В связи с выдвижением Джебом Бушем себя в кандидаты на президентской гонке 2016 года, много говорят о династии Бушей, ставят вопрос о политической преемственности в этой семье. Что Джеб Буш позаимствует у своего отца и своего брата, если окажется в Белом доме, чем будет отличаться от них? Пока на эту тему можно говорить лишь гадательно, исходя из  разнообразных достаточно еще хаотических высказываний претендента на президентское кресло и анализа его деятельности в качестве губернатора Флориды, а также политических тенденций в Республиканской партии.

Первым же вопросом, которым задаются интересующиеся политикой люди как в Америке, так и во всем мире состоит в том, не ждет ли нас новое пришествие американских неоконсерваторов.

Мнения высказываются разные.

Те, кто смотрит на политическую деятельность Джеба Буша прошедших лет, говорят, что он умеренный политик, скорее центрист, чем консерватор. Публицисты же, реагируя на те или иные заявления Джеба, зачастую уверяют, что он мало чем отличается от брата Джорджа Буша-младшего.

Интрига сохраняется.

Что касается экономических и внутриполитических взглядов Джеба Буша, то спорить с тем, что он – консерватор, сложно. Он выступает за сокращение налогов и программ социальной помощи, увеличение рабочих часов, требует уменьшения вмешательства государства в деятельность граждан. Наблюдатели относят его к так называемым «сострадательным консерваторам», к которым принадлежал и его брат, как, впрочем, в большей или меньшей степени и все президенты-республиканцы, начиная с Никсона.

В свое время Джордж Буш-млапдший встречался с Мэрвином Оласки, автором концепции «сострадательного консерватизма» и загорелся его идеями. Все говорит в пользу того, что эти идеи близки и его брату Джебу.

«Сострадательный консерватизм» подразумевает отказ от «социального государства», взамен которого предусматривает значительное расширение сети добровольных общественных и коммунальных институтов, призванных заниматься реализацией социальных услуг. Согласно этой доктрине, система вспомоществования должна быть выведена из сферы государственного управления и тесно увязана с благотворительностью. Помогать бедным должны церковные общины и благотворительные организации, опирающиеся на популярные среди американцев идеи самоуправления, и использующие тактику «общинных действий».

Сложнее определить преемственность во внешней политике. Ведь обвинения Барака Обамы в излишней мягкости и требования более решительной, напористой внешней политики общи всем нынешним кандидатам в президенты, как республиканцев, так и демократов. Все ведущие кандидаты в президенты, кроме сенатора Рэнда Пола, занимают жесткую позицию к России, и выступают за поставки оружия на Украину. Хиллари Клинтон, хотя и демократ, имеет вполне консервативную внешнеполитическую программу. И пока увидеть отличительные черты Джеба в его эксплицитных высказываниях трудно. В июне он совершил европейское турне, побывал в Германии, Польше, Эстонии. Везде много и резко говорил о России и Путине. Но все это могла сказать и Клинтон, и любой другой кандидат в президенты Америки. Только любящие упрощать публицисты могут видеть в этом неоконсерватизм.

Однако исключать, что Джеб Буш поведет себя как неоконсерватор, нельзя. Джордж Буш младший тоже шел на выборы на свой первый срок с весьма умеренной программой. Влияние неоконсерваторов на него резко возросло только после 11 сентября. Есть ли предпосылки того, что в критической ситуации Джеб пойдет по стопам своего брата?

Есть аргументы и «за», и «против».

Первый аргумент «за» состоит в том, что как бы Джеб ни подчеркивал, что он отличается от своего отца и брата, он признает, что прислушивается к их советам. Сейчас речь о советах брата, поскольку отец тяжело болен. «Если вам интересно, к чьим советам я прислушиваюсь, то к его [брата Джорджа]», − так слова Джеба передают люди, с которыми он общался на одном неофициальном закрытом мероприятии. И что примечательно, слова эти относились к политике США в отношении Израиля. А чуть ли не первым пунктом программы неоконов можно поставить именно поддержку Израиля. Собственно, насильственное насаждение демократии в окружающих Израиль мусульманских странах следует из этой безоговорочной поддержки. Выглядит это как следование не столько геополитическим интересам, сколько ценностям.

