Через три года после того, как американские войска покинули Ирак, Вашингтон рассматривает вопрос  о повторном вводе войск для войны с «Исламским государством» (ИГ). Не советников, не дополнительных подразделений для охраны посольств – а регулярных частей, пехотных батальонов и подразделений особого назначения.

Энергичные победы Исламского государства контрастируют с избитыми воззваниями престарелых лидеров Аль-Каиды и с гнетущими поражениями, которые год за годом терпят арабские армии.  ИГ может собрать огромный урожай рекрутов и добиться союза с родственными исламистскими группировками по всему мусульманскому миру. ИГ может также завоевать лояльность местного населения, которое против своей воли предпочтёт жёсткую власть существованию без власти вообще – или правлению мстительных шиитов.

ИГИШ

В полном размере: ИГИШ в Сирии и Ираке

Против своей воли, поскольку аргументы в пользу ввода американских войск могут последовать,  и осмотрительность не помешает.

За быстрым разгромом иракской армии в 2003 году последовали обширные и неразрешимые проблемы. То же самое может случиться при новом витке американской интервенции.

Соединения ИГ и война с ними

Можно сказать, что американские войска были менее чем успешны в борьбе против повстанцев в Афганистане, Ираке и Вьетнаме. Отсюда можно прийти к выводу, что возвращение в Ирак будет развиваться не лучше.

Однако  американская армия – не боевики. Как предполагает её статус, она воюет в открытую, крупными соединениями, полагается на обычные системы логистики, использует броню и артиллерию, а её части маневрируют, как и следует обычным соединениям. Самая важная характерная черта  повстанческих сил – это существенная поддержка  местным населением, а у ИГ её мало, если есть вообще.  В самом деле, ИГ повсеместно презирается за навязывание строгой формы Ислама сомнительного происхождения несчастному населению захваченных им городов и деревень.

Если американские войска опять войдут в Ирак, они встретятся с обычной армией, против которой они хорошо обучены. Таким образом, полезнее будет сравнивать боевые действия с войнами американцев против иракской армии в 1991-м и 2003 годах – войнами, в которых маневренность, огневая мощь и слаженность подразделений американской армии взяли верх над врагом за потрясающе короткий период времени.  Независимо от мнения о целесообразности американской интервенции, эффективность американских войск в обычных операциях не вызывает сомнений.

Наземные операции

Американские войска могут быть использованы по нескольким направлениям. В операции, конечно, будут принимать участие местные войска, вклад  которых  будет подчёркнут при освещении событий для американской и иракской публики.

Обычные наземные операции: Во-первых, войска могут быть развёрнуты по протяжённой линии фронта с ИГ.  Соединения боевиков слишком уступают в численности и чрезмерно растянуты; солдаты американской армии и их союзники могут создать группировки подавляющей численности в нескольких пунктах. Это могут быть основные дороги, окрестности крупных городов и близлежащие объекты, такие как плотины и электростанции.

Такие шаги вынудят ИГ быстро отвести или сконцентрировать силы для генерального сражения. В отступающих конвоях или на оборонительных позициях соединения ИГ будут уязвимы для ударов с воздуха. Эти операции будут стремиться воспроизвести бои при Байиджи и Кобани, когда сосредоточенные соединения боевиков ИГ понесли тяжёлый урон от ударов с воздуха.

Действия подразделений коммандос:  Стремительные рейды аэромобильных или воздушно-десантных подразделений, возможной численностью не более нескольких сотен, могут атаковать командные центры и пункты управления ИГ, объекты тылового обеспечения, тренировочные базы и хозяйственные объекты, находящиеся далеко в тылу и даже в Сирии. Такие удары будут молниеносными и рассчитанными на максимизацию потерь ИГ и разрушение его объектов. Угроза таких операций заставит ИГ оттягивать больше сил с линии фронта, делая регулярные наземные операции против ИГ более эффективными.

Крупномасштабные столкновения: Могут быть предприняты более смелые усилия, чтобы вынудить ИГ вступать в крупномасштабные бои, путём введения тысяч солдат в ключевые города вдоль границы Сирии и Ирака, опять же с помощью высадки аэромобильных или воздушно-десантных подразделений. Это поставит ИГ перед дилеммой: либо вступить в масштабные бои – крупнее даже тех, что были у Кобани и Байиджи – либо разделеить свои силы на две части.

Здесь есть риск и для американских войск. Они будут изолированы, и должны будут снабжаться по воздуху. Однако, благодаря военно-воздушным и сухопутным силам США, крупномасштабные бои будут не в пользу ИГ.

Целью всех этих операций будет нанесение серьёзных и, возможно, катастрофических потерь, и разрушение ауры несокрушимости и неизбежных побед, которую ИГ имеет у исламской молодёжи. Одновременно эти атаки будут поддерживать уверенность и инициативность иракских и курдских соединений. Однако полная победа над ИГ окажется труднодостижимой, поскольку у него есть возможность выбора вариантов и в Сирии, и в Ираке.

