«Доктор Хогноуз Детрик из Группы биологического оружия США переваливаясь вплыл в комнату для переговоров, где уже молча сидели представители армии, ЦРУ, АНБ и HS. Он сказал: «Так, я понял вас, мальчики хотят устроить небольшое домашнее био-террористическое шоу, чтобы удержать аборигенов от излишних волнений. Ну, первое, что вы должны знать, микроорганизмы не подчиняются приказам.

Забудьте всю эту научно-фантастическую чушь. Бациллы или работают или не работают. Как ляжет карта. Мы можете отхватить жирный кусок. Я могу рассказать вам, как сделать это, но только, если вы отбросите свои высокотехнологические влажные фантазии»», - («The Underground», Jon Rappoport).

Существуют сценарии будущего, которые можно предотвратить, если, перед тем как они произойдут, к ним достаточно тщательно подготовится, или, по крайней мере, внимательно проанализировать во время их развития. Инсценировка биологического теракта – один из таких сценариев. Самое главное - независимо от того, о каких микробах вы говорите, и откуда они появились - намеренное заражение ими не гарантирует предсказуемый результат. Никоим образом.

Например, люди, чьи иммунные системы обладают разной сопротивляемостью, будут реагировать по-разному.

Преступники могут обнаружить, что заболели и умерли менее 2% пострадавших. Но существует и другая стратегия, которую необходимо понимать.

Использование микробов в качестве прикрытия для химикатов.

Иными словами, биологический теракт не проводится. Он называется биологическим, но это ложь. Преступники нанимают исследователей, которые, проникнув в зону заражения, заявляют, что нашли образцы микроорганизмов, которые стали причиной болезней и смертей. Это обман. На самом деле, произошло распыление ядовитых химикатов, которые нельзя обнаружить, если не искать их специально.

Химикаты оказывают серьёзные, смертельные и предсказуемые последствия в течение недели или двух. Затем они рассеиваются и теряют потенциал, а «эпидемия» уже свершилась. В некотором городе, с довольно изолированным населением, возникают разговоры, что люди внезапно заболевают и умирают. На место выезжают медики и военные, они вводят карантин для всех жителей данного района. Безапелляционное заявление сделано в самом начале: «это биологический теракт».

СМИ допускаются только до границы карантина. Ведущие новостей устанавливают свою аппаратуру, чтобы вещать «с места событий». Вся страна, весь мир прикованы к этому происшествию 24 часа в день, 7 дней в неделю. За ограждением люди болеют и умирают. А в эфире появляются новости: «Люди говорят, что героические врачи собирают образцы крови для проведения анализов, чтобы определить микроорганизмы, которые вызвали эпидемию». Минобороны снова и снова подтверждает, что это био-теракт.

Человеческие истории сваливаются в кучу. Эта семья потеряла троих человек, та семья вымерла полностью. Трагедия, ужас и желанная реакция «мирового сообщества». Это мыльная опера, если не считать умирающих людей. Медицинский картель разжигает страхи перед микробами. Все государственные агентства пытаются ухватить свой кусок террористического пирога. Наконец, врачи заявляют, что обнаружили образцы микроорганизмов, которые стали причиной смертей в небольшом городе, и исследователи сломя голову разрабатывают вакцину (которую они производят в рекордные сроки).

Теперь необходимо вакцинировать каждого человека, где бы он ни находился. Без вариантов. Или прививка или изоляция или тюрьма. В этой истории с военным положением врачи выступают в роли героев. Врачи и военные. И правительство, и даже СМИ.

Затем, через несколько недель, когда потенциал секретного химиката иссякнет, всё закончится. Когда вы думаете об этом, этот сценарий – грубая модель происходящего во всех медицинских кабинетах мира. Врачи выписывают химикаты (лекарства), последствия применения которых более опасны, чем микробы, которые, вероятно (а вероятно и нет), вызвали заболевание. Иными словами, люди всего мира каждый день сталкиваются с биологическим терроризмом.

Обратите внимание на доктора Барбару Старфилд из Школы общественного здравоохранения Джона Хопкинса, опубликовавшую 26 июля 2000 года в Журнале Американской медицинской ассоциации статью под названием «Действительно ли здравоохранение в США самое лучшее в мире?». Она написала, что каждый год в США умирает 106000 человек от употребления медицинских препаратов, одобренных Управлением по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов.

За десять лет это уже более миллиона человек (подробности тут). А также поищите в интернете фразу «Управление по контролю за качеством пищевых продуктов и лекарственных препаратов, Почему вы должны знать о побочных эффектах лекарственных препаратов». Управление признаёт, что ежегодно из-за употребления медицинских препаратов умирает 100 тыс. американцев. (По этой ссылке можно прочитать официальную точку зрения Управления).

В рамках инсценировки био-теракта принимаются новые законы. Государство зажимает основные свободы. Право на перемещение ограничено. Критика властей – совершенно незаконна. Свобода собраний ограничена. «Граждане должны сотрудничать. Мы все должны быть вместе».