Второй аргумент «за». Из 21 официального советника Джеба 19 работали на его брата, отца или администрацию Рейгана. Среди них - известный неокон, бывший заместитель госсекретаря Пол Вулфовиц. Правда, Джорджу Бушу младшему в свое время досталась команда его отца, а при Буше старшем влияние неоконов было относительно слабым. Кроме того, не все «ястребы» из команды Джорджа Буша-младшего являются неоконами. Так бывшего госсекретаря Кондолизу Райс, которая также вошла в команду Джеба Буша, относят к «консервативным реалистам». Правда, она тесно сотрудничала с виднейшими неоконами Ричардом Перлом и Полом Вулфовицем, однако полностью их взгляды никогда не разделяла.

Вообще не следует путать «ястребов» с неоконами. К воинственным приверженцам односторонней политики относятся и такие политики, как Дональд Рамсфельд и Ричард Чейни, но они не являются представителями неоконсервативного движения.

Здесь следует пояснить, что неоконсерваторы довольно специфическое движение в американской политике. Его основателями стали бывшие троцкисты, отказавшиеся от социалистических взглядов. Вместо троцкистского тезиса о насильственном распространении социализма по всему земного шару они приняли теперь тезис о насильственном распространении демократии. При этом они остались верными своим этническим – еврейским -  корням и в центр мироздания поставили государство Израиль, существование и процветание которого должны обеспечить Соединенные Штаты.

Конечно, американские неоконсерваторы скорее делают акцент на распространении демократии путем интервенционизма, но значение Израиля для них недооценивать не стоит. Ориентируются они при этом в основном на израильскую партию Ликуд.

Первым президентом, которого относят к неоконсерваторам (вполне ли справедливо?) был Рональд Рейган с его апокалипсическим образом «Империи Зла». При Буше-старшем возобладала, скорее, реал-политик.

Применительно к братьям  Джорджу и Джебу Бушу в их отношении к идейной базе консерватизма следует отметить вот что. Джордж очень религиозный человек и представитель Методистской церкви, где имя Иисуса Христа упоминается редко, акцент делается не на Новом, а на Ветхом завете. Отсюда отождествление себя с иудеями и порой стремление послужить «избранному народу». Поэтому после своего резкого обращения к Богу Джордж стал весьма восприимчив к неоконсервативной идеологии со всеми ее импликациями, включающими насаждение демократий по всему миру и превентивными войнами. Джеб – католик и, как католик, он не предрасположен к неоконсервативной идеологии.

Надо признать, что неоконсерватизм – это определенное извращение сознания. Оно не представляет интересы американского народа. Политические ошибки Джорджа Буша-младшего под влиянием неоконства дорого стоили американцам, и ожидать, что оно так скоро вернется в большую политику в полной мере, наверное, не стоит.

Однако вполне вероятно, что некоторые отдельные его черты Джеб Буш усвоит. Он настаивает на значительном увеличении военного бюджета, выступает против сокращения армии, которое проводит Барак Обама. Он намерен укрепить прежние военные и политические союзы. Он собирается поддерживать страны, находящиеся «на переднем фланге демократии», то есть, прежде всего, страны Восточной Европы (в связи с чем комментаторы вновь заговорили о «новой Европе»), и он полагает, что там должны расквартироваться американские войска. Наконец он намерен освободить российский народ от Владимира Путина.

Так что, окажись Джеб Буш президентом, легко России с ним не будет. Россия для него однозначный враг. Причем он смотрит на Россию в некотором роде реалистически, полагая, что Обама «умалил значение России, назвав ее всего лишь региональной державой, спустя месяц после того, как Россия подогревала насильственный захват Восточной Украины и активно в нем участвовала». Похоже, Джеб будет  «ястребом» во внешней политике.

