Арктика принадлежит всему миру, так что ни у одного народа нет над ней единоличной власти”, – сказал весной 2010 года китайский контр-адмирал Инь Чжо. И хотя власти никогда открыто не высказывали своей позиции по отношению к Арктике, эти слова обозначили заинтересованность официального Пекина в Северном полюсе и прилегающей к нему территории. Экспансия Поднебесной в Арктику стала темой недели в российско-китайском еженедельнике ChinaPro.

Цель – Арктика

Научная база

Китай запустил программу полярных исследований в 1981 году. За это время было осуществлено 23 экспедиции в Антарктиду и три – в Арктику. В 1994 году китайские власти приобрели первый ледокол, назвав его “Снежный дракон” – самый большой в мире неядерный ледокол водоизмещением 21 000 т. Стоимость судна, построенного на Украине и у нее же купленного, составила $3,7 млн. Именно на “Снежном драконе” были предприняты все три арктические экспедиции из Шанхая – в 1998, 2003 и 2008 годах в Беринговом и Чукотском морях.

На ближайшие четыре года Поднебесная запланировала как минимум еще три научные экспедиции в Арктику, и первая назначена на июль 2012 года. В 2004 году на архипелаге Шпицберген в Баренцевом море у Китая появилась первая собственная арктическая исследовательская станция – Хуанхэ чжань, предназначенная для изучения океана и климата. Ее содержание обходится стране в $700 000 в год. (Станция, вероятно, неслучайно стала тезкой главной реки страны – Хуанхэ.) В Антарктиде Поднебесная располагает тремя исследовательскими базами.

Арктический совет

Декларация об учреждении Арктического совета была принята в сентябре 1996 года в Оттаве. Инициатором его создания выступила Финляндия. Членами межправительственной организации, точнее форума, являются восемь государств – Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Россия и США (так называемые “арктические государства”). Цель Арктического совета – сотрудничество и взаимодействие стран, коренных народов и жителей региона в области его устойчивого развития и охраны окружающей среды.

Каждые два года в совете председательствует одно из восьми государств-участников. Статус постоянных наблюдателей имеют Франция, Польша, Голландия, Испания, Германия и Великобритания; временных – Италия, КНР и Южная Корея. Получить статус наблюдателя могут и различные организации, как правительственные, так и неправительственные (как, например, Северный совет, Университет Арктики и даже Международная Федерация обществ Красного Креста и Красного Полумесяца).

В Арктику через Исландию

Интерес к Северу проявляют не только власти КНР, но и китайские бизнесмены. В августе 2011 года девелоперская компания Zhongkun Investment Group, принадлежащая предпринимателю Хуан Нубо, заявила о желании приобрести за $8,3 млн земельный участок площадью 300 кв. км на северо-востоке Исландии. (Для сравнения: размеры этого участка сравнимы почти с четвертью площади Гонконга.) Бизнесмен планировал построить там элитный курорт с полем для гольфа стоимостью $200 млн.

Однако даже несмотря на то, что Исландия еще не оправилась от последствий финансового кризиса 2008 года и явно нуждается в деньгах, в Рейкьявике заявили, что сделка не отвечает юридическим требованиям. Правда, многие эксперты связали отказ исландских властей с угрозой национальной безопасности, а некоторые противники сделки подчеркнули, что она позволила бы Китаю “зацепиться” за Арктику. Сам Хуан Нубо назвал ситуацию со сделкой свидетельством антикитайских настроений на Западе. Правда, у бизнесмена нашлись и сторонники. В начале декабря министр промышленности, энергетики и туризма Исландии Катрин Юлиусдоттир заявила, что намерена оказывать содействие проектам китайского предпринимателя.

Долгое время Китай придерживался позиции стороннего наблюдателя в вопросах Арктики. Все заявления Пекина относительно этого региона касались в основном вопросов окружающей среды – в частности, влияния таяния льдов на мировую экологическую и экономическую ситуацию. Однако многие китайские ученые настаивали, что Поднебесной необходимо расширять сферу интересов, развивая арктические исследования. О том, что Китай сегодня всерьез интересуется Арктикой, говорят сразу несколько фактов.

