В минувший четверг китайский Госстат обнародовал квартальные данные по прямым иностранным инвестициям зарубежных стран в КНР и китайских за границу. Из документа следует, что Китай привлек в январе-марте текущего года 29,91 млрд долл в виде прямых инвестиций с динамикой их роста, пусть и небольшого, но и он бросается в глаза после падения объема инвестиций на 3,7% по итогам прошлого года.

Не меньший интерес в сводках Госстата вызывает цифра инвестиций самого Китая, который активно выводит свои капиталы во «внешний свет», как и подобает второй экономике мира. Так вот, в 1 квартале текущего года прямые нефинансовые инвестиции, осуществленные китайскими инвесторами за рубежом, составили 23,8 млрд долл, увеличившись на 44% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Рост впечатляющий, тем более, что в прошлом году объем китайских инвестиций возрос на 28,6% и составил 77,22 млрд долл). При сохранении такой динамики Китай уже в самом ближайшем будущем из категории нетто-импортера зарубежных капиталов перейдет в разряд экспортеров.

Число новых зарубежных контрактов выросло в январе-марте на 35% (40,1 млрд долл), таким образом совокупный объем китайских контрактных проектов за рубежом достиг 1,04 трлн долл. По состоянию на конец марта за границей работали по контрактам 823 тыс китайцев. За первые 3 месяца года Китай вложил прямые инвестиции в 1621 предприятие в 138 странах и регионах мира. При этом 83% их пришлись на Гонконг (Специальный автономный район Китая), страны АСЕАН, блок ЕС, Австралию, США, Россию и Японию.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

Интересно, что за квартал китайские инвестиции в США выросли на 104%, несмотря на все политические трения и экономические разногласия. А в Россию, отношения с которой у Китая складываются «просто лучше некуда», напротив, сократились на 61%, хотя многие сектора российской экономики открыты для таких инвестиций, включая святая-святых - разработку природных ресурсов. Это бизнес, ничего «братского».

Китай Европа экономика инвестиции

В прошлом году Китай активно наращивал объем инвестиций и в Европу. В 2012 он составил 12,6 млрд долл с приростом на 20%. Похоже, в Пекине знают, что, несмотря на все проблемы Еврозоны, объединенная Европа вместе с европейской валютой выкарабкаются. Очевидно, не без помощи КНР, которая скупает не только долговые бумаги проблемных стран, но и целые предприятия стран вполне благополучных - аэропорты, заводы, энергетические компании... А Европа, которая нещадно критикует Китай за нарушения прав человека, политические репрессии, цензуру и тысячу прочих грехов - эта самая Европа охотно продает Китаю свои активы и просит покупать еще.

Украина Китай не критикует и часто заявляет о готовности к сотрудничеству.

«Украина заинтересована в инновационном подходе к торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству (с Китаем). Нам нужны новые китайские технологии и высокотехнологичная продукция. В свою очередь мы готовы предоставить китайским предпринимателям интересные предложения в области разведки и добычи полезных ископаемых, металлургии, химической промышленности», - говорилось в послании Президента Украины Виктора Януковича к Верховной Раде летом прошлого года.

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Глава государства назвал привлечение китайских инвестиционных и технологических возможностей в различные отрасли отечественной экономики «приоритетным направлением украинско-китайского сотрудничества». С 2010 года, когда двусторонние отношения активизировались после 4-летнего застоя, в Поднебесной побывала не одна делегация с различными презентациями, роуд-шоу и просто визитами.

Однако, по сей день результаты остаются скромными. По состоянию на конец 2012 года из 54,5 млрд долл иностранных инвестиций в украинскую экономику китайские составляли 18,8 млн, то есть чуть больше 0,03 (трех сотых) процента. Во время взаимных визитов руководителей Украины и КНР в 2010-2011 году стороны подписали более десятка соглашений, которые могли бы позволить привлечь в экономику нашей страны порядка 4 млрд долл. Но фактически все эти соглашения - рамочные, до контрактов дело пока не доходит. Фраза о том, что состояние украинско-китайского сотрудничества не отвечает потенциалу, остается ритуальной на протяжении последних двух десятков лет. Возникает вопрос - почему?

