«Соединённые Штаты больше не являются нашим привилегированным партнёром.  Сейчас наш привилегированный партнёр – Китай».

– из выступления министра иностранных дел Эквадора Рикардо Патино на закрытии третьего саммита CELAC Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна (CELAC) в Коста-Рике 29 января.

«Китай готов работать с латиноамериканскими странами и странами Карибского бассейна на долгосрочной основе и со стратегической перспективой, для того чтобы создать новую платформу для  коллективного сотрудничества между обеими сторонами».

– подчеркнул президент Си Цзиньпинь при открытии первого форума Китай-CELAC в Пекине 8 января («Синьхуа», 8 января 2015 г.).

Монтевидео, Уругвай.

Пекинская декларация, подписанная 33 министрами иностранных дел CELAC, предусматривает  пятилетний план  сотрудничества и согласие на проведение второй встречи в Чили в 2018 году.

Китай - торговля с Латинской Америкой

Китай - торговля с Латинской Америкой

Эти две встречи взаимосвязаны. Китайское правительство объявило о своём намерении удвоить объём двусторонней торговли с регионом до 500 миллиардов долларов к 2025-му году. При ближайшем рассмотрении, это не так много, учитывая, что за период с 2000 до 2013 года товарооборот вырос в 22 раза, превратив Китай из «незначительного в центрального игрока во внешней торговле в регионе», как следует из отчёта CELAC по итогам первого форума CELAC-Китай [1].

В своём выступлении на форуме президент Си заявил, что Китай инвестирует 250 миллиардов долларов в регион в течение следующего десятилетия, которые будут  направлены не только на примитивную добычу полезных ископаемых, как раньше, но и на инфраструктурные (транспорт, железнодорожная сеть, порты и дороги) проекты, проекты в сфере технологий, а также на исследования и разработки.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

Исполнительный директор CEPAL Алисиа Барсена подчеркнула, что «Китай стал великолепной альтернативой для региона [Латинской Америки и Карибского бассейна] за эти годы, которые характеризуются падением цен на сырьевые товары и очень скромным экономическим ростом, который, как ожидается, составит всего 2% («Синьхуа», 31января 2015 г.). По мнению Барсена, Китай меняет свою модель, что предоставляет  новые и лучшие возможности региону:

«Китай был страной с высокими зарубежными инвестициями и низким внутренним потреблением; сейчас он снижает долю инвестиций и наращивает потребление. Это означает, что китайские инвесторы будет искать, куда направить инвестиции, и Латинская Америка – одно из таких мест».

Директор CEPAL по международной торговле и интеграции Освальдо Росалес подчеркнул, что приверженность Китая к соблюдению отношений в духе «равенства, взаимной выгоды и модели открытого и инклюзивного сотрудничества», должно послужить основному направлению развития в Латинской Америке и диверсификации её экспорта» («Синьхуа, 13 января 2015 г.)

Китай - основные инвестиции в Латинскую Америку 2011

Китай - основные инвестиции в Латинскую Америку 2011

В поисках сырья

Всего четыре года назад отношения между странами Латинской Америки и Китаем сосредотачивались на интересах Азии в покупке сырьевых товаров: нефти, углеводородов и минералов. В некоторых случаях Китай вкладывал крупные суммы денег, чтобы обеспечить себе нефтяные поставки, как в случае с Венесуэлой, переориентировавшей направление экспорта с США на азиатского гиганта.

В период с 2005 по 2013 год Венесуэла получила 50 миллионов долларов, в основном в обмен на нефть, но также и в виде кредитов на строительство жилья и инфраструктуры («Валор», 4 апреля 2013 г.). Другие источники утверждают, что  нефтяные кредиты составили в сумме 40 миллиардов долларов (Econochina.com, 11 января 2015 г.). Торговля нефтью и минералами схожа с Эквадором: чистые деньги в обмен на сырьевые товары, что давало возможность правительствам, не обращаясь к международным кредитным источникам, поддержать работу государственного механизма. В данном случае 8 миллиардов долларов.

