У любого, закончившего школу и ВУЗ в бывшем Советском Союзе, есть достаточно четкое представление, каким именно должно быть школьное и университетское образование: логично предположить, что и в других странах они сходные. А ведь еще есть многократно повторявшаяся мантра про самое лучшее в мире советское (ну, и как следствие – пост-советское) образование. С учетом значительного числа побед советских/российских студентов и школьников на всяких олимпиадах мантра приобретает черты истины: ведь если бы не было лучшим, то не было бы и побед, правильно? На самом деле нет, логика требует увязать качество подготовки участников олимпиад со средним уровнем школьников или студентов, прежде чем делать выводы о подтверждении качества обучения миллионов на основании побед единиц.

Поскольку почти все школы бывшего Союза давали практически одинаковые знания, то нам казалось, что эти, полученные знания важны и являются критерием хорошего образования (плюс отбор: в круг людей с высшим образованием – попадали только те, кто хорошо запомнили именно школьную программу, что еще больше увеличивало кажущуюся значимость последней). Поскольку другие, выходящие за пределы школьной программы, знания в школе мы получить не могли, то сужается и предположение о том, что должно преподаваться в школе и каким образом.

Позволю себе поделиться некоторыми наблюдениями, касающимися образования в Канаде. Нижеследующие наблюдения не претендуют на точность или всеохватность, объективность или глубину – в конце концов это только наблюдения одного человека. Постараюсь представить информацию так, чтобы в результате сложится некое представление о системе образования в целом.

Начнем со школьного образования. Оно – прерогатива провинциальных властей, потому мои знания только о ситуации в провинции Онтарио. В провинции есть 3 государственные системы школ: обычная, католическая и франкоязычная. Причем среди католических есть англо- и франко-язычные. Плюс множество частных школ, где стоимость обучения начинается от примерно 10 тысяч в год.

Если посмотреть на рейтинг всех начальных школ провинции, то среди них обнаружатся и католические (в названии часто упоминаются святые или дева Мария), и обычные, и частные школы (включая большое число исламских, что лично у меня вызывает подозрения, т.к. тяга к образованию не свойственна исламу). В основном заключения касаются обычных, т.е. государственных англоязычных школ.

Думается, что два наиважнейших принципа канадского государственного школьного образования – личная свобода и профсоюзы учителей. Профсоюзы в значительной мере определяют – de facto, – школьную программу и индоктринацию детей левацкими идеями, завышают стоимость образования и не дают улучшить качество (плохих преподавателей не уволить, не имеющий отношения к обучению, но исключительно идеологический материал не выкинуть, с процессом обучения толком не по-экспериментируешь, дисциплину не укрепишь и т.д.). Личная свобода означает не столько анархию и вседозволенность, но свободу учиться или не учиться, имеющуюся у каждого ученика.

Учиться не заставляют. Более того, учителям проще ничего не делать, потому у детей имеется много возможностей валять дурака: в подготовительных классах (с 4 и с 5 лет), да и в первом и втором классе (с 6 и 7 лет соответственно) дети много гуляют и играют. Никаких четких критериев, полученных знаний толком нет. Всё упирается в желание ребенка учиться, или, говоря другими словами, насколько активно и планомерно родители занимаются с ребенком.

Кто-то может научиться читать еще в младшем подготовительном классе, кто-то и во втором толком не научится. Школа только предоставляет возможность научиться, но воспользуется или нет ребенок этой возможностью зависит не от школы.

Допускаю, что одно из объяснений относительной успешности католических и исламских начальных школ – строгая дисциплина. Но это мои предположения, т.к. толком ничего об обучении в подобных школах не знаю.

Детей в школу могут привозить/приводить родители или школьный автобус. Если ребенок не пришел в школу последует звонок родителям. Во всяком случае в нормальных школах (быть может, в плохих районах физически невозможно обзвонить всех родителей сачкующих учеников, не знаю). Но есть и вариант, что родители заполнят форму в интернете в случае болезни ребенка.

