В феврале 2014 года стало известно, что Азиатский банк развития (АБР) поддержал инициативу, выдвинутую Китаем в октябре прошлого года в ходе саммита АТЭС, о создании регионального банка инфраструктурных инвестиций — Asia-Pacific Infrastructure Investment Bank. Кандидат экономических наук, преподаватель кафедры связей с общественностью Екатерина Арапова считает, что создание такой структуры с нуля сегодня вряд ли возможно.

Новая структура под названием Asia-Pacific Infrastructure Investment Bank призвана содействовать реализации приоритетных инфраструктурных проектов в странах АТР, способствуя в долгосрочной перспективе сокращению разрыва в уровне экономического развития стран региона и тем самым содействуя расширению интеграционных процессов.

Китай - экономика

В полном размере: Китай - экономика по годам

В связи с созданием новой структуры возникает ряд вопросов. Во-первых, каков размер финансовых ресурсов банка, доступных для реализации проектов, а соответственно, насколько целесообразно его создание. Во-вторых, куда будут направляться инвестиционные средства. И наконец, какие государства (или частные коммерческие структуры) будут выступать основными донорами, а какие — реципиентами инвестиционных потоков.

По оценкам экспертов Азиатского банка развития, ежегодная суммарная потребность стран АТР на развитие инфраструктуры составляет 800 млрд долларов США. Эксперты ОЭСР приводят еще большую сумму — 50 трлн долларов в течение ближайшего десятилетия. Поскольку сегодня достаточно сложно спрогнозировать, какими объемами финансовых средств будет располагать новый банк, остается ориентироваться на структуры, уже созданные в регионе, в первую очередь непосредственно АБР. По данным самого банка, на конец 2012 года общая величина его капитализации составила 65,252 млрд долларов США, при акционерном капитале в 163,129 млрд долларов. При этом в том же 2012 году совокупный объем финансовых операций АБР составил 21,57 млрд. Средства направлялись на самые разные цели: от реализации инфраструктурных проектов до улучшения экологической ситуации в странах региона. То есть на сегодняшний день вся деятельность Азиатского банка развития, мощного финансового института, функционирующего с 1966 года, покрывает менее 3% «инфраструктурных» потребностей стран АТР.

Приведенные факты ставят под сомнение целесообразность создания регионального банка инфраструктурного инвестирования в качестве самостоятельного, независимого института. Тем не менее, сама идея создания структуры, средства которой будут расходоваться исключительно на мониторинг и реализацию инфраструктурных проектов в странах АТР, заслуживает внимания. Возможны два альтернативных сценария развития событий в зависимости от того, какой размер уставного капитала сможет привлечь новая структура.

США - Китай - скупка долгов

В случае если новый банк по своей структуре капитала и принципам деятельности будет походить на уже существующие глобальные и региональные финансовые институты (АБР, Всемирный Банк, региональные банки реконструкции и развития), возможно, более рациональным могло бы стать создание целевого фонда в структуре АБР. Он мог бы дополнить список специальных фондов АБР, к которым, в частности, относятся специальный фонд технической помощи, фонд изменений климата и проч. В этом случае основными донорами выступили бы Япония, США, Китай, Индия и Австралия, а основными реципиентами средств — наименее развитые страны региона. Подобное развитие событий могло бы способствовать постепенному сокращению разрыва в уровне экономического развития стран региона и, как следствие, содействовать расширению и повышению эффективности региональных интеграционных процессов, как в Восточной Азии, так и в АТР в целом.

Если же банк сумеет привлечь в качестве акционеров не только правительства стран АТР, но и коммерческие структуры, размер уставного капитала может вырасти в разы, обеспечив его самостоятельность. Высокая норма сбережений, характерная для большинства государств Восточной Азии, и накопление значительных резервов обеспечили высокое предложение финансовых средств, которые могут быть направлены на инвестирование в коммерчески выгодные инфраструктурные проекты. Однако коммерческие организации сегодня предпочитают вкладывать имеющиеся средства напрямую, самостоятельно проводя мониторинг рыночной ситуации и оценивая коммерческую привлекательность каждого инвестиционного проекта. Чтобы они согласились выступить акционерами нового банка, владея при этом лишь небольшой долей и не имея возможности реально влиять на принятие решений, он должен гарантировать высокий уровень квалификации сотрудников с одной стороны и исключительно «коммерческий» подход к принятию решений о вложении средств — с другой. В этом случае средства будут инвестироваться не в долгосрочные проекты в наименее развитых странах с целью повышения их уровня экономического развития, а в наиболее коммерчески выгодные, в основном кратко- и среднесрочные.

