Китай активно  скупает недвижимость, производства, земли и вкладывается в инфраструктуру разных стран. «Под китайский прицел» попали США, Европа, Россия, а также страны Ближнего Востока. Согласно данным Ernst&Young (EY), китайские инвестиции в США в прошлом году выросли на 23,9%, в страны Евросоюза — на 70%. По итогам года география деятельности китайских инвесторов охватывала 156 стран и регионов.

В этом году ожидается, что внешние инвестиции из Китая превысят внутренние вложения, а значит, в его национальной экономике будет зафиксирован чистый отток капитала. Отчасти это объясняется тем, что сейчас КНР проводит политику активного стимулирования китайских компаний к освоению зарубежных рынков, для чего они получают беспрецедентную поддержку. К тому же Китай упростил административные процедуры для инвесторов, работающих за рубежом. На фоне этой тенденции география китайских инвестиций существенно расширилась, не ограничивается азиатскими, африканскими и латиноамериканскими странами, обладающими значительными природными ресурсами, и включает развитые страны Европы и Америки. В течение последних лет китайские инвестиции в развитые страны значительно превышали объем вложений в развивающиеся рынки.

Сейчас по размерам валютных резервов, которые составляют порядка 3,7 трлн долларов (почти в три раза больше, чем у занимающей второе место Японии  с 1,25 трлн долларов), Китай находится на первом месте в мире, и эти колоссальные средства где-то нужно размещать. Китайские инвесторы активно осваивают США, скупая американские долговые бумаги. На сегодня уже большая часть их принадлежит Китаю, согласно последнему отчету Минфина США, в марте 2015 года крупнейшим держателем американских долгов является Поднебесная на сумму 1,261 трлн долларов, при этом от краткосрочных долговых бумаг сроком до одного года Китай избавляется, наращивая объем гособлигаций на срок от 2 до 30 лет.

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

«Так как Китай уже является крупнейшим держателем долгов американского казначейства и не заинтересован в их наращивании, то он ищет другие возможности для размещения свободных средств. Земля и недвижимость вполне приемлемы с точки зрения сохранности резервов,  хотя,  может быть, они и недостаточно ликвидны», — отмечает старший научный сотрудник Центра экономических исследований Николай Трошин.

Китайские компании продолжают активное наступление на мировом рынке недвижимости. Важным источником финансового капитала должны стать страховые фонды из-за смягчения ограничений в отношении их инвестиционной деятельности.  В прошлом году наблюдался усиленный инвестиционный интерес к объектам недвижимости и гостиничного бизнеса в сфере слияний и поглощений. Например, китайская страховая компания Anbang Insurance купила нью-йоркский отель Waldorf Astoria за 1,95 млрд долларов, а Sunshine Insurance  —  сиднейский отель Sheraton on the Park за 460 млн австралийских долларов. В начале 2015 года корпорации Wanda и Fosun заявили о планах осуществить новые инвестиционные проекты в этой сфере за рубежом. Как отмечается в исследовании EY, внутренний отраслевой рынок Китая сегодня находится под влиянием негативных тенденций, а вложения в зарубежные проекты обещают хорошую отдачу, поэтому китайские инвесторы активно скупают недвижимость в других странах.

По мнению аналитика «ЦЕРИХ Кэпитал» Елены Шишкиной, сегодня Китай меняет модель экономического развития и проводит политику продовольственного и промышленного колониализма. Средняя зарплата в Китае на начало прошлого года составляла 700 долларов, тогда как десять лет назад — всего 200 долларов. Китай теряет конкурентоспособность, как мировой сборочный цех, проигрывая, например, Вьетнаму или странам Африки. «Стоимость рабочей силы выросла, поэтому Китай старается сконцентрироваться на более высокотехнологичных направлениях. По планам Госсовета к 2020 году  КНР станет страной с инновационной экономикой, поэтому низкоэкологичные  производства выводятся за рубеж. Кроме того, Китай старается развивать животноводство вместо низкотехнологичного зерноводства», — объясняет Елена Шишкина. В связи с этим Китаю нужны пахотные земли и инфраструктура за пределами страны.