Но в качестве «ястреба» Джеб Буш, по-видимому, будет действовать рационально, прогнозируемо,  без неоконских извращений. Ничто не свидетельствует за то, что он намерен устанавливать демократию по всему миру. Да, он не хочет дипотношений с кастровской Кубой и готов их вновь разорвать в случае, если он станет президентом. Но тут, скорее, в нем говорит бывший губернатор Флориды, штата, где живет множество кубинских иммигрантов. Что касается России, то нет впечатления, что его так уж трогает ее «недемократичность», скорее он выступает против Владимира Путина как против внешнеполитического оппонента. В Джебе мало внешнеполитического романтизма, который был заметен в его брате. И он далеко не харизматик.

Если начинается время жесткого противостояния с Америкой, то для России лучше, чтобы ее президентом был человек не романтичный и не харизматичный, а понятный и просчитываемый. Неокон в Белом доме в этот период был бы для России крайне неприятным сюрпризом ввиду идеологизации и мифологизации представителем этого движения внешнеполитических действий, их преувеличенности, глобальности. И неопределенности субъекта действия, который может исходить вовсе не из интересов американского народа.

Россия обречена на конфронтацию с Америкой. А Джеб Буш может стать тем президентом Америки, который был бы, тем не менее, удобен России в период конфронтации, если, конечно, он будет скорее ориентироваться на своего отца, а не на брата.

До недавнего времени «бушизмами» называли только печально знаменитые устные перлы Джорджа Буша-младшего, такие как - «они неверно недооценили меня» или «бери больше, клади выше»[1]. Но сейчас Америка готовится к президентским выборам, и значение термина меняется. Две династии борются за президентство. Хиллари Клинтон и Джеб Буш почти наверняка схлестнутся в битве за этот пост. Она  ― супруга довольно популярного Билла Клинтона (1992-2000), он ― младший брат ныне всеми ругаемого Джорджа Буша-младшего (2000-2001), которого мы будем звать здесь Бушем-2.

Оба Буша ― сыновья Джорджа Буша-старшего (вице-президента в 1980-1988 гг., президент в 1989-1992 гг.).

Элиты, династии, семьи и даже кланы всегда управляли обществом. Сторонники теории заговора указывают на это обстоятельство, как на свидетельство наличия «тайных правительств», коалицию неких (как полагают некоторые) оккультных сил, имеющих реальную власть вне зависимости от того, кто номинально ею обладает. Есть ли и в США свое собственное «тайное правительство»? Да, но несколько семей можно назвать и потайными лидерами, и публичными. В этом смысле «бушизм» является обозначением династии родом из «тайного правительства», которое, находясь в гармонии с основными элитами, в состоянии убедить избирателей, что они способны обеспечить наилучшее политическое лидерство при данном экономическом устройстве.

Такое клановое правление было нормой в докапиталистическую эпоху, а также остается нормой в некоторых странах третьего мира, скажем, в Сирии при Асадах. Похоже, что похожая система формируется в Узбекистане при Каримовых. Но на Западе такой системы давно нет. Конечно, в Америке были отцы и сыновья президенты в XIX веке (Джон и Джон Куинси Адамсы), а также дедушки и внуки (Уильям и Бенджамин Гаррисоны). Рузвельты тоже дали США двух президентов, дядю и двоюродного племянника, ― Теодора и Франклина. У Кеннеди были собственные династийные амбиции, но их остановили после первого же президента, Джона Фитцджеральда, поскольку и он, и его наиболее вероятный преемник, Роберт, были убиты. Но ни в одном из вышеприведенных случаев династия так и не образовалась. Никто из этих президентов не был представителем «тайного правительства».

Клан Бушей представляет собой наиболее важную «тайную» династию. Помимо двух президентов ― и возможного третьего, ― в нее входит конгрессмен, сенаторы разных уровней и губернатор. Насколько последовательна политика этих людей, вопрос спорный. Однако семья Бушей тесно связана с властью уже почти столетие и, таким образом, можно сделать вывод о том, что «тайное правительство» их поддерживает, и каждый Буш является (или должен быть) в основным подставной фигурой, следующей политике, которая необходима для того, чтобы сохранять за США роль мирового гегемона.

