Всякий, кто задумается над вопросом, согласится: человеческое благополучие состоит из двух основных частей: роста покупательной способности и снижения нагрузки. Они неразрывно связаны друг с другом, но, конечно же, очевидным образом и отличаются.

Повышение покупательной способности складывается из роста доходов и снижения цен. Идеальный вариант тут – когда доходы растут, а цены одновременно с этим снижаются.

Уменьшение нагрузки на человека – это высвобождение его сил для досуга, хобби, благотворительности путём сокращения времени (и интенсивности, напряженности) обязательных отработок. Это значит: снижение часов и тягот рабочего дня, увеличение отпусков и количества выходных дней, создание условий для комфортного труда, снижения напряженности на работе, всё более и более ранняя возможность выйти на пенсию.

Мы, экономисты, не знаем, что такое человеческое счастье: об этом пусть спорят философы. Но мы, экономисты, хорошо знаем другое – каков путь к человеческой несчастливости: это снижение оплаты труда, рост цен, удлинение рабочего дня и пенсионного возраста, сокращение отпусков и выходных.

Это надёжный, проверенный путь к человеческой несчастливости, горю – и если кто-то желает их создать, воспроизвести, то короче пути к ним нет. Ручаюсь!

Кто-нибудь думает, что повышение благосостояния человека при одновременном снижении на него принудительной трудовой нагрузки – утопия? Он глубоко заблуждается!

Развитие техники и технологий для того, что я сказал – и создано. Оно неизбежно к этому ведёт, если технике и технологиям не мешать и не препятствовать.

Повышение продуктивности труда[1] приводит к тому, что один человек делает, не напрягаясь, то, что раньше делали 100 человек и более.

Это означает, что наука и техника освобождают человека из-под рабства принудительной черной работы, создают не только возможность, НО И НЕОБХОДИМОСТЬ пораньше отправлять работника на пенсию, побольше выходных и отпусков ему давать.

Какова же тенденция научно-технического прогресса? Она такова: время принудительного труда в нём стремится к нолю, а время свободного досуга и количество материальных благ у человека – к бесконечности.

Скажу, как опытный экономист, отдавший и теоретической, и практической экономике многие годы: утопией, небывальщиной является как раз обратное предположение: что в условиях научно-технического прогресса будут снижаться зарплаты людей, расти цены и увеличиваться продолжительность рабочих периодов.

Такое предположение обессмысливает как прогресс (зачем он тогда нужен?!), так и человеческую жизнь.

Человек хочет найти счастье если не сегодня, то хотя бы завтра, он так устроен.

Если же представить ему картину постоянно растущей нагрузки, нервозности при застойной и безнадёжной нищете – то человек может и с ума сойти и на самоубийство пойти…

+++

Именно это – унылое будущее без Солнца и без счастья предложил стране глава Минэкономразвития России Алексей Улюкаев в особой, теоретической статье, где высказывает свои макроэкономические и футурологические взгляд. Господин Улюкаев представил план действий, которые могли бы оживить российскую экономику. Статья под характерным для России заголовком «Что делать?» опубликована 9 июня, в газете «Ведомости».

Строго говоря, рассчитывать на всенародное счастье при продолжение либеральной экономической политики всерьёз сегодня может только умалишенный. Такие есть, и судя по Украине – они кое-где даже в изобилии, но мы рады отметить, что господин Улюкаев к таковым не принадлежит. Оказывается, он не патологический романтик либерализма, верящий в формулу «всё развалим – тут-то и жизнь хорошая начнётся». Он, оказывается, вполне себе трезвый прагматик, который вполне отдаёт себе отчет, что никакого общенародного счастья от либерализма не будет.

За это ему отдельное спасибо. Он помогает нам убедить тех дурачков, которые говорят – «сегодня счастья нет, завтра наступит». Им мы презентуем статью Улюкаева, который авторитетно расскажет им, что счастья они ждут напрасно даже в самом отдалённом будущем.

В своей работе министр экономического развития (!!!) отмечает, что повторить подвиг 2000−2008 годов, когда экономика росла в среднем на семь процентов в год, сейчас невозможно. В этом не помогут даже высокие цены на нефть. «Это связано с глубокими структурными изменениями мировой экономики, переходящей в состояние “новой нормальности"», — поясняет министр.

«Новая нормальность» для Улюкаева – любимая тема, он не раз о ней уже и прежде писал, и мы комментировали её на страницах нашей газеты. Она по прежнему у Улюкаева характеризуется следующими особенностями: выравниванием темпов роста в странах с развивающимися и развитыми экономиками, отсутствием новых стран-лидеров, способных демонстрировать высокие темпы роста, бурным развитием технологий, приводящим к замедлению спроса на сырьевые ресурсы, и снижением значимости этих ресурсов.

