Пока казахстанцы отходят от впечатлений лондонской Олимпиады, и вяло ждут кадровых изменений в высших эшелонах власти, немного южнее нашей границы начинаются весьма интересные изменения. Точнее сказать, начались то они давно, но их последствия видны только сейчас. Замешаны в этом Россия, Китай и США, а наш регион выступает в качестве большой шахматной доски для их игр.

Начнем с Китая. Китай строит железную дорогу из СУАР в Иран через Кыргызстан и Узбекистан (вариант с трассой через Таджикистан, на мой взгляд, малореален). Железная дорога будет подсоединяться в Узбекистане к местной сети, а до этого будет иметь узкую колею. Наряду с газопроводом и шоссе в Таджикистане данная железная дорога будет позволять Китаю играть роль арбитра во взаимоотношениях между странами и всячески наращивать свое влияние.

Туркестан

Карта в полном размере: Средняя Азия и Казахстан

Этому послужит и схема финансирования строительства железной дороги – «инвестиции взамен на месторождения полезных ископаемых». А как данный проект может расширить китайское влияние, есть хороший пример с газопроводом - в прошлом году Узбекистан в одностороннем порядке снизил квоту по поставки газа в Южный Казахстан и чтобы не остаться без газа Казахстан просил китайскую компанию купить газ в Туркменистане и поставить по новому газопроводу в Казахстан.

Получается, чтобы взаимодействовать друг с другом, наши страны должны прибегать к помощи китайского посредника и он может помочь. А может и не помочь. В общем, Китай своими транспортными региональными проектами формирует новую политическую реальность, где он является в регионе крайне важной силой, так как содержит систему, в которой заинтересованы все страны региона в той или иной мере. Кроме того, поставки нефти из Ирана и газа из Туркменистана повышает энергетическую безопасность Китая.

У России, как всегда, есть ассиметричный ответ на китайские старания. Они хотят взять под контроль водные ресурсы и создать энергетическую линию на юг. Как известно, Средняя и Южная Азии являются вододефицитными и энергодефицитными регионами, поэтому строительство и эксплуатация гидроэлектростанций создает политическое влияние даже большее, чем дороги и трубопроводы. 14-15 августа правительственные делегации России и Кыргызстана окончательно договорились строить Камбар-Атинскую ГЭС-1 и Верхне-Нарынский каскад ГЭС.

Река Нарын формирует около 45% стока Сырдарьи, а значит, оказывает решающее влияние на половину Узбекистана и 2 казахстанские области (Южно-Казахстанскую и Кызылординскую). Пуская или не пуская воду, можно держать под контролем продовольственную и экономическую ситуацию в данных регионах, кстати, весьма густонаселенных и с социальными проблемами. Электроэнергия с ГЭС в рамках проекта CASA-1000 будет поставляться на юг – возможно в Афганистан и Пакистан, то есть, распространяя влияние России в Южную Азию.

Наиболее масштабные планы, как всегда у США. В прошлом году была обнародована стратегия профессора Фредерика Старра «Новый Шелковый путь», являющаяся подпроектом проекта более высокого уровня «Большая Центральная Азия». Суть его в том, чтобы соединить транспортными магистралями через Афганистан Среднюю Азию с Южной Азией (Афганистан и Пакистан, без Ирана) и Индией. В него входит газопровод ТАПИ – из Туркменистана в Индию; проект поставки электроэнергии CASA-1000; железные дороги через Казахстан, Туркменистан, Афганистан; а также строительство автодорог, аэропортов и т.д. Суть в том, чтобы за счет платы за транзит и развития местной инфраструктуры поддерживать экономику Афганистана после ухода оттуда войск международной коалиции, а заодно вовлечение Средней Азии в дела Южной.

Помимо этого, происходит изоляция Ирана и снижение влияния в большей степени Китая и в меньшей степени России. При этом надо учесть, что в настоящее время таких экономических связей нет, и особо никогда и не было. В том случае, если данный план удастся, США сможет решить свои проблемы в Афганистане и Пакистане, обеспечив там рост экономики, снизить зависимость Индии от поставок нефти и газа из Персидского залива и Ирана, убрать Китай из региона, изолировать Иран и все это сделать за счет Казахстана и стран Средней Азии. И теперь перед США стоит задача убедить страны региона участвовать в этом.

