Сирийские войска успешно наступают. Только за последние дни были взяты ключевые высоты, позволяющие в значительной мере затруднить переброску личного состава, боевой техники, вооружения, боеприпасов и других материально-технических средств боевиков «Исламского государства» и других радикальных исламистских террористических организаций с их тыловых баз из Турции в Сирию и обратно. Успешно действуют курдские ополченцы, которые на этом важнейшем операционном направлении играют ключевую роль в составе группировки сирийских войск.

Фактически вдоль всей северной границы Сирии возникает зона, контролируемая курдскими ополченцами. При этом вероятность того, что в перспективе сирийские курды получат автономию в составе Сирии с широкими полномочиями, весьма высока. Для Турции это означает, что вдоль всей своей южной границы может возникнуть область курдского самоуправления, что будет способствовать росту сепаратистских сил в самой Турции и фактически поставит ее на грань распада, который начнется как раз с отделения курдских регионов.

Для президента Турции Эрдогана разгром террористических радикальных исламистских организаций означает, что с идеей возрождения Османской империи придется распрощаться. Для его партии «Справедливости и развития» это может стать прологом политического краха. Лично для него самого и его семьи разгром исламистов в Сирии может означать политическую смерть. А учитывая, что Эрдоган уже серьезно досадил и военным, и спецслужбистам Турции, этот политический крах может привести к его физическому устранению.

Рушатся надежды и Саудовской Аравии на расширение своего влияния в этом регионе, что резко ухудшает ее положение в регионе.

Историческая роль России и роль русских в турецком менталитете
В статье:

Россия глазами турок

Бурное развитие событий в регионе, оставляют мало времени на выработку обоснованных решений политиками, а острота ситуации сужает возможности для политического маневра. В этих условиях высок риск не вполне взвешенных решений. Одним из которых может стать попытка введения Турцией бесполетной зоны в северных районах Сирии.

В этих условиях возможно огневое соприкосновение между оперативной группировкой российских ВКС в Сирии и турецкими ВВС, которое достаточно быстро может превратиться в полномасштабные боевые действия между ними.

Поэтому сейчас важно оценить вероятный ход и исход открытого противостояния. Надо понимать, что это будет не просто столкновение авиационных группировок, а военный конфликт России и Турции, в котором обе стороны, понимая антагонистичность целей, будут стараться не допустить эскалации конфликта в более крупномасштабный.

Россия постарается не допустить создания условий, при которых НАТО в полном объеме вступит в войну. А Турция — избежать перехода к боевым действиям сухопутных войск на кавказском направлении, поскольку в этом случае риск получить у себя в тылу мощное партизанское курдское движение, да еще поддерживаемое Россией, будет очень высок. Да и стать театром ядерной войны, пусть и ограниченной, вряд ли входит в турецкие планы.

Кто на самом деле создал эрдогановскую Турцию
в статье

Кто стоит за исламизацией Турции

Эти факторы диктуют вероятную динамику возможного вооруженного противостояния оперативной группировкой российских ВКС в Сирии и турецкими ВВС.

Как могут развиваться события при худшем сценарии

Первоначально Турция объявит бесполетную зону над частью территории Сирии на глубину в несколько десятков километров от своей границы. Учитывая наличие российских ЗРС С-400, для обеспечения этой бесполетной зоны турки могут передислоцировать свои ЗРК в зонах досягаемости российских ЗРК. Вне этих зон будет действовать турецкая авиация. При этом Турция вероятнее всего постарается подавить сирийские средства ПВО в этих районах серией ударов авиацией и артиллерией. Далее Турция начнет оказывать авиаподдержку исламистским организациям, нанося удары по позициям курдов и сирийских войск.

Россия, столкнувшись с дилеммой отказаться от поддержки сирийского правительства и его союзников и тем самым признать свое поражение в сирийском конфликте, или начать действия по прикрытию наземных войск от ударов авиации Турции, вероятнее всего, будет вынуждена начать боевые действия по прикрытию частей, действующих «на земле», от ударов турецкий ВВС.

После ограниченных столкновений небольших групп самолетов в воздухе и потери нескольких самолетов сторонами в воздушных боях и от огня наземных средств ПВО, когда станет очевидной невозможность реализации бесполетной зоны, Турции ничего другого не останется, кроме как провести воздушную наступательную операцию по завоеванию оперативного превосходства в воздухе в зоне, объявленной ею бесполетной. После ее завершения ВВС Турции, вероятно, перейдут к систематическим боевым действиям.

Оперативная группировка российских ВКС в ответ будет вести систематические боевые действия по срыву этой операции и нанесению неприемлемых потерь турецким ВВС с целью отказа Турции от продолжения боевых действий.

