотрудничества", — уверен Путин.

Автор: Алиса Романова

Самый нежный и прохладный, то есть лучший шелк — до сих пор из Сучжоу. Города на реке Янцзы и у моря, значит, влажность там что надо. Как и 2000 лет назад, подделку выявить просто — настоящий струится в руках.

Шелковый путь Китай

Первый караван, набитый тканями, ушел на Запад во втором веке до н.э. Китайским воинам были нужны лошади, Европе — шелк.

Ценили его дороже золота.

Шелк — самый ранний катализатор торговли через Среднюю Азию. Конечно, Китай вез не только его, а в Китай что только ни везли: от меха и специй до инжира, винограда и огурцов. Но эти дороги никогда не были стабильными. Караваны шли от оазиса к оазису. Маршруты сдвигались в зависимости от геополитического контекста.

У нового пути пока тоже нет ни четкого маршрута, ни карт. Но Китай задумал завязать в одну паутину все проекты, которые уже есть в Евразии, и предложил шесть коридоров. Один пойдет в Монголию и Россию. Новый евразийский мост свяжет Тихий океан с Атлантикой. Тоже часть пройдет через Россию. Еще один — в Центральную и Западную Азию. К Персидскому заливу. Другой — в Пакистан, Бангладеш, Индию, Мьянму. Наконец, шестой — на полуостров Индокитай. Отдельный путь пойдет по морю.

Экономическая разведка в Китае

Древний Увэй в самом центре Китая — когда-то жемчужина "Шелкового пути". Но с XV века бронзовел вместе с этими статуями. Пока проект "Один пояс" не вдохнул жизнь и деньги. В радиусе 800 километров живут 80 миллионов человек — целая страна. И новый логистический центр для них — это работа, инвестиции и рынок.

"Мы строим платформу для компаний, ориентированных на экспорт. Она поможет снизить стоимость грузов", — отметил Ян Юй, представитель инвестиционной компании.

Такие хабы Китай начал строить на суше и на море. Будет, как в древности: не прямой путь, а сеть. С узлами, то есть городами, портами, новыми мостами.

Четкого плана у проекта пока нет. Но понятно, зачем это Китаю: ему нужно развить свои западные районы, ускорить доставку своих товаров. Если сухопутную "шелковую" дорогу когда-то убил морской путь — плавать было быстрее и дешевле — то теперь Китай хочет наладить железнодорожную связь через весь континент и даже дальше.

Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе

О благах, которые принесет миру "Один пояс. Один путь", популярно объяснили в ролике агентства "Синьхуа". Когда он дотянется до Европы, красное вино в Китай будут доставлять на полмесяца быстрее. А когда до Юго-Восточной Азии, любой юноша в Малайзии найдет работу и сможет жениться.

Грузовые поезда уже ходят и до Мадрида, и в Лондон — путь занимает 18 дней. Две недели до немецкого порта Дуйсбург. И по дороге, пересекая границы, не нужно каждый раз проходить таможню.

Равных Китаю в строительстве инфраструктуры сейчас нет. Дома он проложил 22 тысячи километров железных дорог, средняя скорость — 300 километров в час. Тянет ветки до Лаоса и Таиланда. А еще дороги, мосты, порты — везде лучшие технологии. А главное — быстрота, с какой он все возводит. В мае запущен первый в Азии контейнерный терминал — в порту Циндао. Полная автоматика.

Около 70 стран поддержали проект. Только почти полуторамиллиардная Индия против — форум в Пекине байкотировала. Ее возмутило, что коридор в Пакистан пройдет через спорный штат Кашмир. Его часть полвека оккупирована пакистанскими войсками. Индия же считает территорию своей. Не нравится Нью-Дели и то, что Пекин развил слишком бурную деятельность в Юго-восточной Азии.

Китайский подход к прогрессу и модернизации

А когда "Шелковый путь" доберется до Шри-Ланки, местным не придется платить по непомерным счетам за электричество. Вливает деньги в Шри-Ланку, мешает делать бизнес в Лаосе. Хотя это Индия провозглашала стратегию "Действуй на Востоке".

Индия все сильнее противостоит проекту, он представляет собой не что иное как колониальное предприятие, оставляющее за собой долги и разрушенные сообщества", — пишет газета Times of India.

Но КНР объясняет: пусть идея ее и деньги тоже, Пекин инвестирует больше триллиона долларов. Но теперь проект века принадлежит миру.