Недавно, 14 августа помощник госсекретаря США по Южной и Центральной Азии Роберт Блейк должен был в Алматы представить как раз новое видение стратегии «Новый Шелковый путь». Однако он отменил данную презентацию, как и презентацию в Астане и 15 числа был уже в Ташкенте. Там он провел встречу с Исламом Каримовым и, по слухам, именно ему представил эту стратегию. Учитывая напряженные отношения Узбекистана с другими странами и личные отношения Каримова с Назарбаевым – это определенный сигнал казахстанской элите. Правда, сила американцев позволяет им игнорировать недовольство маленьких стран.

Незадолго до этого Ташкент в срочном порядке принял «Концепцию внешнеполитической деятельности», где одним из основных пунктов является запрет на размещение на территории Узбекистана военных баз. Так скажем, данное условие существенно повысило позиции Узбекистана в том случае, если американцам военная база в Узбекистане нужна. Тем не менее, из шагов США ясно, что основная ставка в будущем будет сделана в центрально-азиатском регионе все же на Узбекистан, как на страну, обладающую наиболее сильной армией, самым большим населением и наиболее способной к мобилизации экономикой.

Что же могли предложить США Узбекистану? В принципе список довольно большой:

  1. Прощение всех преступлений перед демократическими ценностями

  2. Обеспечение легитимности передачи власти в стране

  3. Обеспечение легитимности и международного одобрения по завоеванию Узбекистаном регионального лидерства

  4. Передача Узбекистану военного имущества после ухода международных сил из Афганистана, что сразу повысит боеготовность узбекской армии в несколько раз

  5. Инвестиции

Особого желания отказываться от предложений США у Узбекистана нет – действительно, проблема передачи власти не за горами, проблему границ, земельного и водного дефицита надо решать, да и в целом много денег и покровительство США никому не помешало. Дело только в том, чтобы получить побольше всего этого, а сделать поменьше. Как всем уже понятно, соседям Узбекистана от этих перспектив становится не по себе.

Россия и Китай, насколько думается, возражать против этого не будут. Китай старается лишний раз США и ЕС не тревожить и с ними не конфликтовать, предпочитая просто сделать новую попытку расширить свое влияние – в другом месте, в другое время. Россия же ждет, что США сможет убрать Китай из региона, а испуганные усилением Узбекистана Таджикистан и Кыргызстан быстрее попросятся в Единое Экономическое пространство. Против слишком уж агрессивного поведения Узбекистана у России есть мощное оружие – несколько миллионов трудовых мигрантов, которые при депортации взорвут ситуацию в стране.

Почему же США не выбрали Казахстан в качестве регионального лидера – можно задать такой вопрос сейчас? Наверное, дело в том, что лидер должен нести ответственность и должен уметь заставлять других соглашаться со своими требованиями. Ну а казахстанские ритуальные фразы о «стране, отказавшейся от ядерного оружия» смотрятся хорошо только на канале «Хабар» (на самом деле для иностранцев и на бытовом уровне это звучит как «у меня на участке был кусок золота, я отдал его соседям забесплатно и еще радовался при этом»). Для тех, кто работает с реальной политикой видно, что за 20 лет Казахстан не смог конвертировать свои экономические преимущества в какую-либо внешнеполитическую и военную мощь. А самое главное, идеология Казахстана и казахстанцев не позволяет вообще претендовать на лидерство – ягненок не сможет управлять не то чтобы волками, а даже собаками и соседской козой.

Туркестан

Объемы финансовой помощи Европы государствам Центральной Азии, двусторонние программы

В общем, в целом понятно, нас всех ждут довольно интересные и нелегкие времена. «Зима близко».

В принципе, все о чем я писал в статье - все подтверждается

Государственный департамент США
Пресс-брифинг помощника госсекретаря Роберта Блейка-младшего,
Бюро по делам Южной и Центральной Азии
Открытый брифинг для международных СМИ
Алматы, Казахстан
15 августа 2012 года

Блейк: Мое пребывание в Казахстане продлится лишь несколько часов. Сразу после этого брифинга я проведу встречу с бизнес-сообществом, чтобы немного поговорить о наших усилиях по содействию региональной экономической интеграции и оказанию помощи Афганистану и других вопросах. Я подумал, что было бы полезно также побеседовать с каждым из вас о Казахстане и некоторых наших усилиях по региональной интеграции. Вначале я выступлю с кратким вступительным словом, а затем буду рад ответить на ваши вопросы.

