Тема копирования зарубежной военной техники китайскими специалистами обсуждается в прессе регулярно. Особенно интенсивно – во время проведения международных выставок вооружений и аэрокосмических салонов, где возможности Китая в сфере копирования высокотехнологичного оборудования прослеживаются наиболее наглядно. Так было и на проходившем с 11 по 16 ноября в городе Чжухае 10-м международном авиационно-космическом салоне «Эйршоу Чайна-2014» (Airshow China 2014).

У многих на «Эйршоу Чайна-2014» создалось впечатление, что китайцы специально выставили свое умение копировать напоказ, гордясь им и предлагая его результаты на продажу. Неудивительно, что кто-то из журналистов назвал мероприятие «выставкой клонов».

«Все равно они отстанут по времени»

Первым, к кому мы обратились за соответствующим комментарием, стал генеральный директор ОАО «Корпорация «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) Борис Обносов. На «Эйршоу Чайна-2014» в одном из павильонов впервые была представлена новая сверхзвуковая крылатая противокорабельная ракета (ПКР) CX-1 разработки китайской корпорации аэрокосмической науки и технологий CASC (China Aerospace Science and Technology Corporation). Судя по демонстрируемой натурной модели, она весьма похожа на известную российско-индийскую сверхзвуковую ракету «БраМос», скорость которой соответствует числу М=2,8–3,0. Обе имеют характерный носовой конусовидный воздухозаборник, двухступенчатую конструкцию и аналогичные размеры.

Китай-оружие

Китай не оставляет попыток получить доступ к документам окончательных испытаний американских истребителей пятого поколения

Обносов, однако, не проявил особого расстройства по этому поводу, отметив, что корпорация ТРВ серьезно не обеспокоена китайским копированием российских авиационных ракет.

«У нас сверхзвуковую ракету Х-31 кто только ни пытался скопировать, а ничего не получается вот уже несколько десятилетий: и в Китае нет такого аналога, и в США, хотя американцы пытались у нас приобрести партию этих ракет, чтобы переделать их в сверхзвуковые мишени, имитирующие Х-31», – отметил Обносов. Действительно, компания «Боинг» в конце 90-х годов намеревалась приобрести до 100 сверхзвуковых ПКР Х-31А для их последующей переделки в сверхзвуковые воздушные мишени и отработки средств противоракетной обороны надводных кораблей на последнем рубеже.

Президент Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) Михаил Погосян полагает, что прямой опасности нелицензионного копирования российской авиатехники, в том числе в Китае, нет. «Очень трудно сделать копию высокотехнологичного продукта, – заявил Погосян в ходе «Эйршоу Чайна-2014». – Это не такая простая задача, как кажется на первый взгляд. Я не знаю ни одного случая, когда копия добилась бы глобального успеха на мировом рынке авиационной техники».

В качестве главного средства борьбы с нелицензионным копированием авиатехники Погосян называет ее постоянное техническое совершенствование: «Считаю, что у нас есть и главное средство борьбы с копированием – постоянный прогресс и движение вперед. Российское авиастроение не стоит на месте».

Также Погосян отметил, что сомневается в возможности нелицензионного копирования истребителей Су-27 во время налаживания их легального производства в Китае в 90-х годах. «Были сомнения, что после организации производства мы не сможем продать ни одного российского военного самолета. Они не подтвердились», – сообщил Погосян.

Китай-оружие

Глава ОАК говорил об определенных успехах, достигнутых в ходе развития промышленности Китая: «Считаю, что и китайская промышленность вышла на новый уровень».

Дракон расширяет влияние

Не столь оптимистичен в своих оценках Владимир Барковский, первый заместитель генерального директора РСК «МиГ», директор Инженерного центра ОКБ им. А. И. Микояна. Он посетил «Эйршоу Чайна-2014» с неофициальным визитом и потому отказался давать комментарии, но все же свое мнение по этому вопросу высказал. «Молодцы китайцы, все подряд копируют и «не парятся» – на первом этапе повторяют все перспективные мировые достижения, потом анализируют их, создают собственные технологии и сразу продвигаются на несколько этапов вперед», – не скрывал своих эмоций Барковский.