НМП

С падением Советского Союза в 1991-м президент Буш объявил своей целью построение НМП:

«Нового мирового порядка ― мира, где сообщество наций живет по законам права, а не по законам джунглей… порядок, при котором авторитетные Объединенные Нации могут осуществлять свои миротворческие усилия в соответствии с обещаниями и видением основателей ООН».

Так он видел гегемонию США в мире ― с использованием ООН в качестве прикрытия и основанную на консенсусе в самой стране-гегемоне. Это было фундаментом «бушизма» (в династической или какой-либо другой версии).

Старший Буш был самым непартийным президентом США XX века. Вот что пишет о нем коллумнист издания Asharq Al-Awsat Амир Тахери:

«Для него квинтэссенцией американских ценностей было понимание “другой стороны”, размены 50 на 50 и почти во всех случаях предпочтение компромисса конфронтации».

Его уважал и даже считал другом Линдон Джонсон, а также Билл Клинтон, человек, который лишил его второго президентского срока. Фактически, Билла Клинтона сегодня рассматривают как «брата Буша от другой матери», о чем говорил и сам Буш-2 в 2014 году, заявив, что его отец «был политическим отцом» Клинтона.

Амбициозный план построения НМП не слишком хорошо сработал. Ирония состоит в том, что произошло это во многом из-за политики Буша-2. Несмотря на то, что Клинтон, Буш-2 и Обама проводили весьма различающуюся политику, именно консенсус времен Буша-старшего дал им толчок. Так, войны в Афганистане и Ираке, разразившиеся при Буше-2, оказались полной катастрофой, но, поскольку они уже велись, их пришлось сводить на нет при условии сохранении Штатами лица под управлением отчетливо антивоенного Обамы.

Вы представьте себе политический переворот, который случился бы, если бы он бросил Ирак и Афганистан так же, как это сделал Советский Союз! Это могло привести к падению сверхдержавы, как это и случилось с СССР. Президента, который бы  так поступил, вне всяких сомнений, подвергли бы импичменту, убили или, в самом лучшем случае с треском провалили бы на перевыборах.

Будет ли ужасающего наследства Буша-2 достаточно, чтобы подорвать шансы Джеба на избрание ― вот самый интересный аспект предстоящих выборов. Интерес к выборам также будет подогревать вопрос о том, сможет ли Хиллари Клинтон получить главный приз в качестве первой женщины-президента и относительно непартийного политика ― в традиции Буша-старшего.

Возникающая династии Буша

Элиты, а отнюдь не выборы дали Бушу власть. Кевин Филлипс, бывший республиканец и автор работы «Американская династия» пишет:

«Я даже не говорю об элементарном отсутствии бизнес-этики и о финансовой коррупции. Четыре поколения, которые потребовались для построения династии, распалили жажду власти в семье Бушей и породили все известные практики кумовского капитализма при полном пренебрежении моралью и закулисном игнорировании демократических и республиканских принципов американской власти. Ложь и дезинформация стали своеобразным политическим клеймом дома Бушей».

Буш-старший не был популярен в тех республиканских кругах, которых возмущали его связи и особые привилегии. Его не любили ни Ричард Никсон, ни Рональд Рейган. Дональду Рамсфельду он тоже не нравился. Шеф Пентагона, как и многие люди из администрации Форда, считали его человеком легковесным. Одним из главных просчетов Рамсфельда было то, что он поставил Буша во главе ЦРУ, думая тем самым вывести его из гонки. Но Буш сопротивлялся и вовсю использовал свои связи. Он стал вхож во влиятельные семьи и начал вести бизнес с семьями саудовских принцев, чьи связанные с нефтяным рынком интересы не требуют отдельных комментариев.

Он направлял оружие Саддаму Хуссейну, а потом, уже будучи президентом, начал первую войну в Заливе, чтобы выбить того из Кувейта. Однако, в отличие от Буша-2, Буш-старший разумно отказался от полномасштабного вторжения. Он был замешан в скандалах с иранскими заложниками и BCCI, разбойничьим банком, который финансировал подпольные оружейные сделки, но все же, несмотря на все свои многочисленные проступки (совершенные во имя борьбы с коммунизмом и продвижения демократии), Буш-старший сегодня видится человеком компромисса и, по сравнению, с Бушем-младшим, он воспринимается, как интеллектуал.

