Экономические новости, материалы экспертов и аналитиков создают впечатление, что у экономики есть какое-то недостающее звено. Именно его не хватает для того, чтобы понять, что реально происходит и для того, чтобы исправить ситуацию.

Прежде всего в глаза бросается тот факт, что молодые люди не очень хотят работать, хотят много внимания уделять себе.

С виду кажется, особенно для представителей старшего поколения, что молодежь — потребители, которым ничего не надо в жизни кроме покупок новых товаров и услуг.

Для объяснения этого феномена даже ввели понятие «поколение Y». Причем чаще в это понятие закладывается негативный смысл, в какой-то мере даже ругательный.

«Поколение Y» — многочисленно. Ладно, если бы небольшая его часть была «другой», но так ведь оно почти поголовно такое. Причем не сами ведь они себя такими сделали, они родились такими.

Раз уж генерация новых людей массово имеет некоторые характеристики, значит эти самые характеристики — норма. Не может такого быть, чтобы все массово вели себя неправильно.

На основании этого можно сделать вывод, что «поколение Y» родилось для какого-то другого мира, который еще не наступил.

Оно ведет себя так, как правильно в рамках этого нового мира, но для представителей старого мира их поведение неестественно. Поэтому на новое поколение и катятся бочки.

Есть мнение, что его представители не хотят учиться. Реально учиться — это норма. Это естественное желание. Если нет желания учиться, то это может означать, что просто учат не тому.

Есть мнение, что его представители не мотивированы. Реально это всего лишь значит, что их мотивируют не на то, что им надо.

Их хотят обучить принципам старого, чуждого для них мира и хотят мотивировать работать не на свой мир, а на чужой, который уходит в историю.

«Поколение Y» начало массово рождаться лет 20-30 назад, когда «старый мир» подошел к концу.

О том, что «старый мир» подошел к концу горит много фактов. Прежде всего, это мировой рост долгов.

Очень интересная информация на этот счет раскрывается в этой статье. Суть в том, что последних 20-30 лет цивилизованный мир живет в долг. Фактически за счет будущих поколений. Мировая экономика все это время в кризисе. Причем в глубоком кризисе, который заметен только специалистам.

Некоторые страны растут, поэтому внешнему наблюдателю кажется, что кризис не везде. Но реально кризис везде. Когда кризиса нет, все растут вместе. А если кто-то растет за счет другого, как, например, Китай — значит, кризис есть. Если кто-то недоедает, а другой передает — это значит, что налицо кризис. Кризиса нет — когда всего хватает всем.

Вот, например, информация о том, как деньги со всего мира утекают на Запад. За счет получения дотаций со всего мира Запад неплохо живет и сейчас.

Где же собака порылась? В чем реально дело?

Дело в том, что кризис есть. Очень глубокий кризис, которому 20-30 лет, а может, и больше.

Причем кризис не финансовый, как это может показаться, а скорее мировоззренческий.

Суть кризиса в том, что новый мир наступил, а жить в нем пытаются по-старому. Отсюда и полезли проблемы со всех сторон. Многие эксперты осознают суть кризиса, но пытаются понять его через терминологию и мировоззрение старого мира, поэтому толком ничего не получается.

Тут уместно вспомнить фразу «рыба не знает о существовании воды, пока ее не достать на воздух».

Примерно в таком положении сейчас находится весь мир.

Есть ощущения изменений, но мало кто реально побывал в «новом мире» и может рассказать, как он выглядит, объяснить это другим.

Что скажет рыба, которую достали на воздух, обитателям воды, когда в нее вернется?

Она скажет, что воздух не имеет ничего общего с водой. Там все по-другому. Другие принципы. Под водой никогда не бывает дождя, а вот в воздухе он бывает. Под водой невозможно летать, а вот в воздухе это возможно. Солнце совсем по-другому выглядит, если смотреть на него из воды или с суши.

Можно сказать, что водная среда — это «старый мир», а воздушная среда — это «новый мир».

Условно говоря, человечество повторяет выход из воды на сушу, который много миллионов лет назад был сделан его далекими предками.

Современный кризис — это как раз кризис перехода из одной среды в другую среду.

Речь, конечно же, идет про другую социальную среду, а не про природную. Все остальное (финансовый кризис, странное поведение молодого поколения) — это просто следствие.

Долгое время люди жили в индустриальной среде. Жизнь в ней определялась соответствующими принципами и правилами.

Один из главных принципов — произведи.

Производство рассматривалось как последняя точка, как основная цель. Это нормально, товаров тогда реально не хватало, был дефицит, поэтому логично, что все усилия концентрировались по этому направлению.

Второй принцип — кто работает — тот ест. Хочешь есть — иди и работай, иди что-то производи.

Хочешь есть много и вкусно — работай много и упорно, ну или открывай бизнес и налаживай производство чужими руками.

Начался индустриальный мир в Англии в 1740-1780 годах и надолго сделал ее мировым гегемоном.

Заканчиваться индустриальный мир в цивилизованных странах начал примерно в 1970-е годы.