Китай Европа экономика инвестиции

С одной стороны, китайцы попросту побаиваются вкладывать деньги в экономику страны достаточно непредсказуемой. В Украине любые изменения - во власти или в переговорной команде, часто приводили к «забвению» ранее достигнутых договоренностей. Китайцам, у которых преемственность - главный жизненный принцип, такая «национальная особенность» просто непонятна.

Китайские бизнесмены на практике познавали в Украине значение слов «подстава» и «наезд», невозможность правовой защиты, как это произошло с крупнейшей телекоммуникационной компанией «Хуавэй». В общем, китайцы «под завязку» насытились особенностями нашего инвестиционного климата, который пока еще недостаточно прозрачен, и в котором размер «откатов» иногда оказывается на одной чаше весов с национальными интересами.

Отношение китайцев к нововведениям
в статье
Китайский подход к прогрессу и модернизации

С другой стороны, и сами украинские чиновники в реальности, пожалуй, побаиваются прихода китайского капитала. Китайцы ничего не дают «просто так». Условием вложения средств они непременно выдвигают самое широкое участие в проекте, обязательное использование китайских технологий, оборудования, нередко и рабочей силы. Это касается также и кредитов, по которым стране-реципиенту придется не только отдавать проценты, но и основательно «подсесть на китайское». Так что определенные риски существуют.

Впрочем, они не настолько велики, чтобы оправдать стенания о «китайском засилье» в Украине. Мол, начнут китайцы собирать огромные урожаи с наших черноземов, забросают продовольствием рынки третьих стран, и при этом оставят не у дел украинских земледельцев. Очевиден вопрос - что мешает украинским земледельцам самостоятельно, без помощи китайских «фокусников», затоварить продуктами внешние рынки?

Китай Европа экономика инвестиции

Тем временем сотрудничество в сфере сельского хозяйства, похоже, все же сдвигается с «мертвой точки». Наверное, потому, что в таком сотрудничестве китайцы крайне заинтересованы. Но и здесь не обходится без проволочек. Начиналось все оптимистично с сообщений о подписании Меморандума о сотрудничестве между Министерством аграрной политики и продовольствия Украины и Экспортно-Импортным банком Китая по поддержке приоритетных проектов в аграрном секторе, который должен был открыть возможности для Украины привлечь 3 млрд долл. Со временем эта тема попала в разряд «неафишируемых», поскольку у журналистов стали появляться вопросы об условиях и нюансах, которые стали появляться на стадии «проработки и утряски» конкретных проектов.

Еще одна «история успеха» - «флагманский» проект строительства ж/д ветки из аэропорта «Борисполь» в Киев. «Воздушный экспресс» был распиарен на самом высоком уровне. Возможно, не все помнят, но изначально, 4 года назад, проект задумывался как инвестиционный, причем сумма - 1 млрд долл - должна была стать самой большой китайской инвестицией в украинскую экономику. Строительство ветки должно было начаться в середине 2010 года и могло быть завершено к ЕВРО-2012. В итоге Украина получила кредит на 372 миллиона долларов под госгарантии, и символический «костыль», забитый в будущую железную дорогу.

Объяснение психологии китайского успеха
в статье
Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе

Если ориентироваться на проекты, подобные этому, можно только предполагать, как далеко продвинется украинско-китайское сотрудничество.

При этом хочется все же верить в здравый смысл. В то, что наступит то счастливое время, когда, наконец, все глубокие карманы будут набиты настолько, что уже не будут мешать реализации важных проектов, а к подписанию стратегических соглашений будут привлекаться настоящие эксперты.

Вот тогда китайские деньги помогут нам без ущерба для национальных интересов модернизировать шахты, проложить современные дороги, построить электростанции и заводы, заполнить прилавки магазинов качественными и недорогими продуктами. В общем, будет нам китайское счастье...

Китай Европа экономика инвестиции

Китайские инвестиции могут начать поступать в украинский сельскохозяйственный комплекс, поскольку Пекин заинтересован в развитии данной отрасли. Об этом корреспонденту "Росбалта" заявил независимый украинский экономический эксперт Алексей Комаров.

По его словам, сегодня Китай заинтересован вкладываться в сырьевые сектора. "В первую очередь, речь идет об инвестициях в сельское хозяйство. Украинская металлургия не очень интересна, потому что в Китае есть своя металлургия. Реальных инвестиций до сих пор не было лишь потому, что Китай не экспортирует капитал. У него пока показатель 1,6%, в то время как в мировом экспорте капитала лидируют США с показателем в 25%, а Великобритания и Франция занимают по 10% мирового экспорта. Пока что Китай — не экспортер капитала, а импортер, но тенденция меняется", — резюмировал эксперт.

