Многие считают Китай основой модели глобальной экономики будущего. Кроме того, в современном мире распространено мнение, что финансовые долги Запада составляют спинной хребет Нового Мирового Порядка. Вопрос в том, можно ли считать эти две составляющие элементами продуманного плана? Когда Китай объявил о своём намерении создать «мировую валюту», мир ощутил себя на пороге фундаментальных перемен.

«То, что мы, вероятно, увидим в ближайшем будущем, хоть и настораживает, но сюрпризом ни для кого не станет. Что касается экономики и финансов, китайцы всегда играли «в шахматы», в то время как западный мир довольствовался «шашками». К сожалению, мы дошли до той черты, когда нам грозит шах и мат».  

Из материала, опубликованного новостным агентством CNBC:

«Жёстко контролируемый китайский юань, в конце концов, заменит основную на сегодняшний день международную резервную валюту. Об этом свидетельствует новый соцопрос, проведённый в занимающихся инвестированием организациях.

Опрос был проведён среди двухсот институциональных инвесторов (сто из которых расположены на территории континентального Китая, а остальные сто — за его пределами). Согласно результатам исследования, которые были опубликованы изданиями State Street и Economist Intelligence Unit, 53 процента инвесторов полагают, что юань ждёт возвышение над американским долларом и судьба главной резервной валюты будущего.

Самый высокий уровень оптимизма продемонстрировали институциональные инвесторы в границах Китая. Тут 62 процента участников опроса сказали, что видят на горизонте мир, в котором «зелёные» будут заменены «красными». Их поддерживают 43 процента инвесторов за пределами Китая».

Пока перемены в полной мере не начались, и правила игры по-прежнему определяет Федрезерв, получивший свои полномочия во время Бреттон-Вудской конференции, изучим этот вопрос повнимательней.

До определённого момента золото и фиксированная цена на него были инструментом определения стандартов, а результатом освобождения от фиксированного курса стало безумие спекуляций плавающими валютами, которое в настоящий момент доминирует на финансовых рынках.

Хитрые и терпеливые китайцы построили свою экспортную экономику на дешёвых товарах, которые они поставляют странам-потребителям. Сбережение и накопление считается на Востоке большой добродетелью, в то время как жизнь по уши в долгах — это клеймо западного мира. Китайцы использовали огромный профицит своего торгового баланса для покупки ценностей, существенную часть которых составляет золото.

В статье под названием «Возможно ли, что золотые резервы Китая действительно составляют 30 тысяч тонн» приводятся убедительные аргументы в пользу мнения, что Китай готовит свою валюту к роли новой основной валюты. Эти аргументы базируются на том, что Китай способен осуществить привязку юаня к золоту.

«У Китая намного больше золота, чем он показывает миру. Ведущий международный эксперт по рынку золота Аласдер Маклеод писал между 1983 и 2002 годом, что по его оценкам Китай владеет золотыми резервами порядка 25 тысяч тонн. Следовательно, на настоящее время китайцы накопили не менее 30 тысяч тонн, в отличие от американцев, которые либо продали, либо сдали в аренду большую часть своих запасов драгоценного металла. Сейчас подобное утверждение мы слышим от «мегабыков» золотого рынка, голос которых сложно игнорировать».

Однако прежде чем бежать продавать свои долларовые запасы, оцените реальную ситуацию на глобальном финансовом рынке, говорит МВФ. Аргументы банкстеров заключаются в том, что бумажные деньги, даже отягощённые гигантскими долгами, остаются непоколебимыми.

«Учитывая размеры Китая и его растущие перспективы, многие эксперты считают неизбежным переход юаня в статус резервной валюты.  Чтобы оценить вероятность и примерные сроки этого перехода, необходимо принять во внимание типичные признаки резервной валюты и определить прогресс Китая в соответствующей области».