При этом с большой степенью достоверности можно предположить, что Турция не будет объявлять войну России, чтобы избежать полноценного включения в этот конфликт российских ВС с нанесением массированных ударов по территории Турции. А Россия, в свою очередь, постарается не доводить дело до того, чтобы в этот конфликт вмешалось НАТО в целом. Тем не менее, надо полагать, что Турция задействует на сирийском направлении далеко не полный состав своих ВВС, особенно истребительной авиации, чтобы иметь возможность отразить возможные удары российских ВКС с территории России по объектам ВВС и ПВО Турции с целью создания «коридора» для полетов нашей авиации в Сирию.

С учетом этого, основным содержанием вооруженной борьбы со стороны России, вероятнее всего, будут боевые действия истребительной авиации и средств ПВО по уничтожению самолетов противника в воздухе и РЭП систем ПВО и управления авиацией противника, избегая ударов по наземным объектам на территории Турции. Турция же помимо таких же действий, будет наносить удары по средствам ПВО, аэродромам и объектам системы управления ВВС Сирии и ВКС России на территории Сирии.

Исходя из этого сценария, выделяются два характерных этапа боевых действий в воздухе. Первый из них будет отличаться тем, что боевые действия будут вести относительно небольшие группы самолетов сторон. В ходе второго следует ожидать полномасштабного участия в боевых действиях основных сил группировки турецких ВВС и оперативной группировки российских ВКС. При этом можно предполагать, что Иран предоставит свое воздушное пространство для полетов российских военных самолетов, что будет важно для переброски в Сирию дополнительных сил авиации (в частности, для восполнения потерь) и привлечения к участию в этих действиях российских самолетов разведывательной авиации, РЭБ и ДРЛОиУ А-50М, значение которых в таком конфликте будет исключительным.

Состав группировки ВКС России, участвующий в боевых действиях, вероятнее всего, будет включать все самолеты, способные вести бои против самолетов турецкой авиации из имеющегося в настоящее время состава авиагруппы на базе Хмеймим (4 — Су-35С, 4 — Су-27СМ, 16 — Су-30СМ, 12 — Су-34, всего 36 современных истребителей). Кроме того, в Сирию может быть направлено усиление. В частности, в преддверии возникновения угрозы со стороны наземных средств ПВО Турции могут потребоваться самолеты РЭБ, которых в настоящее время в составе нашей группировки в Сирии нет. Допустимое количество самолетов усиления ограничивается оперативной емкостью располагаемой российской группировкой аэродромной сети (авиабазы Хмеймим и Шайрат) и возможностями снабжения. Соответственно, можно ожидать, что усиление нашей группировки может составить эскадрилья истребителей (вероятнее всего, Су-27) и одно-два звена самолетов РЭБ Су-24МП. Кроме этих сил, естественно, включится в боевые действия и сирийская авиация, которая (с учетом наличия подготовленных пилотов и исправной техники) сможет выставить до 2-х эскадрилий вполне современных истребителей МиГ-29. Таким образом, количество истребителей может быть доведено до 72 машин.

ПВО авиабазы обеспечивается в единой системе ПВО Сирии, включающей российские дивизионы ЗРС С-400 и (в системе ПВО зоны) и «Панцирь-С» (в системе ПВО аэродрома), а также сирийские «Бук-М2Э» и С-200. Радиоэлектронное прикрытие района базы осуществляется развернутой в этой зоне системой РЭБ «Красуха-4»

Слабой стороной российской группировки является отсутствие достаточного количества аэродромов для рассредоточенного базирования, их относительно высокая уязвимость со стороны Турции, что не позволяет разместить на них тяжелые машины, в частности, самолеты ДРЛОиУ А-50М. Это создает благоприятные условия для разгрома нашей группировки на аэродромах базирования.

Радиолокационное поле в районе возможных боевых действий создается системой наземных постов РТВ Сирии, а в районе авиабазы Хмеймим и российскими РТВ. Нижняя граница этого поля может быть оценена не менее чем в 1000—1500 метров, особенно в горных районах, что создает благоприятные возможности противнику для скрытных действий на малых высотах. В свою очередь, этот факт заставит российское командование, начиная с угрожаемого периода, организовать непрерывное патрулирование самолетов ДРЛОиУ А-50М, которые могут действовать с аэродромов Кавказа. Для этого потребуется привлечь не менее 12 таких машин (из имеющихся в настоящее время 15). С учетом этих самолетов российская группировка получит полноценное всевысотное радиолокационное поле в районе возможных боевых действий.

Турция, готовясь к боевым действиям, в Сирии постарается создать такую группировку, которая смогла бы гарантированно решить стоящие перед ней задачи. Поэтому для операции против российских ВКС в Сирии будет задействованы основные силы турецкой авиации. Вероятный состав турецкой авиационной группировки может включать до 120−140 F-16C (D). Противодействие российской и сирийской авиации на больших высотах (более 2000−3000 метров) могут оказывать на глубину до 50−70 км от сирийско-турецкой границы устаревшие ЗРК «Найк-Геркулес».