"После Второй мировой войны было 60 стран, а сколько их сейчас! Это же масса мелких рынков. Нужно их объединить. ЕврАзЭС тоже нужны эти связи, тот же выход к Индийскому океану. Дальнему Востоку нужно развитие, в том числе энергетических проектов", — отметил — Ван Ивэй, профессор Народного университета Китая.

Китай Европа экономика инвестиции

Конечно, "Один пояс" и "Шелковый путь" не обойдут Россию. Через нее пройдут минимум два маршрута. Москва и Пекин договорились соединить потенциалы "Шелкового пути" и ЕврАзЭС. Россия предлагает иметь в виду и "Северный морской путь" — еще одну транспортную артерию.

"Наши китайские партнеры очень заинтересованы в тех возможностях, которые он представляет. Прежде всего, с точки зрения ускорения доставки грузов", — подчеркнул Андрей Денисов, чрезвычайный и полномочный посол РФ в КНР.

Критики проекта говорят: в нем слишком много белых пятен и противоречий. Поезда из Европы возвращаются пока полупустыми. Будет ли окупаемость у "Одного пояса", пока не ясно. И вообще не сказка ли это на ночь, какую читает своей дочери в другом ролике — про "Шелковый пояс" и "Один путь" — журналист China Daily?

Но древний "Шелковый путь" формировался веками. И Китай обычно никуда не спешит. До следующего форума — еще два года.

Пока весь мир находился в ужасе от перспективы того, что администрация Обамы станет бомбить Сирию, президент Китая Си Цзиньпинь был занят устройством Шёлкового пути.

Шелковый путь

В полном размере: Шелковый путь

Надо обожать знаменитую максиму Ден Сяопина: «Всегда сохранять сдержанность». Для второй по величине экономики в мире, «сдержанность» всегда придает мощную эффективность. Вот и 7 сентября, в столице Казахстана Астане Си официально предложил ни больше, ни меньше, как Новый Шёлковый Путь в сотрудничество с Центральной Азией.

Официальный «экономический пояс вдоль Шёлкового Пути» Си – крайне амбициозен, это подпитываемый китайцами мега-проект транс-евразийской интеграции от Тихого Океана до Балтики, своего рода мега-зона свободной торговли. Разумное объяснение Си кажется безупречным: пояс – это дом «почти 3 миллиардов человек, он представляет собой самый большой рынок мира с несравненным потенциалом».

Вот вам и «из ряда вон выходящий» фактор. Но значит ли это, что Китай захватит все центрально-азиатские «станы»? Не так всё просто.

Полная комната зеркал

В поездке Си по Шёлковому Пути пунктом назначения был Бишкек, столица Киргизии, и 13 саммит ШОС. И кроме всего прочего, это было наглядным напоминанием о ставках в Новой Большой Игре в Евразии: общая встреча в кулуарах саммита с участием Си, президента России Владимира Путина и нового президента Ирана Хассана Роухани.

Китай - инвестиции в Мире

В полном размере: Китай - инвестиции в Мире

Это – первая поездка Роухани за рубеж после избрания 4 августа. Не столь грандиозная, как у Си, всего два дня в Бишкеке. На предварительной встрече один на один с Си Роухани даже начал говорить на «дипломатическом китайском» – словно на грядущих переговорах по иранскому ядерному досье, ведущих, надо надеяться, к беспроигрышной ситуации. Си выразительно поддержал право Ирана на мирную ядерную программу по Договору о нераспространении, а Роухани подчеркнул, что ирано-китайские отношения «имеют жизненно важное значение для Азии и чувствительных ближневосточных проблем»

А это ведёт к единому ирано-китайско-российскому фронту в отношении Сирии. Ещё до встречи с Путиным Роухани согласился с состоящим из четырёх частей планом по Сирии, который – как уже сообщала Asia Times Online – был согласован Дамаском, Тегераном и Москвой. По этому плану Дамаск присоединяется к Организации по Запрету химического оружия, раскрывает хранилища химикатов, разрешает инспекторам доступ на площадки и начинает длительный процесс ликвидации хранилищ.

На ядерном фронте Тегеран и Москва остаются открыты для бизнеса. Россия передаст управление 1 очередью АЭС в Бушере Ирану менее чем через две недели. И впереди будет дальнейшее «сотрудничество».

Значение подобной триангуляции невозможно переоценить. Ой, как бы хотелось оказаться мухой на стене в той киргизской комнате с Си- Путиным-Роухани. Тегеран, Москва и Пекин более, чем когда-либо, едины в вопросе нового многополярного международного порядка. Они разделяют мнение, что победа оси милитаристов в Сирии станет прелюдией к будущей войне с Ираном – и дальнейшим нападкам и на Россию, и на Китай.

