Эта статья пишется специально для читателей моего сайта в связи с вопросами о подробностях сценария кризиса. Поэтому я рассчитываю, что читатель знаком с книгой «Экономическая инженерия» и книгой о сильном мышлении, по крайней мере, с главой «Капитал грядущего строя». И разбирается в экономических процессах немножко лучше экономических профессоров и лауреатов Нобелевской премии.

Читатель уже знает, что

1) Существует три уровня кризиса – финансовый, экономический и социально-политический. Экономический кризис вызван падением производительности капитала. Социально-политический кризис связан с ограничениями социально-политической системы на дальнейший рост производительности труда, без которого падение производительности капитала становится неизбежным. Попытки лечить экономический кризис увеличением денежного предложения ведут к замене вторичных денег, сгенерированных производительным капиталом ничем не обеспеченными первичными деньгами. Это ведёт к перетеканию стоимости из капитала в сокровище и к раздуванию финансовых пузырей.

2) Мы уже полтора десятилетия живём в условиях развивающегося социально-политического кризиса. Этот кризис связан с исчерпанием возможностей общества потребления, оскоплённого кейнсианским пониманием целей регулирования экономики, сохранять необходимый темп повышения производительности труда. Мы подошли к необходимости социально-политических преобразований более глубокого характера, чем те, что пришлось пережить в Великую Депрессию.

3) Разговоры о второй волне, о V-образном, W-образном, L-образном кризисах ведут люди, не представляющие – что же происходит на самом деле. Мировая финансовая система стала приходить в резонанс, начиная с азиатского кризиса 1997 года. Если говорить о пиках волн цикла Жюгляра в рамках этого процесса, то первая ярко выраженная волна была в 2000 году, вторая в 2008, и третья грядёт в условном 2016 году.

4) До обозначенного периода, начиная со времени Великой Депрессии, финансовые и экономические циклы обходились без серьёзных кризисов. Регулирование денежного предложения боле менее успешно их сглаживало. В настоящее время методы финансового регулирования перестали давать результат по приведённым выше причинам, а также вследствие стратегических ошибок, вызванных теми же причинами. Таких, как деиндустриализация развитых экономик. В результате увеличение денежного предложения ведёт не к оживлению экономики, а к надуванию пузырей, как это описано в статье «Завтра случится страшное?».

5) К кризису условного 2016 года мы подходим с исчерпанными возможностями финансового регулирования, с нулевыми процентными ставками, с "испорченными" деньгами… Поэтому грядущий кризис станет не очередным в ряду последних кризисов, а завершающим этот цикл кризисов и подводящим черту под моделью развития двадцатого века. Возврата к предыдущей траектории развития, как это было в 2000 и 2008 годах, уже не последует.

Мой читатель, в отличие от экономистов, всё это уже понимает, поэтому я здесь позволил себе обозначить платформу для дальнейшего обсуждения тезисно. Если эта статья попала на глаза случайному читателю, то ему следует сначала обратиться к вышеназванным материалам для понимания этих тезисов.

Сценарий финансового коллапса

Кризисом всегда считается начало резких изменений в финансовой сфере. Поэтому, несмотря на то, что экономический и социально-политический кризисы уже идут, мы будем говорить о лавинообразных изменениях в финансовой сфере. Испорченные деньги, они же необеспеченные долги и порождённые ими финансовые пузыри должны каким-то образом аннигилировать. Для этого теоретически возможны два сценария – дефляционный и инфляционный. Дефляционный – это уничтожение долга через дефолты и банкротства, как это и было в Великую Депрессию. Инфляционный – обесценение долгов.