Буш-2

Буш-младший вскочил на подножку поезда ястребов, озаренный чувством, что мировая гегемония США наконец осуществима (после нескольких новых войн). Он очень отличался от своего отца. Паршивая овца в семье, ко всему прочему, он еще стал алкоголиком. Что же он сделал в честь своего отца? Он вторгся в Ирак и убил Саддама Хуссейна, против чего всегда выступал Буш-старший, несмотря на враждебность к Саддаму. По сравнению с Бушем-младшим, старший был действительно человеком компромисса, а если говорить точнее, имел определенное политическое чутье.

Буш-младший был ярым фундаменталистом. Учитывая рост исламского фундаментализма, это были плохие новости для мира. Никогда мы так близко не были к Армагеддону (Буш искренне верит, что он означает Пришествие). 11 сентября позволило ему чувствовать себя человеком с определенной Богом ролью. Он видел себя в качестве лидера-помазанника, и в его речах появились кодовые религиозные термины: зло, крестовый поход, пути Провидения, чудотворная сила. Его обращение к нации 7 октября 2001 года, в котором объявлялось об атаке США, содержало с полдюжины завуалированных заимствований из Книги Откровений, Исайи, Матфея и Иеремии. При всем своем евангельском бахвальстве, Рейган не верил в превентивную войну и по сравнению с Бушем выглядел мягким президентом.

Буш-младший отбился от попыток Конгресса начать его импичмент из-за иракской войны и после этого как будто исчез, а его поверхностность оставила его без пост-президентской карьеры, в отличие от Картера и Клинтона. Он вспоминается как непредсказуемый лидер, помыкаемый «тайным правительством» неоконов через своего вице-президента Ричарда Чейни. В то время как его отец пытался выстроить из Америки полноценного гегемона, сын-бунтарь разрушил все его планы и подорвал его версию бушизма.

Буш-3

Джеб Буш (род. в 1953 г.) изучал латиноамериканскую политику и занимал пост губернатора Флориды с 1999 по 2007 год. Несомненно он является самым умным из пяти сыновей Буша-старшего. В отличие от Буша-2, Джеб был идеальным сыном и принимал участие в кампаниях отца в 1980 и 1988 гг. Во время кампании 1980 года Буш сказал, что его отец является «величайшим человеком из всех, кого я видел или еще увижу». Стивен Шиер, автор книги «Высокий риск и большие амбиции: президентство Джорджа Буша-младшего», пишет, что Джеб больше похож на своего отца, а Джордж ― на мать. Первый ― дипломатичный, замкнутый и мыслящий, второй ― едкий, вспыльчивый и эмоциональный.

В 1998 году Джеб стал губернатором Флориды, в тот же момент, когда Джордж был переизбран губернатором Техаса, что делало Бушей первыми братьями, одновременно управляющими двумя штатами со времен Нельсона и Уинтропа Рокфеллеров, которые одновременно правили в Нью-Йорке и Арканзасе с 1967 по 1971.

Если он будет избран президентом, он столкнется с дисфункциональной системой. Государственная коррупция ― вот что, во-видимому, станет центральной темой кампании 2016 года. Вообще-то это должно было быть политикой демократов.

Но Барак Обама пришел к власти, используя изящное обличение коррупции:

«Лоббисты… специальные интересы превратили наше правительство в игру, в которую только они могут позволить себе играть. Они подписывают чеки, а вы получаете неподъемные счета… Они думают, что владеют правительством, но мы здесь сегодня для того, чтобы забрать его у них».

Повестка реформ Обамы включала в себя прекращение «политики вращающихся дверей» и наложение запрета на лоббирование лиц на высших государственных постах.