Все сказанное нами здесь – для печати, если не будет оговорено иначе. Во-первых, я очень рад вернуться сюда, в Алматы, и особенно рад находиться здесь после крупного олимпийского успеха Казахстана, который, думаю, привлек довольно много внимания в этой стране и много внимания в США. Когда такая сравнительно небольшая страна, как Казахстан, получает шесть золотых медалей и десять медалей в сумме, это знаменательное достижение, так что поздравляю.

Туркестан

Reuters: Семь медалей.

Блейк: Семь?

Reuters: Семь золотых медалей и двенадцатое место в общемедальном зачете.

Блейк: Ясно. Что касается наших отношений с Казахстаном, я думаю, они носят самый глубокий и широкий характер из всех стран Центральной Азии. Это находит свое отражение в нашем решении, принятом ранее в этом году, о создании диалога стратегического партнерства с Казахстаном, потому что мы все чаще работаем не только в двустороннем порядке с Казахстаном, но все более на многосторонней основе.

Я имею в виду не только усилия Казахстана в региональных организациях, таких как Организация исламского сотрудничества, но и тот факт, что Казахстан во все большей степени стремится расширить свои программы помощи, играть более важную роль в процессе региональной интеграции, и много работает над некоторыми очень важными региональными вопросами, такими как нераспространение, и так далее. Все это в значительной мере согласуется с тем, чего мы пытаемся добиться, и, опять же, является одной из причин того, что у нас очень хорошие партнерские отношения с Казахстаном.

Казахстан, в особенности Алматы, также важен, на мой взгляд, потому что он является региональным центром не только для бизнеса, но и для многих международных организаций, с которыми мы работаем, пытаясь содействовать реализации идеи региональной интеграции. Опять же, для меня это хорошая возможность приехать сюда на несколько часов. Госсекретарь Клинтон много говорила о том, что наша цель – помочь Афганистану стать государством, где царит безопасность, процветающей страной, и безопасным, стабильным и процветающим государством в безопасном, стабильном и процветающем регионе.

На протяжении последних нескольких лет предпринималось множество усилий в этом направлении. Вы знаете о ряде состоявшихся международных конференций, включая Саммит НАТО в Лиссабоне 2010 года, затем конференции в Стамбуле и Бонне, а также недавний Саммит НАТО в Чикаго и Токийскую конференцию в начале июля. Я думаю, что все они, особенно две последние конференции, направили очень четкий сигнал о твердой долгосрочной приверженности международного сообщества будущему Афганистана, и я хочу сказать, что мы высоко ценим роль Казахстана во всех этих усилиях.

Казахстан направил представителя на Саммит НАТО и был широко представлен на всех этих конференциях. Он также берет на себя руководящую роль и оказывает помощь в разработке транспортных коридоров. Например, железнодорожной линии, идущей через Туркменистан в Афганистан, а также по некоторым другим важным усилиям, с которыми они помогают, включая обучение молодых афганских студентов здесь, в Казахстане. Думаю, что мы переживаем довольно важный момент, и важно, что Казахстан работает с нами.

С точки зрения наших более широких усилий, вы все слышали, как госсекретарь Клинтон говорила о концепции “Нового Шелкового пути”. Она говорила о том, что мы хотим содействовать осуществлению этих трех важных переходных процессов, которые будут происходить в Афганистане. В рамках передачи ответственности за обеспечение безопасности, о которой вы все знаете, все войска НАТО уйдут из Афганистана к концу 2014 года. Остаточный контингент будет продолжать находиться в стране, и его точный состав будет определен в процессе переговоров.

В то же время, мы все работаем над укреплением афганских национальных сил безопасности, с тем чтобы они могли принять на себя полный контроль над обеспечением собственной безопасности. Не менее важен политический переход, и он будет осуществляться с выборами, которые пройдут в 2014 году. И последний по списку, но не по значению – экономический переходный процесс, призванный помочь Афганистану стать экономически более самостоятельным, расширить частный сектор, и очень важным элементом этого процесса является региональная интеграция.