Но практически дефляционный сценарий невозможен по политическим причинам. Сжатие банковского мультипликатора, которое и запускает этот процесс, происходит уже давно. Но в отличие от тридцатых годов оно компенсируется эмиссией первичных денег. В Соединённых Штатах дали обанкротиться одному крупному банку. Затем, испугавшись последствий, стали всех остальных потенциальных банкротов заливать деньгами. В Европе пока не решились обанкротить даже совсем неадекватных греков. Если вдруг ещё и решатся, то всех остальных станут заливать деньгами с удвоенным энтузиазмом. Поступать так заставляет страх политической ответственности за начало процесса, который назовут кризисом, и экономическая мысль, искажённая кейнсианскими извращениями. Именно такое поведение политиков и финансовых властей и оттягивает развязку в район 2016 года, одновременно делая кризис более глубоким и продолжительным.

Начнётся эта развязка с того, что скорость сжатия банковского мультипликатора уже не сможет компенсироваться расширением первичного денежного предложения. Возникнет дефицит денег. Инвесторы будут вынуждены выводить деньги с бирж. Посыплются фондовые рынки, начнут стремительно сдуваться пузыри на товарных биржах. Именно эти сегменты ощутят на себе отголоски пропущенной фазы кризиса – дефляционного коллапса. Процесс будет усугубляться совершенно неразумной величиной кредитного плеча, с которым торгуются деривативы.

В «Экономической инженерии» я предупредил, что не стал рассматривать финансовый сегмент, связанный с деривативами. Этот сегмент носит надстроечный характер и на понимание экономических процессов не влияет. Но этот сегмент увеличивает генерацию вторичных денег. Кредитное плечо на бирже является мультипликатором, подобным банковскому. Банковский мультипликатор уже давно сжимается, и сгенерированные им вторичные деньги постепенно заменяются первичными. А биржевой мультипликатор никак не ограничен падающей производительностью капитала.

Более того, первичные деньги, эмитированные на замену вторичных в реальной экономике, перетекают на биржу, которая как мы знаем, выполняет функцию инвестирования в сокровище. Поэтому биржевой мультипликатор, в отличие от банковского, чувствует себя прекрасно, усугубляя тем самым отрыв финансовых рынков от реальной экономики. Этим же объясняется избирательность дефляционной волны. На биржах она не скомпенсирована увеличением денежного предложения, а только усугублена.

Таким образом, первыми начнут разоряться спекулянты, работающие с большим плечом, затем падающие рынки потянут за собой и всех остальных. Экономисты и политики будут винить во всём недостатки в регулировании рынков деривативов, кризис доверия, сочинят ещё какие-нибудь извращения от интеллектуальной немощи. Конечно, дикие рынки деривативов надо приводить в цивилизованные рамки. Но они не порождают обвал, а увеличивают его стремительность. Недоверие на рынках тоже есть, но и оно следствие, а не причина. Объяснения объективных процессов дефектами нервной системы рыночных игроков – признак интеллектуальной импотенции экономической науки. Подобные наивные учения котируются и Нобелевским комитетом. На самом деле, конечно же, доверять никому нельзя, когда нет капитала с положительной производительностью.

Биржевые пузыри лопнут, установятся цены товаров, очищенные от инвестиционного спроса. Каковы же эти цены? Какова реальная цена нефти? Очень высокая цена нефти – 40 долларов за бочку, приличная цена – 30 долларов. Разговоры о высоких затратах на добычу слушать не надо. Затраты раздуты из-за избытка денег. Снижать себестоимость в условиях, когда все лишние деньги идут в казну, нет никакого смысла. Когда прижмёт, производители и себестоимость снизят, и добычу увеличат бесконтрольно, лишь бы получить лишнюю копеечку. Следует учесть ещё и падение спроса на нефть в сокращающейся экономике. К диапазону 30-40 долларов (в сегодняшних ценах) и стоит ждать падения стоимости бочки.

Следом начнутся изменения на валютных рынках. Дефицит денег спровоцирует возврат долгов. Развернутся вспять процессы кэрри-трейд, начнёт расти доллар. Вместе с долларом будет расти и йена. Кэрри-трейд по йене под мизерные ставки идёт уже три десятилетия. Йеной закредитована вся Юго-Восточная Азия, и не только. Когда обратный поток кэрри-трейд иссякнет, съёжившаяся американская экономика окажется под навесом раздутой долларовой массы. Тут и начнётся инфляционная волна и процесс длительного обесценения доллара.