Въехав в Овальный Кабинет, Обама забыл об этической реформе. Или его риторика была наглой предвыборной ложью, или его корпоративные советники и лоббисты с Уолл-Стрита заставили президента отказаться от выполнения своего самого главного обещания. Единственным его «успехом» было установление минимальных ограничений на финансирование кампаний. Но даже эти правила были попраны Хиллари в этом году. Клинтон отказалось от единственного обамовского ограничения, наложенного на себя в добровольном порядке для повышения этических стандартов политического фандрайзинга и наложенных в 2008 и 2012 гг. запретах на большие пожертвования.

Только за первые три месяца своей кампании Клинтон приняла более $2 млн. от крупных спонсоров.

Теперь уже республиканские претенденты на президентское кресло, включая Буша, делают антикоррупционную реформу своей платформой. Рик Санторум, евангельский идол подростков в 2012-м, в своей речи 10 раз упомянул коррупцию, а аборты лишь дважды. Буш и Трамп также в своих речах говорят о коррупции. Продемонстрированное Обамой и Хиллари безразличие к проблеме коррупции вполне может дать преимущество республиканцам.

Согласно опросу 2012 года, страна соглашалась с демократами практически по каждому вопросу, который сегодня снова дебатируется, при этом часто с перевесом, превышающим 60 на 60 на 40. Граждане соглашались не только с прогрессистской экономической повесткой (включая повышение минимальной оплаты труда и оплачиваемый отпуск по семейным обстоятельствам), но и с планом по противодействию изменению климата, контролем за оборотом оружия, однополыми браками, со снятием кубинского эмбарго, со всеми президентскими иммиграционными реформами, всеми предложениями в отношении налогов и практически со всеми бюджетными приоритетами.

Но еще большим ― и независящим от партийной принадлежности ― является недовольство общества коррупцией. Согласно данным опроса Fox News, 91% респондентов выразили озабоченность коррупцией в Вашингтоне, в то время как в годом ранее эта цифра составляла 81%.

Республиканцы ― выбор меньшинства, когда речь заходит об основных политических вопросах, но они все же выигрывают выборы за счет призыва к ограниченному, эффективному и, самое главное, честному правительству. А, ну конечно! Еще и на обещании сохранить Америку сильной и безопасной.

Буш-3, добавив в свой лексикон жесткие слова о коррупции, вознамерился привлечь разочарованный электорат. Некоторые предложения Буша буквально переписаны из старой записной книжки Обамы, в том числе билль о запрете практики «вращающихся дверей», а также требование к публичным политикам делать прозрачными свои встречи с лоббистами.

Вообще-то для Буша даже говорить о таких вещах странно. Он всю свою жизнь работал на монетизацию своих семейных связей. Хотя в отличие от своего отца и старшего брата, у него на руках нет саудовской нефти. Несмотря ни на что, его собственная относительно чистая репутация в сочетании с искренними призывами покончить с коррупцией могут позволить ему выиграть кампанию.

Политика Буша-3

Пребывание Буша в должности губернатора Флориды может дать нам представление, что же он припас для возможного президентства. Будучи восемь лет руководителем традиционно демократического штата, он оттачивал типичную умеренную республиканскую повестку.

·        Следуя своему призыву к проявлению любезности[2], он стремился к сохранению экосистемы региона Эверглэйдс. Но в то же время он потопил поддержанный народом проект монорельсовой транспортной системы в 1999 году. И несмотря на то, что под давлением избирателей в 2000 году была принята конституционная поправка, призванная противостоять этому решению, ему удалось игнорировать ее достаточно долго для того, чтобы проект «умер» сам собой. Буш поддерживает бурение на шельфе Флориды, а также строительство нефтепровода Keystone XL и добычу сланцевого газа.

·        В отношении иммигрантов он говорит правильно (причем говорит на испанском, а его жена и вовсе мексиканского происхождения), но делает мало. В 1989 году Буш был менеджером кампании Илеаны Рос-Лейтинен, первой кубино-американки в Конгрессе. Во время своей первой (неудачной) губернаторской гонки во Флориде он собрал 61% испаноговорящих избирателей. В апреле 2014 года Буш сказал о нелегальной иммиграции:

«Это все происходит из-за любви, из-за преданности своей семье. Я искренне считаю, что это совершенно иной тип преступления. Конечно, наказание за него должно быть, но людей не должно раздражать, что другие люди приезжают в эту страну, чтобы заработать для своих семей».