Агробизнес: в фокусе Россия

Китайские компании скупают целые сельскохозяйственные производства  по всему миру. К решению о международной экспансии китайцев подтолкнуло соотношение собственных территорий и количества населения. В начале прошлого года в основном документе, регулирующем развитие агробизнеса Китая, — «Центральном документе №1» — было заявлено о намерении поддержать выход китайского агробизнеса на зарубежные рынки и усилить сотрудничество в сельскохозяйственной сфере с соседними странами. Крупнейшие китайские госкорпорации, в том числе COFCO, тут же включились в процесс и начали стремительно наращивать инвестиции за рубеж. Так, в 2014 году COFCO инвестировала 1,5 млрд долларов в покупку доли в агробизнесе Noble и 1,29 млрд долларов в приобретение нидерландской Nidera. На данный момент эти инвестиции — крупнейшие вложения в агросектор в мировом масштабе.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

В связи с ростом доходов, нехваткой пахотной земли и пресной воды спрос Китая на продовольствие и на пахотные земли будет расти. В мире мало стран, которые способны его удовлетворить, и Россия с ее заманчивыми плодородными землями — одна из них. В программе сотрудничества между приграничными регионами России и КНР на 2009–2018 гг. предусмотрена аренда российских земель под сельскохозяйственные нужды Китая. В 2012 году Минэкономразвития представило проект сдачи в аренду Сингапуру, Тайваню, Вьетнаму, Японии и Южной Корее нескольких миллионов га для выращивания риса и сои в Приморском и Хабаровском краях, а также в Амурской области. Под каждый проект инвестор мог получить до 200 тыс. га земли за символическую плату — 50 руб. за га, но, тогда Министерство по развитию Дальнего Востока не поддержало эту инициативу.

Вызывает беспокойство и незаконная сдача в аренду Китаю российских пахотных земель. Так, в 2010 году в Еврейской автономной области и Хабаровском крае власти китайской провинции Хэйлунцзян арендовали 426 тыс. га приграничных земель. По разным официальным данным, по всей России азиатские компании уже арендовали 600–700 тыс. га, в реальности же эта цифра может оказаться выше. Кстати, на Украине Китай также арендовал 3 млн га сельхозземель на 50 лет.

Компании из КНР не только скупают наши земли, но и строят тесно связанные с Россией транспортные узлы, по которым можно быстро добраться до приобретенных пахот. Так, власти КНР предложили Приморью запустить скоростную железную дорогу от Владивостока до пограничного с Россией Хуньчуня. «Если совместно у нас получится его продлить, то это будет первая скоростная трансграничная магистраль между Россией и Китаем», — заявил представитель китайской провинции Цзилинь Баинь Чаолу. Кроме того, на днях Россия и Китай подписали меморандум о сотрудничестве в строительстве высокоскоростной железнодорожной магистрали «Москва — Казань». Как отметил глава РЖД Владимир Якунин, китайские власти готовы увеличить первоначально заявленный объем инвестиций (300 млрд руб.) в два раза, при этом большую часть из этих средств предоставят китайские банки. Общая стоимость строительства магистрали, которая, скорее всего, станет частью масштабного проекта Китая «Шелковый путь», составляет 1,068 трлн руб.

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

«Китай нуждается в огромных количествах сырья для развития своей промышленности и производства продовольствия. КНР заинтересована в том, чтобы обеспечить бесперебойные поставки тех продуктов, в которых он испытывает потребность. Отсюда вложения в железнодорожную и прочую инфраструктуру, а также пахотную землю», — отмечает старший научный сотрудник Центра экономических исследований Николай Трошин.