Итак, вот факторы, позволяющие валюте получить статус резервной:

• Размеры экономики

• Макроэкономическая политика

• Гибкий валютный курс

• Открытый счет движения капиталов

• Уровень развития финансовых рынков

Специалисты МВФ заключают:

«Вероятность, что юань станет значимой резервной валютой, невелики (не учитывая вызовы доминированию доллара), если только китайская валюта не станет свободно конвертируемой и Китай не введёт открытый счёт движения капиталов».

Инвестиционный менеджер Ричард Харрис в своём отчёте оценивает как «интересные» перспективы создания нового китайско-гонконгского доллара.

«Гонконгский доллар является мёртвой единицей, поскольку изначально был привязан к фунту стерлингов, а позже и к американскому доллару. Текущий курс был зафиксирован в 1983 году. Доминирующие в настоящий момент предложения по отвязке гонконгского доллара представляется слишком рискованным. Эта валюта пребывала в состоянии свободного плавания на протяжении довольно короткого периода с 1974 по 1983 год и, как я припоминаю, без большой веры в успех.

Очевидный ответ заключается в сочетании мёртвого гонконгского доллара с зарождающимся китайским оффшорным юанем (CNY). Это будет совершенно независимая плавающая валюта». 

В ходе нынешней холодной войны (всё более перерастающей в горячую) западные страны не раз угрожали России возможным отключением от всех международных валютно-финансовых операций. Подразумевается блокирование доступа к системе всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций, известной как SWIFT. Кстати говоря, в минувшем октябре представители SWIFT уже посокрушались на этот счёт, заявив, что «сожалеют о давлении» на Россию.

Конечно, после того, как в 2013 году открылось, что АНБ проводило негласный «мониторинг» потоков платежей SWIFT, очень сложно сказать, является ли отключение от системы проклятием или благословением. Однако Россия приняла всё к сведению, и менее месяца назад запустила собственную альтернативу SWIFT, которая на начальном этапе связала 91 кредитную организацию. Это в сочетании с проведённым Россией рекордным сбросом американских казначейских обязательств демонстрирует, насколько серьезно Путин воспринимает угрозу изоляции от западной платёжной системы. Похоже, что дедолларизация продвинулась значительно дальше, чем ожидали многие.

У нынешнего использования финансов в качестве средства скрытой войны есть два очевидных варианта развития событий. С одной стороны, если никто не последует за выходом России из SWIFT, её действия, пусть заметные и отважные, будут бессмысленны. С другой – если пример России повторят другие страны, ускорится крах доллара как резервной валюты, которая используется по умолчанию из-за отсутствия альтернатив. Появляются альтернативы – и вся резервная система начинает трещать.

И вот налицо свидетельство того, что, по-видимому, торжествует второй вариант. Согласно сообщению Reuters, Китайская международная платёжная система (CIPS), служащая для обработки трансграничных сделок в юанях, готова и может быть запущена уже в сентябре или октябре этого года. Таким образом будет устранено одно из самых больших препятствий для интернационализации юаня. Это должно значительно увеличить международное использование китайской валюты за счёт сокращения операционных издержек и времени обработки платежей.

Теперь юань окажется в более равных условиях с такими валютами, как доллар, ведь CIPS, по-видимому, будет использовать тот же формат сообщений, что и другие международные платежные системы. CIPS заменит пестроту существующих сетей, делающих обработку платежей в юанях довольно трудоёмкой.

До сих пор международные расчёты в юанях должны были проводиться либо через один из оффшорных клиринговых центров юаня (например, гонконгский, сингапурский или лондонский), либо с помощью китайского банка-корреспондента. «Время от времени в рамках нынешней системы клиринга происходят недоразумения из-за различных языков и кодировок. CIPS является прорывом, поскольку предлагает единую платформу и повышает эффективность», – комментирует гонконгский аналитик ANZ Раймонд Енг.

Запуск CIPS позволит компаниям за пределами Китая рассчитываться в юанях с китайскими коллегами напрямую, уменьшая количество этапов, которые должен пройти платёж.

Наконец, упрощение совершения сделок в недолларовом выражении ускорит принятие китайского юаня в качестве основной валюты мировой торговли. По данным SWIFT, в ноябре 2014 года китайская валюта уже вошла в пятёрку самых используемых в системе, обогнав канадский и австралийский доллар. Кроме того, в декабре международные платежи в юанях выросли на 20,3 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в то время как рост платежей по всем валютам составил всего 14,9 процента.