В этом месте американскую экономику ждёт главная засада. Дело в том, что появится соблазнительная альтернатива необходимой модернизации экономической и политической систем – инфляционное восстановление устаревшей экономики. Именно в этот период и будет решаться вопрос – останутся ли США лидером цивилизации или вслед за Великобританией сдадут позиции новому лидеру. Дефляционный сценарий хотя и протекает более болезненно, но лучше стимулирует модернизацию.

Где хуже положение – в Европе или в США?

О новых страшных подробностях кризиса в Европе мы узнаём ежедневно. Нам постоянно напоминают о непомерных долгах Греции, Португалии, Испании… А как часто вы слышите о долгах американских штатов? В Калифорнии всё хорошо с долговой нагрузкой? А что делается с муниципальными долгами в США? Если мы начнём сравнивать, то увидим, что там в тяжелом положении находятся более значимые куски страны, чем проблемные части Европы. А ведь в США есть ещё и федеральный долг, который в Европе ещё и не начинал формироваться. Европа имеет резервы развития финансовой системы на пути интеграции бюджетно-финансовой политики, а США все свои резервы уже исчерпали. Информационный фон, сосредоточенный вокруг европейских проблем и игнорирующий американские проблемы, имеет не совсем естественный характер. Так, где же хуже на самом деле?

Сама экономика более развита и находится в лучшем состоянии в США. Кроме того, европейская экономика значительно в большей степени заражена социально-политическими извращениями. Количество людей, зависимых от бюджета, непомерно велико по сравнению с количеством людей, содержащих бюджет. В этих условиях всеобщее избирательное право порождает общенациональную безответственность и способствует приближению экономического и политического коллапса. Целые страны, как Греция, пребывают в состоянии подростковой инфантильности. Требуют одновременно и независимости от взрослых и увеличения содержания. Европе предстоит тяжёлый путь преодоления последствий этих заигрываний с социализмом. Соединённые Штаты тоже чрезмерно увлеклись этими социально-кейнсианскими извращениями. Но, всё же, погрязли в них в меньшей степени, чем Европа. Поэтому правы те, кто считают европейскую экономику более слабой, чем американская.

Однако, слабость США в финансовой системе. Именно казавшаяся неисчерпаемой сила доллара позволила ею так злоупотребить. И вот, возможности долларовой системы исчерпаны. Мировая финансовая система имеет огромный долларовый навес. Масштаб долларовой финансовой системы, бывший ранее абсолютным преимуществом, становится огромной бедой. Таких масштабов беды нет больше ни в одной валюте. Поэтому что бы ни говорили экономисты о слабости европейской экономики, финансовый коллапс придёт к нам из-за океана.

Спасёт ли нас золотой стандарт?

Немало экономистов видят причину бед в отказе от золотого стандарта. Раз экономика наводнена необеспеченными деньгами, следует вернуться к нему. Валюта девальвируется, золото подорожает, и мы начнём жить в здоровой экономике без неправильных, необеспеченных денег. Так ли всё просто на самом деле? Давайте на минутку представим себе следующую картину. К нам прилетели инопланетяне и подарили кучу золота, на порядок больше, чем есть его на Земле. Золото заложили в банковские хранилища, и теперь каждый доллар обеспечен золотом по текущей цене. Никакой девальвации проводить не надо. Кризис отменяется…

Что значит отменяется? Что конкретно изменится? Да ничего, кроме того, что каждую бумажку можно будет поменять на металлический кусок. Не деньги вылечатся, а золото обесценится за ненужностью и совсем перестанет быть ценностью. Тогда, видимо, эти экономисты станут ратовать за замену купюр ракушками. Вот когда деньгами были ракушки, было всё стабильно и хорошо…

Читатель уже знает из главы «Кому писаны законы?», что это стандартная ошибка развития. Система, столкнувшись с пределом развития, вместо преодоления противоречия и перехода на новый уровень пытается вернуться назад. Это приводит к деградации и распаду. Читатель знает, что финансовая система, построенная на кредите, обеспеченном капиталом, делает экономику более динамичной. Экономика, обслуживаемая более устойчивой финансовой системой, обеспеченной сокровищем (золотым стандартом) соотносится с современной экономикой как трёхколёсный велосипед с двухколёсным. Он конечно более устойчивый, но тягаться с двухколёсным в скорости не может.