Она в действительности состоит из двух разных частей. Первая часть – это то, что мы называем программным обеспечением, или “софтом”, включающим в себя либерализацию торговли, снижение нетарифных торговых барьеров, сокращение задержек при оформлении пересечения границ и устранение других подобных препятствий для торговли. Вторая не менее важная задача связана со всей инфраструктурой, включая сеть дорог, трубопроводов, линий электропередачи и т.д., которые действительно являются практическими элементами осуществления региональных экономических связей. На мой взгляд, очень большой прогресс был достигнут в осуществлении таких проектов, как газопровод Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (TAPI) и многие из этих железных дорог, о которых я говорил.

Опять же, мы очень высоко ценим роль, которую играет в этом Казахстан. В марте этого года многие из вас, возможно, были на конференции в Таджикистане, Региональной конференции по экономическому сотрудничеству по Афганистану (RECCA), которая впервые завершилась принятием весьма неплохого подробного плана действий, одобренного всеми представителями региона. Он был разработан Афганистаном и утвержден всем регионом и включает ряд проектов, а также все эти “софтовые” проекты, о которых я говорил.

Таким образом, существует позитивный четкий региональный консенсус в отношении пути продвижения вперед. Был достигнут прогресс, и опять же, мы ценим поддержку, предоставленную Казахстаном в этой области. После этого вступления позвольте мне передать слово вам. У нас есть около 20 минут, а затем я должен бежать на другое мероприятие. Благодарю за ваше время, и спасибо за то, что пришли.

AP: Что касается вопроса программного обеспечения: мне интересно узнать об Узбекистане, в частности, потому, что эта страна, как представляется, создает много проблем, как мне кажется, с точки зрения политической обстановки, и, более того, в последнее время инвестиционная ситуация выглядит как никогда мрачной. Последняя проблема, возникшая в этой стране, касается одного из операторов сотовой связи. Учитывая, как мало прогресса мы видим в Узбекистане, насколько реально говорить о наличии “софта” с точки зрения роли Узбекистана в регионе?

Блейк: Вы правы, в настоящее время в Узбекистане имеются проблемы в области инвестиционного климата. Позднее сегодня я вылечу в Узбекистан, и с нами в эту страну едет довольно большая делегация американских компаний. Так что у частного сектора все еще имеется большой интерес. Но я думаю, что Узбекистан еще должен довольно много сделать для улучшения инвестиционного климата, например, решить вопрос конвертируемости валюты и устранить многие бюрократические процедуры, которые все еще мешают заниматься бизнесом в Узбекистане. Что касается вашего более широкого вопроса, то, на мой взгляд, в первую очередь, необходимо отметить, что Узбекистан является весьма важным лидером в осуществлении многих из тех проектов, о которых я говорил. Например, Узбекистан построил железную дорогу на юг до Мазари-Шарифа в сотрудничестве с Азиатским банком развития (АБР).

трубопроводы Китай Туркестан

Трубопроводы в Китай

Сейчас это основная железнодорожная линия, которая проходит через Центральную Азию, и по ней перевозится много оборудования и материалов для наших войск в Афганистане. Во-вторых, Узбекистан предоставил Афганистану большое количество электроэнергии, которая помогла обеспечить освещение в Кабуле и других районах страны. Это было крайне важно. Думаю, что Узбекистан сотрудничает по многим из проектов, осуществляемых АБР, например, программе ЦАРЭС, в рамках которой, на мой взгляд, следует выполнить большой объем важной работы для решения проблем.

Например: как сократить процесс пересечения границы и уменьшить задержки, как справиться с коррупцией, как начать гармонизацию таможенного и других видов регулирования. Я считаю, что Узбекистан сотрудничает. Он заинтересован в этом. Это наиболее центрально расположенная страна. Работа продолжается. Эти вопросы занимают важное место в нашей повестке дня. Это та область, в которой мы хотим работать с нашими друзьями в Узбекистане, чтобы попытаться добиться прогресса.

