Китайские инвестиции раскалывают Европу

Китайские инвестиции раскалывают Европу и позволяют восточной ее части входить в конфликт с Брюсселем. Обострение торговых, - а через них и политических, - отношений Европы с США, вынуждают Евросоюз пересматривать другие стратегические направления. Среди них ведущее место занимает Китай, по значимости и объему торгово-экономическим ставший вторым, после Америки, партнером ЕС. Из 4 трлн. долл. совокупной внешней торговли Пекина за 2017 год четверть приходится на Брюссель. Это столько же, сколько с США, или со всеми странами ACEAN взятыми вместе.

Правда, партнерство это не лишено существенных недостатков. Хотя первым, самым известным, считается его убыточность, - только за первый квартал 2017 сальдо торгового баланса ЕС с Китаем упало до минус 41,7 млрд. долл., на взгляд из Брюсселя заметно более важной угрозой считается другое. Китайская экономическая экспансия в рамках проекта "Пояса и Пути" исподволь обостряет внутренние противоречия между Восточной Европой и другими частями ЕС. По мнению европейских политиков потенциально это грозит риском возникновения процессов, способных расколоть единство Общей Европы и похоронить ЕС в его нынешнем виде. Проблема в китайских инвестициях, впрочем, не только в этом.

Китай Европа экономика инвестиции

В рамках своего глобального проекта Поднебесная рассматривает Европу в качестве одного из ключевых рынков сбыта своих товаров и услуг. Для усиления своего влияния в ЕС Пекин использует все доступные возможности по совершенствованию инфраструктуры, развитию деловых отношений, формированию позитивного образа КНР как государства и как поставщика. Также активно Красный дракон занимается инвестированием своих юаней в европейские бизнес-проекты.

В ноябре 2016 года руководство страны официально объявило о начале программы привлечения в Центральную и Восточную Европу частных китайских инвестиций в размере 10 млрд. евро. Это очень обрадовало потенциальных получателей и заметно напрягло Европарламент. Формально доля китайских инвестиций все еще невелика, в 2017 году она едва достигла 8% от совокупного денежного потока, то есть 92% денег в регион по прежнему вкладывает Евросоюз. Но возникли два нюанса. Во-первых, с ноля до 8% долю Китай нарастил всего за 8 лет и останавливаться на ней он не собирается. Во-вторых, Брюссель уже не в состоянии поддерживать прежний уровень инвестиций в ЦВЕ, после 2019 год вероятнее всего будет снижен. По меньшей мере, вдвое. Тем самым китайская доля автоматически удваивается.

А получатели это 16 стран ЦВЕ с совокупным объемом населения в 110 млн. человек, из которых 11 государств входят в ЕС, а остальные 5 пытаются туда вступить. Пока пытаются, до тех пор, пока такой шаг сулит получением "бесплатных" денег из центральных фондов Брюсселя. Так что пересмотр европейской инвестиционной политики грозит сменой приоритетов.

Важно отметить, что интеграция в ЕС требует от национальных правительств передачи части суверенных полномочий в Брюссель, в то время как Пекин получение своих инвестиций никакими политическими условиями не сопровождает. Более того, КНР активно расширяет сотрудничество не столько с ЕС через Брюссель, сколько с каждой отдельной страной ЦВЕ через формат "16+1" (16 стран ЦВЕ + Китай). И это работает.

Например, на саммите "16+1", состоявшемся в Риге, премьер КНР объявил о создании, совместно с Industrial and Commercial Bank of China, а также China Life Insurance и Fosun Group, «Китайско - Центрально и Восточно-Европейского фонда», нацеленного на финансирование проектов в ЦВЕ на сумму не менее 50 млрд. евро. Не удивительно, что визит Си Цзиньпина в Польшу, Чехию и Сербию воспринимался в Восточной Европе как знаковый. В Праге по этому поводу даже устроили парад. И не прогадали. По итогам визита китайцы подписали примерно 30 различных инвестиционных контрактов на общую сумму в 8,7 млрд. евро.

Тем самым китайские деньги начинают перетягивать на Восток большую половину (16 из 28, если считать пока еще вместе с Великобританией) членов Евросоюза, что входит в прямое противоречие как с общими интеграционными планами Брюсселя, так и видами Берлина на переформатирование ЕС в рамках "Европы двух скоростей".

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экономическая разведка в Китае
в статье
Экспертные центры Китая и внешняя политика

Фактически руководство Общей Европы признает начало большой геополитической гонки, призом в которой как раз Европа и является. В случае успеха стратегической линии Китая, вся ее восточная и центральная часть, включая Грецию, может решить, что сближение с Китаем не просто выгоднее экономически, но еще и целесообразнее политически, чем полное и окончательное растворение в Евросоюзе. Особенно в том будущем Евросоюзе, главенство в котором, после ухода Великобритании, явного измельчания Франции и ухода американского бизнеса, неизбежно монополизирует Германия.

Впрочем, стратегически это даже хорошо. ЕС в нынешнем виде является американо-британским проектом по торможению Германии (и всего на нее ориентированного экономического кластера Европы) за счет навешивания балласта из восточноевропейских и центральноевропейских лимитрофов. Освобождение от него сделает немцам "легче дышать", и в то же время подчеркнет очевидную выгодность тесного экономического и политического сближения с Россией, как единственного варианта успешного противостояния китайской экономической экспансии. России такое развитие событий, безусловно, выгодно.

