Террористы Исламского движения Туркестана (ИДТ – бывшее Исламское движение Узбекистана) используют женщин в террористической деятельности и агитации, по словам спецслужб и самих жертв.

Осужденная в 2007 году за террористическую деятельность Дурдона Назарова рассказывает, что, пройдя подготовку в лагере террористов в Афганистане в 2005 г., вернулась в Узбекистан, где распространяла экстремистскую литературу и пыталась вербовать женщин в ИДТ, сообщает centralasiaonline.com.

Назарова пыталась завербовать Наргизу З., чей жених пропал в 2006 году, обещая возможную встречу с женихом, и говорила, что террористы «борются с властью неверных и хотят установить исламское государство на территории Средней Азии».

Наргиза рассказала об этом сотрудникам СНБ, и Назарову вскоре осудили. По словам Назаровой, она сейчас понимает, что поступала неверно, но «тогда боевики меня запугали, шантажировали, использовали нейро-лингвистическое программирование».

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны

Другая осужденная, Мастура Ходжаева, готовилась стать смертницей в Узбекистане , после того как присоединилась к ИДТ, поскольку ей «объясняли, что во всех бедах виноваты люди, забывшие истинный ислам, и нужно бороться с ними». Ходжаеву, которая говорит, что в ИДТ ей давали наркотики, поймали спецслужбы.

Комментируя эти два эпизода, сотрудник СНБ Бахромхон Ибодов сказал, что это достаточно типичные случаи.

«Но ни одна из осужденных женщин не призналась в том, что занималась террористической деятельностью по собственной воле и идейных соображений, - сказал он. - Женщин обучают и поведению в случае задержания или ареста, которое не предусматривает рассказ об истинных мотивах в расчете на снисхождение властей». Ибодов подчеркнул, что у многих женщин, вовлеченных в ИДТ, есть дети, и ИДТ шантажирует их этим. Ибодов не сообщил, сколько в целом таких женщин содержится в тюрьмах СНБ, сказав лишь, что их около нескольких десятков.

Когда мужчины связаны с терроризмом, их жены становятся особенно уязвимы

Власти особенно обеспокоены тем, что в группе риска вовлечения в терроризм – женщины, чьи мужья осуждены за терроризм, поэтому спецслужбы стараются отслеживать их жизнедеятельность.

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе

Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

«Каждая женщина в Узбекистане, муж или брат которой подозревается или осужден за участие в террористической деятельности, находится под усиленным наблюдением спецслужб, - сказал он. - Это оправдано тем, что именно этих женщин легче привлечь к деятельности террористических организаций».

Дилором У. из Ташкента под давлением родных развелась в 2003 году с мужем, который был осужден в 1999 году за причастность к террористической организации.

«Я действительно под давлением друзей мужа и их жен несколько раз принимала участие в пикете у городского хокимията, после которого меня и других женщин забирали в милицию, - вспоминает она. - У всех членов моей семьи начались проблемы на работе. ... Лишь после развода и нового брака меня и моих близких спецслужбы оставили в покое».

Нафиса Яхъяева из Андижана была изнасилована в 2004 году, этой личной трагедией воспользовалось ИДТ. Пока другие смотрели на нее «косо», член ИДТ сказал ей, что единственный способ избежать публичного позора - активная деятельность в организации.

Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов:
опыт Европы и перспективы России

В статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

«Я делала то, что мне говорили мои братья по организации – была курьером, раздавала литературу, вступала в интимную связь с непосредственным руководителем, который был моим учителем», - рассказала Нафиса. По ее словам, обратиться в правоохранительные органы ей не приходило в голову, потому что она боялась мести.

Женщин манипулировать легче

По словам психолога из Ташкента Светланы Ким, «женщины легче поддаются манипулированию в силу своей большей по сравнению с мужчинами уязвимости. Принуждение женщин-мусульманок, уличенных во внебрачных связях, является обычной практикой в террористических организациях».

Психоаналитик Главного управления внутренних дел Ташкента Рахматжон Исломов считает, что женщины быстрее мужчин становятся агрессивными.

«Это, как ни странно, обусловлено особенностями женской психики, - сказал он. - Женщины более управляемы и эффективнее подвергаются психологическому воздействию, хотя с точки зрения социума, женщины меньше представляют опасность».

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

По мнению Исломова, портрет женщины-террористки выглядит следующим образом: «несчастная, одинокая, женщина с низким уровнем самооценки, не имеющая высшего образования, из семьи с низким достатком, у которой либо погиб муж, либо он отбывает наказание. Однако не все женщины, вовлеченные в террористические организации, являются жертвами. Существует когорта женщин, для которых это бизнес, источник существования».

