Исторические архивы наглядно и убедительно разрушают майдановские мифы о «герое Украины» Степане Бандере

Еще два года назад Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ) издал в двух томах сборник «Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны. 1939–1945». Ответственный составитель сборника Татьяна Царевская-Дякина рассказала в интервью «Совершенно секретно» о реальной деятельности бандеровцев на территории Украины.

Пятнадцать архивов против фальсификации истории

– Татьяна Викторовна, как родилась идея сборника?

– В конце 1990-х начался вал публикаций, героизирующих националистическое движение на Украине. Он резко возрос после 2004 года, когда в страну рекой потекли зарубежные гранты. Особенно усердствовал в этом направлении созданный по инициативе Виктора Ющенко Украинский институт национальной памяти. О качестве этих публикаций и монографий и говорить не приходится, однако они имели результат: на Украине стали возводить памятники Бандере и Шухевичу, называть их именами улицы, превозносить членов ОУН (Организации украинских националистов) и УПА (Украинской повстанческой армии) как «борцов с фашизмом». В противовес этим памятникам и множеству поверхностных наукообразных публикаций мы решили документально показать деятельность украинских националистических организаций в годы Второй мировой войны.

– Представляется, что издания, подобные вашему, достаточно редки – как по количеству представленных документов, так и по объему выполненных работ…

– Это действительно так. В книгу вошли документы из 15 крупнейших архивов России, Украины, Германии, Польши и Беларуси. Мы очень тщательно вычищали переводы (это особенно касается извлечений из немецких документов) и старались не допускать никакой избирательности или небрежности – понимали, что нас «съедят» за любую неточность. Добавлю также: мы опираемся только на подлинные документы.

– Деятельность каких организаций представляла для вас наибольший интерес?

– ОУН (в первую очередь ее радикальное крыло, представляемое Степаном Бандерой) и УПА, которую возглавлял Клим Савур, а затем Роман Шухевич.

– В чем заключалась главная идея и цель ОУН?

– Цель у них была одна – создание самостийного и соборного украинского государства и борьба с его «врагами» – вначале с Польшей, затем с «Московской империей».

– Любопытно: это дословно совпадает с тезисами сегодняшних украинских националистов.

– Именно так. А вот в методах оуновцы расходились. Глава ОУН Андрей Мельник полагал, что нужно действовать политическими методами, а Бандера изначально был экстремистом и был склонен к радикальным и террористическим действиям. Весной 1941 года Степан Бандера вместе со своими сторонниками откололись от ОУН Мельника, образовали радикальное крыло ОУН-Б (ОУН Бандеры), оно же называлось «революционная ОУН» – ОУН-Р. Это произошло на II Великом Сборе украинских националистов – именно там в качестве организационного пароля члена ОУН было принято приветствие со словами «Слава Украине – Героям Слава» (оно заменило традиционное западно-украинское «Слава Иисусу Христу!»), сопровождаемое выкидыванием руки наподобие нацистского зига. Там же были приняты цвета флага ОУН – красный и черный.

– Известно, в 1934 году Степан Бандера принимал участие в подготовке теракта, в результате которого погиб польский министр Бронислав Перацкий…

– Да, и заметьте: Бандера был осужден не как политический деятель, а по уголовной статье – за террористическую деятельность – убийства, грабежи… Польское правительство даже хотело применить к Бандере высшую меру, но потом дали пожизненное.

«Бандера получил от немцев 2,5 миллиона марок»

– Но как Организация украинских националистов Бандеры предполагала в условиях войны установить свою власть на Украине, если на нее претендовала Германия?

– Они и не собирались действовать наперекор Германии, а предполагали войти в страну «на плечах» немецкой армии и установить там свой порядок, как говорится, «под шумок». По сути, это была авантюра, и сам Бандера был не слишком уверен в ее успехе. Войну они считали «подходящей ситуацией» для «вооруженного восстания против Москвы и создания Украинского государства».

– Как это было реализовано?

– Следует провести параллель с сегодняшними событиями – все было подготовлено очень грамотно, и схемы действия радикальных украинских националистов с тех пор особенно не изменились.