Аналогичной точки зрения придерживаются зарубежные военные эксперты. Внешнее сходство между новейшим китайским истребителем «Цзянь-31» (J-31) и американским F-35 «Лайтнинг II» (программа JSF), несмотря на разницу в относительных габаритах, указывает на усилия Китая по копированию малозаметного облика источника, отметил Эдуард Тимперлейк, бывший директор программы Пентагона по оценке технических средств и безопасности международных технологий. «Если успехи в копировании малозаметной конфигурации будут достигнуты и Китай построит большое число таких истребителей, это может стать проблемой для наших союзников в регионе», – подчеркивает он.

Ларри Уорцел, комиссар назначенной конгрессом государственной комиссии по мониторингу экономических проблем и вопросов безопасности в отношениях между США и Китаем (US-China Economic and Security Review Commission), написал книгу «Дракон расширяет свое влияние: китайская военная мощь становится глобальной». Он считает, что обратный инжиниринг (воспроизведение изделия по образцу) можно уже считать своего рода высоким искусством Китая. Но до сих пор не проведена оценка, в какой степени влияет это искусство в совокупности с техническим шпионажем на конструкцию того или иного вида техники. «Это важное достижение показывает, как происходит процесс параллельной разработки в корпорации AVIC малозаметных истребителей «Цзянь-31» и «Цзянь-20» (J-20)», – отмечает Уорцел.

Китай-оружие

Проект ежегодного отчета о принимаемой на вооружение китайской военной технике предусматривает, что достижение начальной боеготовности как J-20, так и J-31 планируется на 2016–2017 годы, сообщает он. Пока же разработка «Цзянь-20» находится на более продвинутой стадии: по состоянию на февраль 2012 года он совершил уже 60 испытательных полетов, тогда как J-31 отправился в первый полет в октябре 2012-го.

Западные аналитики также обращают внимание на тот факт, что J-31, позиционируемый Китаем как малозаметный истребитель пятого поколения, предназначен для поставок на экспорт, хотя его разработка началась гораздо позже американского оригинала, а объемы финансирования двух программ несопоставимы. J-31 станет первым малозаметным истребителем, доступным на мировом рынке для тех стран, которые сталкиваются с экспортными ограничениями со стороны США или не могут позволить себе F-35 производства корпорации «Локхид Мартин» (Lockheed Martin) по причине его высокой стоимости.

Тимперлейк отмечает: «Китайский шпионаж всегда наносит двойной удар – они получают систему для своих военных, а также продают ее иностранным заказчикам. Хорошая новость состоит лишь в том, что если бы лицам, занимающимся шпионажем, действительно удалось заполучить документацию на F-35, они смогли бы разработать только промежуточное программное обеспечение (ПО), поскольку не будут владеть логической схемой ПО – в США постоянно совершенствуется система кодирования».

Между тем имеются реальные свидетельства того, что Китай по-прежнему пытается получить доступ к документам окончательных испытаний американских истребителей пятого поколения, сообщает «Дифенс ньюс». Так, в июне Федеральное бюро расследований США заявило, что китайский бизнесмен Су Бин, живущий в Канаде, получил через компьютерную сеть американского оборонно-промышленного комплекса доступ к секретной информации по F-22 «Рэптор» (Raptor) и F-35. Согласно электронной почте Су Бина, обнародованной Министерством юстиции США, он стал обладателем планов испытаний F-35 и копий чертежей, которые, по его словам, «позволят нам (Китаю) быстро достичь уровня США».

Китай-оружие

Вероятно, по этой причине США не выставляют свою военную технику на китайских выставках и не рекомендуют это делать своим союзникам. В частности, под давлением Соединенных Штатов Южная Корея отменила ранее принятое решение отправить на чжухайское авиашоу свою пилотажную группу «Блэк игл» (Black Eagles), которая выступает на учебно-боевых самолетах T-50B производства «Кориа аэроспейс индастриз» (Korea Aerospace Industries, KAI), оснащаемых двухконтурным ТРДД F404 американской компании «Дженерал электрик» (General Electric).