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

Он также отметил, что нынешние инвестиции Китая сосредоточены в Африке и Юго-Восточной Азии.

Напомним, что первый вице-премьер-министр Украины Сергей Арбузов принял делегацию Китайской национальной корпорации машинной индустрии и комплексных подрядов во главе с председателем правления и исполнительным директором Китайской национальной импортно-экспортной корпорации механического оборудования (СМЕС) Сунь Баем.

Еще в 2008 году в Беларуси заговорили о «большом приходе» китайского бизнеса — наша страна готова стать площадкой, откуда Китай сможет продвигать свои экономические интересы на европейском континенте. Китаю такая идея вроде бы пришлась по вкусу — инвестиционная, валютно–кредитная и иные формы сотрудничества заметно активизировались. Но Беларусь — далеко не единственная страна, готовая стать площадкой для китайских инвестиций.

Китай Европа экономика инвестиции

Более того, в мире вообще и Европе в частности борьба за эти инвестиции обостряется: Китай — одна из немногих стран мира, которая вышла из мирового финансового кризиса не просто без серьезных потерь, но с увеличившимися золотовалютными резервами (по итогам первого квартала этого года — 3,44 трлн. долларов США). К концу 2011 г. общая сумма китайских инвестиций за рубеж превысила 345 млрд. долларов США, только за 2011 г. Китай инвестировал за рубеж 60 млрд. — есть за что конкурировать.

Западноевропейские страны к китайским инвестициям относятся с определенной (часто — достаточно сильной) настороженностью, подозревая (не без оснований), что за многими компаниями стоят государство и армия. Почти половина китайских бизнесменов заявила о трудностях работы в Западной Европе (хотя в Соединенных Штатах им работать еще сложнее). А вот наши бывшие партнеры по социалистическому лагерю, страны Восточной Европы, китайские инвестиции приветствуют с распростертыми объятиями, предлагая то, что Беларусь дать не в состоянии, — прямой выход на рынок Евросоюза.

Россия тоже попадает в сферу большого китайского интереса — у нее прямого выхода в Евросоюз, как и у нас, нет, но есть огромный внутренний рынок, чем Беларусь, к сожалению, похвастаться не может. В прошлом году объем прямых китайских инвестиций в Россию вырос на 120% по сравнению с предыдущим годом (для сравнения: общий объем иностранных инвестиций в Россию за этот же период вырос «всего» на 29%).

Отношение китайцев к иностранцам и чужеродным элементам
в статье
Расизм в Китае

«Сейчас самое лучшее время для инвестиций в Восточную Европу, — говорит Яо Лин, эксперт Китайской академии международной торговли и экономического сотрудничества при Министерстве коммерции. — Мы считаем, что следующее десятилетие будет «золотым» для китайских компаний, желающих инвестировать в этот регион, особенно с учетом того, что на Западе практически нет свободных денег, они все озабочены состоянием собственных экономик».

Китайские компании инвестируют, как правило, в те отрасли, которые им хорошо знакомы и в которых у них есть преимущества, — текстильная и легкая промышленность, машиностроение, инфраструктурное строительство и телекоммуникации. «В первую очередь, — продолжает Яо Лин, — эти инвестиции обеспечивают кратчайший путь в Европу. К тому же в регионе есть передовые технологии, к которым Китай получает доступ. Это большой рынок, а стоимость рабочей силы здесь сравнительно невелика по сравнению с западными рынками». Так что китайские инвестиции — это не политика и не проявление дружеских чувств, это хорошо просчитанная экономика, добавим мы.

Китай Европа экономика инвестиции

Один из последних громких проектов — строительство автомобильного завода в Болгарии, соглашение о котором в декабре 2012 года подписала шанхайская компания BYD (в которую в свое время инвестировал Уоррен Баффет). Завод, расположенный недалеко от Софии (половина принадлежит BYD, половина — болгарскому партнеру), будет производить электромобили и электрические автобусы (до 60 в месяц). BYD также планирует, что со временем завод начнет выпускать всю линейку их батарей (китайская компания начиналась именно с их производства) и LED–светильники. «Мы продаем нашу продукцию в Западной Европе, — говорит Чэнь Юнпин, старший менеджер по Европейскому региону компании BYD, — но совсем немного.