С 1939 года ОУН вербовала группы безработных украинцев, попавших с территории Польши в Германию, большое количество вчерашней сельской молодежи – неустроенной, ни к чему не приспособленной. Проводили пропагандистские занятия, направленные на вовлечение молодежи в активную борьбу за независимость Украины, в том числе с оружием в руках, а заодно использовали этот контингент для сбора и передачи информации о состоянии приграничных территорий СССР абверу. Бандера хорошо знал свой край, своих соотечественников и понимал, что радикальные идеи ОУН позволят вербовать сторонников в огромном количестве.

– Куда направляли этих молодых людей?

– Часть из них проходила серьезное военное и диверсионное обучение в лагерях Бранденбурга-800 (структура, управляемая абвером). Эти лагеря существовали под прикрытием вспомогательной силы для горных крестьян (Bergbauernhilfe). Здесь украинских националистов учили, в том числе подрывному делу, организации поджогов – вспомним сегодняшние «коктейли Молотова». Особое внимание уделялось умению проводить самостоятельные партизанские операции, «построенные на хитрости и внезапности» (все эти документы нами опубликованы в упомянутом сборнике). Остальных тоже обучали и организовывали – из них формировали «походные группы», которые потом вступили на Украину вместе с немцами. Они должны были следовать за немецкими войсками и тут же захватывать и организовывать гражданскую власть на местах, подконтрольную ОУН.

– Вспоминаются захваты обладминистраций на Украине в январе – феврале этого года…

– Создавалась администрация всякого рода – начиная от бургомистра городка, старосты в селе до руководителя в сфере культуры. Не забудьте и про «народную милицию». И так «походные группы» катились валом с запада на восток. Размах действий впечатлял – дошли до Днепропетровска… Это была спланированная, тщательно подготовленная акция. Понятно, что за пару месяцев такое не организуешь – на разработку и подготовку ушло как минимум года полтора-два.

– Кто финансировал подготовку? Были ли там замешаны немецкие деньги?

– Да, этому есть безусловные доказательства. ОУН находилась в постоянном поиске сильного внешнеполитического партнера – еще одна характерная особенность украинского национализма – таким партнером и стала на тот момент Германия.

То, что она финансировала ОУН Мельника, – это общеизвестно. Бандеровцы же всегда старались от этого откреститься. Однако существуют подтверждающие это показания замначальника абвер-II Эрвина Штольце, который непосредственно курировал «работу» украинских националистов. Его слова о «финансировании созданного подполья в целях организации подрывной деятельности» цитируются достаточно часто.

Мы также опубликовали протоколы допроса замначальника 2-го отдела «Абверштелле Краков» Иосифа Лазарека, который свидетельствует: «От Эрнста цу Айкерна я в апреле 1941 года узнал, что Бандера получил от немцев 2,5 миллиона марок, то есть столько, сколько получил и Мельник в [том] году, что немцы приняли условия о снабжении их оружием. Бандера, в свою очередь, обязался давать своих людей для обучения диверсионной работе в немецких школах, переводчиков для немецких штабов и активизировать диверсионную, разведывательную и повстанческую работу в советском тылу. Впоследствии все пункты договора, как немцами, так и бандеровцами, выполнялись. В частности, бандеровцы [дали] свои кадры для укомплектования школ диверсантов».

– Что же позволяет сегодня украинским неонацистам утверждать, что Бандера и его сторонники героически боролись с фашистской Германией?

– Это был временный разрыв отношений. Действительно, 29 июня 1941 года, несколько опережая первые части вермахта, во Львов вступил украинский батальон «Нахтигаль» под командованием Шухевича, а вслед за ним – Львовская походная группа во главе с Ярославом Стецько. Стецько срочно созвал Национальное собрание, на котором 30 июня был провозглашен акт воссоздания независимого Украинского государства (оно, по сути, просуществовало всего два дня). В зале присутствовали представители абвера, которые сомневались в происходящем, но активного противодействия не оказывали. А оккупационная администрация, гестапо и СД прибыли во Львов только через несколько дней.

– Как немцы отнеслись к провозглашению Украинского государства, ведь очевидно, что для Германии украинские националисты были временными союзниками и людьми второго сорта?