Bloomberg: Поскольку я представляю агентство Bloomberg, нас больше всего интересует газопровод. Вы упомянули TAPI. Учитывая, что Китай построил большой газопровод, и у России есть проект по строительству другого газопровода из Туркменистана, как вы думаете, будет ли этот проект экономически целесообразен, и когда он может быть реализован?

Туркестан

Блейк: Вы имеете в виду целесообразность с точки зрения запасов газа?

Bloomberg: Да.

Блейк: Думаю, что газа имеется достаточно. Мы всегда поддерживали развитие нескольких трубопроводов из Туркменистана и других стран, а также поддерживали их энергетическую независимость. Но мы видим, что газопровод TAPI особенно важен, потому что он соединит две из наиболее важных конечных точек в этой региональной цепи, о которой мы говорим, – Туркменистан и Индию. Индия, разумеется, имеет гигантские потребности в энергии благодаря своей быстрорастущей экономике. Ей нужно много газа. Я считаю, что именно это помогло продвижению данного проекта. В настоящее время в Индии существует реальный рынок, и они могут позволить себе платить за газ. У Туркменистана достаточно газа для наполнения этого газопровода.

Газопровод также будет приносить значительные поступления от транзита как Афганистану, так и Пакистану. Это тоже весьма важно для реализации планов, о которых я говорил ранее в отношении Афганистана. Так что, если говорить о трубопроводе, я думаю, что достигнут значительный прогресс в области соглашений купли-продажи газа между этими странами. На следующем этапе будут организованы выездные презентации, которые состоятся где-то в сентябре, и тогда начнутся конкретные дискуссии о том, кто сформирует и возглавит консорциум для практического строительства трубопровода. Это будет очень важная серия обсуждений.

Туркестан

Bloomberg: Будут ли американские компании участвовать в проекте?

Блейк: Конечно. Выездные презентации пройдут в Соединенных Штатах, но также и в других странах. Многие американские компании очень заинтересованы в участии в проекте.

Bloomberg: Вы имеете в виду инвесторов или подрядчиков?

Блейк: Это зависит от того, что будет предложено. Участие в строительстве подобных трубопроводов связано со многими рисками. В частности, фирмы будут рассматривать такие вопросы, как стимулы, которые Туркменистан будет готов предложить международным компаниям, чтобы они приняли участие в проекте. Подождем выездных презентаций.

Reuters: Вопрос по Таджикистану. Как вы оцениваете ситуацию в плане безопасности, учитывая последние события в Горном Бадахшане? Какие гарантии безопасности запросило правительство Таджикистана в преддверии снижения роли, которую США будут играть в Таджикистане?

Туркестан ВВП

Блейк: Прежде всего, насколько мне известно, ситуация в Хороге несколько стабилизировалась. По-моему, по-прежнему действует комендантский час и принимаются другие меры. Мы оказали активную помощь в эвакуации некоторых американских граждан, находившихся в этой части страны. Мы продолжаем очень внимательно следить за ситуацией. Проблема вызывает у нас серьезную озабоченность. Данный район не всегда находится под контролем центрального правительства Таджикистана. Это район, где процветает контрабанда наркотиков.

Так что данный инцидент показывает важность работы, которую мы вместе с другими начали проводить, помогая правительству обеспечить безопасность границ, чтобы иметь возможность контролировать то, что проходит через эту границу, в особенности в том регионе. Он также подчеркивает необходимость для правительства продолжать принимать меры со своей стороны, чтобы остановить торговлю наркотиками, остановить все те наркокриминальные сети, которые орудуют в этой части страны. И мы поддерживаем их усилия в этой области.

Мы принимаем различные меры для оказания помощи правительству Таджикистана. Один из важных моментов, которым они должны заняться, – это борьба с коррупцией среди их собственных пограничников и других лиц, которая способствует этой торговле. Думаю, что это – улица с двусторонним движением, где международное сообщество может помочь в охране границ и других вопросах, но и таджикское правительство само должно принимать меры для борьбы с коррупцией.