Бог рынка – это мы

Одновременно манят и грандиозные деловые – и стратегические – возможности евразийского коридора. Экономический Пояс Шёлкового Пути Си, с фирменным китайским прагматизмом, по сути своей – свобода торговли, связность и обращение валют (главным образом, конечно, юаня). Он готов, ведь между Россией и Центральной Азией больше нет проблемы границ. Это прекрасно согласуется с китайским рывком к развитию своего Дальнего Запада – а именно Синьцзяня; подумайте только о стратегической поддержке Центральной Азии в развитии китайского Дальнего Запада.

Китай - инвестиции в мире 2012

Китай - инвестиции в мире 2012

Вот пример. На китайско-евразийском ЭКСПО в Урумчи, столице Синьцзяня, в начале этой недели Чайна Телеком и две телекоммуникационные компании Гонконга подписали семь сделок с правительствами и компаниями Казахстана, Таджикистана, России и Монголии. Немногие знают, что Урумчи может похвастаться более чем 230 интернет-компаниями, и почти половина из них связана с соседними странами. Синьцзян – не просто китайское вторжение к уйгурам, это никак не менее чем коммуникационная база Евразийского коридора – центр сетевых и «облачных» технологий.

Пекин уже массировано вкладывается в новые дороги и мосты вдоль Евразийского моста – ещё одно определение Нового Шёлкового пути. Как уже сообщала Asia Times Online, Новый Шёлковый Путь – это магистрали, железные дороги, волоконная оптика и трубопроводы – а теперь и с китайской добавкой для логистических центров, производственных центров и, неизбежно, новых городков.

Выполнить надо ещё массу гамбитов Трубопроводистана, как и использовать массу природных ресурсов. И, что всё решает – учитывая, что изначальный Шёлковый Путь пересекал Афганистан – существует перспектива афганского возрождения, как преимущественного моста между Центральной, Восточной и Южной Азией. Не говоря уж об ускорении китайского наземного доступа и к Европе, и к Ближнему Востоку.

Сохранение лица в китайской культуре

В Китае никакие основные решения, подобные этому, не бывают «спонтанны», за ними стоит чистый, мягкий пиар. В Астане Си сказал «моя родина, провинция Шанкси, – начало древнего Шёлкового пути», и он был «тронут», когда восстановил историю Шёлкового пути во время поездки.

Он не отказал себе в удовольствии увидеть в Самарканде знаменитую площадь Регистан, прогулявшись с президентом Узбекистана Исламом Каримовым, и даже «поэтически», под настроение, говорил Каримову «это придает особое чувство. Мы разделены расстоянием, но близки друг другу в душе. Так похоже на путешествие во времени». Что ж, империя Темуридов, наконец, состоялась. Не то, чтобы Китай не делал этого раньше – во время династии Хань (206 до н.э. – 24 н.э.) имперский посланник Чжан Кван дважды отправлялся в Центральную Азию, чтобы открыть Китай для мировой торговли.

Будь это «поэтично» или нет, но Си всегда передаёт послание. Всю свою поездку по Шёлковому Пути он не оставлял сомнений, что это – политический приоритет для Китая. Ныне Китай устанавливает стратегическое партнерство со всеми пятью центрально-азиатскими «станами».

Ракурс Трубопроводистана

Кашаган – вот ваш обычный кошмар Трубопроводистана. Важно, что на этой неделе, когда всё затмили события 9/11, Северо-Каспийская эксплуатационная компания, которая управляет Кашаганом – одним из крупнейших месторождений, открытых за прошлые 40 лет, объемом 35 миллиардов баррелей – заявила, что наконец появились признаки нефти.

Кашаган находится на севере Каспийского моря. Я там был. Технически получение нефти невероятно сложно, в этом-то и дело. Производство должно было начаться в 2005 году. Консорциум с участием итальянской ENI, французской Total, Royal Dutch/Shell, Exxon Mobil and Conoco Phillips потратил не менее US$ 46 миллиардов. Нормой стали отвратительные перебранки. Неделю назад Астана, наконец, подписала соглашение о покупке китайской CNPC пакета акций 8,4%, ранее принадлежавших Conoco Phillips'.