– Гитлер эту самостийную публику категорически не признал. Бандере пришлось объясняться, оправдываться. Есть протоколы переговоров, вернее, «беседы» от 3 июля 1941 года, на которую немецкие представители вызвали Стецько и Бандеру. Главный вопрос был: «Кто вам вообще разрешил это совершить?»

У Бандеры позиция была такая: «Мне никто не запрещал, вот мы это и сделали».

Немцы потребовали, чтобы Стецько и Бандера отказались от самоуправства, но Бандера упорствовал, наивно надеясь, что Германия изменит свою позицию в отношении украинской государственности. В итоге его отправили в Берлин под домашний арест.

– Это поведение современные бандеровцы обычно истолковывают в его пользу – как несгибаемость в борьбе за построение самостийного Украинского государства…

– Знаете, даже сами немцы писали о Бандере как о хитром и беспринципном фанатике, который ни перед чем не остановится и готов продать и поменять всех и вся при необходимости – это есть в сборнике. Уже в 1940–1941 годах у немцев не возникало по его поводу никаких иллюзий.

Комфортная отсидка «мученика»

– Как развивались события после ареста Бандеры и ряда его сторонников?

– В Берлине он, как и Стецько, продолжал писать объяснительные во все немецкие инстанции, доказывая, что Украинское государство на Востоке принесет пользу Великой Германии, – многословно, высокопарно, с историческими реминисценциями… Все эти документы тоже существуют. Однако немцам уже было слишком очевидно – ОУН-Б им не подчиняется.

В результате 15 сентября Бандера был помещен в тюрьму, а в 1942-м году оказался в концлагере, в Заксенхаузене, и просидел там до 30 сентября 1944 года, когда был освобожден самими же немцами. Правда, просидел на льготных условиях – некоторые исследователи называют его заключение в бункере «Целленбау» скорее «почетной изоляцией». Для чего-то их приберегали – он, как и Стецько, и Стахив, и Лебидь, и другие бандеровцы, мог свободно передвигаться по лагерю, получал посылки с продуктами и деньгами, имел право переписки…

– Есть подписи Бандеры на преступных приказах?

– Бандера поступал достаточно грамотно – особенно нигде свои подписи не оставлял. Все приказы либо издавались от имени ОУН, либо подписывался Стецько как председатель правительства «Украинского государства».

Но заметьте: Феликс Эдмундович Дзержинский также не подписал ни одного расстрельного приговора. И подписи Гитлера на каких-то жестких приказах типа истребления евреев вы не найдете. Люди такого уровня изначально никаких следов не оставляли. То, что я видела, – какие-то письма, записки, но ни в коей мере не приказы.

Конечно, политическая и военная программа ОУН, составленная до начала Великой Отечественной войны в расчете на войну Германии с Советским Союзом, не могла быть составлена без участия Бандеры. Например, та же инструкция «Борьба и деятельность ОУН во время войны» от мая 1941 года, в которой значится, что «национальные меньшинства подразделяются на: а) дружественные нам, то есть члены всех порабощенных народов; б) враждебные нам, москали, поляки, жиды», которые «уничтожаются в борьбе, кроме тех, кто защищает режим…». Или: «Наша власть должна быть страшна для ее противников. Террор для «чужинцев врагов и своих предателей».

«Детей старше 12 лет уничтожать сообразно с революционной совестью»

– Как проходило установление оуновцами «порядка» на Украине?

– Первые два-три месяца совместного продвижения на Восток ОУН Бандеры достаточно успешно сотрудничала с немцами. Причем поначалу очень многие оуновцы на местах напрямую обращались к немецким структурам (документов много), в том числе к представителям абвера, – действовали вместе. Отношения начали осложняться, когда немцы начали создавать собственную администрацию на местах и пытаться ликвидировать украинскую. В том числе пытались подчинить себе «народную милицию», в чьи обязанности, кстати, входило очищение украинских земель от коммунистов, работников НКВД, жидов, «чужинцев» и пр. Это удавалось немцам не так просто, тем более что изначально оуновцам была дана еще одна команда: прятать оружие и обмундирование отступающей Красной Армии, запасаться для себя…

В начале сентября 1941 года немцы распустили «Роланд» и «Нахтигаль» по той же причине – поняли, что эти украинские батальоны им не особенно подчиняются. Кто-то ушел в переводчики, кто-то заключил годовой контракт на службу у немцев. В том числе, кстати, и нынешний Герой Украины и «борец с фашизмом» Шухевич, получивший звание офицера гитлеровского вермахта.