Однако создание с нуля регионального банка инфраструктурных инвестиций, действующего исключительно на коммерческих принципах, сегодня вряд ли возможно. Необходимо время, чтобы убедить частных инвесторов участвовать в акционерном капитале банка, поэтому в качестве первого шага все-таки более целесообразным представляется создание целевого инфраструктурного фонда в рамках АБР с возможностью привлечения в качестве акционеров как правительства стран АТР, так и коммерческие структуры.

Китай - инвестиции в мире 2012

Китай - инвестиции в мире 2012

Создание под эгидой Китая Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (Asian Infrastructure Investment Bank, AIIB) Соединенным Штатом следует расценивать как то, что КНР включилась в гонку за мировое регулирование – пока на институциональном уровне, пишет The Foreign Policy.

Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, меморандум о создании которого подписали Китай и 21 азиатское государство, является инвестиционным финансовым институтом и, как опасаются США, может стать альтернативой Всемирному банку. В цели AIIB входит создание и развитие необходимой телекоммуникационной, энергетической и транспортной инфраструктуры в Азиатском регионе.

Как пишет FP, с одной стороны, США сами виноваты в появлении подобного конкурента. В последнее время роль Китая в принятии решений МВФ была слишком мала и совершенно непропорциональна его вкладу и влиянию на мировую экономику. Американские власти при этом не приняли своевременного решения реформировать структуру с учетом экономического веса Китая.

С другой стороны, нельзя исключать и того, что Китай создал бы Азиатский банк инфраструктурных инвестиций в любом случае – в рамках своего плана по вытеснению США. Кроме того, КНР активно развивает такие проекты, как "Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство" и зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе, напоминает FP.

В любом случае Китай не сомневается в том, что дружелюбие США по отношению к нему имеет вполне определенные границы, и действует исходя из текущего положения вещей. Несмотря на заявления о том, что США приветствуют стремительный рост КНР, Вашингтон никогда не стремился привлечь Пекин к совместному решению серьезных международных вопросов, в которых последний мог бы проявить собственную волю и пойти вразрез с американским курсом, отмечает издание.

"Вряд ли США могут ожидать чего-то другого от усиливающейся державы, которая чувствует, что существующая система сдерживает ее развитие. Серьезный стратегический вопрос состоит в том, стоит ли подключать Китай к участию в совместных проектах, несмотря на возможные последствия, поскольку в будущем Вашингтон может оказаться выключенным из приятия важных решений и деятельности институтов", — пишет FP.

С учреждением Азиатского банка инфраструктурных инвестиций США придется привыкать к тому, что они больше не могут полагаться на свое многолетнее превосходство в мире, который играл по их правилам, считает издание.

Предложение о создании банка было сделано год назад главой КНР Си Цзиньпином в ходе встречи стран АТР. Тогда Китай заявил, что готов внести большую часть или даже всю сумму объемом 50 миллиардов долларов в начальный капитал банка. Китай ожидает, что частные финансовые институты, среди прочих, предоставят еще 50 миллиардов долларов капитала для AIIB.

При этом, однако, его объем все равно будет ниже капитала Всемирного банка в 220 миллиардов долларов и Азиатского банка развития в 175 миллиардов долларов, отмечает агентство. По оценкам АБР, развивающимся азиатским странам необходимо инвестировать с 2010 по 2020 год 8 триллионов долларов в инфраструктуру для того, чтобы их экономика могла двигаться вперед.

Китай наращивает капитал для создания альтернативы Всемирному банку. Власти КНР предлагают партнерам создать кредитную организацию с активами в 100 миллиардов долларов. Об этом сообщает газета Financial Times со ссылкой на свои источники.

По мнению Пекина, Всемирный банк чрезмерно подвержен влиянию США и их партнёров. Сообщается, что интерес к созданию нового банка под рабочим названием Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (Asian Infrastructure Investment Bank, AIIB) проявляют 22 государства, в том числе и с Ближнего Востока.

- Китай видит, что добиться чего-либо в рамках Всемирного банка и МВФ трудно, поэтому он хочет создать собственный Всемирный банк, чтобы самому его контролировать. К такой структуре есть интерес во всей Азии, но и без него Китай не откажется от своих планов, — говорит один из собеседников делового издания.

Планируется, что AIIB начнет работать уже в 2014 году, а первым проектом новой организации должен стать аналог Великого шёлкового пути – древний торговый маршрут, который связывал Китай с Европой.