С вступлением Китая пойдёт основной поток денег. Пекин намерен стать основным игроком на казахском энергетическом рынке. В идеале Кашаган должен был давать 370 000 баррелей в день в 2014 году и 1,6 миллиона баррелей к 2016.

Китайская стратегия в Казахстане главным образом направлена на нефть. Российский Газпром делает ставку на нескончаемую газовую жажду Пекина, что обеспечит сдвиг основного экспорта от Европы. Но конкуренция очень жёсткая. А Туркмения – ключевая часть китайского уравнения.

Расизм в Китае

Китай уже планирует экспансию Центрально-Азиатско-Китайского трубопровода, построенного и оплаченного. В своей поездке по Шёлковому Пути Си просто поразил Туркмению, торжественно открыв одно из крупнейших месторождений мира, Галкиниш, которое стало давать нефть всего лишь три месяца назад. Большая часть газа пойдёт – ну, куда же ещё – трубопроводом в Китай. Китай оплачивает счёт, пока составляющий $8 миллиардов, и он продолжает расти.

Экономика Туркменистана сейчас практически полностью зависит от экспорта природного газа в Китай (на уровне 60% ВВП). Конечная стратегия Пекина заключается в использовании рычагов давления на Туркменистан для получения более выгодной сделки с Газпромом по газу.

Киргизия тоже фигурирует в стратегии китайского трубопроводистана. Пекин будет финансировать и эксплуатировать предлагаемый газопровод Киргизия-Китай – ключевую часть четвёртого туркмено-китайского трубопровода. И ещё Пекин строит железную дорогу, связывающую его с Киргизией и Узбекистаном.

Экология Китая — проблемы

Наблюдая это неистовство, нам надо вернуться к основной максиме всех времён: пока лают (вашингтонские) псы войны, (китайский) караван идёт своим путём.

Эти три бедствия

ШОС тоже вовлечён в поддержку этого главного транспортного пути, соединяющего Восточную Азию, Западную Азию и Южную Азию, а в итоге – Тихий Океан с Балтийским морем.

Но Сталинское наследие живо – его сумасшедшее разделение Центральной Азии. Китаю придется раскошелиться на целое состояние ради транспортировки. Китайские поезда уже испытывают сложности, передвигаясь по железным дорогам советской эпохи. Обслуживание авиалиний сомнительно. К примеру, идёт всего один рейс в два дня из Узбекистана в Киргизию (я им воспользовался – всегда толпа народу, бесконечные задержки, связки багажа).

ШОС была организована 12 лет назад, когда Узбекистан присоединился к первоначальной шанхайской пятерке: Китай, Россия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан. Туркмения предпочла блистательную изоляцию.

Первоначально акцент ставился на взаимную безопасность. Но ныне ШОС охватывает и политику, и экономику. Однако остаётся одержимость тем, что китайцы называют «тремя силами зла» – терроризм, сепаратизм и экстремизм. Это подразумевает Талибан и его ответвления – исламское движение в Узбекистане и уйгуров в Синьцзяне. ШОС пытается бороться с наркотраффиком и контрабандой оружия.

И снова в классическом китайском стиле ШОС оборачивается поощрением «взаимного доверия, взаимовыгоды, равенства, консультаций, уважения различных цивилизаций и поиска общего развития» в атмосфере «неприсоединения, отсутствия конфронтации и не-направленности против третьих сторон».

Пройдёт много времени, прежде чем они станут своего рода восточным НАТО. Но ШОС всё более вычеканивает свою территорию, как прямой противовес НАТО – не говоря уж о вашингтонской центрально/южно-азиатской главе Глобальной Войны с Террором и подталкивании «цветных революций». Китай и Россию это затрагивает в немалой степени. То же касается и Ирана – на данный момент наблюдателя в ШОС.

Пояс Шёлкового Пути Си, в принципе, не вызывает тревоги в Кремле. Кремль поворачивает дело так, что экономики России и Китая дополняют друг друга – так китайские «значительные финансовые резервы» соответствуют российским «технологиям, промышленным навыкам и историческим связям с регионом».

Удивительно, что взрослые люди в отдельных помещениях Пояса Пути думают обо всём этом (учитывая, что они понимают, что именно происходит). Бывший госсекретарь США Хиллари Клинтон привыкла к преувеличениям относительно проталкиваемого американцами Нового шёлкового пути. Что ж, после поездки Си они выглядят ещё одним обещанием.

http://vk.cc/1Pdmdz

https://www.vesti.ru/doc.html?id=2890339

Опубликовано 12 Окт 2017 в 08:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.