Это к тому, чтобы последние либеральные иллюзии вычистить из голов наших бедных и наивных сограждан, которые почему-то решили в Перестройку поверить солженициным и радзинским, а не своим собственным дедам и прадедам, на своей шкуре испытавшим какой это «труженик, у которого ночью от тяжелой работы кулаки разогнуться не могли, за что он и получил такое название — кулак». Последнее не наша байка, а перестроечная. Именно так поясняли происхождение слова «кулак» радетели за капитализм в горбачевском СССР и позднее — уже в новоявленной капиталистической России — не забывая при этом усиленно набивать себе карманы советским народным достоянием, пока советские рабочие и крестьяне  от изумления рты не закрыли.

На самом же деле этот омерзительный слой российского крестьянства — поднимающуюся сельскую буржуазию, называли в России кулачеством за то, что представители его — кулаки всю деревенскую бедноту и середняков за горло держали, «в кулаке», обкладывая данью так, что и вздохнуть было невозможно.

Появились кулаки отнюдь не при Советской власти, а гораздо раньше — с развитием капитализма в царской России, когда новый капиталистический хозяйственный уклад после реформы 1861 года стал активно проникать в российскую деревню.

Кулак — это отнюдь не труженик, это в первую очередь ростовщик, эксплуататор и притеснитель деревенской бедноты — тех крестьян, которые в силу разных, часто случайных, причин попадали в тяжелое положение, оказывались в трудной жизненной ситуации: смерть или тяжелая болезнь главы семьи (главного работника в семь); много малых детей или одни дочери, на которых по законам российской общины земля не выделялась; неурожай; потрава крестьянского поля развлекающимися псовой охотой помещиками и пр.

Выручая бедноту из беды, не давая крестьянской семье умереть зимой с голоду, кулак  за эту свою помощь драл с крестьян три шкуры, если не четыре, требуя от бедняков, например, за мешок зерна отдать с будущего урожая два, а то и три мешка. Нередко кулак заставлял своих должников в качестве оплаты ему долгов отработать — засеять его поля или собрать выросший урожай, причем сделать это в первую очередь.

Учитывая, что благоприятный период для сева зерновых в российских условиях мог быть очень коротким — буквально несколько дней, то бедняцкие семьи, оказавшиеся в кулацкой зависимости, засеяв кулацкие земли или собрав с них урожай, элементарно не успевали обработать свои собственные земельные наделы, а значит, оказывались в еще большей зависимости от кулаков, чем прежде. Ясно, что богател таким нехитрым способом кулак довольно быстро, все крепче и крепче загоняя в кабалу собственных односельчан.

Становились кулаками по-разному. Нередко основой кулацкого капитала было прямое воровство и присвоение чужого. Но случалось, что помогала тому сама судьба, к примеру, если в крестьянской семье были взрослые дети, да еще одни мальчики. Поскольку земельные наделы в русской общине рассчитывались из числа лиц мужского пола, то и участок для выращивания сельхозпродуктов такой семье доставался немалый. Ясно, что с большего поля больше и урожай, а значит, у такой семьи в благополучный год вполне могли образоваться избытки зерна, которые потом и использовались для закабаления малоимущих соседей.

Но даже изначально трудовое происхождение части кулаков очень быстро приводило к тому, что кулацкие семьи сами переставали работать на своих полях. И действительно, зачем самому работать, если все за тебя могут сделать другие — бедняки или середняки? Тем более что труд крестьянский очень и очень тяжел. Год-два и бывшая вроде бы трудовая крестьянская семья становилась настоящим паразитом, быстро сообразив, что сидя на чудом горбу, жить и сытнее, и легче.

Кровушки попили российские кулаки с крестьян немало еще при царском самодержавии, постепенно превратившись в самых настоящих капиталистов на селе. Они частенько имели в своем распоряжении огромные участки земли, сельхозинвентарь, лошадей, мельницы и даже некоторые механизмы, выписанные из-за границы. Как правило, у кулаков были и свои торговые лавки, с помощью которые они наживали еще и торговый капитал, одновременно спаивая крестьян и еще глубже загоняя их в долговую кабалу.

Ненависть к кулакам у российских крестьян была огромной — ведь частенько они разоряли своих односельчан-бедняков до такой степени, что в итоге лишали их всего — и земли, и сельхозинвентаря, и даже дома. Многие крестьяне не выдерживали кулацкой кабалы, постоянного батрачества на них и вынуждены были уходить в города, а жизнь тех, кто оставался и еще на что-то надеялся, была просто невыносимой.

Не сразу справилась с этим слоем буржуазии и Советская власть, окончательно покончив с ним только к середине 30-х годов. Кулак — та еще гадина была. Это был классовый враг похлеще белогвардейцев. Немалая часть кулачества прямо участвовала в борьбе против Советской власти со всякими Деникиными и Красновыми.  Но эти враги были хотя бы явные и открытые. А были и другие, которые прямо против Советской власти не выступали, под трудящегося человека «косили». Но на деле они только и стремились к тому, чтобы заставить деревенскую бедноту на себя работать. При этом не брезговали ничем — никаким враньем и никаким подлогом. Случалось и такое, что кулаки попадали в органы Советской власти на местах, запугав политически невежественных, часто неграмотных и экономически зависимых от них крестьян. В период коллективизации они умудрялись организовывать ложные колхозы, которые на деле были их личным капиталистическим хозяйством.