Вообще само выражение «новая нормальность» очень удобно для борьбы с либералами, потому что всякий понимает: грань между «новой нормальностью» и просто ненормальностью весьма тонка. Нормальность, вообще-то, у нормальных людей одна. Они потому и называются нормальными людьми, что нормальность одна, а не много их. Если бы их было много, то всякий психопат мог бы настаивать, чтобы его бредни признали «новой нормальностью»…

Это к вопросу о том, куда нас тащат Улюкаев и присные его в широком, философском смысле слова: к отрицанию единой человеческой нормальности, основанной на вечных нравственных ценностях. Ясно не только куда нас тащат, но и почему нас туда тащат: экономические бредни господина Улюкаева будет слушать только представитель «новой нормальности» в голове. Нормальный же человек их слушать не будет.

Эти бесконечные, развёрнутые и детальные методички на тему – как сделать жизнь хуже, жёстче, кошмарнее, как обеспечить затхлому застою нерушимость и пресечь попытки выйти из него – действительно, только в «новой нормальности» могут приниматься. Ибо в старой (она же, как свежесть осетрины, единственная) нормальности – принято улучшать, а не ухудшать жизнь. И научные разработки в стиле Шапокляк – как ловчее и гаже навредить согражданам – классической наукой отвергаются под грифом «игра больного ума».

+++

Улюкаев с гордостью, совершенно непонятной для министра экономического развития, пишет: «Если взять отношение ВВП 2015 года к 2007 году, то в России оно составило 111 процентов, в то время как в Индии — 152 процента, в Китае — 161 процент, в США — 112 процентов». Поскольку он радуется этому факту, мы понимаем, что для него предмет гордости не лучший, а худший, низший показатель. Мол, на соревновании тормозов я тормознул ловчее всех, и раньше всех с дистанции свалился…

Обрисовав таким образом предмет своей гордости (стать лучшим вредителем и тормозом из всех министров экономики в мире) господин Улюкаев переходит к своему видению решения экономических проблем.

Улюкаев предлагает перейти на инвестиционную модель развития. «В среднесрочной перспективе именно инвестиции в отличие от чистого экспорта, ограниченного стагнирующим глобальным спросом, и конечного потребления, ограниченного динамикой доходов населения, станут основным локомотивом роста», — уверен он.

Чтобы экономика восстановилась, объем инвестиций должен расти на 7−8 процентов в год. Добиться такого показателя можно за счет создания и поддержания инвестиционного ресурса, трансформации внутренних сбережений в инвестиции и стимуляции инвестиционной активности бизнеса с помощью господдержки.

Здесь идёт подмена понятий. Цель НАСТОЯЩЕЙ экономики – не рост производства и не рост инвестиций, а рост уровня и качества жизни. Производство бешено росло у строителей гигантских статуй на острове Пасхи, в итоге угробивших своей деловой активностью свой остров и вымерших. Инвестиции – это капиталовложения, которые сами по себе ни о чем не говорят, потому что могут делаться:

1. С разной (порой и вредительской) целью.

2. Иметь разный (порой и отрицательный) результат.

3. Обогащать разные (порой и очень узкие) слои населения, и т.п.

Поэтому не может быть «инвестиционной модели развития». Ведь цель экономического развития – не вложить, а взять. Вкладывают зерно в борозду, чтобы взять десять, пятнадцать зёрен в итоге! Если же цель просто закопать побольше зерна в землю (то есть как можно больше инвестиций туда ВЛОЖИТЬ) – то можно рыть ямы и сбрасывать туда зерно мешками. И тогда будет «освоено» очень много посевного зерна, только к развитию это не будет иметь никакого отношения.

Улюкаев, как министр экономического развития – не должен доказывать свою безграмотность, рассказывая наивным обывателям – как хорошо ВКЛАДЫВАТЬ. Потому что его ведь ещё и экономисты, знаете ли, почитывают, и могут посмеяться над ним: парень, ВКЛАДЫВАТЬ всегда плохо. Хорошо БРАТЬ. Если бы можно было ничего не вкладывать, а только брать – все так бы и делали. Вкладывают в экономике (инвесторы) – не для того, чтобы вложить, а в расчёте взять побольше. Тот, кто этого не понимает (как Улюкаев) – видимо, даже первый курс экономического факультета прогулял, не говоря уж о дипломных работах…

+++

Но Улюкаев ведь – будем честны с аудиторией – и не ставил себе целью добиться счастья народного, когда огласил последний вечный вопрос «Что делать?» (Потому что ответ на первый вечный вопрос «Кто виноват?» уже известен – это команда Гайдара-Чубайса-Улюкаева).