Почему вдруг в Брюсселе заговорили о том, что «новый шелковый путь» несет угрозу свободе торговли?

В издании Asia Times вышла статья, комментирующая служебный доклад, подписанный 27 из 28 послов стран ЕС в Пекине. Как так получилось, что содержание закрытого внутреннего документа Евросоюза стало достоянием журналистов - тема отдельная. Впрочем, сегодня такое уже мало кого удивляет. Важно другое - как правящие элиты европейских стран оценивают не только перспективу китайского глобального проекта, но и его базовую геополитическую суть.

Китай - экономика

В полном размере: Китай - экономика по годам
Объяснение психологии китайского успеха
в статье
Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе
Так же в статье
Китайский подход к прогрессу и модернизации

Все, кроме представителя Венгрии, единодушно сошлись во мнении, что "Один пояс - Один путь" несет в себе "непрозрачную угрозу свободной торговле". Более того, "Китай из подражателя может превратиться в реального конкурента". И это правда, но далеко не вся. Хотя значительная часть угроз из Брюсселя видится, прежде всего, в стремлении Поднебесной закрепить за собой доступ к источникам сырья, в действительности вопрос гораздо шире и глубже.

На данный момент ключевым является, прежде всего, следующее системное противоречие: каждой стране по-отдельности сотрудничество с КНР в рамках проекта чрезвычайно выгодно, но для Европы в целом в долгосрочной перспективе оно смертельно. А вытекает все из принципиальной разницы в базовом подходе к самому понятию глобализации.

Большинство европейских стран видят в реализации "Пояса и Пути" возможность неплохо заработать лично для себя. Например, Восточная Европа надеется за счет китайских инвестиций отремонтировать, усовершенствовать и развить свою транспортную инфраструктуру, чтобы далее получать доходы от обслуживания транзитных транспортных потоков. Схожим образом на вопрос смотрят Греция, Испания и Италия, разве что главный акцент интересов у них смещен в область развития портового хозяйства.

Особенности китайской психологии и поведения
в статье
Расизм в Китае
и в статье
Сохранение лица в китайской культуре

Однако упрощение, ускорение и удешевление логистики автоматически обернется облегчением доступа китайских товаров в Европу и снижения их цен благодаря сокращению транспортных издержек. Учитывая разницу в устоявшихся уровнях социальных гарантий, а также в размерах средней заработной платы, это неизбежно станет еще больше выбивать из европейской экономики те отрасли, в которых Китай силен уже сегодня. В первую очередь окончательно закроется европейская легкая промышленность и производство электроники.

До недавнего времени Европа нивелировала эту тенденцию благодаря значительному превосходству в технически сложных и наукоемких отраслях, таких как авиастроение и особенно среднее машиностроение (в первую очередь, в производстве станков, автомобилей, железнодорожного подвижного состава и оборудования, а также разного рода турбин, от авиационных до энергетических).

Кроме того, ведущее место в мире сегодня занимает европейская, в первую очередь, немецкая и бельгийская химическая промышленность. Однако анализ складывающихся тенденций показал, что за три десятка лет массового копирования иностранных технологий, Красный дракон начал выходить уже на уровень создания собственных решений. Причем, не только на основе компиляции импортного, но и постепенно переходя к созданию собственной передовой продукции.

Почему Европа перестала быть военной силой
в статье

Причина военной слабости Европы
Так же в статье
Будущее НАТО в свете демографии

Тем самым Пекин стал отчетливо теснить европейцев в станкостроении, особенно роботизированном, и области искусственного интеллекта, позволяющего создавать уже собственные высокопроизводительные производственные комплексы, по эффективности превосходящие европейские. Пока, на данный момент, превосходство еще не особенно ощутимо, но тенденция просматривается уже достаточно отчетливо.

Словом, проблема со свободной торговлей возникнет не потому, что на мировой рынок еще шире выйдут китайские производители, проблема в том, что постепенно европейские производители утратят возможность предложить что-либо конкурентоспособное. Последнее особенно пугает нынешнего производственного и технологического лидера Европы - Германию. По итогам первого квартала 2017 года дефицит торгового баланса ЕС в торговле с Китаем составил 19,02 млрд. долларов. Евросоюз в Поднебесную продает на 30,7% меньше, чем там покупает сам, и эта цифра за 5 лет выросла практически вдвое.

Получается так потому, что Пекин в своей экспансии стремится захватывать зарубежные рынки для находящихся у себя производств, а не в погоне за ростом прибыли выносить за рубеж свои заводы, как это делали США и ЕС.

Как и Asia Times, немецкое издание бизнес-издание Handelsblatt выражает опасение по поводу рисков для экономической и, соответственно, политической перспективы ЕС "оказаться зажатой между глыбами «Сделано в Китае: 2025» и трамповской "Америкой прежде всего".

Следует признать, что выводы европейских дипломатов небезосновательны. Более того, похожая угроза существует и для экономики России, для которой ЕС является сегодня ведущим (2/3) рынком сбыта отечественных товаров и услуг. Но вместе с тем это же может послужить мощным импульсом для взаимного сближения в среднесрочной перспективе. Особенно в следствии дальнейшего прогрессирующего ослабления США.

https://alex-leshy.livejournal.com/1143326.html

https://alex-leshy.livejournal.com/1138286.html

Опубликовано 15 мая 2018 в 14:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.