Маленькое государство Катар, расположенное на Аравийском полуострове, и насчитывающее всего около 1 миллиона 700 тысяч жителей, в последнее время все более активно заявляет о себе в международных делах. Абсолютная монархия, которая с помощью принадлежащей ей телекомпании Аль-Джазира пропагандирует демократические ценности, союзник США, предоставляющий свою территорию для военной базы Ас-Салиях, ставшей центром управления коалиционными войсками НАТО в ходе агрессии против Ирака, участник операции НАТО в Ливии, будущий центр переговоров афганского правительства с талибами, и еще много довольно странных инициатив для столь незначительного, но крайне амбициозного игрока на международной арене.

В последнее время Европейские страны проявляют обеспокоенность и в связи с растущей инвестиционной активностью Катара на территории ЕС. Разбогатевший на продаже нефти и газа Катар пытается вкладывать свои нефте и газо доллары в экономику Европы. Идя по стопам наших олигархов, он приобрел парижский футбольный клуб Paris Saint-Germain, одновременно заключив контракт с итальянским тренером Карло Анцелотти.

Теперь объявлено о создании инвестиционного фонда объемом 50 миллионов евро для финансирования инфраструктурных проектов в предместьях Парижа. Эти шаги Катара стали объектом критики со стороны лидера Национального Фронта Франции Марин Ле Пен. Во время пресс-конференции 13 января с. г. она заявила, что Франция позволяет иностранному государству выбирать регионы для инвестиций в зависимости от религиозной принадлежности людей в них проживающих (то, что предместья Парижа говорят по-арабски, известно всем).

арабы нацизм террор

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статьях:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Покупка популярного французского футбольного клуба, очевидно, является попыткой создания репутации футбольной страны, которая непонятно почему стала столицей футбольного Кубка мира 2022 года. Чем бы ни руководствовались власти Катара, инвестируя в парижские арабские предместья, обвинения Марин Ле Пен в двойной игре им будет парировать очень трудно.

Действительно, как объяснить, с одной стороны, имидж преданного партнера Запада и борца за демократию и, с другой стороны, откровенную поддержку панисламизма в странах «арабской весны»? Есть и другой вопрос, адресованный Ле Пен президенту Франции: «Каким образом абсолютная монархия, исповедующая панисламизм, и активно поддерживающая самый экстремистские мусульманские движения, стала привилегированным партнером Франции в экономической, финансовой, политической и военной областях?»

Катар - расположение

Катар - расположение

«Засветились» катарские инвесторы и в другой европейской стране — Польше. Первые шаги на польском рынке были предприняты ими еще в 2009 году. «Проводником» в этой неизвестной для них стране катарцы избрали весьма интересную личность — ливанского торговца оружием Абдула Рахмана Эль-Ассира. Этот «знаток» польского рынка был в 2008 году фигурантом громкого скандала, связанного с незаконными поставками оружия в Грузию польским оборонным холдингом «Bumar». Тогда Эль-Ассир, который, в свою очередь, представлял интересы могущественного некогда саудовского миллиардера Аднана Кашогги, не успел получить причитающиеся ему комиссионные от польско-грузинской оружейной сделки по причине арестов и увольнений руководства Bumara. Теперь он предпринял новую попытку получить свои заработанные тяжким трудом миллионы под прикрытием именно катарских «инвесторов».

Сам Эль-Ассир фигура слишком интересная, чтобы не ознакомить с его яркой биографией российского читателя. По информации польской «Газеты Выборчей» он широко известен в мире, как торговец оружием, наркотиками и специалист по «отмыванию грязных денег». Еще в середине 80-х годов прошлого века он выступал посредником между французским и перуанским правительствами в сделке по продаже 26 самолетов Mirage 200.

Тогда первоначальная стоимость контракта в 600 миллионов долларов была завышена на сто миллионов, оказавшиеся случайно в карманах Эль-Ассира и правительственных чиновников обеих стран. В Португалии ливанец до сих пор разыскивается за хищение 40 миллионов евро из банка Grupo Banco Portugu?s de Neg?cios, где он получал кредиты на подставные фирмы. Свою деятельность в Испании он свернул после скандала с комиссионными за поставки испанского оружия в Марокко.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

Один из самых громких скандалов с участием Эль-Ассира связан с поставками оружия в Саудовскую Аравию. В 1994 году французское правительство, возглавляемре в ту пору Эдуардом Балладюром, подписало контракт на поставку подводных лодок Agosta за 850 миллионов долларов и двух фрегатов за 3 миллиарда долларов в эту «просвещенную» монархию. Посредниками выступили сам Эль-Ассир и второй ливанец — Зиад Такеддин.