Глава Азиатского банка развития Такехико Накао не так давно выступил с осторожной поддержкой идеи создания AIIB, предупредив, что структура должна соблюдать трудовое законодательство, а также нормы по охране окружающей среды.

Китай США

Сравнение ВВП Китая и США

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин считает, что если китайцы захотят, то они действительно смогут сорганизовать новый банк в этом году.

- Понятно, что проработать определенные проекты он вряд ли успеют, но собраться, наполнить уставной капитал, снять штаб-квартиру и начать рассматривать проекты – запросто.

Азия – перенаселенный континент и довольно развитый в экономическом плане. Там есть страны, которые зарабатывают довольно неплохие деньги, но при этом не имеют современной инфраструктуры. Таким образом, в Азии существует чудовищный дефицит капиталов на инфраструктурные проекты, потому что у большинства правительств на это нет денег. В то же время есть Китай, который зарабатывает столько денег, что просто не знает, куда их девать. И он в таком случае решает сразу две проблемы одновременно: проблему избыточных золотовалютных резервов и проблему расширения политического влияния. Понятно, что если вам профинансировали объекты инфраструктуры, то вы возьмете и китайских подрядчиков, и китайских рабочих, и при этом будете оставаться благодарными.

И понятно, что создание инфраструктуры способно решить огромное количество проблем, вплоть до снижения внутриполитической напряженности в ряде стран и регионов. Здесь можно вспомнить, как Петр I покончил с мятежами военного сословия. Он просто создал сеть дорог, что позволило в распутицу проехать к любому населенному пункту, и подвезти служивым хлеб. Тем самым почва для военных бунтов была уничтожена, потому что люди перестали голодать.

Теперь что касается альтернативы Международному Всемирному Финансовому банку. Всемирный банк и Азиатский банк развития по идее должны решать вопросы по созданию материальных предпосылок для развития стран, но они с этим не справляются. Потому что в этих структурах доминируют американцы, а те, во-первых, пользуются этим в политических целях (поэтому вряд ли будут помогать союзникам Китая), а во-вторых, у них просто нет денег. То есть новая структура не может стать альтернативой Международному Всемирному Финансовому банку или Азиатскому банку развития, потому что последние не справляются со своими задачами.

Китай предпринимал довольно много усилий для того, чтобы расширить свою квоту в МВФ, во Всемирном банке, да и других инвестиционных банках, чтобы осуществлять и создавать инфраструктуру в рамках существующих международных организаций. Но США заняли жесткую позицию, мол, мы готовы брать китайские деньги, но не готовы делиться влиянием. И Пекин понял, что сотрудничество с Вашингтоном в этом направлении невозможно.

Китай США

Покупательная способность Китая и США

Если бы РФ обладала правительством, которое бы работало на интересы России, то мы могли бы войти в уставной капитал этого банка. Понятно, что китайцы не допустили нас к паритетному сотрудничеству, но вторым номером мы все могли быть. Но поскольку наше правительство абсолютно либеральное и, строго говоря, проводит проамериканскую политику в социально-экономическом отношении, то рассчитывать нам особо не на что.

И в данном случае мы будем объектом освоения. Понятно, что Россия сейчас существует в Средней Азии в основном в форме воспоминаний, несмотря на то, что Киргизия вступает в Таможенный союз и т.д., но если этот банк начнет действовать в Средней Азии, то Россия окончательно потеряет там влияние, и, соответственно, снизится наше влияние в Казахстане. Думаю, если осенью нынешнюю либеральную компанию выгонят из правительства, то мы будем иметь возможность войти в этот банк и превратить его из потенциальной проблемы в потенциальную возможность. Деньги у нас, чтобы там Силуанов не говорил, есть.

Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов замечает, что появление AIIB - это, безусловно, новое явление, в котором Россия, так и иначе, будет участвовать.

- Цель Азиатского банка инфраструктурных инвестиций - сотрудничество с государствами, которые не хотят следовать указаниям МВФ, Всемирного банка, тех международных институтов, которые контролируются западными корпорациями.

Но такая идея, как создание аналога Великого шелкового пути, - это, прямо скажем, не тот проект, куда мы должны вкладывать средства, а, тем более, в одном блоке с Китаем, поскольку у нас есть определенные противоречия в промышленном развитии. Тут либо Китай развивается как промышленная держава, либо Россия. К тому же для нас гораздо выгоднее инвестировать деньги в собственную инфраструктуру.