Западные эксперты вместе с тем задаются вопросом, насколько реально можно отнести J-31 к пятому поколению истребителей. Ведь термин «пятое поколение» означает нечто большее, чем только малозаметные стелс-технологии, отмечает Роджер Клифф, старший научный сотрудник отдела Инициативы по обеспечению безопасности в Азии в Атлантическом совете. «Этот термин также предполагает наличие сверхзвуковой крейсерской скорости (СКС), управляемого вектора тяги (УВТ), бортовой радиолокационной станции с активной фазированной антенной решеткой (БРЛС с АФАР) и канала передачи данных с высокой пропускной способностью и повышенным уровнем защиты», – напоминает эксперт.

Согласно перечисленным критериям даже F-22 и F-35 не вполне можно отнести к пятому поколению, отмечает Клифф. «Поскольку «Цзянь-31», как и F-35, похоже, не будет обладать СКС и УВТ, его восприятие на мировом рынке в ранге, более высоком, чем просто малозаметный истребитель четвертого поколения, будет зависеть от того, оснащен ли он БРЛС с АФАР и каналом передачи данных с высокой пропускной способностью и повышенным уровнем защиты, которые имеются на JSF».

«Стелс» – это только элемент выживаемости самолета, и китайским специалистам необходимо изучать внутренние системы, отмечают аналитики. Реальная боеспособность и оперативно-тактические возможности определяются интегрированной кабиной пилота F-35. Вопрос в том, имеет ли Китай что-либо похожее, подчеркнул Тимперлейк. «Именно возможности по интеграции «борта» будут определять, является J-31 реальным конкурентом или просто очередной разработкой в линейке имеющегося поколения самолетов, возможно, с расширенными параметрами живучести, которые тем не менее не освобождают от необходимости наличия сети управления боевыми действиями – бортовой системы предупреждения и управления или наземного управления перехватом», – сказал он.

Китай-оружие

Как бы то ни было, китайские специалисты отслеживают свои проблемы и учатся их решать. Одной из самых сложных с этой точки зрения является область авиадвигателестроения, где искусство копирования не всегда срабатывает. Здесь требуются специальные керамические материалы и особые металлические сплавы, компетенции в сфере профилей турбинных лопаток и разветвленная сеть поставщиков. И хотя китайские военные по-прежнему предпочитают оснащать свои боевые самолеты надежными и эффективными российскими двигателями, а не аналогами отечественной разработки, можно предположить, что и этот рубеж будет преодолен. Тем более что Россия предлагает помощь в освоении соответствующих компетенций. На «Эйршоу Чайна-2014» стороны не только провели переговоры о разработке в кооперации авиадвигателя для совместного российско-китайского широкофюзеляжного самолета, но и подписали соглашение о модернизации ТРДД РД-93, которым оснащается китайский истребитель FC-1/JF-17.

Не сработало высокое китайское искусство копирования и в отношении тяжелого российского вертолета Ми-26. Но и этому можно научиться. Стороны уже ведут переговоры о реализации проекта по совместной разработке и производству аналогичной машины с применением имеющегося в Китае научно-технического задела.

От обратного инжиниринга до ноу-хау

Охарактеризовать и даже просто перечислить в одной статье все представленные на «выставке клонов» скопированные и в некоторых случаях доработанные образцы невозможно. Это и космическая техника, и боевые ракеты, системы ПВО и ПРО, военные самолеты, вертолеты и беспилотные летательные аппараты. Демонстрировались здесь и некоторые образцы сухопутной техники, которая также не избежала участи копирования. При этом наибольшее количество заимствований наблюдается в бронетехнике и реактивных системах залпового огня (РСЗО).

На вооружение сухопутных войск (СВ) Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в 2005 году была принята РСЗО PHL-03, которая, как полагает ряд специалистов, является копией российской реактивной системы залпового огня 9К58 «Смерч». Разработку PHL-03 осуществляла компания «Норинко». Согласно заявлению производителя максимальная дальность стрельбы PHL-03 составляет 150 километров. Вместе с тем западные источники ограничивают максимальную дальность стрельбы в пределах 80 или 100 километров.

Китай-оружие

Соответствующие показатели российского «Смерча» практически аналогичны характеристикам китайской РСЗО. В частности, дальность действия ракеты 9М55Ф с осколочно-фугасной боевой частью составляет 20–70 километров, ракеты 9М528 – 25–90 километров. Вместе с тем ввиду отсутствия достоверных данных о дальности действия китайской системы проводить какие-либо сравнения затруднительно.

