Предоставленные Китаем кредиты превратились в инструмент внешней политики. В то же время эти кредиты позволили Китаю наладить более тесные отношения с основными союзниками в регионе и в стратегических областях уменьшить влияние финансовых институтов, находящихся под эгидой Соединенных Штатов.

По данным исследовательской организации "Межамериканский диалог" (Вашингтон, США), в течение 2014 года китайские банки выдали странам Латинской Америки в общей сложности 22,1 млрд. долларов в виде займов [1]. В свете спада в мировой экономике и увеличивающейся геополитической напряженности Китай был обязан укрепить связи со странами, обладающими богатыми природными ресурсами (нефть, газ, металлы, минералы, вода, биологические ресурсы и т.д.).

Хотя Промышленно-коммерческий банк Китая (ICBC) и Народный банк Китая также участвовали в предоставлении кредитов, их большая часть была предоставлена Банком развития Китая (China Development Bank) и Китайским экспортно-импортным банком (China Ex-Im Bank). Несмотря на то, что в расчет не принимались кредиты суммой менее 50 миллионов долларов, обнародованные цифры показывают их общее увеличение более, чем на 70 процентов, в сравнении с кредитами, предоставленными в 2013 году. Они в целом составили сумму в 12,9 миллиардов долларов.

С момента начала сбора данных в базу "Межамериканского диалога" c 2005 года до 2014 года Китай предоставил латиноамериканским странам кредитов на общую сумму в 119 миллиардов долларов [2]. Сумма китайских кредитов выше объема займов, выданных в совокупности Экспортно-импортным банком США (US Ex-Im Bank), Межамериканским банком развития (Inter-American Bank of Development, IABD) и Всемирным банком (World Bank). Складывающаяся ситуация способствует ослаблению финансовой гегемонии Вашингтона в регионе [3].

Вследствие массированного предоставления кредитов становится очевидным, что все это время Китай выстраивал активное сотрудничество со странами Латинской Америки. Во время последнего саммита Сообщества стран Латинской Америки и Карибского бассейна (CELAC), которая включает в свой состав 33 страны, Председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что объем ежегодной взаимной торговли между странами-членами этой организации и Китаем, как ожидается, к 2020 году достигнет суммы в 500 миллиардов долларов. Кроме того, к этой дате объем инвестиций достигнет 250 миллиардов долларов [4].

И помимо всего этого, по-видимому, следует подсветить выстраивание стратегического партнерства Китая с некоторыми латиноамериканскими странами. 90 процентов всех кредитов, предоставленных Китаем в прошлом году, получили следующие страны: Бразилия как основной займополучатель, на общую сумму в 8,6 миллиардов долларов; за ней следуют Аргентина, получившая 7 миллиардов долларов; Венесуэла с 5,7 миллиардов долларов; и, наконец, Эквадор с 820 миллионами долларов.

После кризиса американских компаний, специализирующихся на информационных технологиях, центральные банки промышленно развитых стран стали стимулировать выдачу кредитов в глобальном масштабе. Продолжавшийся с 2002 года рост цен на сырьевые товары превращал Латинскую Америку в один из излюбленных регионов для инвесторов, ищущих места, где низки издержки.

Через шесть лет после начала финансового кризиса 2008 года и перед лицом крайней неустойчивости финансовых рынков, ставшей следствием повышенной уязвимости финансовой системы, китайцы оказались "любимым банкиром" для развивающихся стран. Китай предоставляет кредиты по более низким кредитным ставкам и с меньшими оговорками, чем американские и европейские банки. По оценкам президента Экспортно-импортного банка США Фреда Хохберга (Fred Hochberg), в течение двух последних лет государственные банки Китая инвестировали в различные страны мира около 650 миллиардов долларов.

Тем не менее, монета имеет также обратную, не столь благостную, сторону. Кажется, что все указывает на то, что китайские кредиты под будущие поставки сырьевых товаров нацелены на инвестиционные проекты, связанные с извлечением ресурсов (сельское хозяйство, горнодобывающая промышленность, энергетика), чем на поддержку технологического развития. При таком подходе китайцы рискуют усилить направленность латиноамериканских экономик на экспорт первичной продукции и умножить угрозы их отчуждения в ущерб коренному населению.

В интервью "Немецкой волне" академик Кевин Галлахер (Kevin Gallagher), ответственный за публикацию сведений из базы данных "Межамериканского диалога", предупреждает, с другой стороны, об увеличивающемся риске для латиноамериканских стран в отношении погашения задолженности по кредитам азиатскому гиганту [5].

В свете обвального снижения курса местных валют по отношению к американскому доллару, а также сохраняющейся дефляции (снижения цен) на рынке сырьевых товаров, увеличивается стоимость импорта. Как следствие, этот процесс ведет к снижению положительного сальдо внешнеторгового оборота экономик, ориентированных на экспорт сырья. В течение ближайших месяцев экономическая эффективность инвестиционных проектов, связанных с добычей полезных ископаемых, скорее всего, значительно снизится.

Это тот случай: если экономический спад в развивающихся странах распространится на все их экономики, экономическое сотрудничество по схеме "Юг-Юг" между Китаем и Латинской Америкой, по-видимому, не сложится. В разгар кризиса существует возможная опасность того, что китайские банки могут пойти на те же меры имперского принуждения в Латинской Америке, которые в различной форме применяет Международный валютный фонд (МВФ).

[1] «China-Latin America Finance Database», Kevin P. Gallagher y Margaret Myers, Inter-American Dialogue.

[2] «China keeps credit flowing to Latin America’s fragile economies», Kevin P. Gallagher & Margaret Myers, The Financial Times, February 27, 2015.

[3] «China Kicks World Bank To The Curb In Latin America», Kenneth Rapoza, Forbes, February 26, 2015.

[4] «Despite US-Cuba Detente, China Forges Ahead in Latin America», Shannon Thiezzi, The Diplomat, January 9, 2015.

[5] «Chinese loans helping Latin America amid oil price slump», Deutsche Welle, February 27, 2015.

http://www.voltairenet.org/article187112.html