Но с точки зрения интересов российских сырьевых корпораций, реализация аналога Великого шёлкового пути – перспективное и интересное предложение, и поддержка банка для них тоже может быть интересна. Поэтому, думаю, Россия будет активно участвовать в этом проекте, стараясь внутри него нарастить собственное влияние.

Для Китая же имеет большое значение наладить поставку китайских товаров в некоторые страны Ближнего Востока и связать многие рынки. В частности, ему надо крепче привязать к себе определенные районы Пакистана (куда Китай активно делает инвестиции), соединиться в экономическом плане с Ираном, потому что с той блокадой, которую ему организовали Штаты и Евросоюз, поставлять оттуда в Китай углеводороды крайне затруднительно.

Этот первый проект AIIB действительно можно называть повторением Великого шелкового пути, только - для промышленных товаров. Но и в те времена он делился на два блока – южный и северный, и вот последний торговый канал проходил по территории современной России. Но, конечно, самым активным был южный блок.

США - Китай сравнение

США - Китай сравнение

Но, повторюсь, для РФ наиболее интересным представляется развитие транспортных сообщений по своей территории. И было бы правильным, если Россия обратила внимание на северный участок Великого шелкового пути и поставила под сомнение правильность того, что банк начнет реализовывать инфраструктурные проекты с транспортного освоения самого выгодного для Китая направления. Вкладывать же деньги в проект, чтобы только насолить американцам, - довольно сомнительный вариант. Поэтому я холодно отношусь к этой инициативе Китая и считаю, что для России она не столь важна.

Политолог, аналитик «Лаборатории Крыштановской» Михаил Коростиков замечает: все государства, которые планировали вести какую-либо самостоятельную политику, всегда искали обходные пути для получения кредита на лучших условиях, чем рыночные.

- Во времена финансового кризиса в конце 90-х годов Япония предлагала создать Азиатский валютный фонд вместе со странами АСЕАН, но так как Япония практически не является суверенным государством, проект был заморожен, потому что США сказали: «Нет». В 2007 году Япония снова ставила на повестку этот вопрос, но США были непреклонны.

Что касается банков развития, в которых участвует Китай, то здесь, прежде всего, стоит упомянуть банк БРИКС, который может быть запущен уже в июле этого года.

В общем, идея создания практического собственного валютного банка не является новой для региона. Ведь МВФ кредиты просто так не дает, со Всемирным банком - дело обстоит легче, но он совсем уж с тяжелыми случаями работает. А вот МВФ сотрудничает с вполне нормальными странами, которые оказались, скажем так, в тяжелой жизненной ситуации. Но вместе с кредитами МВФ навязывает целый набор изменений во внутренней политике, который для развивающихся рынков просто смертелен. Существуют как положительные, так и отрицательные примеры применения политики фонда, но отрицательных примеров все же больше.

Некоторые специалисты считают, что именно кредиты МВФ и сопряженные с ним условия привели к развалу Югославии, потому что страна вынуждена была прекратить политику выравнивая доходов в регионах, что резко отделило Хорватию, Сербию, Черногорию друг от друга и, в конце концов, привело к гражданской войне и развалу Югославии.

Китайцы хотят создать банк практически за собственные деньги. Их экономика вполне это позволяет, их международные резервы составляют почти четыре триллиона долларов. Соответственно, для них банк с капиталом 100 млрд. долларов – не проблема.

Китай не скрывает, что создает банк для того, чтобы избежать диктата МВФ и Всемирного банка, а им это необходимо, потому что Азию ждут большие перемены в будущем. И наученные горьким опытом страны региона повернутся скорее к Пекину, чем к МВФ, ведь первый не будет ставить условий по реформации внутренней политики.

Таким образом, AIIB – еще и политический проект, который может вызвать недовольство в странах АСЕАН и в Японии. Но Китай ничем не связан и полностью свободен в своих действиях, и его политика может действительно изменить баланс сил в регионе в пользу Юго-Восточной Азии, а не Штатов.

Я не удивлюсь, если в банк и в его проекты вложится и Россия. Нам на самом деле выгодно вкладываться в проекты за пределами РФ, потому что мы получаем там долю. Конечно, пока не совсем понятно, что подразумевается под проектом восстановления Великого шелкового пути, пока ясно, что Китай хотел бы построить дорогу на Багдад, которая будет идти по достаточно важному региону. Соответственно, если такие магистрали будут построены Китаем, то они сильно усилят его присутствие там.