– Теперь наследники Бандеры гордятся тем, что они оказывали сопротивление немцам с оружием в руках…

– Политика ОУН все время менялась. В 1941 году они приветствовали Гитлера, имена Гитлера и Бандеры на всех плакатах были рядом. В конце 1942-го начался период борьбы с немцами, что сегодня позволяет некоторым называть ОУН-УПА «героическими борцами с фашизмом» (у них даже книжка, говорят, об этом недавно вышла – «100 боев УПА»).

– Бандере была позволена переписка – можно ли сказать, что в это время он продолжал активно влиять на действия Украинской повстанческой армии из лагеря?

– Нет, это было невозможно – просто до этого он смог, так сказать, хорошо поставить работу. Но к борьбе УПА с силами нацистской Германии он никакого отношения не имел.

– А в дальнейшем ОУН-УПА продолжили сотрудничество с немецкими нацистами?

– В начале 1944-го стало понятно, что Красная Армия неумолимо движется на запад. И УПА меняет тактику: они опять идут на переговоры с немцами. Мы обнаружили много документов о переговорах командиров УПА различного уровня с немцами о совместных действиях – то выдача советских парашютистов, то помощь в борьбе против советских партизан, то какие-то диверсии… (В марте – апреле 1944 года на переговоры с немцами выходит официальный представитель ОУН-Б И. Гриньох.) А Германия начинает хвататься за любые предложения, тем более что УПА – это реальная сила. В обмен она снабжала УПА оружием, боеприпасами, перебрасывала через линию фронта немецкие разведгруппы для контакта. О чем тут говорить, как не о сотрудничестве с гитлеровцами? Очевидном, задокументированном сотрудничестве.

– 1943 год был ознаменован для УПА еще одной важной чередой событий – летом началась так называемая Волынская резня…

– В конце 1942 года отношения с поляками достигли уже такого накала, что в УПА стали составлять списки – кого следует уничтожить. Поляки шли вслед за комсомольцами и коммунистами. Как объясняют это украинцы? Говорят: «Они тоже нас резали…» И это тоже правда. Стоит понять: белых и пушистых там не было. И с той, и с этой стороны это были уже люди совершенно психически неустойчивые. Вид крови возбуждал настолько, что доходило до невероятного ужаса – к примеру, сам украинец живописует, что насаживал на пику детские головы и бегал с ней по деревне… Можете себе такое представить? Он пишет об этом как о подвиге! Мы опубликовали и это… Все убийства, как свидетельствуют материалы, характеризуются не поддающимся описанию садизмом.

– Такими зверствами славилась именно УПА?

– Прежде всего УПА, хотя поляки тоже вырезали украинцев, запирали их в церкви и поджигали. Но у поляков так действовали разрозненные бандитские группы, а УПА – это все-таки была целая армия. В 1943 году у нее уже был главнокомандующий – Клим Савур, была очень четкая организация, железная дисциплина, прекрасно организованная связь, подготовка новобранцев, пропаганда на высоком уровне… И даже финансовый отдел – собирали взносы как с членов УПА, так и с «симпатизирующего» ей населения, что-то типа дани.

– Напоминает сегодняшнее: «Объект находится под охороною «Правого сектора»…

– Да, и следили за этим строго. В УПА вообще была разработана очень жесткая внутренняя система наказаний. Высшая мера – за пьянство, воровство, разгульный образ жизни, за попытки дезертировать, за недонесение по поводу дезертирства…

Повсеместная слежка, доносительство, железная дисциплина – это была крайне жесткая организация, из которой очень сложно было вырваться, членство – пожизненное. Тем более что родственники бойцов УПА тоже были под контролем – угроза жизни нависала над всей семьей. То же самое касалось и мирного украинского населения.