Есть система электронных платежей за всякие дополнительные вещи: экскурсии, обеды и “перекусы” и игровые классы (например, с Лего). Раз в неделю может быть “день пиццы”, когда детям в обед дают пиццу, если родители подписались на такую программу. Я не знаю, какова ситуация в неблагоприятных районах, где народ бедный и не может себе такого позволить. Но я знаю, что чем дальше, тем больше школа добавляет свою долю в то, что должны платить родители. Причем это не скрывается, это не взятка, не откат, это вполне официально – они открытым текстом благодарят заплативших за поддержку школы.

Для малышей есть электронная система помощи в обучении чтению: ребенок читает книгу на экране домашнего компьютера, потом отвечает на вопросы, всё фиксируется, за сколько-то прочитанных книг могут дать “наклейку” или похвалить. При этом учитель получает информацию о том, сколько книг прочитал каждый ученик.

В школах есть и библиотеки с компьютерными классами, т.е. дети могут брать книги домой или готовить задания в школе после окончания уроков (скорее с 4 по 8 класс, чем у совсем маленьких).

Но если ребенок не читает или не занимается, это никого особо не волнует. С одним исключением – если речь не идет о слабом знании английского, тогда ребенка будут брать на бесплатные дополнительные занятия (вместо чего-то другого, а не после окончания школьного дня).

В конце года в каждом классе начальной школы дают грамоты за успехи в чем-то – пении, естествознании (“science”), танцах, за хорошее (вернее – улучшившееся!) поведение или демонстрацию командного духа. Но не за английский/чтение или математику. А вот по окончании 8 класса грамоты уже дают за английский, французский, математику… Что происходит в промежутке, пока не знаю.

Один из серьезнейших, на мой взгляд, недостатков канадских государственных школ – т.н. родительский день, когда раз в месяц школы закрыты, детьми должны заниматься родители, т.е. для ребенка до 10-12 лет нужно брать выходной на работе или просить помочь бабушек/дедушек, или нанимать сиделку. Это результат уступок профсоюзам, хотя школьные учителя в Онтарио получают много больше средней зарплаты, заметно больше зарплаты людей со сходным уровнем образования, плюс у них большие отпуска… Но даже во время кампании на должность попечителя школьного совета (писал об этом пару месяцев назад) тему поднимать никто не хочет.

Значительное число детей толком не занимается до 7-8 классов, когда начинается настоящая гонка для того, чтобы поступить в хорошую “среднюю”, т.е. там, где учатся с 9 по 12 классы, школу, а потом и в университет. Если ребенок не научился заниматься до 7 класса, ему будет крайне сложно. Но это последствия его личного выбора (или нежелания родителей заставлять ребенка заниматься, следить за его успехами, помогать ему, проверять домашние задания).

Потому качество школы определяется не столько учителями, сколько самими детьми и их родителями. Если родители вкладывают время и силы в образование детей, не зависимо от дохода семей, то у школы будут хорошие результаты. В Онтарио такой настрой предполагается у родителей, отдающих детей во французские школы. Плюс подобный подход демонстрируют китайцы (а также корейцы), потому частенько чем их больше, тем лучше школа.

Желающим узнать по-больше, чем отличают педагогические установки китайских матерей рекомендуюсовершенно замечательную статью профессора юриспруденции из Йельского университета. Если в двух словах, то детям не давали никаких традиционных для Америки поблажек (ночевки у друзей, совместные игры, участие в школьных спектаклях) и требовали учиться только на пятерки (за исключением физкультуры и уроков драмы), быть только первыми учениками, играть на скрипке или фортепьяно (и ни на каких больше музыкальных инструментах). И это при том, что сама профессор родилась в Америке, ее муж – белый американец, тоже профессор-юрист, коему такой подход напрочь чужд. Но по усилиям – и достижения!

Желающие могут прочитать выросшую из упомянутой статьи книгу.