Но, честно говоря, я с опаской отношусь к идее создания такого пути, потому что он по своим характеристикам сильно напоминает печально известный Данцигский коридор между Польшей и Германией. Когда такая дорога, за которой стоит определенная держава, проходит через регион, то его страны во многом будут вынуждены считаться с политикой Китая. Потому что тот в любой момент может найти тысячу предлогов для того, чтобы ввести войска в любое государство для защиты этого коридора.

Но России, конечно, стоит вкладываться в такие проекты, потому что это расширяет наши экономические возможности. К тому же нам надо каким-то образом взаимодействовать с Китаем и не только из-за диверсификации экономики. Дело в том, что китайцы - люди довольно циничные: если ты с ними не ведешь реальных дел (не прокладываешь газопровод, не строишь дороги), то тебя для них как бы не существует.

Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и его роль  в изменении глобальной финансовой архитектуры. Экспертная оценка политолога Владимира Матвеева. 

«ЗАВТРА». С какой целью создается Азиатский банк инфраструктурных инвестиций?

Владимир МАТВЕЕВ.   Создание под эгидой Китая Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (Asia Infrastructure Investment Bank, AIIB) Соединенным Штатам следует расценивать просто: КНР включилась в гонку за мировое регулирование на институциональном уровне. Уже существующий Азиатский банк развития (АБР), не рассматривается Китаем как альтернатива ВБ или МВФ.

Предполагается, что первоначальный объем AIIB составит $50 млрд, и основную часть этих средств внесет Пекин. При этом китайские власти рассчитывают, что взносы остальных участников проекта позволят в скором времени увеличить капитал банка до $100 млрд.

При капитале в $100 млрд, объем AIIB составит порядка двух третей размера Азиатского банка развития (АБР, капитал - $165 млрд), который, по мнению Пекина, чрезмерно подвержен влиянию США и Японии.

Asia-Pacific Infrastructure Investment Bank призван содействовать реализации приоритетных инфраструктурных проектов в странах АТР, способствуя в долгосрочной перспективе сокращению разрыва в уровне экономического развития стран региона и тем самым содействуя расширению интеграционных процессов.

В цели AIIB входит создание и развитие необходимой телекоммуникационной, энергетической и транспортной инфраструктуры в Азиатском регионе.

«ЗАВТРА». Какие страны присоединились к инициативе Китая?

Владимир МАТВЕЕВ.  Из числа крупных экономик мира к инициативе   Китая присоединяется Индия. Кроме того, в проекте намерены участвовать Монголия, Узбекистан, Казахстан, Шри-Ланка, Пакистан, Непал, Бангладеш, Оман, Кувейт, Катар и все страны Ассоциации государств юго-восточной Азии, кроме Индонезии.

Китай - торговля с Латинской Америкой

Китай - торговля с Латинской Америкой

«ЗАВТРА». А какова позиция Австралии и Южной Кореи?

Владимир МАТВЕЕВ.  Австралия, Индонезия и Южная Корея в настоящее время отказались или не приняли решение об участии в данном проекте. Каждая из стран имеет свои индивидуальные причины. Однако такая позиция указанных стран объясняется, прежде всего, колоссальным давлением на них США.

Индонезия отказалась от участия в проекте на данном этапе, заявив, что у нового правительства страны пока не было времени на обсуждение предложения Китая.

«ЗАВТРА». Какова реакция на данный проект у США?

Владимир МАТВЕЕВ.  США заявили, что не намерены поддерживать инициативу, которая якобы не сможет обеспечить экологические стандарты, а также поставили под сомнение соответствие структуры требованиям к материально-техническому обеспечению и «соблюдению прав человека», требуемых от Всемирного банка. Однако  налицо большие амбиции США в Азии со стремлением сдерживать развитие Китая на международной арене.

Увлекшись борьбой за доминирование в мире сразу на нескольких досках, Америка проигрывает крупные партии. США сами виноваты в возникновении такого конкурента. В последние годы в принятии решений МВФ роль и голос Китая учитывался явно недостаточно и непропорционально его вкладу и влиянию на мировую экономику.

В течение многих лет, Китай требовал увеличения своего представительства в таких международных институтах, как Международный валютный фонд (МВФ), Всемирный банк (ВБ) и АБР, однако реформы этих организаций, которые могли бы лучше отразить растущее влияние китайской экономики, продвигаются очень медленно.

Власти США не увидели и не смогли реформировать структуру, которая бы адекватно учитывала бы экономический вес Китая.