«КНР активно вкладывает деньги в инфраструктурные проекты — покупает и вкладывает в железные дороги, авиаперевозки, а также ставит под контроль самые разные пути доставки товаров. На самом деле Китай хочет контролировать не сами земли, а экономику на этих землях. Плюс к этому, Китай скупает крупные бренды, такие, как Volvo и Motorola. Я бы выделил несколько видов китайской экспансии, в их числе инфраструктурная, финансовая, а также экспансия мегапроектов», — говорит заведующий Школой востоковедения Алексей Маслов. По мнению эксперта, сегодня КНР утрачивает свое преимущество — дешевизну товаров. Поэтому Поднебесная хочет контролировать именно систему перевозок и логистики. С этим сейчас Китай заходит и в Россию, заключая соглашения о строительстве железных дорог.

Кроме того, Китай активно создает по всему миру разные финансовые хабы. Это и АБИИ, и банк БРИКС, и финансовые структуры ШОС, где Китай играет роль основного спонсора и контролера. Этот тип экспансии почти невидим, потому что для потребителя формально все остается тем же самым, с теми же товарами. Постепенно одной из самых крупных в мире становится платежная система Китая UnionPay — она уже давно успешно конкурирует с американскими Visa и MasterCard. Кстати, эта система активно действует и на территории России.

Следующий вид китайской экспансии — экспансия мегапроектов. Приходя в какую-то небольшую страну, например в Никарагуа, Китай внедряет большой мегапроект, который создает большое количество рабочих мест. Так, никарагуанцам в 2013 году Китай обещал вложить 40 млрд долларов в создание аналога Панамского канала — этот проект активно обсуждается до сих пор.

Особенности китайской психологии и поведения
объясняющие поступки политиков и поведение государства, в статье
Сохранение лица в китайской культуре

Как отмечает профессор Маслов, с этого года Китай начал активно действовать в нетрадиционных для себя регионах  Ближнего Востока. У Поднебесной было несколько серьезных провалов в Сирии и Египте до «Арабской весны», когда КНР много туда вкладывала, в том числе и отправляла специалистов, но в итоге потеряла свои позиции. Поэтому сейчас Поднебесная осторожно работает с местными финансовыми и правящими элитами. К примеру, сегодня Китай присутствует в Иордании, с Саудовской Аравией активно развивает нефтяные направления. Если так пойдет и дальше, то лет через 10–15 КНР покроет своими зонами свободной торговли, финансовых хабов и мегапроектами весь мир, считает профессор Маслов.

По мере расширения в Китае технологического сектора, производящего товары с высокой добавленной стоимостью, инвесторы продолжат наращивать присутствие на международном рынке. Подъем деловой активности переживает китайский сектор телекоммуникаций. В прошлом году Lenovo приобрела у Google компанию Motorola Mobility за 2,91 млрд долларов и бизнес по производству серверов за 2,1 млрд долларов.

Отраслевая направленность китайских инвестиций становится многовекторной и уже не ограничивается добывающими проектами. Сегодня все больше компаний нацелены на завоевание стратегических позиций на международной арене. Ранее интересы китайских инвесторов сосредоточивались на энергетике и горнодобывающей промышленности. Сейчас инвесторы начали активно осваивать современные технологии, недвижимость, финансы, агробизнес и здравоохранение.

«В мире очень мало специалистов, которые понимают логику развития Китая. Недооценка исторического ресурса Поднебесной приводит к тому, что страны не понимают, в какой тональности им реагировать на тот или иной проект», — говорит Алексей Маслов. Многие предложения Китая воспринимаются как некие локальные предложения, люди не понимают, что за этим стоит общая тенденция развития Поднебесной.

Опасности кроются в том, что если, например, Россия предоставляет свою территорию для дешевых китайских товаров, то при этом страдает наша экономика и начинает тормозить. То же самое можно сказать и про китайские кредиты. Пользуясь ими, мир не очень понимает, что с большой долей вероятности их придется отдавать не деньгами, как обычный долг, а акциями предприятий, на которые положил глаз Китай.

http://rusplt.ru/world/kitay-skupaet-zemli-17193.html