Что ж, любовь зла! В 2015 году Буш заявил свою позицию следующим образом: люди, пребывающие в Соединенных Штатах нелегально, должны иметь возможность со временем получить легальный статус, но не гражданство. Легальный статус, исключающий депортацию, требует от иммигрантов уплаты штрафов, получение разрешений на работу, уплату налогов, изучение английского языка, но при этом исключает получение помощи от государства и предполагает отсутствие правонарушений.

Все это низводит иммигрантов до уровня рабов. Буш сравнил указы президента Обамы DACA и DAPA[3] с «декретами латиноамериканского диктатора» и заявил, что выступает за изменения через законотворческий процесс, а не через указы президента. Он также призвал отменить эти указы.

·        Он выступает против абортов и изначально был против даже предоставления некоторых гражданских прав геям, однако изменил свой тон, когда общий политический расклад стал ясен. В 2012 году Буш смягчил свою позицию в отношении усыновления и удочерения гей-парами, заявив:

«Я не думаю, что люди должны подвергаться дискриминации только потому, что они не разделяют моей веры в данном вопросе. И если люди любят детей всем своей сердцем и всей душой, и исходя из этого они действуют и строят свою жизнь, это должно быть примером для подражания, поскольку именно это нам нужно».

Недавно он заявил, что люди должны принять решения судов, разрешивших однополые браки, и «проявить уважение» к геям, состоящих в зарегистрированных отношениях, в то же время повторив, что, согласно его вере, «брак ― это таинство». Буш идет «на ты», публично критикуя Республиканскую партию за ее «ортодоксию, которая не дала и шанса для дискуссии» в 2012 году. Он заявил изданию Bloomberg News, что Рейгану и Бушу-старшему было бы «крайне затруднительно» найти поддержку у сегодняшней партии.

·        Он выступает за минимальный контроль за оружием. А также за смертную казнь (в его бытность губернатором в штате был приведен в исполнение 21 приговор), за сокращение налогов и против расширения прав рабочих.

·        Он призывает отменить Obamacare и предлагает свое собственное видение системы ― поддержка частной практики. Во Флориде он направлял пациентов со страховкой Medicaid в частные системы страхования и медицинские учреждения и поддерживал страховку на случай судебных разбирательств в отношении врачебной халатности.

·        Во Флориде он выпускал образовательные ваучеры и продвигал идею родительского выбора системы обучения. В 2006 году он сократил программу грантов для общественных библиотек, пилотных проектов по библиотечной помощи в выполнении домашних заданий, разработку web-учебников для старшей школы, а также финансирование библиотеки в Тампе ― всего на сумму $5.8 млн.

·        Буш подвергает сомнению научность общепринятого взгляда на изменение климата, заявив:

«Среди ученых нет консенсуса в отношении того, что это [изменение климата] в основном вызывается действиями человека. И я уже порядком подустал от идеи левых о том, что, мол наука уже все доказала, так что никакой другой точки зрения быть не может».

Он также откликнулся на вторую энциклику Папы Франциска, в которой тот призывает к противодействию изменению климата. Буш, будучи католиком, сказал:

«Я надеюсь, что от меня не откажется мой священник в моем городе за то, что я скажу, но я отказываюсь строить экономическую политику согласно тому, что говорят мои кардиналы и мой Папа».

Международные отношения и вопросы безопасности

Но все эти детали меркнут по сравнению с тем, насколько интимными являются его отношения с саудитами. Крейг Ангер в своей книге «Дом Бушей и Дом Саудов: тайные взаимоотношения между двумя самыми могущественными династиями мира» оценивает общий переток капитала от Саудов к Бушам под крышей связанных с Бушами компаний и организаций в $1.476 млрд. Вот что пишет автор:

«Мы можем уверенно сказать, что никогда прежде в истории кандидат в президенты ― кстати, в гораздо меньше степени сам кандидат, нежели его отец, бывший президент ― не был так тесно связан в финансовом и личном плане с правящей семьей другой страны. Никогда ранее богатства президента и его публичная политика не были так переплетены с другой нацией».