– Некоторые украинские исследователи теперь пишут, что все это оправдано военным временем – да и в СССР, мол, уничтожили куда больше народу…

– Поймите, для УПА это были вещи не спонтанные, не случайные, а программные. Все было очень четко расписано в документах, регламентировано – как себя вести, кого и в каком случае уничтожать. Писались бесконечные приказы о смертных казнях. Доходило до абсурда, когда людей (это уже после войны) присуждали к смерти по подозрению: «Два раза за месяц съездила в район. Не иначе как она агент НКВД»… Самостийное Украинское государство – это идол, ради которого они уничтожали в том числе и свой собственный народ.

Заокеанские спонсоры Бандеры

– Почему немцы выпустили Степана Бандеру?

– В начале 1944 года на связь с гитлеровцами вышел один из руководителей ОУН Бандеры Иван Гриньох, и одним из условий сотрудничества ОУН с Германией он поставил облегчение жизни всем арестованным оуновцам, вплоть до освобождения Бандеры. Но оуновцы вели также переговоры с поляками и другими вооруженными формированиями славянской части Европы А в январе – марте 1945 года представители УПА даже вышли на переговоры с советским правительством.

– В них участвовал и Бандера?

– Так Бандера же все время был за границей, руководил из-за кордона! Он и не появлялся на любимой Украине… Он вообще старался никогда не лезть в гущу схватки. Связной поставил его в известность о переговорах, но, судя по тому, что после двух встреч переговоры прекратились, Бандера был против контактов с Советским Союзом. Политически ему, как и другим руководителям ОУН, находившимся в Германии, было выгодно продолжение активных действий УПА в пользу нацистов. Чем они масштабнее, тем больше можно было получить от Германии (и не только) вооружения и любой возможной помощи. Найти в поствоенном мире новых сторонников, готовых оказывать поддержку борьбе УПА, была задача ОУН и Степана Бандеры.

И УПА продолжала действовать на Украине вплоть до 1954 года, когда был арестован ее последний руководитель Василий Кук. Он, кстати, умер только в 2007 году.

– Почему оказалось так сложно справиться с Украинской повстанческой армией после войны?

– В первую очередь потому, что до 1947 года включительно к ним шли поставки оружия и помощь из-за границы. После войны Бандера быстро сориентировался и стал обращаться за содействием к западным державам. «Спонсорами» выступили американцы. Не забывайте и об огромной украинской диаспоре в Штатах и Канаде – они тоже всегда оказывали поддержку. Фактически это были незаконные вооруженные формирования, но очень масштабные, охватывающие огромное количество областей, отлично организованные, с очень четкой структурой, вплоть до «четверок» – «пятерок» – маленьких групп. В качестве связных они использовали девушек, подростков, которые свободно передвигались между селами…

– И сегодня, как мы знаем, молоденькие девушки заходили в киевские палаты «проведать» беркутовцев, а узнав, где те лежат, звонили по телефонам «Правого сектора»…

– Кстати, очень часто в качестве связных задействовали и детей. Шла активная переписка – я даже не ожидала, что от УПА сохранится столько материалов в архивах. Когда гарнизоны Красной Армии еще стояли, было немножко потише, а потом назначенная советская администрация и силовые структуры просто боялись ездить по селам и хуторам – сидели по райцентрам. Хотя УПА нападала и на райцентры. А население было вообще смертельно запугано и потому не давало никаких сведений.

– Как трансформировалось отношение к УПА простых украинцев?

– Поначалу они, конечно, их приветствовали, тем более что пропаганда была на высшем уровне. А потом наступил такой страх, что он затмил все. Ведь бандеровцы занимались показательным устрашением – вешали на воротах, на деревьях, бросали в колодцы, пытали… После 1945-го на Западную Украину возвращались фронтовики, и в страхе за свои семьи они скрывали, что они имеют награды и воевали в Красной Армии. А еще послевоенную Украину надо было восстанавливать, началась мобилизация на работы. Естественно, УПА и ОУН категорически выступали за саботаж любых работ «на Советы». Плюс диверсии – подрывы нефтепромыслов, нападения на маленькие районные городки, уничтожение связи… Фактически это была война с собственным населением, вот что самое ужасное.

– Но почему же в таком случае на Западной Украине нет какой-то массовой «прививки» против бандеровской идеологии?

– Думаю, дело в том, что промывке мозгов они всегда уделяли огромнейшее внимание, особенно в последние 20 лет. Пропагандистская работа не прекращалась и до самого 1954 года – многочисленные листовки, призывы. А еще фальсификации.