Восточная Европа для нас стратегически важна». В январе 2012 г. BYD победила соперников из Великобритании и Нидерландов и выиграла тендер правительства Нидерландов на поставку электрических автобусов (партия состояла из шести машин, но это была первая, поэтому особенно важная зарубежная поставка для производителя). В октябре 2012 г. поставили 50 электромобилей для лондонской службы такси — процесс идет.

Электрические автомобили и автобусы из Китая — это передовые и отработанные технологии, такие машины в самом Китае себя уже хорошо зарекомендовали. У BYD есть необходимая европейская лицензия на продажи своих машин, поэтому здесь надеются, что с Болгарии продажи начнутся по всей Европе. Не исключено, что в Восточной Европе появится еще один завод — например, в Венгрии. «Хорошо образованная рабочая сила и более низкие зарплаты делают восточноевропейские страны очень привлекательными», — говорит Чэнь Юнпин.

Особенности китайской психологии и поведения
объясняющие поступки политиков и поведение государства, в статье
Сохранение лица в китайской культуре

Всплеск интереса китайских инвесторов к Восточной Европе случился относительно недавно — уже после бума инвестиций в Азию и Африку. По данным министерства коммерции КНР, общий объем инвестиций в десять стран Центральной и Восточной Европы к концу 2010 г. составил 830 млн. долларов США, главные направления — Польша, Венгрия и Румыния, получившие почти 90% всех инвестиций. Ситуация коренным образом изменилась в последние два года — впору говорить о том, что китайский бизнес «открыл» для себя новый регион.

Например, в феврале 2012 г. китайская компания Gunagxi Liugong Machinery за 100 млн. долларов купила польского производителя дорожной техники Huta Stalowa Wola. За последние два года продажи компании Liugong Poland стремительно росли, превысив 440 млн. долларов. «К концу 2020 г. мы ожидаем, что эта цифра превысит 16 млрд. долларов, — говорит Тань Цзочжоу, президент Liugong Poland, — и будет составлять треть всех корпоративных продаж». Тогда же китайский автопроизводитель Great Wall открыл первое китайское производство автомобилей в ЕС — в Болгарии.

Китай Европа экономика инвестиции

В апреле 2012 г. тогдашний Премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао во время визита в Польшу заявил, что Китай открывает специальную кредитную линию стоимостью 10 млрд. долларов США для финансирования совместных инфраструктурных и технологических проектов в стране. «Восточная Европа нуждается в капитале, и некоторые страны очень рады приходу китайского бизнеса», — говорит Тань Цзочжоу. Польша начала кампанию Go China, что можно перевести как «Иди в Китай» и «Приходи, Китай», потому что кампания — двустороннее движение: привлекает китайские инвестиции в Польшу и продвигает польские товары в Китай.

Деньги — язык, к которому охотно прислушиваются везде, и ради них готовы забыть о многих противоречиях. Польша уже семь лет как крупнейший торговый партнер Китая в Центральной и Восточной Европе, в 2012 г. достигнут рекордный товарооборот — 14,38 млрд. долларов, причем львиную долю составлял китайский экспорт — 12,39 млрд. долларов. Два года назад страны подписали декларацию об установлении стратегического партнерства.

Основная причина европейской политики 20 века
в статье

Леваки и марксисты побеждают в Европе
Так же в статье
Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

В прошлом году тогдашний вице–премьер, а ныне Премьер Госсовета Ли Кэцян посетил несколько европейских стран. В России он подписал 27 соглашений общей стоимостью 15 млрд. долларов с компаниями калибра «Русала» и Газпромбанка. В Венгрии (где, кстати, одна из самых больших в Европе китайских диаспор) — 7 соглашений, включая кредитную линию стоимостью 1 млрд. долларов на строительство скоростной линии в аэропорт Будапешта, которое будет осуществлять китайская компания.

Так что впору говорить о борьбе за китайские инвестиции — борьбе, в которой Беларусь участвует на общих основаниях.

http://www.ukrinform.ua/rus/news/kitayskie_investitsii_pochemu_ukraina_vse_eshche_na_obochine_1513009

http://www.rosbalt.ru/ukraina/2013/04/26/1123251.html

http://www.sb.by/post/146839/