Это мы, в силу неистребимого инстинкта человечности, ПРИПИСАЛИ г-ну Улюкаеву стремление пусть экзотическими способами, но добиться счастья народного. А г-н Улюкаев честно сознаётся в своей статье, что счастья для народа как нет, так и не будет, и не планируется даже.

Почему?

Потому что совершенно открыто г-н Улюкаев строит в России ЭКОНОМИКУ КОЛОНИАЛЬНОГО ТИПА. Он уже и не врёт рабам этой экономики, что ведёт их к светлому будущему, как в начале 90-х годов врали всякие Ельцины, грозившиеся чего-то там «вернуть народу» и т.п.

Нет, достоинство г-на Улюкаева состоит в том (и мы не шутим – искренне восхищаемся) – что он несгибаемо-честен с читателями «Ведомостей».

Всё, что мы выше говорили об экономической науки - существует только там, где экономика работает для людей. А там, где цель экономики – ублажать заокеанскую метрополию ценой беспощадного ограбления туземцев – описанные нами нормы и правила, конечно же, не действуют. Совершенно понятно – что в периферийном лимитрофе противоположная система ценностей: чем МЕНЬШЕ получат благ туземцы, тем БОЛЬШЕ их удастся переправить за океан, на благо метрополии.

Туземцы должны в колониальной модели много работать (как можно больше) и мало есть (как можно меньше). Эффективность выкачивающего ресурсы из колонии управляющего как раз в том и заключается, чтобы обеспечить и то, и другое. Ведь изначально поставленная цель – отдать как можно больше центру, а не строить счастье черномазых. Само существование туземцев неразрывно связано с извлекаемой из них пользой.

Их и жить-то оставляют ровно столько, сколько метрополии нужно для погрузочно-разгрузочных работ. Черномазый, который стал в колонии бесполезным – должен умереть, чтобы под ногами не путаться. А что ему, пенсию, что ли, платить прикажете?! Пенсию получат старики и увечные в благословенной метрополии, но не в этом же аду, созданном исключительно для выкачки благ!

Именно такой, колониальный тип мышления и колониальную логику демонстрирует своими теориями г-н Улюкаев. И когда мы это понимаем – мы перестаём подозревать в нём сумасшедшего. И начинаем видеть в нём то, чем он является: циничного и жестокого компрадора, продавшего свой народ за колониальную мануфактурку, из кожи вон лезущего, чтобы заслужить одобрение колонизаторов в пробковых шлемах…

Г-н Улюкаев пишет, что его «инвестиционная модель» будет работать, если на произведенную в России продукцию будет спрос. Внутреннего рынка для этого недостаточно, поэтому необходима поддержка экспорта, подчеркнул министр.

Тут интересное кино получается. Мы производим продукцию. А они – бесконтрольно печатают деньги, которые им самим ничего не стоят. Мы корячимся, потом обливаемся – а они ходят и кривят губы: эта продукция у нас спросом не пользуется… А вот эта… Хрен с вами, папуасы, эту возьмём за доллар! Купите на него себе косушку сивухи, негры, и выпейте за здоровье милостивых белых сахибов!

Именно такой представляет себе российскую и мировую экономику Улюкаев. Мы знаем, что он не одинок, его мнение не так давно поддержал А.Кудрин[2], глава ЦСР РФ, назначенный туда лично самим Путиным.

Но та модель, которую лоббируют Улюкаев и Кудрин всерьёз и открыто предполагает, что мы будем трудиться в поте лица – а они только деньги печатать.

При этом они будут придирчиво проверять наш труд – а мы не имеем возможности проверять, сколько они денег напечатали и на каких основаниях. Неплохо устроились заокеанские «партнёры», вам не кажется?!

В рамках такой модели нетрудно понять, почему Улюкаев столь скептически относится к «возможностям внутреннего спроса»: ещё с царских времён известно (и кончилось ипатьевским домом), что чем больше мужик съест хлеба, тем меньше хлеба будет вывезено на Запад. Поэтому чем голоднее мужик, тем бойчее хлебная торговля, но там хотя бы золото выручали, а тут-то Улюкаев и Кудрин вообще предлагают всю страну и все её блага, ресурсы – отдать за бумажки, выпуск которых никто не контролирует, а себестоимость которых для их изготовителей – около ноля!

Министр экономического развития презентует модель, в которой производство будет расти, а внутренний спрос – нет. А зачем же тогда расти производству? – спросите вы.