– Тоже нормальная сегодняшняя практика. Насколько они были распространены?

– По крайней мере могу сказать о двух совершенно официальных фальшивках. Это приказ НКВД СССР о тотальном выселении всех украинцев в Сибирь – с номером, с датой, все как положено… Такие приказы распространялись в виде листовок. Во второй половине 1990-х украинцы даже публиковали этот документ как реальный, но потом решили о нем тихо забыть. А вторую фальшивку мы обнаружили при подготовке сборника в архиве Министерства обороны – «постановление Совета народных комиссаров» о выселении всех украинцев в Якутию. Но это позволяло УПА занимать позицию: «Мы же боремся за вас, чтобы вас не выселили». А сегодня массовая пропаганда и фальсификации снова приводят к шквалу русофобских настроений на Украине.

Жечь, громить, убивать

– Получается, суть украинского националистического движения во многом остается сегодня прежней?

– Именно так, и потому его характер и идеологические корни невероятно важно уяснить. Посмотрите: поиски внешнеполитического партнера в стремлении получить оружие и финансирование, подготовка групп к террористической и диверсионной деятельности, жесткая структура, мощная пропагандистская машина, призывы к самопожертвованию на грани культа смерти, подогревание людского недовольства провокациями (а вооруженные группы при этом уже наготове) – все, как во времена Бандеры… Ведь откуда возникла такая неожиданная для многих готовность Майдана жечь, громить, убивать?

– Многих поразила стремительная «эволюция» интеллигенции, хорошо выраженная в восторженной исповеди одного из лидеров Автомайдана Сергея Пояркова («Бульвар Гордона» №8(460), февраль 2014 г.). От осуждения методов «Правого сектора» они быстро перешли к дружескому и даже восхищенному: «Теперь я регулярно общаюсь с Ярошем, и он с улыбкой Чеширского Кота смотрит на меня, когда признаюсь: «Дима, я недавно противником твоим был!.. А теперь понимаю, что коктейли Молотова гораздо более действенны!» С некоторых пор горящий беркутовец не вызывает у меня чисто человеческого сочувствия…»

– Идентичность сценария, конечно, поражает. Но какое развитие он примет в современных условиях?

– Вы объяснили, что договориться с такими людьми невозможно. Что же получается – остановить эту силу можно только силой?

– В конце сборника мы опубликовали докладную записку Берии, адресованную в 1953 году Молотову. В ней Берия признавал: мы допустили ошибку – надо было искать другие пути… В частности, следует бороться с националистическим украинским подпольем и его вооруженными бандами не «применением чекистско-войсковых операций», а преимущественно «агентурно-оперативными методами». Не следовало допускать насильственной русификации, сажать на местах «проверенных партийцев», нужно было больше работать с местными активистами, чтобы понять специфику края. Очень важно было, писал Берия, и вовремя прислушиваться к нуждам населения… Я думаю, нужно принять во внимание его слова.

– Вероятно, как и когда-то, бандеровские идеи особенно хорошо ложатся на души молодых людей, которые еще ничем не заполнены…

– Вы знаете, если ознакомиться с протоколами допросов, все сторонники Бандеры были действительно очень молоды – 20–25 лет. Когда им было 14–15, им внушили идею героической борьбы за процветание Украинского государства. Воспитанию молодежи, как и пропагандистской литературе, ОУН придавала огромное значение – в подтверждение есть масса документов.

Очень точны слова митрополита Галицкого Андрея Шептицкого, написанные еще в 1934 году на смерть директора украинской гимназии г. Львова Бабия – он был убит по приказу Степана Бандеры: «Украинские террористы, которые безопасно сидят за границами края, используют наших детей для убийства родителей, а сами в ореоле героев радуются такому выгодному житью».

ДОКУМЕНТЫ БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ

Специальное сообщение Т.А. Строкача и А.Н. Мартынова о формировании Проводом ОУН (Провод ОУН (ПУН) – руководящий орган украинских националистов, созданный в феврале 1929 года в Вене. – Ред.) Украинской нацио-нальной армии на Волыни и Полесье и вооруженных столкновениях украинских националистов с поляками (21 апреля 1943 г.)