Контроль воздушного пространства в предполагаемой зоне боевых действий Турция сможет осуществлять с использованием наземных РТВ на глубину до 150 км от сирийско-турецкой границы с нижней границей не менее 2000 метров, что не обеспечивает эффективное управление своей авиацией над территорией Сирии. Своих самолетов AWACS Турция не имеет, однако зону вероятного конфликта уже сегодня контролируют НАТОвские AWACSы. Поэтому надо полагать, что они смогут предоставить турецкому командований необходимую информацию о воздушной обстановке с требуемой оперативностью практически над всей территорией вероятного конфликта, в том числе и на малых высотах.

На первом этапе боевых действий вероятны столкновения относительно небольших по численности групп авиации с обеих сторон. В этих условиях в их исходе ключевую роль будут играть ТТХ боевых машин. Превосходство российских истребителей Су-35С, Су-27СМ и Су-30СМ, позволит в большинстве случаев разрешать эти столкновения в свою пользу. Однако объектами атаки турецких истребителей будут и сирийские машины, которые по ряду показателей уступают турецким. С учетом сказанного можно предположить, что в первые несколько суток с момента введения бесполетной зоны Турцией в воздушных боях могут быть потеряны 3−5 турецких истребителей до 2-х сирийских и 1−2 российских.

Очевидная бесперспективность поддержания бесполетной зоны в условиях противодействия российской авиации заставит Турцию пойти на удары по аэродромам Хмеймим и Шайрат с целью подавления российской группировки ВКС. Для этого Турции и понадобится проведение воздушной наступательной операции (ВНО), на подготовку которой может уйти не менее недели. К ее проведению привлекут весь возможный состав авиации Турции — 120−140 машин, которые в течении 2−3 суток нанесут 4−5 массированных авиационных удара по объектам базирования российской и сирийской авиации и системы ПВО.

Первые удары, направленные на подавление наземной системы ПВО, при хорошо подготовленной системе оперативной маскировки могут, вероятнее всего, полноценно не достичь своей цели: значительная часть ЗОС сохранят свою боеспособность, особенно из числа мобильных. При этом потери турецкой авиации в зависимости от избранных способов действий сторон могут составить от 10−12 до 18−20 машин и более. В последнем случае потери могут быть признаны неприемлемыми, и Турция может прекратить ВНО, перейдя к систематическим боевым действиям, активизируя дипломатическую активность в направлении втягивания в конфликт НАТО в целом. К отказу от продолжения ВНО может побудить Турцию и сохранение боеспособности российских ЗОС, прежде всего ЗРС С-400. Потери российских ВКС на этом этапе могут составить 3−4 машины, еще 4−5 машин может потерять сирийская авиация.

Если же потери сохранятся на приемлемом уровне, то Турция перейдет ко второму этапу ВНО, целью которого станет разгром авиагруппировки Сирии и России на аэродромах. В условиях начавшихся боевых действий в воздухе России ничего не останется, кроме как нарастить группировку своих ВКС силами одной-двух эскадрилий истребителей. В рамках этого этапа потери турецкой авиации могут составить еще до 12−16 машин, что заставит Турцию свернуть ВНО. При этом потери российской группировки могут достичь 6−7 машин, еще столько же потеряет в воздушных боях сирийская авиация. На земле авиаударами Турции может быть уничтожено до 20−30% российской и сирийской авиационной группировки. Эти потери реально компенсировать наращиванием сил из России.

В дальнейшем можно ожидать перехода сторон к систематическим боевым действиям с постепенным их затуханием в течении 2−3 недель, но не более 1,5 месяца.

Однако такой ход боевых действий возможен только при условии налаживания надежно функционирующего воздушного моста из России в Сирию через Иран и Ирак. В противном случае, нам придется эвакуировать свою авиационную группировку.

Таким образом, можно констатировать, что в случае ввода Турцией бесполетной зоны над Сирией и развертыванием ею боевых действий по подавлению российской группировки ВКС и сирийской авиации полноценно достичь целей боевых действий Турции не удастся. При этом ВВС Турции понесут ощутимые потери, которые могут оказаться неприемлемыми — от 30 до 40 машин (от 20 до 33% от состава привлекаемых сил). Потери российской группировки также будут заметными — от 9 до 12 машин (18−25% от исходного состава), с вероятным выводом из строя нескольких машин из состава ЗРС С-400 и части комплексов «Панцирь-С». Однако задачу срыва создания бесполетной зоны российско-сирийская авиационная группировка решить сможет.

http://warfiles.ru/show-109072-russko-tureckaya-voyna-v-vozduhe-scenarii-boev-i-poter.html