В 2007 году на конференции в Исландии китайское правительство объявило о желании сотрудничать с арктическими государствами в области развития транспортировки грузов в регионе. В 2008 году Пекин подал заявку на получение статуса постоянного наблюдателя в Арктическом совете (она все еще обсуждается). Кроме того, Поднебесная увеличивает число ледоколов: по данным китайских СМИ, на балансе государства сейчас одно такое судно, второй ледокол (стоимостью $2 млн) строится на национальных верфях и должен поступить в эксплуатацию в 2014 году. Китай также подумывает о том, чтобы иметь в своем распоряжении воздушное судно, которое могло бы приземляться на Северном полюсе. И все это – невзирая на отсутствие у страны границ с Арктикой.

“Арктический аппетит”

По мнению наблюдателей, за арктическими интересами Китая стоят две главные причины. Как рассказал Фредерик Лассер, директор проекта ArcticNet в Университете Лаваля (Канада), Поднебесная, в первую очередь, стремится играть существенную роль в решении глобальных проблем. “Китай хочет, чтобы к нему прислушивались в решении международных вопросов. Управление Арктикой – как раз из их числа”, – комментирует Фредерик Лассер. Но что еще более важно, Китай привлекают природные ресурсы Арктики. Предполагается, что в арктическом регионе находится не менее 10% неоткрытых мировых запасов нефти (90 млрд баррелей) и 30% – газа (0, 5 трлн куб. м), а также крупные месторождения полезных ископаемых.

Для промышленного, но практически лишенного природных ресурсов Китая это немаловажно, подчеркнула внештатный автор и блогер издания Foreign Policy Association Миа Беннетт. Однако, по мнению Лассера, прибегать к каким-то уловкам, чтобы заполучить эти ресурсы, в Пекине не планируют. “Китайское государство, как и европейские страны, заинтересовано в покупке ресурсов на рынке. И возможно – через совместные предприятия CNOOC или CNPC с западными компаниями, ведь у китайских корпораций нет технологий для добычи нефти и газа на оффшорных территориях, каковой является Арктика”, – считает директор ArcticNet.

Впрочем, стремление утвердиться на мировой арене и нехватка природных ресурсов – далеко не единственные мотивы, толкающие Китай на участие в освоении Арктики. Опрошенные эксперты указывают, что таяние льдов способствует открытию кратчайшего транспортного морского пути – Северного прохода. А так как Поднебесная является ведущим мировым экспортером товаров, то она очень заинтересована в значительном сокращении времени транспортировки и затрат.

По оценкам старшего научного сотрудника Колумбийского университета Скота Боргерсона, транзит через Арктику может сэкономить $3,5 млн на одном рейсе. Сейчас Китай отправляет товары из портов Шанхая и Гонконга через Суэцкий канал, при этом суда проходят через наводненный пиратами Аденский залив (см. таблицу). “Когда заработает Северо-Западный проход, он станет новым "осевым морским путем" между Атлантикой и Тихим океаном. Тот, кто контролирует арктический путь, будет контролировать новый коридор в мировой экономике и международной стратегии”, – писал в 2009 году в журнале Китайской ассоциации науки и технологии профессор Ли Чжэнфу, кстати, не раз призывавший власти страны проявлять как можно больше интереса к Арктике.

Многие государства опасаются, что Поднебесная действительно начнет претендовать на контроль над “новым коридором”. Точнее, будет требовать присвоения Северному проходу статуса нейтральных вод. Однако Фредерик Лассер уверен, что этого не произойдет. По его словам, крупные китайские транспортные компании (такие как Cosco) независимы – в их бизнес-стратегию государство не вмешивается. Вдобавок, если Поднебесная решится на требование объявить Северный проход нейтральными водами, то сама окажется в сложной ситуации. Тогда другие страны могут потребовать признания пролива Хайнань между островной и материковой частями Китая также нейтральной акваторией. Есть у КНР в Арктике и сугубо научные интересы. “Страну привлекают возможности проводить исследования по вопросам изменения климата”, – уверена Миа Беннетт.

Угроза или сотрудничество?