Свидетельств тому, что Джеб близок с саудитами, мало. Его бизнес был построен не на нефти. А вот Буш-1 и Буш-2 ― на тех нефтяной фактор оказывал серьезное влияние. В этом смысле Дом Бушей не является клоном Дома Саудов. Мы знаем, как часто принцы резко меняют политику своих венценосных предков. Несмотря на то, что у Джеба мало личного багажа в связях с саудитами, все же лояльность своей семье почти наверняка отвратит его от любого шага, направленного на изменение этого порочного и незаконного влияния на внешнюю политику США.

Джеб Буш неплохо разыграл свои карты. Любимец родителей, но не высокомерный, и не алкоголик, и не изменивший своей вере ― это многих американцев устроив, во всяком случае, тех, что находятся в консервативной части спектра. Учитывая разочарование в Обаме, Джеб пытается выставить себя англосаксонским воином, одновременно находя общий язык с элитами. Что ж, при нем дела вряд ли пойдут хуже, чем сейчас. В действительности, Хиллари не слишком сильно от него отличается, если не брать в расчет вопросов с феминистским оттенком. Как и у Обамы, у нее либеральный багаж, который ей придется задействовать, чтобы править. Можно предположить, что она сможет дистанцироваться от связи с Саудами.

От Обамы до «бушизма»

Обаму, возможно, лучше всего запомнят за то, как он пытался разобраться с бушевской трагедией на Ближнем Востоке, причем безо всякого света в конце туннеля как в Афганистане, так и в Ираке и Сирии. То, что Обама так и не смог серьезно изменить динамику международных отношений (равно как и положить конец коррупции), стало огромным разочарованием, которое повисло в воздухе всего через месяцы после его инаугурации, когда попытка закрытия Гуантанамо оказалась обречена на провал. Все были сбиты с толку: Обама проявил нерешительность в сворачивании оккупации Афганистана, а, с другой стороны, превратил бушевское увлечение атаками дронов в регулярную практику. Это разочаровало союзников США (кроме Саудовской Аравии) и дало простор для действия организаций вроде ИГИЛ, чья политика очевидно анти-американская (и анти-саудовская). Бушизм в своей воинствующей фазе времена Буша-2 сокрушил Обаму.

Брезгуют ли американцы династиями? Устали ли они от имени Буш? Даже если Джеб выиграет и снова приведет Дом Бушей на престол, таким образом, воссоздавая «тайного» гегемона времен Буша-1, вряд ли вообще что-то изменится, как при Буше-3, так и при Хиллари, учитывая то влияние, которое на политику и экономику оказывает военно-промышленный комплекс, ― а это всего лишь старое название «тайного правительства», ― а также то обстоятельство, что борьба с политической коррупцией парализована.

А что с Россией и Ираном? Опять же, мало что изменится, но по крайней мере, не будет никаких войн. У России и Ирана есть время, чтобы продолжать консолидироваться в союзы, такие как БРИКС и ШОС. И не будем забывать про ООН. Пока что ничто не говорит о том, что ООН было подмято под план построения НМП Буша-1. По мере того, как дискредитированные Соединенные Штаты будут уходить с Ближнего Востока, на ООН снова могут быть обращены взгляды как на хранительницу стабильности.


[1] Англ. "they misunderestimated me", "make the pie higher" (прим. перев).

[2] В программе Джеба Буша «niceness» (прим. перев).

[3] Deferred Action for Childhood Arrivals (DACA) и Deferred Action for Parents of Americans (DAPA) ― программы предполагающие отложенные действия (т.е. отсрочку депортации на неопределенный срок) в отношении детей и тех иммигрантов, чьи дети являются гражданами США, соответственно.

http://politconservatism.ru/forecasts/dzheb-bush-umerennyy-konservator-yastreb-neokon/

http://politconservatism.ru/forecasts/bushizm-est-li-takaya-ideologiya/