РСЗО PHL-03 сохранила компоновку 9К58 «Смерч». В качестве шасси применяется автомобиль с колесной формулой 8х8 TAS5380 производства компании «Тайань спешл викл мэньюфэктори» (Taian Special Vehicles Manufactory). Внешне он напоминает автомобиль МЗКТ-7930 производства минского завода колесных тягачей «Волат» (МЗКТ) с небольшими отличиями. В российской версии боевая машина 9А52/9А52-2 РСЗО 9К58 базируется на шасси МАЗ-79111 или МАЗ-543М или же на КамАЗ-6350. Компоновка ракетно-артиллерийской части РСЗО PHL-03 полностью соответствует российской и состоит из 12 трубчатых направляющих калибра 300 миллиметров. Заряжание системы происходит при помощи специальной транспортно-заряжающей машины (ТЗМ) на базе TAS5380, на которой расположены подъемный кран и 12 ракет.

Китайская РСЗО также предлагается на экспорт под обозначением AR-2. Предполагается, что ее приобрели Марокко и Судан. Согласно западным источникам Марокко закупило партию из 36 единиц. Точное количество пусковых установок и ТЗМ, приобретенных этой страной, неизвестно.

На базе PHL-03 созданы еще три образца РСЗО, которые тоже предлагаются на экспорт. AR1 и AR1A оснащаются соответственно восемью и десятью направляющими трубчатого типа для ракет калибра 300 миллиметров. РСЗО AR3 по желанию заказчика может оснащаться десятью ракетами калибра 300 миллиметров или восемью ракетами калибра 330 миллиметров, которые, по заявлению китайской стороны, могут поразить цель, находящуюся на удалении до 220 километров.

Несмотря на то, что, по мнению экспертов, 300-миллиметровые ракеты для РСЗО PHL-03 скопированы с боеприпасов российского «Смерча», производитель – компания «Норинко» заявляет: ракеты не являются взаимозаменяемыми.

Китай-оружие

Воздушно-десантные войска НОАК с 2003 года получают боевую машину WZ-506 (ZLC2000), также разработанную компанией «Норинко». Внешне она напоминает российскую боевую машину десанта БМД-3. По мнению западных экспертов, при проектировании WZ-506 могли широко применяться российские технологии, в том числе десантирования при помощи многокупольной парашютной системы.

Вместе с тем внешний облик китайской боевой машины отличается от БМД-3. Она оснащена 30-миллиметровой автоматической пушкой и спаренным с ней пулеметом калибра 7,62 миллиметра. По заявлению производителя, боеприпасы для 30-миллиметровой пушки не являются взаимозаменяемыми со снарядами российских 2А42 и 2А72. ББМ WZ-506 поставляется в трех вариантах – стандартном, командно-штабной машины и самоходного противотанкового ракетного комплекса (СПТРК). Ее масса составляет около восьми тонн, что примерно на пять тонн меньше массы БМД-3 и соответствует массе БМД-2. Максимальная скорость китайской боевой машины – около 68 километров в час, дальность хода – 600 километров. В качестве противотанкового вооружения применяется ПТРК «Хунцзянь-73», который в свою очередь является копией советского комплекса 9К11 «Малютка».

Начиная с 2006 года в подразделения НОАК, развернутые в регионе Гуанчжоу и Нанкин, начали поступать боевые машины пехоты (БМП) ZBD-97 («Тип-97»). Боевой модуль этой БМП в значительной степени напоминает «Бахчу» разработки Тульского конструкторского бюро приборостроения (КБП). Корпус машины внешне напоминает российскую БМП-3, однако внутренняя компоновка ZBD-97 существенно отличается. БМП ZBD-97 вооружена 100-миллиметровой основной пушкой, допускающей стрельбу противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР) через канал ствола, и спаренной с ней 30-миллиметровой автоматической пушкой. Передвижение боевой машины на плаву осуществляется за счет двух водометных движителей.

Экипаж БМП ZBD-97 состоит из трех человек, она может перевозить до семи десантников. На основе этой боевой машины созданы два образца бронетехники, получившие обозначение ZBD-04 и ZBD-08. БМП ZBD-97 поставляется на экспорт под обозначением VN11 и VN12.