Пожалуй, единственной страной, которая сейчас не против присутствия Китая в Арктике, является Дания. В октябре в Пекине датский посол Фриис Арне Петерсон заявил, что у Поднебесной “естественные и законные интересы в Арктике”, и выступил за присвоение КНР статуса постоянного наблюдателя Арктического совета. Некоторые эксперты предположили, что таким образом Дания пытается не только усилить свое влияние в совете, но и склонить Китай к инвестированию в разработку природных ресурсов Гренландии. “Дании нужны иностранные инвестиции, чтобы разрабатывать месторождения нефти и газа у берегов Гренландии, а Китай может стать потенциальным инвестором”, – комментирует Миа Беннетт. Крупные месторождения на западном шельфе острова, являющегося самоуправляемой территорией (с 2009 года здесь появилось свое правительство) в составе Королевства Дании, были обнаружены британской компанией Cairn Energy в прошлом году.

Лицензию на работу в регионе уже получили Shell и Statoil. Сами гренландцы в целом поддерживают датские власти. Правда, настаивая на том, что все заинтересованные страны, стремящиеся получить статус постоянного наблюдателя, должны вносить вклад в развитие Арктики. “Они не должны полагать, что могут придти и принимать решения и следить за ресурсами”, – предостерегает премьер-министр Гренландии Куупик Клейст. Позиция Гренландии вполне понятна, ведь там рассчитывают, что нефть и газ – это ключ к независимости острова.

Многие эксперты уверены, что никакой угрозы присутствие Китая в Арктике не представляет. Скорее, наоборот – регион от этого выиграет. И дело не только в возможностях КНР инвестировать в разработку месторождений. По словам Мии Беннетт, присутствие Поднебесной в Арктике должно еще больше привлечь внимание общественности к региону и его проблемам. А это усилит осознание того, что Арктика – часть всеобщего достояния, что, в свою очередь, будет способствовать переходу от споров о территориальной принадлежности региона к дискуссиям по поводу сотрудничества.

Более того, присутствие КНР может быть на руку научному миру. “Научные работы китайцев о регионе представляют большую ценность, особенно с точки зрения климатических изменений. Чем больше Пекин наблюдает и анализирует происходящее в Арктике, тем больше сможет проводить исследований для понимания механизмов климатических изменений. А это, в свою очередь, положительно скажется на переговорах по проблеме”, – отмечает господин Лассер. Миа Беннетт, в свою очередь, отмечает, что в мире ощутима серьезная нехватка ледоколов, которую может восполнить Поднебесная, отдавая свои ледоколы в лизинг или позволяя ученым из других стран проводить на них исследования.

Впрочем, есть и те, кто полагает, что Китая все-таки стоит остерегаться. “Было бы разумно настороженно относиться к Китаю – стране, немного неуклюжей в бравировании своим растущим экономическим весом и порой склонной к грубому поведению”, – высказал свою точку зрения бывший капитан ВМФ США, профессор международного права в Военно-морском колледже США в Ньюпорте Джеймс Краска. В проигрыше во всей этой ситуации, по его мнению, может оказаться Россия. Потому что у нее появится еще один конкурент на рынке природных ресурсов.

Последователи

Не исключено, что примеру Китая последуют и другие страны. Некоторые уже сделали это. Япония, Южная Корея и Европейский союз попросили статуса постоянных наблюдателей в Арктическом совете. Многие из них не только уже больше века проводят исследования в регионе, но и участвуют в работах по разведке месторождений природных ресурсов. Южная Корея даже изучает строительство на Севере терминала СПГ. Не исключено, что аналогичные шаги предпримет и Индия. “Думаю, Арктический совет продолжит принимать другие страны. К тому же, он не директивный орган, а консультационный”, – пояснил Фредерик Лассер. В свою очередь, Лосан Брайям, профессор географии и специалист по арктической политике Университета Фэрбанкса на Аляске, отметил: “Вопрос не в том, кто последует примеру Китая, речь идет о присоединении Китая к сообществу арктических стран с существенными опытом и знаниями”.

Джеймс Краска вообще считает, что примеру Поднебесной не последует ни одна страна, по крайней мере, азиатская. По его словам, позиция Китая по спорным территориям в Южно-Китайском море привела к тому, что страны региона объединились, чтобы противостоять КНР. “Индия, Япония, Вьетнам, Южная Корея, Филиппины и даже Малайзия и Индонезия объединились, чтобы помешать попыткам Пекина захватить власть в Южно-Китайском море. Скорее всего, в Арктике будет происходить то же самое, но с одной оговоркой: из-за удаленности от региона влияние Китая будет менее выражено”, – отмечает профессор.

http://www.oilru.com/news/307595/