Едва в январе 2015 г. успело вступить в силу двустороннее соглашение о свободной торговле между Японией и Австралией, как о своем намерении подписать аналогичное соглашение с Австралией во втором квартале 2015 г. заявил Китай. Предполагается, что соглашение должно вступить в силу до конца 2015 г.

Переговоры о создании зоны свободной торговли между Китаем и Австралией ведутся еще с 2006 г. Стремление КНР максимально ускорить процесс подписания соглашения можно расценивать не только как стремление страны минимизировать риски снижения экспортных доходов в результате переориентации товарных потоков соседей по региону в пользу новых интеграционных объединений, реализуемых без участия Китая, но и как попытку сохранить торговое лидерство в Азиатском регионе посредством расширения сети двусторонних контактов. Именно вступление в силу ЗСТ между Австралией и Японией может стать тем стимулом, которого и не хватало Китаю в последние годы, и который способен значительно ускорить процесс переговоров.

Борьба за региональное лидерство и роль локомотива экономического роста и интеграционных процессов в Восточной Азии между Китаем и Японией ведётся с начала 2000-х гг. Причем, надо признать, что противостояние этих двух держав дало довольно мощный толчок развитию интеграционных процессов в регионе. В 2000-х гг. основным объектом соперничества выступали страны АСЕАН. Для Китая укрепление положения на рынках стран АСЕАН могло обеспечить существенное увеличение темпов роста, в первую очередь, за счет торговой сферы (страны АСЕАН представляют собой хороший рынок сбыта китайской продукции), а также расширения инвестирования.

Действия же Японии по расширению сотрудничества можно было назвать «ответными», призванными выступить в качестве альтернативы внешнеэкономической политике Китая. Именно Китай на встрече глав государств АСЕАН+3 в Сингапуре в ноябре 2000 г. выступил с инициативой создания с АСЕАН зоны свободной торговли, после чего было подписано соглашение о создании зоны свободной торговли до 2010 г. Как известно, данное интеграционное объединение начало функционировать 1 января 2010 г.

Япония же всегда была одним из основных экономических партнеров стран АСЕАН, и столь активные действия Китая вызвали в Токио обеспокоенность относительно возможного ослабления своих позиций в регионе. В начале 2002 г., практически сразу же подле подписанием между Китаем и странами АСЕАН соглашения о создании ЗСТ, премьер-министр Японии Коидзуми посетил пять главных государств-членов АСЕАН, продвигая концепцию, которая впоследствии получила название «Инициативы Коидзуми». Суть ее сводилась к усилению торговых и инвестиционных взаимосвязей Японии со странами АСЕАН, поступательному движению в направлении подписания соглашений о свободной торговле, а также создание впоследствии Восточноазиатского Сообщества при участии Австралии и Новой Зеландии.

В это же время, в 2002 г. вступило в силу двустороннее соглашение о свободной торговле между Японией и Сингапуром, в 2006 г. – с Малайзией, 2007 г. – с Таиландом, в 2008 г. – с Индонезией, Брунеем и Филиппинами. Дальнейшие процессы экономического сближения по направлениям АСЕАН-Китай и АСЕАН-Япония шли практически одинаково: были организованы саммиты в форматах АСЕАН-Китай и АСЕАН-Япония, подписаны два соглашения о Всестороннем Экономическом Партнерстве/Сотрудничестве.

Начиная с 2000 г. первенство в борьбе за лидирующие позиции в качестве локомотива интеграционных процессов в Восточной Азии поочередно переходило то к Японии, то к Китаю. В предкризисный период, вплоть до 2008 г. как в торговой, так и инвестиционной сфере, основным стратегическим партнером АСЕАН выступала Япония. Кризис 2008-2009 гг. переломил ход событий: показатели интеграции во внешней торговле АСЕАН с Китаем резко выросли на фоне сокращения соответствующего показателя для Японии.

На сегодняшний день по числу заключенных в АТР двусторонних соглашений о свободной торговле Япония занимает позиции лидера, располагая 11 двусторонними соглашениями с партнерами по АТЭС (из 20 возможных). Китай при этом заключил всего 5 подобных соглашений. Однако, несмотря на активную региональную позицию, Япония уже давно утратила статус регионального лидера в области торговли. По данным на 2013 г. общий экспорт Китая превышал экспорт Японии почти в три раза, а торговый баланс складывался с профицитом в размере около 260 млрд долл. в отличие от Японии, у которой на протяжении последних лет наблюдалось хронически отрицательное сальдо торгового баланса.

Несмотря на сохраняющуюся благоприятную структуру внешней торговли (в структуре импорта по-прежнему преобладают сырье и низкотехнологичные товары, а экспортирует Япония, главным образом, высокотехнологичную промышленную продукцию), на сегодняшний день главный акцент Япония делает на расширение иностранного инвестирования. Экономику страны можно назвать инвестиционно-ориентированной, доходы от зарубежного инвестирования значительно превосходят экспортные поступления.

В своем стремлении укрепить позиции регионального лидера Китай в последние годы активизировал усилия не только в направлении заключения двусторонних соглашений о свободной торговле, но и развития сети двусторонних валютных своп-соглашений, в том числе с партнерами по АТЭС с целью усиления своего торгового потенциала и интернационализации юаня.

Во-первых, двусторонние валютные своп-соглашения выступают инструментом стимулирования взаимного товарооборота между странами посредством сокращения торговых издержек. Во-вторых, система валютных своп-соглашений снижает риски, связанные с колебаниями валютных курсов, способствуя повышению стабильности торговых потоков. В-третьих, государства-члены соглашения могут самостоятельно выбирать валюту для совершения двусторонни сделок, что делает их менее зависимыми от мировых резервных валют, главным образом, доллара США. Сегодня ни для кого не секрет, что Китай проводит активную политику дедолларизации, одновременно стремясь к укреплению позиций юаня в мировой финансовой системе и параллельно стимулируя рост взаимного товарооборота с региональными партнерами.

При этом Япония, по-видимому, не уделяет развитию системы валютных своп-соглашений столь же значимое внимание, как Китай. Недавно Япония и Республика Корея заявили о своем нежелании продлевать двустороннее соглашение, действие которого истекло в феврале. Эксперты объясняют это тем, что неэкономические факторы оказались сильнее очевидной экономической целесообразности инициативы, а на принятие исключительно экономических решений все большее влияние оказывает политика.

Пока Япония и Республика Корея вспоминают уроки истории и предъявляют друг другу взаимные претензии, болезненно реагируя на высказывания относительно положения своих граждан в годы Второй мировой войны, Китай продолжает проводить политику торговой и валютной экспансии, сосредоточиваясь, главным образом, на экономической целесообразности реализуемых инициатив. И добивается в этом заметных успехов.

http://ru.journal-neo.org/2015/03/09/rus-kitaj-i-yaponiya-v-bor-be-za-regional-noe-liderstvo/