Комиссионные посредников составили 100 миллионов долларов. Кроме ливанцев в сделке посредничали и пакистанские генералы. В 1995 году вновь избранный президент Жак Ширак распорядился не выплачивать комиссионные. В мае 2002 года, через семь лет после описываемых событий 11 сотрудников французской военной верфи погибли в результате взрыва бомбы в Карачи. Вначале подозрение пало на Аль-Кайду, но в результате расследования французской разведки было установлено, что террористический акт организовали пакистанские военные в отместку за неполученные комиссионные.

И вот человек с такой биографией был избран Катаром для представления его интересов на польском рынке. Сначала объектом интереса арабских инвесторов были объявлены знаменитые польские верфи, в том числе колыбель польской бархатной революции — Гданьская верфь. Эль-Ассир даже внес положенный для участия в инвестиционных торгах залог в сумме 8 миллионов долларов. Однако вскоре выяснилось, что сделка не состоится, поскольку покупка верфей была очень сложно увязана с получением комиссионных за сделки по продаже оружия в Грузию в 2008 году.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Польское Агентство Внутренней Безопасности в результате прослушивания телефонных разговоров катарцев с их польскими контрагентами пришло к выводу о том, что кроме ущерба, ничего другого продажа верфей польской казне не принесет. Пришлось катарским инвесторам не солоно хлебавши возвращаться на аравийский полуостров.

Желание катарской монархии угнездиться в Европе и ее дурная репутация в странах, которые принято относить к развитым, заставило катарских инвесторов предпринять еще одно усилие по реализации своих бизнес-проектов в Польше. Прельстив поляков, испытывающих исторический дискомфорт от своей энергетической зависимости от России, проектом строительства газопорта в Балтийском порту Свиноустье, в Варшаву в ноябре прошлого года прилетел даже сам монарх — эмир Катара Хамад ибн Халифа ас-Сани. Польская пресса просто захле**улась от восторга, описывая четыре роскошных Эйрбасов, которыми прилетел в аэропорт имени Шопена эмир и его многочисленная свита.

Президент Польши Б. Коморовский пожимает руку катарскому эмиру

Пожалуй, единственным СМИ усомнившимся в чистоте намерений инвесторои из Катара стал сайт Евроислам, опубликовавший текст Яна Вуйцика под заголовком «В сказках Тысячи и одной ночи мы играем роль слепого нищего». Польский аналитик считает, что Катар не может быть инвестором в Европе, поскольку вся внешняя политика этого государства подчинена цели усиления влияния суннитского ислама в мире и поддержки экстремистских суннитских организаций.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты
а так же в статье:
Как понять арабов

Участие Катара в операции НАТО в Ливии он объясняет желанием укрепить Ливийскую исламскую группу Борьбы, возглавляемую Абдул-Азиз Белхаем, и причисленную бритаснкими властями к террористическим организациям. Ян Вуйцик вслед за Марин ле Пен обвиняет Катар в идеологизированной инвестиционной политике — он считает, что в Европе проживает слишком большое количество мусульман-суннитов, чтобы наивно полагать будто катарские инвестиции не имеют религиозно-политического аспекта.

Инвестиционная активность разбогатевших на нефти мусульманских монархий в условиях европейского экономического кризиса начинает вызывать опасения у европейцев не только в Польше. В оборот даже запущено хлесткое словечко «финансовый джихад». Ярким представителем этого нового направления в финансовой политике является Исламский Банк Катара. Главным советником по вопросам шариата в этом замечательном финансовом учреждении является суперрадикальный исламист — шейх Юсуф Аль-Карадави.

Юсуф Аль-Карадави

Прославился шейх не на ниве финансового менеджиента, а в качестве идеологического лидера знаменитого Мусульманского Братства. Ранее он исполнял аналогичную роль в американском Банке Аль-Таква, закрытого Министерством финансов США за финансирование Аль-Кайды. Аль-Карадави известен также своими хвалебными высказываниями о Гитлере и организацией Union of Good — объединения 57 мусульманских благотворительных фондов, включенных министерством юстиции США в список организаций, финансирующих терроризм.

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

Исламский банкинг, по мнению шейха Аль-Карадави, высказанному им в интервью ВВС еще в 2006 году, — это «использование денег, полученных в соответсвии с шариатом, для джихада, поскольку Аллах учит нас, что бороться с нашими врагами мы должны не только оружием, но и деньгами».

Всё это позволяет сделать вывод о том, что катарские «инвесторы» не напрасно вызывают опасения у французов и поляков. Катаром желудка в XIX веке называди современный гастрит — предвестник язвы. Слабеющий в результате кризиса Западный мир такой язвы может и не пережить. Кстати, в Индии словом «катар» называют кинжал «джамадхар» или «клинок бога смерти». Тоже весьма подходящее название.

http://win.ru/konspirologiya/1327302088