Продвижение Китаем глобально-регионального института, под эгидой КНР, отражает недовольство руководства Китая диктатом и ослабевающим доминирующим влиянием западных международных институтов в мире.

США не стремятся привлечь Китай к совместному решению глобальных вопросов, в которых Пекин мог бы проявить собственную волю и пройти вразрез с агрессивным курсом США.

Вместе с тем, в ближайшем будущем Вашингтон может оказаться выключенным из принятия важных решений и деятельности новых институтов.

В любом случае, одна из мощных экономик мира и партнеры создали бы подобный банк в рамках программы конкуренции и вытеснения США. КНР развивает такие проекты, как «Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство» и зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Китай - Африка взаимная торговля

Китай - Африка взаимная торговля

«ЗАВТРА». Если мы говорим о создании альтернативы Всемирному банку и подобным региональным структурам, ковы реальные финансовые показатели?

Владимир МАТВЕЕВ.  Во время предложения о создании банка год назад Китай заявил, что готов внести большую часть или даже всю сумму объемом 50 миллиардов долларов в начальный капитал банка. Предполагается, что частные финансовые институты, среди прочих, предоставят еще 50 миллиардов долларов капитала для AIIB.

Однако его объем все равно будет ниже капитала Всемирного банка в 220 миллиардов долларов и Азиатского банка развития в 175 миллиардов долларов.

По предварительным оценкам, развивающимся азиатским странам необходимо инвестировать с 2010 по 2020 год не менее 8 триллионов долларов в инфраструктуру для того, чтобы их экономика могла динамично развиваться.

С созданием Азиатского банка инфраструктурных инвестиций США придется считаться с тем фактом, что они больше не могут полагаться на свое многолетнее превосходство в мире, когда Вашингтон заставлял играть других по своим правилам.

При этом, следует учитывать, что очередным направлением удара технологиями "цветных революций" может стать специальный административный регион Китая - Гонконг, который перешел под китайскую юрисдикцию в 1997 году после более полуторавекового колониального прошлого под управлением Великобритании.

«ЗАВТРА». Можно ли говорить, что сегодня острая борьба идёт по линии конкуренции и раскола мировых элит на новом витке борьбы за глобальное доминирование?

Владимир МАТВЕЕВ.  Верно. Недавние события в Гонконге показали, что противостояние в мире идет не только в плоскости Китай-США и Китай-запад, а и на уровне закулисной борьбы внутри мировых финансово-экономических элит. Ряд представителей наднациональных западных элит сделали ставку на Китай и его развитие.

В то время, как одна из частей таких элит – которая перенесла свой центр в Гонконг - стремится уйти от ослабевающей долларовой гегемонии и создать нечто подобное «золотой увязки» фунта стерлинга и юаня. Другая, напротив, стремится сохранить свое глобальное доминирование и не допустить глобального передела мира без ее самого активного участия. Она действует на ослабление Китая и стремится развивать там напряженность и конфликты.

Социальная напряженность главный рычаг давления, который задействуют США в отношении КНР. Геополитическое партнерство России и Китая чрезвычайно беспокоит Вашингтон. Планомерное усиление влияния Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе также вызывает опасения у многих на Западе.

«ЗАВТРА». Какие известны глобальные проекты Азиатского банка инфраструктурных инвестиций?

Владимир МАТВЕЕВ.  На начальном этапе AIIB собирается сконцентрироваться на создании "нового шелкового пути": важных торговых маршрутов в Европу. Банк намерен также финансировать строительство прямого железнодорожного сообщения между Китаем и Багдадом.

AIIB, а также банк БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) представляют собой серьезные институты, бросающие вызов глобальному экономическому порядку, установленному бреттонвудскими соглашениями 70 лет назад.

Кроме того, как Вы помните, на саммите БРИКС был подписан договор о создании пула условных валютных резервов. Пул, первоначальный объем которого составит 100 млрд долларов, формируется с целью защиты национальных валют от волатильности финансовых рынков.

Создаваемые банки будут способствовать большей независимости стран-участниц группы от финансовой политики западных государств. Новые финансовые организации призваны стать альтернативой Всемирному банку и Международному валютному фонду. Их создание является первым важным шагом на пути изменения глобальной финансовой архитектуры.

У этих проектов в современном мире – великое будущее.

http://www.mgimo.ru/news/experts/document249016.phtml

http://ria.ru/world/20141025/1030035533.html

http://svpressa.ru/economy/article/90975/

http://www.zavtra.ru/content/view/gonka-za-mirovoe-regulirovanie-/