Возвращение к золотому стандарту в финансовой системе всё равно, что возвращение к дровяному отоплению и к конной тяге. Это возвращение в девятнадцатый век с его проблемами взамен нынешних. Нужно не третье колесо возвращать, а восстанавливать скорость – снимать препоны для повышения производительности капитала. Сказанное не означает, что кто-либо не пойдёт по этому пути. Не все дружно ступают в будущее. В тридцатые годы США, сумев преодолеть противоречия марксовского капитализма, перешли к обществу потребления. Германия и Россия не сумели этого сделать, откатившись назад. Германию удалось вернуть на путь развития к концу сороковых годов. А Россию до сих пор не удаётся поставить на нужные рельсы. Ничто не даёт повода считать, будто в этот раз будет иначе. Кто-то сделает шаг в будущее, кто-то опять может сделать шаг в прошлое.

В чём рациональная составляющая предложения золотого стандарта? В том, что при нём невозможно бесконтрольно эмитировать необеспеченные деньги. При нём невозможно следование бестолковому кейнсианскому учению. Так это всё выполнимо и при сохранении кредитной финансовой системы. Голова, конечно, причина образования неприятной перхоти, но избавляться от проблем усечением головы – метод излишне радикальный.

О "спасительных" сырьевых валютах и развивающихся экономиках

Даже у моих читателей возникает вопрос о перспективности рубля и сырьевых валют. Связан он с соображением, что стоимость, перетекающая в нефть и другие биржевые товары, играющие роль сокровища, обеспечит стабильность валют стран-производителей этих товаров. От задающих подобный вопрос видимо ускользнуло то обстоятельство, что этот процесс происходит внутри экономического кризиса. А тот финансовый коллапс, который и станут называть кризисом, будет связан с лопанием пузырей, надутых на упомянутых рынках. И так называемые сырьевые валюты рухнут первыми.

Национальные валюты сырьевых придатков не являются самостоятельными валютами, а являются производными от валют стран-хозяев. Производная величина никак не может быть резервом более твёрдой валюты. Ни в России, ни в Китае нет самостоятельной экономики, и не может быть самостоятельной валютно-финансовой системы. Те, кто говорят о юане и рубле, как о перспективных валютах, идущих кому-то на смену, не понимают ни что такое деньги, ни как функционирует экономика.

Самостоятельная валютная система может существовать только на базе самостоятельной экономики. А таковых на планете три с половиной. Экономика номер один – это экономика США. Кроме того – экономика Японии (самостоятельность её валютной системы несколько не абсолютная из-за больших долларовых резервов в основании) и Европы. Четвёртая, некогда крупнейшая, но столетие хиреющая и попавшая в щекотливое положение (описанное в статье «Доллар и Евро. Битва за страх, а не за совесть»), экономика Великобритании. В этих экономиках будет решаться – сколько ещё осталось длиться нефтяному веку. Они без нефти станут жить в будущем. Россия и Саудовская Аравия без них  – в средневековье, с соответствующей средневековью стоимостью нефти.

Россия и Китай отстают от этих развитых экономик на целую социально-политическую формацию. Как России, так и Китаю ещё только предстоит пройти этап развития, обеспеченный обществом потребления. Развитые экономики переживают кризис перехода к следующему этапу развития.

Нефть благо или проклятие?