Туркестан

Что касается будущего, я считаю, что Таджикистан весьма решительно поддерживает наши цели в Афганистане. Они провели очень важную конференцию RECCA. Они всегда готовы помочь Афганистану всеми возможными способами. Они, конечно, сами очень бедны. Но они решительно поддерживают те усилия по региональной интеграции, которые мы пытаемся продвигать. Так что мы видим в Таджикистане важного партнера и хотим попробовать работать с ним как можно больше, чтобы решить некоторые из проблем, с которыми он сталкивается, в частности, с торговлей наркотиками и пограничной безопасностью.

Они вполне закономерно тревожат попытки групп, базирующихся как в Афганистане, так и в Пакистане, пересекать их границу либо для нападения на их собственное правительство, либо для того, чтобы прорваться в Кыргызстан, а потенциально даже в Казахстан. Очень важно, чтобы они работали не только с международным сообществом, но и с Кыргызстаном и другими странами в регионе для решения этих проблем.

AP: Возвращаясь к Узбекистану: будет ли у вас возможность во время бесед поднять вопрос аккредитации иностранных журналистов, который является проблемой в течение ряда лет? Это важный вопрос.

Блейк: Аккредитация для посещения или для базирования там?

Туркестан - развитие экономики

Средняя Азия - развитие экономики

AP: Вообще-то я имел в виду для посещения. Я здесь уже четыре года, но мне ни разу не выдали разрешения, даже для участия в конференции или чего-то вроде этого. А я пытался его получить.

Блейк: В общем, мы много говорим о свободе прессы и свободе средств массовой информации. Нам известно о проблемах с некоторыми из американских организаций по правам человека, таких как Human Rights Watch и другие. Но я не знал, что существует и такое препятствие. Я буду рад поговорить об этом.

AP: Единственное международное агентство, которое получает разрешение, – это AFP.

Блейк: Я знаю, что недавно был предоставлен доступ CNN. Они посетили страну и подготовили много репортажей.

AP: Это действительно так, хотя это долгая история... Здесь имеется ряд условий, учитывая содержание их репортажей. Кроме того, говоря опять же об Узбекистане, в российских СМИ в последнее время появились сообщения о том, что после вывода войск в регионе может быть оставлена военная техника. Какие могут быть гарантии того, что опасные предметы не попадут в опасные руки – я имею в виду оружие?

Туркестан - трудовая миграция в Россию

Средняя Азия - трудовая миграция в Россию

Блейк: Прежде всего, процесс распределения “Избыточных оборонных изделий” (EDA) только начинается. Мы начинаем консультации по этому вопросу. Это будет касаться не только Узбекистана, но и всех стран, участвующих в партнерстве по Северной сети снабжения (NDN). Наши военные, базирующиеся в посольствах в каждой из этих стран, будут подробно говорить об этом с коллегами из принимающих стран. Что касается Узбекистана, я не думаю, что ему будет предложено какое-либо оружие смертельного действия.

Насколько мне известно, большую часть техники, которая будет предлагаться, составят военные автомобили, “хаммеры” и другие изделия такого рода. Предоставление подобного оборудования отвечает нашим интересам. Узбекистан является решительным сторонником NDN. Это, в свою очередь, повысило интерес к Узбекистану со стороны международных террористических организаций, которые могут совершать атаки против Узбекистана в качестве возмездия. Поэтому мы очень заинтересованы в том, чтобы помочь Узбекистану защитить себя от таких нападений.

Мы, конечно, готовы подумать о том, как мы можем это сделать. Я сам в течение последнего года вел работу в Конгрессе США, добиваясь принятия исключения, с тем чтобы мы могли предоставлять Узбекистану нелетальную военную помощь, даже несмотря на то, что эта страна не отвечает многим критериям в области прав человека, иначе было бы возможно более регулярно оказывать ей военную помощь. Просьба об исключении была принята. Мы предоставляем нелетальную военную помощь и будем продолжать это делать, и процесс EDA будет одним из возможных направлений помощи.

Туркестан - соотношение городского и сельского населения

Средняя Азия - соотношение городского и сельского населения

AP: Была высказана озабоченность по поводу того, что, возможно, неформальным образом, так или иначе, оружие может попасть не в те руки. Хотелось бы знать, насколько тщательно был продуман этот вопрос, чтобы исключить подобную возможность. Ведь одно дело сказать, что мы не ожидаем, что это произойдет, а другое дело – если материалы и изделия, на которые не распространяется разрешение, окажутся в руках узбекских солдат.