Как зачем? – ответят вам. – А экспорт-то?! Наращиваем экспорт, сами в лаптях ходим, а на экспорт – сапоги высылаем… Нас проверяют жёстко – хороши ли сапоги. Некоторые выбраковывают. Но другие берут – и, взяв, бумажку нам дают! Фантик от конфеты, которую они съели, обёртку же нам, лапотникам, за хорошие сапоги пожаловать изволили…

Итог: русские кладут все свои силы – чтобы за океаном росло благосостояние. Силы они кладут свои – а благосостояние растёт чужое.

В этом контексте чего же удивляться, что среди других предложений Улюкаева — повышение «гибкости» трудового законодательства (упрощение процедуры увольнения, расширение практики применения срочных трудовых договоров) и повышение пенсионного возраста для 63−65 лет для мужчин и женщин?

Улюкаев строит экономику колониального типа, в которой вообще не должно быть у туземцев ни прав, ни пенсий. Ведь туземцы – не самоцель, а средство для обогащения метрополии. Поэтому туземцев будут кормить только здоровых, молодых и неприхотливых. И строго когда они потребны (упрощение процедуры увольнения, расширение практики применения срочных трудовых договоров). Перестали в них нуждаться – выгнали в шею. Какие могут быть права у черномазых, пособие им, что-ли, платить?!

И потом – совершенно однозначно вытекает из логики Улюкаева-Кудрина (открыто встраивающихся в мировые цепочки «на вторых ролях») – если туземец стал старым, больным, то нахрена на него ресурсы переводить?! Сама по себе пенсионная система была введена Сталиным, под давлением советской угрозы с большим нежеланием сплагиатирована в США – и всегда вызывала раздражение рыночников-либералов.

Для либералов-рыночников люди делятся на две категории:

- У одних есть деньги – и им не нужно пособие, они сами за себя заплатят.

- У других денег нет – и им тоже не нужно пособие, потому что, раз у них нет денег, то и жить им незачем.

И вот в эту великолепную, веками отработанную схему – влезает сталинское пенсионное извращение, заставляя тратить ресурсы, блага – на отработанный шлак в виде стариков и инвалидов!

Поймите, для рыночных «эффективных менеджеров» тратить деньги на стариков – всё равно, что платить часовому, приставленному к помойке. Зачем тратить деньги на охрану мусора? Его и так никто не украдёт. А если и украдёт даже – нам лучше, сэкономим на утилизации отбросов! Но им Сталин навязал, и они вынуждены тратиться, о, ужас!

+++

Кратко подводя итоги: статья Улюкаева очень серьёзна, значима и важна. Она честно и недвусмысленно рассказывает всем читателям из первых уст о том, какое будущее приготовили народам России либералы. Она помогает снятию у наивных надежды на счастье в будущем, подчеркивая, что курс взят на полномасштабное построение социального несчастья:

- Когда покупательная способность будет не расти, а снижаться, всё глубже опуская людей в потребительскую нищету;

- Когда произвол и бесправие будут только нарастать (упрощение процедуры увольнения, расширение практики применения срочных трудовых договоров);

- Когда всё лучшее и наиболее ценное уйдёт за рубеж, за доллары, а не на внутренний рынок, не за национальные деньги;

- Когда протяженность выходных дней, отпусков, пенсионного периода будут упорно стремиться к нолю (наиболее комфортное для инвесторов состояние), а требования и капризы работодателя – к бесконечности.

- Когда либеральное пустословие, лживое кривляние власти-клоуна всё больше и больше будет перерастать в либеральный фашизм с полномасштабным террором парий общества – и расширением прав «инвесторов»-рабовладельцев.

+++

Всё сказано. Время действовать. А Улюкаеву – спасибо за честность…


[1] Автор не любит фальшивого термина «производительность труда», и в ряде работ широко и развёрнуто аргументировал, почему «производительность труда» - ложное понятие. Продуктивность труда – это сумма конечного блага, принесённого трудом. «Производительность труда» - это замеры труда фиктивными шкалами ценности – денежной или шкалой интенсивности. Если человек толок воду в ступе очень долго, очень интенсивно, и ему за это много заплатили – то у него высокая производительность труда. При этом продуктивность его труда – ноль, потому что сколько бы он воду в ступе не толок и сколько бы ему за это не заплатили – реального результата-то никакого нет!

[2] Те же «Ведомости» сообщали, что на заседании президиума экономического совета в июне 2016 года одним из необходимых условий Кудрин назвал привлечение иностранных инвестиций. Россия технологически отстала, убеждал Кудрин, страна должна, пусть и на вторых ролях, встроиться в международные технологические цепочки. А для этого нужно снизить геополитическую напряженность, настаивал он. То есть отдать Крым – да и голову свою вместе с Крымом…

http://ss69100.livejournal.com/2834823.html