По словам вице-президента Хорхе Гласа, «Китай даёт в долг без условий МВФ», гарантируя  отношения, не отягощённые условиями и более диверсифицированные, включая средства на создание нефтеперерабатывающего завода в Тихоокеанском регионе и по меньшей мере семи гидроэлектростанций (Econochina.com, 26 января 2015 г.). Таким образом, азиатская страна обеспечивает постоянный поток сырья, от которого зависит её  растущая промышленность и всё более процветающее население. Две цифры для информации:  ВВП на душу населения вырос с 205 долларов в 1980 году  до 4289 долларов в 2010 году; 46% ВВП даёт промышленность.

По этой причине 83% приобретений у китайских компаний в Латинской Америки было сосредоточено в энергетике и добывающей отрасли. Китай потребляет 36% мирового экспорта нефти, 19% мирового экспорта полезных ископаемых, и 20% экспорта топлива.  Это ведущий мировой потребитель алюминия, меди, олова, цинка и сои, и второй – сахара и нефти. Столь огромный масштаб потребления определяет форму импорта и торговых отношений с Латинской Америки.

Промышленный рост отражается на структуре экспорта. Китай сообщает о массовом росте продаж в секторе средств производства и высокотехнологичных товаров, до уровня, когда на него приходится 20% мирового экспорта товаров производственного назначения.

Этот вид торговли (сырьё в обмен на промышленные товары) закрепляет исторические дисбалансы, воздействующие на регион. По данным CEPAL, экспортная корзина латиноамериканского экспорта в Китай намного менее сложная, чем у остального мира. В 2013 году первичные продукты составляли 73% экспорта из региона в Китай, по сравнению со всего 41% поставок в другие страны мира. Напротив, промышленные товары составляли всего 6% продаж в Китай, по сравнению с 42% в остальные страны мира.

В свою очередь, 92% импорта из Китая это промышленные товары, по сравнению с 69% импорта из остальных стран мира. Все страны региона экспортируют в Китай меньше продукции, чем в другие места. В 2013 году Уругвай экспортировал 1387 наименований продуктов в страны СELAC, 434 в США, 1024 в Европу и только 106 в Китай. Бразилия и Мексика, страны с более диверсифицированным экспортом, имели схожую структуру: почти 4 тыс. наименований продуктов продавались в страны CELAC, по сравнению со всего 1000 в Китай.

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

Правда в том, что до сих пор в модели торговых отношений Китая с Эквадором и Венесуэлой – двумя ключевыми партнёрами – мало что изменилось по сравнению с моделями, созданными в колониальный период.

Альянсы по всему спектру

Современная 27-этажная башня, увенчанная прямоугольной аркой, возвышающаяся в центре Пуэрто Мадеро, – первое, что бросается в глаза путешественникам, прибывающим на пароходах в порт Буэнос-Айреса. На вершине зелёного здания видны четыре буквы: ICBC, что обозначает «Коммерческий банк Китая». Портфель банка превысил портфель банка Standard, занимавшего это здание до 2011 года. Это крупнейший в мире банк с точки зрения рыночной капитализации, доходности и клиентских депозитов.

Кроме того, это самый дорогой бренд в финансовом секторе в мире. ICBC Argentina унаследовал 103 филиала американского банка Standard в 17 провинциях и три тысячи служащих, миллион клиентов и более 30 тысяч компаний, являясь седьмым в рейтинге частных банков в Аргентине («Crónica», 8 апреля 2013 г.). В некотором отношении это символ присутствия, которое выходит далеко за рамки разработки месторождений открытым способом и огромных импортных поставок соевых бобов.

В 2010-м году в китайско-латиноамериканских отношениях произошёл сдвиг. В предшествующие двадцать лет в регион пришло около 7 миллиардов долларов прямых инвестиций из Китая. Но в этот год поставил рекорд – 14 миллиардов долларов прямых китайских зарубежных инвестиций, ориентированных на два приобретения в нефтяной отрасли: SINOPEC в Бразилии и CNOOC в Аргентине.