Если ребенок не старается, его не напрягают, но автоматически, только за посещение школы в течение 12 лет, аттестат зрелости ему не дадут. А если он вытянет с трудом, то дадут, но с такими оценками, что ни в колледж, ни в университет не возьмут.

Если же старается и есть способности, то есть шанс попасть в специализированные классы для одаренных (по результатам тестирования). Уровень получаемых по профильным предметам знаний в таких классах может соответствовать первому-второму курсу университета (знаю, т.к. помогал разобраться с материалами по биологии и биохимии).

Существуют и вечерние школы, где за отнюдь не такую сумасшедшую, как в дневных частных школах, плату помогут подтянуть некоторые предметы с тем, чтобы поднять средний бал для поступления в университет. Туда обычно записываются в 10-11 классе, т.к. в декабре во время учебы в 12-ом классе надо подавать заявление в университет, чтобы начать учиться с сентября следующего года, т.е. оценки должны быть уже исправлены. Однако и в этом случае всё сводится к усилиям самого ученика.

На мой взгляд уровень преподавания в школах, даже на специализированных программах, откровенно слабый: объяснения недостаточно понятные, поверхностные, т.е. требуют от учеников излишних усилий (но повторюсь, что материал может подаваться сложный, университетского уровня).

Потому появляется спрос на репетиторов и субботне-воскресные школы. Про репетиторов я чаще слышал в контексте французского: родители отдают детей во французскую школу, но сами родители французский не знают, потому требуется кто-то, кто мог бы помочь ребенку освоить язык. Объявлений репетиторов по математике и прочим предметам хватает, что предполагает наличие спроса.

На рынке же субботне-воскресных школ знаю какое-то количество русских, корейских и китайских, нацеленных на углубление знаний по математике, английскому и французскому. Поскольку родители должны за это платить, то качество преподавания выше, чем в государственных школах, хотя и встречаются откровенно халтурящие.

Итак, допустим ребенок закончил школу и получил диплом о среднем образовании. Дальше можно идти на профессиональные курсы (могут называться “институт” или “колледж”, но это именно курсы), в колледж на 2-летнюю программу без получения степени бакалавра или в колледж или университет на бакалавра.

Как мне кажется, самые большие ошибки происходят с обучением в университете: профессиональные курсы продолжаются и стоят меньше и нацелены на получение практических знаний, как и двухлетние программы в колледжах, а вот потратить 4 года ради бакалавра по философии, психологии или английской литературе означает в результате быть годным только на работу продавцом в магазине или охранником. Хотя уже накоплен солидный долг за учебу. И никаких внятных перспектив на будущее.

Почему? Потому что шансы на работу по специальности появляются после получения магистерской степени по психологии или защиты кандидатской по философии или литературе. Столь длинный путь проделывают немногие.

После получения диплома бакалавра можно работать по специальности, если это диплом по сестринскому делу, инженерный или программистский, по управлению/бизнесу или педагогике (мог забыть пару специальностей, но в подавляющем большинстве случаев диплом бакалавра не дает возможности работать по специальности, нужно учиться дальше). Тем не менее есть относительно несложный трюк, позволяющий превратить любой, самый бредовый диплом, в нечто имеющее рыночную ценность – надо добавить несколько курсов по статистике, чтобы получить основной диплом (Major) по гендерным штудиям, психологии или чему угодно, а дополнительный (Minor) – по статистике. В целом обучение затягивается на полгода – год, но появляется множество возможностей для трудоустройства (в IT и финансовой сфере, плюс работа собственно статистиком), да и для возможной научной карьеры это большое подспорье.

Добавление курсов по педагогике спасает бакалавриат по английской литературе.

Значительное число школьников старших классов и студентов мечтают о карьере юриста или врача – это самые престижные дипломы в Канаде (да и в Штатах). Чтобы поступить на юридический или медицинский нужно не только сдать вступительный экзамен, но иметь высокий средний бал во время учебы на бакалавра, и получить рекомендации от нескольких профессоров.