«Основная задача Украинской армии – совершить революцию на Украине. В первую очередь занять все города и железнодорожные узлы… Наряду с этим украинские националисты проводят зверскую расправу над польским населением, ставя задачу полного уничтожения поляков на Украине.

В Цуманском районе Волынской области УССР сотне националистов было предписано до 15 апреля 1943 года уничтожить поляков и все их населенные пункты сжечь. 25 марта уничтожено население и сожжены населенные пункты: Заулек, Галинувка, Марьянувка, Перелысянка и другие. 29 марта в селе Галинувке зарублено 18 человек поляков, остальные ушли в лес. В этом селе к поляку врачу ЩЕЛКИНУ его жена, член украинской организации, привела бандеровцев, которые отрезали врачу уши, вырвали нос, а тело разрубили на куски. В с. Пундыки расстреляно до 50 чел. поляков.

В с. Вердче – Большие местные националисты повесили учительницу, а детей ее задушили».

ЦДАГО Украини. Ф. 1. Оп. 23. Спр. 523. Арк. 43-46. Подлинник.

Из материалов Восточной секции Департамента информации и документации Делегатуры правительства на Речь Посполитую (Польского подпольного государства. – Ред.) о нападении украинских националистов на польские села на Волыни (не ранее 10 сентября 1943 г.)

«В Загайцах уничтожено польское население, среди прочих семья Мисюров, чья дочь недавно перешла в православие. Ее собственный муж, православный украинец, выдал ее бандитам как польку…

…Во Владимире-Волынском в костеле во время богослужения убили всех находившихся там поляков. Убивали ножами, топорами, палками. Часть жестоко искалеченных, но выживших детей была привезена во Львов.

В деревне около Подкаменя униатский священник раздавал листовки, призывающие убивать «ляхов». Все убийства характеризуются не поддающимся описанию садизмом. Маленькие дети с разрезанными от уха до уха ртами, с надписью на листке: «Польша от моря до моря». Женщины, посаженные на кол, мужчины, разрываемые конями. Отрубание перед смертью всех конечностей по очереди.

…Помощь может идти двояко: выводить оттуда людей, посылать им деньги. И то, и другое в наших силах. Речь идет только о средствах и быстроте действий, потому что последние вести все более ужасны.

Ноябрь 1942, околицы Дзумска:

…Конты – после пыток убили ребенка, разрезали рот от уха до уха, а между глаз прибили гвоздем листок «Польша от моря до моря».

Хорынка – за этой деревней выкопаны ямы, поставили поляков в ряд, выкручивали руки в локтях и мучили. Потом всех расстреляли.

Шпиколосы – в результате зверских убийств немцы сожгли эту деревню. Там украинцы носили польских детей, развешенных на вилах.

AAN, DR, sygn. 202/III/200, k. 32-35. Копия. Перевод с польского языка

Опубл. факсимильно: Волынь, Восточная Галиция. 1942–1944. Путеводитель. Т.1. Варшава; Киев, 2003. Приложение №14 (стр. б/н)

Протокол допроса члена ОУН Ф.С. Сидорчука о структуре и функциях Службы безпеки УПА (23 января 1945 г.)

«Если говорить о методах и постановке агентурной работы (в частности, в районных референтурах Службы Безпеки (СБ)), то их можно охарактеризовать следующим образом: агентура среди населения вербуется путем угроз, шантажа и провокации, агент, не представляющий по тем или иным причинам донесения в СБ (безразлично, получал он задание или нет), уничтожается вместе с семьей как подозрительный в связи с советскими органами или как прямой изменник;

Применяемый в широких масштабах СБ в отношении проявляющего антиоуновские настроения населения террор – в особенности детоубийство – большевики с большим успехом используют для своих пропагандистских целей против ОУН и УПА. Тем самым СБ наносит вред делу и интересам организации.

Поэтому строжайше, под страхом предания суду, работникам СБ запрещается мучить и убивать детей моложе 12 лет. Детей же старше этого возраста уничтожать сообразно с революционной совестью».

ГА РФ. Ф. Р-9478. Оп. 1 Д. 398. Л. 76-88. Заверенная копия.