Об этом не перестают спорить экономисты, и не только… Вроде бы нефть – это богатство, богатство – это хорошо. Так отчего же так плохо, когда слишком хорошо?

Давайте попробуем понять на простых бытовых примерах. Граф Монтекристо, желая отомстить одному из своих обидчиков, передаёт ему дорогой перстень. Как же так – чтобы отомстить он делает своего обидчика богатым? Но его расчёт оправдался, перстень сломал жизнь обидчику и довёл того до каторги. А что же на самого графа богатство подействовало иначе, ведь у него этих перстней было как у дурака махорки? Мы знаем и более жизненные примеры, когда честный трудяга вдруг получает многомиллионный выигрыш в лотерею, меняет устоявшийся образ жизни, спивается и гибнет. Но знаем и другие примеры, когда внезапно свалившаяся удача предоставляет хороший шанс. Зависит это не от разновидности богатства, а от интеллекта счастливчика. То же самое и со странами. В России рост нефтяных цен по 2003 год давал надежду на необыкновенную удачу. Но в последнее десятилетие стал проклятием. Кто этого ещё не понял умом, вскоре получит возможность почувствовать желудком.

Русская доля

Я нарочито избегал углубления в российскую экономику, чтобы не стать необоснованно заподозренным в политической ангажированности. Но далее одними намёками уже не обойтись.

Среди некоторых экономистов распространено оптимистичное мнение о лучшей подготовленности России к грядущему кризису, нежели к прошедшему. Мнение обосновывается тем, что предыдущий кризис наши корпорации встретили с большими кредитами, а теперь у нас только накопления, сплошное богатство и перспективы зажиточного островка стабильности.

Долларовые накопления или долларовые кредиты нашей экономики не будут иметь практического значения. Наши экономические стратеги исходят из того, что лихорадочная температура в 120 долларов за бочку должна быть всегда, а упасть до просто повышенной она может только временно, и это время нам поможет пережить заначка. На самом деле всё обстоит наоборот. В лихорадке долго жить никто не может. Когда температура не отступит на несколько месяцев, как в 2008 году, а закончится насовсем, заначка станет пригоршней воды на пожаре.

Чтобы понять без подробного экономического анализа – что произошло с Россией и что её ожидает, взгляните на экономические показатели, соотнесённые с нефтяными ценами. В начале 2000-х цена бочки нефти поднялась с 14 долларов до 28-32. Каким подарком судьбы это представлялось! ВВП рос на 10% в год. Государственный долг, казавшийся ещё недавно нерешаемой проблемой, перестал быть сдерживающим фактором. Экономисты заклинали – только бы не кончалось это счастье.

В 2008 году при временном падении цены бочки до 60 долларов (фантастического для 2000-2003 годов уровня) ВВП рухнул на 8%. Сегодня ВВП пойдёт под откос уже и при 80 долларов за бочку. Настолько за эти всего несколько лет деградировала экономика. Для поддержания иллюзии её роста сегодня нужен не просто высокий уровень цен на нефть, а постоянно повышающийся! Произошло это, потому что с 2003 года у нас происходит не просто кризис, а уничтожение экономики. Одновременно оно маскируется увеличивающимся потоком нефтедолларов. Когда это покрывало спадёт, как снег весной, из-под него повылезают замороженные пока трупы российских компаний. Остатки чего-либо более менее интересного за бесценок раскупят басурмане.

Ситуация в России усугубляется тем, что невозможно сменить власть и её курс демократическим путём. Поэтому курс будет продолжаться до конца, до насильственного свержения режима. Путин, видимо, считает себя не таким слабым политиком, как Горбачёв, и добровольно власть не отдаст. Выберет судьбу Чаушеску. Но Россия не Румыния, и подобное развитие событий приведёт к изменению геополитических реалий в третий раз за столетие (после 1917 и 1991 годов). Решающей силой этих событий будут вовсе не те люди, которые сегодня ходят с белыми ленточками и пытаются скорректировать завтрашний день. А те, кому плевать на завтрашний день, кто за сегодняшние 500 рублей ходит на организованные властью муляжи митингов в её поддержку, участвует в каруселях и прочих мероприятиях за сегодняшнюю похлёбку. Эта похлёбка закончится. Жизненный уровень упадёт кратно. И именно плебс, на который делает ставку власть, решит её судьбу.