Что возвращает нас к теме свободы/ответственности: можно пинать балду и тем не менее получить какой-то диплом, но оценки в дипломе будут низки, что закроет двери на наиболее престижные факультеты. Даже если не пинать балду, но не выкладываться на 100%, то эти двери останутся закрытыми. У врачей все проще: на островах Карибского моря есть сколько-то число университетов, где можно за относительно небольшие деньги получить диплом врача, а потом сдать экзамены в Канаде или Штатах. Правда, не совсем ясно, как со специализацией: выпускников таких университетов явно не должны жаловать в канадских/американских больницах сравнительно с выпускниками местных университетов, но, видимо, как-то всё устраивается.

Юристам труднее, т.к. никакие острова не помогут, надо учиться в Канаде, более того или лучше всех в плохом университете, или хорошо в хорошем университете. Лучший выпускник курса самого плохого юрфака имеет шанс на хорошую работу, а вот второй на курсе (и остальные) – может искать работу очень долго. Разве что есть знакомые/родственники, которые могут помочь с устройством на летнюю практику и стажировку после окончания (в Канаде выпускники юрфака работают год стажерами и только потом сдают экзамен в адвокатуру, в Штатах, вроде бы, наоборот).

В отличие от Америки, в Канаде достаточно распространена практика, когда бакалавриат, магистратуру и аспирантуру проходят в одном университете. Однако из-за относительно небольшого числа университетов в Канаде сравнительно со Штатами в докторантуру (post-doc) или на преподавательскую работу обычно все же уезжают в Штаты. Впрочем те, кто намерены заниматься наукой, начинают помогать преподавать или заниматься исследованиями уже на старших курсах бакалавриата.

Помимо дневного, очного обучения университеты и колледжи предлагают многочисленные программы повышения квалификации. Эти программы ориентированы на рыночный спрос и в принципе похожи на дневные курсы в том же университете – и экзамен есть в середине семестра, а в конце – еще один, большой окончательный, и групповой проект надо сделать, на оценку влияет и проект, и посещение занятий и участие в обсуждениях на уроках. В классе может быть от 10 до 200 человек, но чаще от 20 до 40. Кто-то хочет освоить новую специальность, кто-то повышает квалификацию (например, для карьерного роста).

Насколько я могу судить в лучшем случае треть использует полученные знания, т.к. самое сложное – получить первую работу, ведь для работодателя имеющий практический опыт, но без теоретических знаний, ценнее, чем закончивший курсы, но ни дня не работавший по специальности, поскольку первый гарантированно хоть как-то сделает работу, а второго придется учить. То есть повысить квалификацию можно, а вот получение новой специальности зависит не столько от учебы, сколько от везения.

В целом канадская система образования похожа на американскую. Различия в основном в школьном образовании из-за существования франкоязычной и католической систем государственных школ.

Сравнительно с советской/российской системами канадские школы обеспечивают куда более скромную общую эрудицию, но я не уверен, что последняя имеет ценность за пределами игр “Что?Где?Когда?” или разгадывания кроссвордов. Средний абитуриент не самого элитного факультета может уступать среднему абитуриенту российского ВУЗа, но к моменту получения степени бакалавра различий практически нет. После магистратуры и аспирантуры отрыв канадцев от россиян очень заметен.

То есть система, заточенная на запоминание значительного числа правил, работает только в школе, по мере повышения сложности, необходимость экспериментировать и самостоятельно изучать неизвестный материал приносит больше плодов, что подтверждается результатами научной работы по многим направлениям вместе, или исключительно в математике. В другом рейтинге у канадских исследователей в 1.7 раз больше статей, а цитирований больше уже в 5 раз! При этом заметно ниже процент само-цитирования, и среднюю статью цитируют в 3 раза чаще. И дело не в английском языке, т.к. у исследователей из Испании и Южной Кореи дела идут заметно лучше, чем у российских.

Надеюсь, что на основании предложенных набросков можно составить впечатление о канадском образовании. И хочу еще раз подчеркнуть неполноту, контурность и субъективность представленной картины.

О канадском образовании