Новый федеральный закон, разрешающий Центрам по контролю и профилактике заболеваний делать прививки взрослым и детям по специальному расписанию (без каких-либо исключений) в срочном порядке прошёл через Конгресс и подписан президентом. Он основан на лжи… так же как и теория заболеваний, составленная медицинскими картелями. Основной фактор заболевания или здоровья человека – состояние его иммунной системы, а не микробы, которых изучают в пробирке.

Существуют лица, готовые раздувать опасности микробов. Они кричат о каждом «новом» микробе как о причине скорого вымирания человечества. Громче всего они кричат, когда исследователи заявляют, что микроб может видоизменяться и заражать людей от животных. «Вот оно! Мы должны что-то сделать!»

Однако, если вы проверите действительно подтверждённые смертельные случаи последних так называемых эпидемий, типа птичьего или свиного гриппа, SARS или MERS, то увидите невероятно низкие цифры смертей, которые радикально отличаются от глобальной смертности от обычного сезонного гриппа, который никогда не называют эпидемией.

И даже обычный грипп вызывает в США намного меньше смертельных случаев, чем об этом пишут в СМИ. Как я уже писал ранее, Центры по контролю и профилактике заболеваний ведут одну смешанную статистику для пневмонии и гриппа. Если вы попробуете подсчитать смертность именно от гриппа, то поймёте, что она очень маленькая. Если политические преступники захотят тайно устроить биологический теракт, они выберут химическое, а не биологическое оружие, и используют этот теракт для уничтожения конституционных свобод.

Поймите, исследователи за закрытыми дверями лабораторий могут легко заявлять, что они обнаружили вирус, который вызвал эпидемию.

Например, это было в 2013 году, во время шумихи вокруг SARS (атипичной пневмонии), когда 10 лабораторий Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), доступ к которым закрыт для общественности, объявили о том, что обнаружили коронавирус, который стал причиной атипичной пневмонии.

Через некоторое время канадский микробиолог ВОЗ Франк Пламмер некстати сказал журналистам, что удивлён тем фактом, что у больных SARS всё реже и реже обнаруживается коронавирус. Это было равносильно признанию, что вся научно-исследовательская работа была провалом и даже обманом. Но через день СМИ перестали об этом говорить. SARS оказался бессмысленным фарсом. У исследованных пациентов был обнаружен обычный грипп или несколько симптомов других болезней.

Но пропаганда достигла ошеломляющих успехов. Население было запугано. Потребность вакцинации, в общественном сознании, стала чрезвычайной. Несколько лет назад, я беседовал с микробиологом на тему описанного выше сценария био-теракта. Он сказал: «Думаете, найдётся официальный учёный, который посмеет проникнуть в закрытый город и честно исследовать район на наличие высокотоксичных химикатов? Его задавят, отовсюду изгонят и опорочат в ту же минуту. Власти назовут его сумасшедшим. И всё это – если он очень везучий человек».

Такова «наука» в наши дни. Исследователь может обнаружить то, что хочет, если ему разрешат свыше. В противном случае, перед ним закроются все двери.

После 30 лет изучения и освещения тотального научного мошенничества, я могу говорить, что большинство учёных знает (без инструкций свыше) границы «разрешённой территории». Они за милю унюхают опасность для карьеры.

ГМО? Roundup? Ядовитые пестициды? Климатические изменения? Вакцины? Лекарства? Медицинская диагностика? Реальные загрязнения окружающей среды? Ртуть? Химикаты в еде? Радиация? Атомные электростанции? Сланцевый газ? Фториды? Эти и другие проблемы правительство скрывает, используя свою власть. И у него есть армия послушных учёных, готовых исполнять приказы правительства (и корпораций). Эти учёные знают ответы ещё до того, как будут озвучены вопросы.

Тем временем, усиливается пропагандистский поток, расхваливающий науку. Это просто сказка для коррумпированных чиновников. Многие учёные, которые действительно не участвуют в научном мошенничестве, просто молчат и наблюдают за происходящим. Они видят надписи на стене большими буквами.

В 1988 году, работая над моей первой книгой «Корпорация СПИД», я поговорил с весьма уважаемым американским вирусологом. Я упомянул, что некоторые молекулярные биологи оспаривают гипотезу, что СПИД вызывается ВИЧ. А он ответил, что он и его коллеги давно знают о существовании «серьёзной проблемы» доказательства этой гипотезы, но они решили «оставить всё так, как есть». Это слишком политический вопрос, - признался он. Да, слишком многое в современной науке стало политическим вопросом.

Не высовываться и не вмешиваться – эти принципы не могут входить в программу высшего образования, но вскоре после выпуска, учёные сталкиваются с обучением другого рода. Перед ними встаёт выбор: вы хотите развивать карьеру или хотите жить изгнанными отовсюду?

Так уж вышло, что организация невозмутимого широкого исследовательского консенсуса – это серьёзная работа. Она отбирает время и деньги, но это не блестящая работа. Вы просто подаёте учёным знаки. Эти знаки: деньги, стабильность, статус, успех, продвижение по службе, гранты, престиж, репутация, пенсия; порицание, дискредитация, изгнание, изоляция, самоубийство, несчастный случай. И они сразу же понимают, что им хотят сказать.

http://antizoomby.livejournal.com/415081.html