Мне очень жаль, если я кому-то испортил настроение, но такой сценарий уже почти неизбежен. Про "островок стабильности" в России и про спасительную роль рубля, думаю, всё ясно.

Если вам станет от этого легче, то скажу, что подобная катастрофа ждёт не только Россию. Саудовская Аравия и Катар, взявшие на себя от избытка нефтедолларов миссионерскую роль на Ближнем Востоке, вдруг обнаружат, что перестали претендовать на лидерство в регионе. Режимы поддерживать будет нечем. Кто окажется виноват в хаосе, распространившимся на весь арабский мир, догадаться нетрудно. Что-то мне подсказывает, что положению Израиля посочувствует даже антисемит…

Уровни достоверности прогноза

Во всём, что я высказал, есть три уровня достоверности. Логические выводы, оценки и вероятностные события.

Логические выводы из причинно-следственных связей – это описание неизбежных событий. К ним относятся описанные экономические события – лопание пузырей, опережающее обрушение рубля, сворачивание кэрри трейд и рост доллара, последующая инфляционная волна и падение доллара.

Оценки – это то, что недоступно однозначному расчёту и является мнением, основанным на каких-либо косвенных критериях. К ним относятся, например, сроки прогнозируемых событий. Я написал – "в условном 2016 году". Конечно же, это не неизбежная дата. К ней следует прибавить плюс\минус поллаптя. К этой дате следует относиться скорее, как предельному сроку жизни сегодняшней модели. Оценочными являются и другие цифры, например, прогнозируемые ценовые уровни.

Вероятностные события – это те события, которые зависят от каких-либо субъективных действий и поступков финансовых, экономических и политических властей. Я исхожу из предположения, что политики и финансисты до конца будут оттягивать момент развязки и накачивать финансовую систему необеспеченными деньгами. Поэтому дефляционного сценария, как в Великую Депрессию не будет. Он уже происходит в виде сжатия банковского мультипликатора, но компенсируется неоправданной эмиссией. Так что дефляционная волна коснётся лишь биржевых пузырей. Также исхожу из прогноза действий властей, диктуемых кейнсианским вероисповеданием. Конечно, никто не запрещает властям вдруг поумнеть и взять на себя ответственность за дефляционный коллапс. Но это совсем маловероятно. Поэтому продлевать агонию, скорее всего, будут до конца.

Из какого понимания умственного состояния российских властей я исхожу уже описано. Но совсем теоретически возможны варианты внутрикланового переворота. Предпосылками к этому может послужить расхождение интересов членов некогда единой команды. Разлом этих интересов идёт между чемезовыми-сечинами (ворующими из убытков, по определению Жванецкого) и ковальчуками-ротенбергами (начавшими воровать, согласно рекомендации того же автора, из прибылей). У первых нет надежды на будущее, они со сменой власти потеряют всё. У вторых есть заинтересованность в легитимизации собственности при новой власти. Тезис – после Путина хоть потоп – их устроить не может. Эти люди по своим интересам начинают занимать ту же нишу, что и Ходорковский в 2003 году. Но все ресурсы, которыми можно решить их проблему, находятся не у них. Поэтому какие-либо действия с их стороны вероятны только при непосредственном приближении краха, как в Берлине в 1944 году. Это может изменить рисунок истории, но не её суть.

Кроме того я совершенно не рассматриваю такое развитие событий, как серьёзная война. И не потому, что она невозможна. Наоборот, война – это стандартная ошибка социально-политической системы на излёте своего существования. К тому же среди экономистов до сих пор бытует дремучее убеждение в оздоравливающем влиянии военных расходов на экономику. Не стану эту дикость даже комментировать. Отмечу лишь, что Адам Смит уже несколько столетий назад описал вредность для экономики не только самой войны, но и достигнутых победой целей. Тем, кто не способен понять Адама Смита даже через 250 лет, не стоило бы называть себя экономистами.