Сотрудник офиса Интерпола в Ташкенте Сергей Ц. сказал, что инструкция в случае захвата или нейтрализации террористической группы предписывает в первую очередь обратить внимание на женщин.

По мнению аналитика по вопросам безопасности Виктора Михайлова, «сегодня в лагерях «Исламского Джихада» на некоторых женщинах лежит ответственность по проведению PR компаний, по пополнению боевых рядов группировки, аналогичная ситуация и в Исламском движении Узбекистана».

В пропагандистских материалах всяких доку умаровых и им подобных лжецов чеченское экстремистское сообщество предстаёт в красивых тонах: там царит боевое братство, взаимовыручка и патриотизм.

…Реальность совсем другая. Жестокая и неприглядная. Но об этом экстремисты умалчивают, дабы не стращать молодняк, которому уготована судьба «шахидов».

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
А также еще:
Анализ по ИГИЛ

О рае на небесах любят рассказывать молодым чеченцам арабские эмиссары, под которых их бравые чеченские подчинённые готовы даже подложить своих женщин. Сколько чеченок стали «временными жёнами» всякого террористического сброда, прибывавшего в республику с Ближнего Востока, и сколько чеченок подвергались издевательствам или же изощрённым методам психологической вербовки, прежде чем стать «живыми бомбами»!

Болгарская исследовательница Татьяна Дронзина подробно рассказывает об этом на страницах своей книги «Терроризма женский лик». Указывается, например, что неудавшаяся смертница Луиза Асмаева была насильно уведена в лес группой боевиков, которые принудили её делить с ними ложе. Позже она умрёт от полного истощения организма, попав именно в таком состоянии в руки правоохранителей.

Другие горе-террористки признавались на допросах, что подвергались сексуальному насилию и их заставляли принимать наркотики. Правда, автор уточняет, что к этой информации нужно относиться осторожно, так как иногда таким образом «живые бомбы» пытаются снять с себя ответственность, но, тем не менее, в крови некоторых из них, действительно, были обнаружены наркотические вещества.

Особенности развития исламского общества в некоторых странах
в статье
Почему деградируют мусульмане?

Обращает на себя внимание и возраст погибших девушек при самоподрывах в различных местах. В большинстве анализируемых Т. Дронзиной случаев неудачных самоподрывов террористкам не было и 16 лет, причём самой младшей – 13. В таком возрасте взрослым мужикам ничего не стоит психологически сломить девушку, и заставить совершить преступление. Был случай, когда стать шахидкой заставляли беременную девушку!

Кроме того, большинство совершеннолетних террористок практически не обучались в школе и были безработными.

О том, что не все женщины желали отправиться на небо, говорит тот факт, что, например, чудом выжившая после теракта Зарема Инаркаева находилась под охраной МВД. Девушка осталась без отца (он умер в 1994 г.). Её сначала похитили, потом насиловали, и она опасалась мести со стороны боевиков.

Не очень-то укрывала от следователей всю информацию и Медни Мусаева, которой предложили воспользоваться программой защиты свидетелей. Девушка отказалась, не желая расставаться с семьёй.

Известная Зарема Мужахоева жила без матери (та её бросила). Отец погиб в пьяной драке. Мужа тоже убили свои же.

Взглянем на тех, кто участвовал в теракте на Дуброваке в 2002 году. У Зуры Бициевой отец – алкаш, и тоже умер в пьяной драке. Сёстры Хаджиевы имели проблемы с психикой, поэтому никогда замужем не были. Райман Курбанова вынуждена была развестись с мужем из-за своего бесплодия.

Зулихан Елихаджиева, подорвавшаяся на рок-фестивале в Тушино, вступала в половые отношения со сводным братом. Марем Шарипова, тоже взорвавшаяся в Тушино, вынуждена была сделать аборт, что чеченскими обычаями не одобряется.

Хава Бараева, совершившая теракт в Алхан-Юрте в 2000 году, тоже спала со своим двоюродным братом (возможно, речь об Арби Бараеве, который тоже приходился Хаве двоюродным братом).

Симптоматичен вывод Татьяны Дронзиной о том, что религиозный мотив не является главным при решении женщины пойти на совершение теракта.
Болгарская исследовательница утверждает, что, поскольку нет временного соответствия между совершёнными терактами и потерей близких в результате действий федералов, нельзя говорить о том, что женские самоподрывы – акт возмездия за убитых членов семьи. Поэтому среди террористок так много молодых и юных особ, а также людей с надломленной психикой в результате семейных травм или давления вербовщиков.

http://www.segodnia.ru/print/116079

http://istersaing.ucoz.ru/news/idu_ispolzuet_zhenshhin_v_terroristicheskikh_celjakh/2013-06-15-7