На вооружении НОАК состоят около тысячи боевых машин пехоты WZ-501, которые представляют собой копии советских БМП-1. Основное отличие китайской техники от оригинала состоит в уменьшенной массе и увеличившейся дорожной скорости, которая достигает 65 километров в час. На основе WZ-501 создано семейство боевых машин. Наиболее современная версия, получившая обозначение «Тип-86G», оснащена боевым модулем от ББМ WZ-506.

Китай-оружие

Вместе с тем российские компании по заказу КНР могут выполнять работы по проектированию боевой техники. В частности, согласно сведениям западных экспертов боевая машина морской пехоты ZBD-05 (экспортное обозначение VN18) и легкий танк ZTD-05 (экспортное обозначение VN16) спроектированы с участием Курганмашзавода и КБП.

Китай достаточно оперативно осуществил копирование новейшего роботизированного аппарата (РА) SMSS (Squad Mission Support System) с колесной формулой 6х6 разработки корпорации «Локхид Мартин». Крупнейший американский оборонный подрядчик в 2011 году выиграл тендер «Проджект уоркхорс» (Project Workhorse) на поставку SMSS. Это самый крупный РА, когда-либо развертываемый в армейских подразделениях. Он имеет длину 3,3 метра и может перевозить 500 килограммов оборудования по пересеченной местности, что позволяет разгрузить боевых пехотинцев, часто имеющих носимый груз, превышающий 45 килограммов. Испытания аппарата в боевых условиях начались в Афганистане в 2012 году и продолжались около пяти месяцев. В них принимали участие четыре машины SMSS, которые использовались для перевозки различных грузов, необходимых армейским подразделениям.

Основной особенностью роботизированного аппарата является система управления, которая функционирует в семи режимах. В зависимости от типа боевой задачи (непосредственная поддержка действия подразделения, однократная или многократная перевозка грузов и так далее) оператор выбирает нужный режим. В сентябре 2012-го успешно проведены испытания аппарата SMSS, оснащенного оборудованием для уничтожения самодельных взрывных устройств. Оператор контролировал действия машины и получал от ее датчиков видеоданные и изображения при помощи спутниковой связи, находясь на удалении около 400 километров.

На выставке «Эйршоу Чайна-2014» всего лишь через два года после проведения испытаний SMSS в боевых условиях Китай представил свой РА аналогичного класса, внешне напоминающий изделие «Локхид Мартин».

Роботизированная машина поддержки CTSUMP (Crew Task Support Unmanned Mobile Platform), разработанная компанией «Норинко», представляет собой легкий внедорожник, способный перевозить вооружение и снаряжение военнослужащих подразделения, к которому она прикреплена. Машина CTSUMP может применяться в сложных природно-климатических условиях, например в гористой местности, джунглях, на побережье и мелководье, в условиях высокой травы и снега. Основным недостатком CTSUMP по сравнению с CMSS является меньшее количество режимов управления – всего лишь четыре. Отсутствует, в частности, важный режим следования по заранее запрограммированному оператором маршруту.

Китай-оружие

Роботизированная машина CTSUMP базируется на шасси внедорожника с колесной формулой 6х6, у которого отсутствуют механизмы подвески. В качестве двигателя выступает гибридная силовая установка, которая обеспечивает увеличенную дальность хода. Машина оснащена раздельным поворотным механизмом, питание которого происходит от двух отдельных моторов, а также шинами, оказывающими низкое удельное давление на грунт. Автоматические режимы управления обеспечиваются за счет высокоточного датчика, работающего во всех направлениях, системы работы с изображениями, обрабатывающей ЭВМ с большим объемом памяти и системы планирования пути.

Машины поддержки CTSUMP можно применять при выполнении задач по перевозке подразделения, его снаряжения и вооружения в ходе патрулирования и боя, снабжению боеприпасами и медикаментами, вывозу раненых с поля боя, контролю границы.

Сможет ли Китай перейти от обратного инжиниринга, воспроизводства и копирования на более высокую ступень создания собственных ноу-хау, покажет время. Во всяком случае осознание такой возможности является мощным для конкурентов стимулом всегда идти на шаг впереди в целях собственной безопасности и сохранения рынка сбыта своей продукции.

http://vpk-news.ru/print/articles/22943