Война, к сожалению, возможна. Просто экономический прогноз в этом случае потеряет смысл. Цивилизация откатится назад, переход к следующим, более развитым социально-политическим структурам будет отложен. А в деградировавшей системе фору получит Китай. Тем более, если у него хватит ума остаться в стороне от этого безумия. Поэтому будем исходить из того, что на этот раз у лидеров хватит ума упустить возможность военного решения проблем. И не потому, что есть уверенность в таком развитии событий, а потому что только он ведёт в будущее.

Что будет после коллапса?

Насколько не были бы точны даты описываемых процессов, можно с уверенностью сказать, что во второй половине десятилетия вообще изменится историческая реальность. Наступит 21 век. По иронии судьбы 20 век тоже наступил во второй половине второго десятилетия. До этого было продолжение 19-го…

С закономерными, неизбежными чертами грядущей реальности читатель уже знаком из вышеприведённых материалов. Но нужно понимать, что эта предопределённость носит иной характер, чем прогноз самого кризиса. Описанный кризис произойдёт непременно и будет он у всех. Экономика уже катится по обозначенным рельсам, и свернуть нет никакой возможности. Предопределённость следующего этапа развития носит структурный характер. Таковым он будет, следующий этап. Но каждый отдельный игрок, каждая самостоятельная экономика будут находиться в точке бифуркации и самостоятельно определять – делать шаг в это будущее или возвращаться в прошлое. Структурная предопределённость состоит не в том, что мы все обязательно попадём в будущее, а в том, что кто сделает верный шаг, тот и станет будущим.

Какие шаги необходимо будет сделать описано в тех же материалах. Можно добавить – какие ошибки наверняка могут быть совершены.

Уже упоминалось об опасности соблазна инфляционного восстановления экономики. Вспоминаются радостные восторги столичных экономических стратегов, когда после кризиса 1998 года АЗЛК стал ударными темпами наращивать выпуск своей незабываемой продукции. Бюджету эта недолгая радость обошлась в огромную сумму. И это в то время, когда страна крепко затянула пояса. Конечно, чтобы отбирать последний кусок у голодных для восстановления производства такого уровня, нужен особо одарённый мозг "крепкого хозяйственника". Но хоть и в пародийной форме, этот пример иллюстрирует суть инфляционного восстановления.

Вместо необходимой автоматизации, обеспечивающей скачок в производительности труда, неизбежно будут и попытки "восстанавливать рабочие места". К чему это приведёт видно из этого примера. Читатель уже знает, что инфляционное развитие – это иллюзия. Инфляционный рост – это рост устаревшей экономики. Для слаборазвитых стран, намного отстающих от лидеров, он ещё допустим, поскольку отстающие производства могут быть для них передовыми. Но для развитых экономик это тупиковый путь и откат назад.

О возможных попытках возвращения к золотому стандарту вместо лечения кредитно-денежной системы и восстановления лежащей в её основании производительности капитала уже упоминалось. Такие перспективы обсуждаются некоторыми экономистами.

В поисках "новой технологической платформы" уже делают и видимо продолжат делать ошибки, связанные со стимулированием "зелёной энергетики". Читатель уже в курсе, что эта затея пагубна для экономики и наносит вред природе. Государственного стимулирования заслуживают инвестиции в перспективные направления – ядерную энергетику и вытеснение двигателя внутреннего сгорания.

В микроэкономике, на уровне стратегий частного бизнеса спектр возможностей и ошибок очень обширен. Их не описать. Так что придётся мыслить самостоятельно, исходя из понимания изложенной здесь общей картины.