Высокий уровень прямого китайского инвестирования сохранялся в следующие несколько лет, главным образом сосредотачиваясь на добыче полезных ископаемых и углеводородов, но с тенденцией к диверсификации. В этом году Китай финансировал покупку Аргентиной поездов на 10 миллиардов долларов («Valor», 14 сентября 2014 г.). Инвестиции в промышленность были сосредоточены на Бразилии. Тенденцией стало строить завод после нескольких лет экспорта соответствующей продукции в страну, согласно CEPAL, чтобы обойти ограничения на импорт. Ввод в эксплуатацию первого завода Chery в Бразилии будет открытием новой главы. Он будет производить 150 тысяч автомобилей в год, иметь три тысячи сотрудников, экспортировать продукцию  по всему региону,  и откроет научно-технологический центр в Жакарее, штат Сан-Пауло.

Мы являемся свидетелями процесса диверсификации, ещё только начинающейся, которая приводит к перенаправлению капитала в инфраструктуру, сферу услуг и производство. В Эквадоре инвестиции в горнодобывающую отрасль и нефтедобычу перетекают в контракты в сфере общественной безопасности, здравоохранения, дорожной безопасности и водоснабжения. Присутствуют 20 китайских компаний с проектами в десяти отраслях экономики, финансируемые Eximbank и Китайским банком развития (Planv.com, 27 декабря 2014 г.).

В ходе внедрения «Интегрированной системы гражданской безопасности» китайская технологическая компания  CEIEC установила сотни камер на дорогах и в крупных городах, причём изображения передаются по  интегрированной системе  единой сети организаций, от пожарных станций и полицейских участков до аварийно-спасательных служб и служб перевозок, а также с системой GPS и камерами в 55 тыс. автобусов. Китайская  компания  CAMEC построила четыре крупнейших госпиталя на побережье (в Гуаякиле, Портовьехо и Эсмеральдасе), и поставила 200 автомобилей скорой помощи для системы общественного здравоохранения. В предстоящие годы с помощью китайского финансирования, как ожидается, после долгих хлопот будет завершено строительство НПЗ на тихоокеанском побережье, метро в Кито и более 200 школ.

Случай Аргентины, с точки зрения диверсификации, наиболее характерен, наряду с Бразилией. В середине 2014 года Кистина Фернандес начала стремительное сближение с Китаем, что выкристаллизовалось в Дополнительном соглашении о сотрудничестве в инфраструктуре, одобренном сенатом в конце декабря. Китай получит приоритет в таких областях, как энергетика, добыча полезных ископаемых, сельское хозяйство и развитие промышленного парка, плюс налоговые льготы и прямую государственную концессию на общественные проекты без проведения конкурентных торгов («Estado de San Paulo», 18 января 2015 г.). Как часть соглашения, Китай одобрил своп на 11 миллиардов долларов, что увеличивает золотовалютные резервы Аргентины и будет использоваться для строительства двух плотин ГЭС в провинции Санта-Крус и закупку большого числа железнодорожного оборудования, включая технику для обновления обветшавшего железнодорожного парка.

В ходе визита Кристины Фернандес в Китай в начале февраля, она согласилась поддержать строительство четвёртой и пятой АЭС, в том и другом случае с аргентинскими комплектующими (70% и 50%). Президент подчеркнула, что «Аргентина хочет увеличить валютный своп с Китаем, приветствует строительство в стране китайскими автомобильными и телекоммуникационными компаниями заводов, и надеется на участие большего числа китайских компаний в разработке месторождений калия и лития в Аргентине» («Синьхуа», 5 февраля 2015 г.).