Один из примеров подобного рода приводит в своем блоге historian:

«Как кулаки управляли деревней.

Данный документ из серии, которая сегодня не может быть опубликована ни при каких обстоятельствах. К сожалению, фотокопия плохая, но содержание столь важно, что стоит потраченных усилий на прочтение.

Документ датирован 30 ноября 1931 г., это информационная сводка инструктора Нижне-Волжского крайкома, в которой приведены факты, когда оставшиеся в деревне кулаки и раскулаченные, пробрались к руководству колхозами и организуют порку и прочие издевательства над колхозниками. Некоторые из этих кулаков настолько влиятельны, что пользуются при этом покровительством местных властей.

То есть, первое, что нам стоит для себя отметить, — даже после раскулачивания в январе-марте 1930 года часть кулаков и даже раскулаченных сохранила на селе весомую часть своего влияния и связей.

Второе. Перед нами по сути привычный для всех окуражающих способ управления кулаками батрачеством до коллективизации! Вот это: порка, избиения, «заворачивали подол, сыпали в половые органы песок и замазывали глиной», «у мужчин стаскивали штаны, обнажали половой орган», — все это применялось кулаками и ранее для наказания нерадивых батраков, именно поэтому все это воспринимается окружающими как норма, как привычное. Это сегодня следует знать, чтобы понять ненависть бедноты к кулакам и корни всех эксцессов при раскулачивании. Кулаки не считали батраков людьми и батраки просто отмерили им той же монетой. Тут недавно сильно грамотная дама за кулаков заступалась, — так пусть представит себя на поле с задранной юбкой и песком в нужном месте, если совесть есть — это мозги вправит.

А вот и еще один пример того же рода — в Воткинской области Ижевского уезда в деревнях Лудорвай, Юськи и Лудзи лудорвайские кулаки и их агенты, пробравшиеся в сельсовет, пользуясь властью, выпороли 300 крестьян — бедняков и середняков, за что потом получили от Советского государства по заслугам. Об этом наглом преступлении сельских буржуев-кровопийц в свое время писали советские газеты, а позднее вышла небольшая брошюра Д.Родэна «Лудорвайское дело», Государственное издательство, Москва-Ленинград, 1929 г., которую можно найти на сайте РП в разделе «Литература».

Там же есть и еще одна любопытная брошюра — 1932 г., авторы — А.Радин А., Л.Шаумян «За что жители станицы Полтавской выселяются с Кубани в северные края», рассказывающая о том, как кулаки, пролезшие в местные органы Советской власти, не давали трудовому народу Кубани после Гражданской войны жить спокойно, как они пытались разваливать колхозы, организовывали саботаж, стремясь своих собственных односельчан вновь сделать своими дармовыми батраками.

Сегодня некоторые российские граждане иногда хвалятся наличием в своем роду кулаков, частенько даже не имея таковых в действительности (!!!). Печально, что среди таких граждан немало встречается и школьных учителей, которые по идее должны нести нашему молодому поколению знания, а не пропагандировать невежество, но об этом отдельный разговор в отдельной статье, поскольку это одна из серьезнейших бед современной России. До таких граждан, в силу их крайнего политического и исторического невежества, просто не доходит, что подобное бахвальство преступлениями своих предков ничего кроме презрения у людей, знающих суть дела, вызвать не может. Это все равно, что козыряние родственником — фашистским карателем, предателем и прислужником фашистов, собственноручно сжигавшим женщин, детей и стариков в Хатыни.

И это не преувеличение — корень-то классовый у фашизма и кулачества один — буржуйский, капиталистический! И цель одна — что фашисты стремились загнать советский трудовой народ в рабство, что кулаки рвались к тому же самому. Потому и защита кулачества и расхваливание кулаков сродни официальному признанию, что ты одобряешь и покрываешь откровенную сволочь, выступавшую против своего народа, а значит и сам недалеко от нее ушел.

Помнится, те же либералы рыдали навзрыд о разорванном большевиками надвое российском народе, которому-де пора друг друга простить и помириться. И сейчас еще такие призывы встречаются в нашей прессе и выступлениях идеологов буржуазии, которые нередко прикрываются интересами всего народа.

Да только нет единого народа в классовом обществе! Народ в таком обществе разделен не потому, что так хочется марксистам и большевикам, а потому что таковы сами реалии капиталистического мира. Людей разделяет между собой частная собственность на средства производства, разделяет очень просто — у одних она есть, а у других ее нет. И те, у кого она имеется, всегда будут издеваться и угнетать тех, у кого ее нет. А последние — всегда буду зависеть от первых и всегда будут работать на них бесплатно, обогащая их и сами себя загоняя еще глубже в нищету, потому что иначе они выжить вообще не могут. Но и в крайней нищете, непременно рано или поздно доходящей до голода и войн (не по желанию каких-то лиц, а в силу самого капиталистического общественного устройства, основанного на частной собственности на средства производства!), нет жизни. Потому-то и требуется революция, т.е. кардинальные изменения жизни общества, чтобы устранить этот конфликт, который сам по себе не испарится и не исчезнет.

Мир возможен там, где нет классов, где нет угнетения и издевательств одних над другими. А когда все это есть и в огромнейшем количестве, то гражданская война — классовая битва не на жизнь, а на смерть, неизбежна, ибо прощать подобное отношение к себе как к поганой скотине, это себя не уважать — это значит перестать самому считать себя человеком.

http://work-way.com/nekotorye-fakty-o-kulakax-i-kollektivizacii/