Забавные байки

Байка первая. В конце прошедшего века я строил дачу. Как-то со мной разговорился словоохотливый стекольщик. Выражая сочувствие большому объёму хлопот, связанных со строительством, он похвастался, что себе дачу не строил, а купил готовую. Я, – говорит, – копил на машину, откладывал деньги в долларах. А тут кризис 1998 года, доллар взлетел. Мне этих денег хватило и на машину и на дачу. Да что я, – продолжал мой собеседник, – Вот у меня есть друг, у него было два киоска. Товар он привозил из Москвы. В очередной раз заканчивался товар, он собрал деньги, в долларах, разумеется, и тут кризис. Теперь у него два магазина.

История меня впечатлила. И не тем, что одних кризис разорил, а других обогатил. А случайностью этого процесса. Выбор делал не разумный человек, а безумная стихия. Кто попался под руку, на того и обрушилась. А люди, как какой-нибудь планктон. Кто-то пригрелся на солнышке, а кто-то попал в пасть киту. И не планктону это решать. Кит определяет – где и когда ему проплыть.

Байка вторая. Грянул кризис 2008 года. Все наши олигархи потерпели огромные убытки. Потери Дерипаски оценивались более чем в 20 миллиардов долларов. Практически он, как и многие другие, разорился. И если бы ни помощь государства, решившего, что деньги из нашего с вами кармана, нужнее ему и его коллегам, сегодня не было бы многих фамилий в верхних строчках списка Форбс.

В это же время Прохоров, вовремя окэшивший свой капитал, сказочно поднялся. Он стал женихом не только на всех свадьбах, но даже на всех поминках. Крупнейшие компании, подкошенные кризисом, соперничали за его внимание. Из-за чего так вышло, от большого ума, или по воле случая? Судя по его дальнейшим действиям, таким как инвестиции в Ренессанс Капитал, например, он стал таким же случайным счастливчиком, как и мой стекольщик.

Эта история снова произвела на меня впечатление. Слепая стихия рынка делает выбор не только за мелкого предпринимателя, не претендующего на знание макроэкономики, но и за любых олигархов, считающихся гуру бизнеса. И с людьми обыкновенными и с олигархами она обращается как с неразумным планктоном, выбирая за них – кого сожрать, а кого откормить. И только с вами она так поступить не сможет. Вы теперь представляете последовательность развития событий и сможете выстраивать стратегию бизнеса, либо частной жизни так, чтобы оставаться на гребне волны. Вы знаете – как наступит кризис, что у него будет общего с предыдущим, и чем он будет отличаться. Например, как и в предыдущий раз выиграет тот, кто вовремя окажется в валюте. Но, в отличие от прошлого раза проиграет, если замешкается, оставаясь в кэше. Поэтому свой манёвр следует продумать заранее.

Заключение

Будущее наступит уже к концу текущего десятилетия. Но наступит оно не для всех, а лишь для тех, кто сделает шаг ему навстречу. Как всегда найдётся множество тех, кто всеми силами будет цепляться за прошлое. И, конечно же, у них это получится. Уцепиться. Но вернутся они не в светлое прошлое, а попадут на задворки цивилизации. Тем, кто хочет попасть в эпицентр будущего, этот шаг навстречу нужно начинать делать уже вчера. Правительства этого сделать не смогут. Им придётся дождаться финансового коллапса и затем уже делать свой выбор. А вот каждому конкретному человеку никто сделать такой шаг не мешает.

Можно делать ставки на перспективные в новой экономике отрасли и направления, на получение нужных знаний. Тогда и в кризис, когда остальным будет плохо, можно добиваться успеха. Какой-нибудь моралист скажет, что неприлично быть богатым и счастливым, когда все вокруг бедствуют. Но это их выбор. Неведение – это тоже выбор. По крайней мере, они не могут сказать, что их не пытались предупредить. Тем, кто готов принять Будущее, пора начинать делать шаг ему навстречу.

https://sites.google.com/site/teoriasilnogomyslenia/prognozy/kakim-budet-krizis-2016-goda