№ 3.68. Политдонесение С.С. Шатилова А.С. Щербакову о деятельности украинских националистов в Западных областях Украины (11 Августа 1944 г.)

«10 августа бандиты увезли в лес девушку – машинистку военторга 2-ой Воздушной армии ПОНЕВИНУ Елену. Там изнасиловали ее, вырезали звезды на руках и на груди, написали на животе «Россия» и бросили в лесу связанную».

ЦА МО РФ. Ф.32. Оп. 11289. Д. 588. Л. 489-489 об. Подлинник.

№ 3.138. Политдонесение начальника политотдела Киевского Военного округа Лукашук А.С. Щербакову о налете бандеровцев на районный центр Городницы Ново-Волынского района Житомирской области Украины (12 февраля 1945 г.)

«Лейтенант Филимонов находился в квартире. Услышав выстрелы, он быстро оделся и выбежал с автоматом на улицу, где оказал сопротивление… В квартире находилась его жена и 4-летний ребенок, которых бандеровцы зверски убили и трупы их изрезали… Бандеровцы находились в Городнице около 2 часов. Они сожгли здание райвоенкомата, НКВД, НКГБ, райисполкома, почты, нарсуда, базы райпотребсоюза, а также частично разрушили здание отделения Госбанка, редакции райгазеты и Промкомбината…»

ЦА МО РФ. Ф.32. Оп. 11289. Д. 742. Л. 20-21. Подлинник.

№ 3.153. Политдонесение начальника политотдела Тернопольского областного военкомата Варавки «О действиях бандеровских банд по Тернопольской области» (25 марта 1945 г.)

«…В КОРОПЕЦКОМ районе банда в количестве до 150 человек напала на село Усть-Зеленое… подожгла сельский совет и здание РО НКВД, захватила оперуполномоченного РО НКВД лейтенанта НЕСТЕРЕНКО, которого подвергла зверским пыткам и замучила (выкрутили руки и ноги и разрезали живот)».

ЦА МО РФ. Ф.134. Оп. 13289. Д. 490. Л. 58-59 (с об.). Подлинник.

№ 3.169. № 3.153. Политдонесение начальника политотдела Тернопольского областного военкомата Варавка начальнику Политуправления ЛВО Смольянову о деятельности украинских националистов на территории области в мае 1945 года» (25 мая 1945 г.)

«В Почаевском районе… из села Юридика бандиты забрали и увезли в лес прибывшего из Красной Армии инвалида Великой Отечественной войны, дважды награжденного правительственными наградами красноармейца Козачек Алексея Феофановича и его брата с 1928 года рождения – Козачек Петра Феофановича. 28 апреля с.г. трупы вышеуказанных были найдены в лесу, над которыми бандиты зверски издевались: выкололи глаза, отрезали уши, нос, а головы разбили камнями.

В этом же районе в селе Старый Почаев ночью с 1 на 2 апреля группа бандитов напала на квартиру священника Величковского Дмитрия Ивановича, полностью ограбила квартиру, а священника и жену – Величковскую Марию Дмитриевну, которая работала учительницей неполной начальной средней школы, дочь и мать, вывели из квартиры, зверски замучили и бросили в яму».

ЦА МО РФ. Ф.134. Оп. 13289. Д. 490. Л. 138-141 (с об.). Подлинник.

№ 3.57 Из Политдонесения начальника Политуправления 1-го Белорусского Фронта С.Ф. Галаджева:

«Из числа захваченных трофейных документов обращает на себя внимание приказ ОУН на 1944 год… Наряду с разведывательной работой приказом предусматривается создание в населенных пунктах террористических групп для убийства руководящих партийно-советских работников, с привлечением в эти группы девушек. В п.7 приказа говорится:

«…Создать террористические группы из отважных красивых девушек с задачей ликвидации ответственных людей по должности, в том числе и НКВД, забрасывать в определенные квартиры гранаты…»

ЦА МО РФ. Ф.32. Оп. 11289. Д. 577. Л. 18-27. Подлинник.

Электронная версия сборника «Украинские националистические организации в годы Второй мировой войны. 1939–1945» выложена на сайте Федерального Российского агентства («Росархив»).

http://archives.ru/library/ukrainian-nationalist-organization-second-world-war-volume-1/index.html#/2/

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4070/