Новое начало

Это соглашение вызвало резкую критику в Бразилии, поскольку Аргентина – основной рынок для бразильской промышленности. «Это было стратегическим провалом Бразилии, – заявил Клаус Мюллер из Бразильской машиностроительной ассоциации. – Проигрыш Китаю рынка для бразильской продукции сейчас будет возрастать, к ущербу для нашей внутренней промышленности» («Estado de Sao Paulo», 18 января 2015 г.). Импорт в Аргентину продукции из Бразилии упал в 2014 году на 25%. В области машинного оборудования, падение импорта из Бразилии составило 34%, по сравнению с ростом китайского импорта на 14%. Бразильский бизнес уверен, что 2014 год стал «годом, когда влияние Китая на Аргентину стало более заметным» («Valor», 14 сентября 2014 г.).

В самом деле, диверсификация китайских инвестиций, переходящих в «отрасли, отличные от добывающей промышленности, такие как промышленное производство, сфера услуг и инфраструктура», как подтверждает дискурс в CEPAL, не может продвигаться вперёд без конфликта. Три четверти аргентинского экспорта в Китай это соевые бобы, и только 13% – обработанные соевые бобы. Более 70% экспорта из Бразилии (шестая промышленная держава мира) в Китай это соевые бобы и железная руда. Изменить эту структуру будет непросто.

Создаются, однако, ниши сотрудничества и в оборонной отрасли. Венесуэла открывает предприятие по производству небольших спутников (до тонны весом) совместно с Китаем. В октябре прошлого года страна сделала заказ на создание и запуск третьего спутника, «Антонио Хосе де Сукре», который станет её вторым  разведывательным спутником после «Франциско де Мирандо» (запущен в 2012 г.) и телекоммуникационного спутника «Симон Боливар» (запущен в 2008 г.). В этом году будет открыт Научно-исследовательский космический центр в Пуэрто Кабелло, где будут разрабатываться, собираться,  интегрироваться и проверяться низкоорбитальные спутники («defensa.com», 5 февраля 2015 г.).

Существует связь между китайскими компаниями и объединённой системы обороны Бразильской Амазонии, а также с другими оборонными делами в ряде стран региона. В том же ключе Китай только что предложил суда для прибрежного патрулирования Аргентине и Уругваю по цене ниже аналогов из западных стран, вдобавок к предложению учебно-боевых самолётов  Боливии, Венесуэле и Эквадору.

Во время недавнего визита в Пекин, президент Аргентины подписала «широкие и амбициозные соглашения», которые могут повлиять на выбор, которые соседи Аргентины будут делать в дальнейшем (defensa.com, 2 февраля 2015 г.). Возможно, оборона даёт возможности для сотрудничества, отличные от тех, которые у стран Латинской Америки имеются с развитыми странами, когда страны Латинской Америки являются просто рынками для их продукции.

«Китай становится мировым лидером технологических инноваций», – говорит Хосе Луис Фьори, профессор экономической политики из Бразилии, один из самых острых аналитиков в геополитике («Outraspalavras», 4 июня 2013 г.).  Следуя примеру Соединённых Штатов 70-летней давности, «это преимущество,  основанное  на оборонных исследованиях» как «двойных» технологиях – применимых как в гражданской, и в военной промышленности, развивается. Это показывает, что Китай оставил позади период, когда он рос, копируя западные технологии. Достижения Китая  в микроэлектронике, компьютерной технике, телекоммуникациях, ядерной и солнечной энергетике, биотехнологии и космической отрасли показывают, что новейшие исследования и разработки нельзя оставлять в руках рынка.

Нечто подобное происходило в Соединённых Штатах, прежде чем они начали становиться империей. Кооперация в таких чувствительных областях, как самые передовые технологии, может  стать тестом, чтобы увидеть,   приносит ли азиатская держава, стремящаяся отличаться от той империи, отношения между государствами, способные изменить историческое неравенство.

http://polismi.ru/politika/kontury-novogo-mira/1057-kitaj-zastolbil-zayavku-na-latinskuyu-ameriku.html