Вот что отмечают по этому поводу специалисты берлинского Института имени Меркатора по изучению Китая: «Китайское правительство стремится к управляемой интернационализации своей валюты, постепенно расширяя использование юаня во внешней торговле страны и инвестициях. С этой целью по всему миру выстраивается сеть соглашений, касающихся валютных свопов между центробанками, прямого обмена юаня на другие валюты и создания клиринговых центров по работе с юанем. Создание независимой платёжной системы для сделок в юанях и появление альтернативы существующей системе SWIFT будет способствовать дальнейшему укреплению автономии Китая по отношению к структурам финансового рынка, центром которых являются США».

Другими словами, всеми мерами вынуждая Россию разрабатывать свою международную платёжную систему, Запад заодно подтолкнул Китай к ускорению внедрения собственной. Мир получил чёткий сигнал, что доллар не является незаменимым в качестве резервной валюты.

Что ж, остаётся только отметить, что если блестящий план администрации Обамы заключался в изгнании России (а заодно, по геополитической принадлежности, и Китая) из механизма подконтрольных Вашингтону транзакций и принуждении этих крупнейших соперников США к созданию собственных (или совместной) платёжной систем, то Вашингтон можно только поздравить: всё удалось.

Китай стремится убедить Международный валютный фонд утвердить китайский юань в качестве мировой резервной валюты наравне с долларом и евро. 

Высокопоставленный сотрудник Центрального банка Китая заявил в четверг, что страна «активно ведёт переговоры» с МВФ о возможности включения юаня или по-другому ренминби в корзину Специальных прав заимствования (SDR).

Кроме того, что такое решение явится признанием достижений второй по величине экономики мира, оно позволит МВФ оказать помощь Китаю в его попытке ослабить господство доллара в мировой торговле и финансах.

«Мы надеемся, что МВФ готов в полной мере учесть достижения в  интернационализации юаня и включить эту валюту в ближайшем или обозримом будущем в корзину SDR», —  заявил заместитель  управляющего Народного банка Китая И Ганг.

Тем не менее, по его словам, у Китая имеются все возможности спокойно дождаться, пока созреют необходимые для этого условия.

В конце 2015 года МВФ проведёт второй за десятилетний период пересмотр корзины валют, которые могут рассматриваться членами организации для использования в качестве своих официальных резервов.

SDR представляют собой инструмент обмена международными валютными резервами. Зачисляемые МВФ на счета стран-участниц сообщества SDR по сути является требованием к обмену на иностранную  валюту в любой удобный момент.

Хотя SDR и рассчитывается в долларах США, их номинальная стоимость базируется на стоимости корзины валют без учёта юаня, включающей  фиксированную сумму в японской иене, долларе США, английском фунте стерлингов и евро.

Для включения юаня в корзину SDR Китаю нужно соответствовать установленным Вашингтоном экономическим критериям международного кредитора и получить поддержку большинства из 187 стран-членов МВФ.

Представитель китайского Центробанка сказал, что для этого необходимо провести оценку объемов торговли товарами и услугами в юанях, подчеркнув, что в этом отношении у ренминби не возникнет никаких проблем, а единственным препятствием являются разногласия относительно степени свободы использования валюты.

«Независимо от того, когда и как юань будет включён в корзину SDR, Китай приложит все усилия для дальнейшего реформирования финансового сектора и обеспечения большей открытости», — сказал И Ганг.

По данным компании SWIFT, юань стал в 2013 году мировой валютой № 2 в финансировании торговли по всему миру и опередил канадский и австралийский доллары, войдя в 2014 году в пятерку основных мировых платежных валют.

Китай заявил, что юань уже используется  в некоторых странах и регионах в качестве резервной валюты.

http://mixednews.ru/archives/74148

http://mixednews.ru/archives/74004

http://mixednews.ru/archives/74297