Блейк: Я не стал бы волноваться по этому поводу. У нас действует очень детальный и очень тщательный процесс проверки всех этих аспектов. Мы следим за тем, куда попадают подобные изделия. В некоторых случаях должен действовать мониторинг конечного использования.

Reuters: Вопрос по Казахстану. Хотелось бы знать, насколько внимательно вы следите за ситуацией с Владимиром Козловым, лидером оппозиции, дело которого будет слушаться в суде в четверг. В какой степени Казахстан, являющийся важным партнером, продвинулся вперед в области судебной реформы и прав человека?

Туркестан - Численность русскоязычных

Блейк: Прежде всего это важный вопрос, который мы много обсуждаем с нашими друзьями в Казахстане. Мы считаем, что Казахстан, как бывший председатель ОБСЕ, несет особую обязанность показать, что он добивается прогресса по этим вопросам. Мы будем очень внимательно следить за судом над г-ном Козловым, и мы надеемся, что он будет вестись справедливо, беспристрастно и открыто, что и мы, и другие будут иметь возможность следить за судом. Мы также надеемся, что судебный процесс сам по себе не подорвет те успехи, которых Казахстан добивается в развитии многопартийной демократии. Мы рады, что теперь, после последних выборов, в парламенте впервые представлены три партии. Мы хотим попытаться убедить эти партии взять на себя активную роль. И мы не хотим, чтобы предстоящий суд подорвал этот прогресс.

AP: Как вы думаете, подорвет ли он его?

Блейк: Я не хочу строить догадки. Посмотрим. Ясно, что именно поэтому мы будем внимательно следить за ним.

Bloomberg: Говоря о Казахстане: там имел место бунт и несколько террористических атак, точнее, попыток терактов. Озабочены ли вы политической стабильностью в этой стране в большей степени, чем раньше? Каково ваше впечатление?

Туркестан - миграция и экономика

Блейк: Я бы не стал говорить, что мы обеспокоены политической стабильностью. Я хотел бы сказать, что мы разделяем озабоченность местных властей по поводу этих атак. Они вновь подчеркивают важность сотрудничества в борьбе с терроризмом, которое мы поддерживаем с нашими друзьями в Казахстане. Но инциденты также подчеркивают важность того, что власти делают все возможное, чтобы удовлетворить потребности и претензии граждан Казахстана и не позволить их жалобам остаться без внимания и, возможно, привести к терроризму или насильственной конфронтации вместо разрешения споров мирными средствами. Они являются частью нашего диалога с нашими друзьями в правительстве и важной частью того, о чем мы все время говорим.

Очередная сессия переговоров пройдет на Генеральной Ассамблее ООН в сентябре. Мы решительно поддерживаем то, чего пытается здесь добиться Казахстан. Мы работаем с ними. Но мы считаем, что необходимо предпринять дальнейшие шаги в таких областях, как свобода вероисповедания. Вы все слышали, как мы говорим о нашей озабоченности в связи с новым законом о религии, который требует перерегистрации для многих групп. Подобные вещи, если их не решать надлежащим образом, могут усугубить недовольство правительством и косвенно вызвать инциденты, подобные тем, которые мы видели. Важно, чтобы правительство принимало меры не только на фронте борьбы с терроризмом, но и на более широком демократическом фронте.

Туркестан - демография

Reuters: Насколько восприимчивы были власти страны в ходе этих переговоров к вашим рекомендациям?

Блейк: Я думаю, что они восприимчивы. Мы постоянно слышим, что они хотят продвигаться вперед размеренно, но устойчиво, добиваясь прогресса по этим направлениям. Мы хотим видеть результаты. Это ведь и в их интересах. Откровенно говоря, многие казахстанцы, с которыми мы беседовали, понимают, по их словам, что атаки, которые мы видели со стороны таких групп, как “Джунд аль-халифат”, часто исходят не от международных террористических сетей. Они связаны с неудовлетворенностью на местном уровне, и поэтому они подчеркивают важность принятия мер правительства по решению этих жалоб. Спасибо за ваше участие в брифинге.

http://www.vlast.kz/?art=714

http://megakhuimyak.livejournal.com/1162350.html