Риски и проблемы

Вашингтонским политикам должно быть понятно, что их планы в регионе срабатывали не всегда. Некоторые возможные проблемы очевидны, и могут охладить надежды на краткосрочную операцию, которые наверняка циркулируют в коридорах ведомств  национальной безопасности.

Исламистское пополнение: Повторный ввод сухопутных войск акцентирует распространённые в регионе рассказы, пропагандирующие версию, что Соединённые Штаты пытаются унизить и покорить исламский мир. Это может увеличить приток новобранцев в ИГ и родственные вооружённые группировки по всему региону. Уже повсеместно распространено мнение, что ИГ и Аль-Каида были созданы Соединёнными Штатами и Израилем, чтобы ослабить существующие государства. Возобновление сухопутных операций будет интерпретироваться как очевидное следование этому основному замыслу.

Союзники поневоле:  Вместо укрепления решимости бойцов Ирака и Курдистана, ввод американских сухопутных войск может оказать противоположный эффект.  Местные подразделения, согласные на то, чтобы позволить американским пехотинцам и авиации взять на себя бремя сражений и потерь, будут подвержены искушению уменьшить свою активность. Их нежелание воевать будет объясняться расчётом, что иракским и курдским солдатам, вполне возможно, предстоит воевать друг с другом в ближайшем будущем, когда вопрос об автономии снова выйдет на первый план.

Ирак - газ и нефть

Карта в полном размере: Ирак - газ и нефть.

Участие в иракской политике: Американские военные почти наверняка окажутся опять втянутыми в религиозные раздоры. Так случилось в 2003 году, когда падение суннитского режима Саддама Хусейна привело к власти шиитское большинство, которое после этого вытолкнуло своих бывших угнетателей на обочину. Теперь сунниты стремятся к независимости от своих религиозных врагов, и будут добиваться американской поддержки.

Соединённые Штаты поставят себя в положение участника конфликта  между курдами и правительством в Багдаде. Курды уже имеют собственную армию, флаг, конституцию и нефтепроводы, а сейчас стремятся к большей автономии, чтобы не сказать к независимости.  Существует и ещё одна проблема – земли суннитов и нефтедобывающая инфраструктура, захваченная прошлым летом, когда армия отступала под  натиском ИГ.

Наступающие отряды курдской иракской армии разрушают жилища суннитов и вытесняют жителей в провинцию Анбар. В обстановке всё более усиливающейся этнической и религиозной розни, может оказаться, что американская миссия из интервенции превратится в нескончаемую миротворческую миссию – или, что ещё хуже, американские солдаты столкнутся с враждой одной или нескольких антагонистических групп.

ИГ отвечает

Столкнувшись с превосходящими силами противника и бессильное против ударов с воздуха, «Исламское Государство» может отказаться от тактики традиционных военных действий в Ираке. Для организации, которая считает, что ей предназначено завоёвывать и править в регионе, это будет нелегко.

ИГ может отступить в укрытия в городах и начать диверсионную кампанию против американских солдат и шиитов. Это может быть сделано с помощью сохранившихся структур партии «Баас» и армейских структур, которые помогали ИГ и его предшественникам из Аль-Каиды со времён интервенции 2003 года. ИГ может также выиграть от поддержки суннитских племён, чьи усилия получить поддержку от Багдада и США до сих пор мало что принесли.

Ирак - силы безопасности

В полном размере: Ирак - силы безопасности

ИГ в Сирии: Попытки найти надёжную опору в Сирии, чтобы вести войну против ИГ, не увенчались успехом. Некоторые лидеры Свободной Сирийской Армии, опасаясь, что их будут считать американскими марионетками, даже отвергли призывы  Вашингтона. Поэтому успех американцев в Ираке может заложить основу для продолжительной войны с ИГ в Сирии. Это, в свою очередь, может стать для Вашингтона искушением начать  наземное наступление в Сирии.

Иран

Возрастающее американское присутствие в Ираке вызовет тревогу в Иране – несмотря на то, что США и Иран находятся по одну сторону линии фронта, если говорить об ИГ в Ираке. В сочетании с увеличением числа республиканцев в американском Конгрессе и растущей вероятностью прихода президента-республиканца, иранцы будут с осторожностью наблюдать за своими западными соседями и переосмыслят свои дипломатические прорывы в отношениях с  США.

Однако американо-иранское сотрудничество против ИГ в Ираке, каким бы ограниченным и неожиданным оно не было, может оказаться полезным для Ирана. То же самое можно сказать и об американо-иранском сотрудничестве на востоке, в Афганистане, где поддержка Тегераном борьбы северных племён против Талибана предшествовала вводу американских войск в 2001 году. Это придаёт значение Ирану в ограничении усилий Талибана вернуть контроль над большей частью страны в то время, как численность Международных сил по обеспечению безопасности сокращается. В 2017 году Белый дом, находящийся под влиянием неоконсерваторов, может обнаружить, что в своих переговорах с Ираном он связан по рукам  событиями, происходящими в Ираке.

http://polismi.ru/army/voenno-polevye-novosti/879-amerikanskie-vojska-v-irake-chto-opyat.html