Начало конца индустриального мира — это момент, когда началось перепроизводство товаров и услуг. С момента, когда это началось, мировая экономика и начала входить в кризис.

Есть временные меры по выходу из кризиса — разрушение локальных экономик в пользу мировой. Что, в принципе, сейчас и происходит.

Но резервы такого роста не безграничны. Возможности расти за счет разрушения локальных экономик, закончатся ровно тогда, когда последняя из них будет повержена. После этого начнется крутое пике мировой экономики.

Качественный выход из кризиса только один — переход на новые принципы функционирования экономики.

Эти принципы принято называть «постиндустриальная экономика». Пока что они еще толком не сформулированы, поэтому качественного перехода нет.

Не сформулированы они по одной причине — есть недостающие звенья.

Постиндустриальную экономику в основном видят как некую модернизированную индустриальную. Другими словами, все остается как прежде, просто добавляются некие элементы — и вот она, постиндустриальная экономика.

Но так не бывает. Поэтому и не получается построить. Основная проблема, которая этому мешает — производство и в постиндустриальной экономике рассматривается как конечная цель, как итог работы экономики.

Однако суть в том, что в новой экономике не производство конечная цель, а потребление.

Другими словами, потребление — это часть производственного процесса. Именно это и есть недостающее звено современной экономики.

В новой экономике именно потребитель — это прогрессивный класс. Потребитель в качестве прогрессивного класса сменил рабочего.

С точки зрения индустриального формата, потребитель — это халявщик. Если он платит деньги за товары, еще ладно, но если получает бесплатно — то халявщик и паразит.

Логика индустриала — бери, что дают, и говори спасибо. Если даешь обратную связь — то вообще враг народа.

Но с точки зрения постиндустриального формата, потребители — это авангард экономики.

Они тоже участвуют в экономике, причем в современной экономике их вклад очень весомый. Потребители производят обратную связь.

Каждый товар и услуга в основе — идея. Потребители потребляют товары и услуги, а потом рассказывают, что их не устраивает. На основании этой информации производится новая версия идеи. Затем идея воплощается в новой, более совершенной версии товара.

Так до тех пор, пока не получится абсолютная идея и совершенный товар.

У постиндустриала логика совсем другая. Его цель по жизни — найти несовершенство и рассказать об этом. Он не понимает, почему надо брать то, что дают, и еще молчать потом.

Какова роль обратной связи в процессе производства? Суть в том, что все берет начало от идеи.

Идея в данном случае — это не порождение мозга человека, а кирпичик мира, мельчайший элемент.

Цель любой идеи — стать абсолютной. В наш материальный мир идеи и приходят за этим.

Приходят они через людей. Внедряются в людей и мотивируют их заниматься своей абсолютизацией.

Людям кажется, что они лично придумали эти идеи, и они поэтому охотно ими занимаются, открывают стартапы, ищут инвесторов, производят товары и услуги.

Но чтобы начать путь к абсолюту, идее сначала нужно обрести форму — материализоваться.

В материализации идей и была суть индустриальной эпохи. По всей видимости, все идеи из возможных уже материализованы и стоят на низком старте, на пути к абсолютизации.

Именно поэтому закончилась индустриальная эра, и мы стоим на пороге нового мира.

Назначение нового мира — обеспечение абсолютизации идей. В этом и состоит суть постиндустриальной эпохи.

Человек — помощник идей. Раньше он помогал им материализоваться. В новых условиях у него будет новая роль — помогать абсолютизироваться. Новая генерация людей как раз для этого и рождена была, она под это «заточена».

Поэтому новому поколению неинтересно заниматься материализацией и обучением материализации. Процессом материализации должны заниматься автоматы, роботы и прочие механизмы, а не человек.

Вот почему и не получается перейти в новый формат экономики.

Во-первых, не создана инфраструктура. Во-вторых, не переформатировано мышление. В-третьих, не перестроена финансовая система.

Главная причина, почему все буксует — это современные принципы эмиссии. Они заточены под индустриальную экономику.

Раньше эмиссию производили под товары и услуги для обеспечения их оборота. В новых условиях эмиссию нужно производить под объем мотивации людей.

Мотивацию создают идеи, внедренные в людей. Сырьем для идей выступает обратная связь от потребителей товаров и услуг.

Именно поэтому потребитель и становится сейчас главным производителем. Он производит самое ценное — сырье для создания новых идей или развития старых.

Соответственно потребление — это один из этапов производства. Раньше производили товары как способы материализации идей, сейчас производят абсолютные идеи для их получения.

Потребитель принимает очень значимое участие в абсолютизации идей. Поэтому потребление надо признать работой и платить за него деньги.

В соответствии с новым форматом экономики необходимо строить и финансовую систему. Основные принципы новой финансовой системы изложены в статье «Novus ordo millennium, или Как спасти мир от катастрофы».

Элементы постиндустриальной экономики уже в той или иной мере есть.

Где-то собираются раздавать населению деньги просто так — за потребление в качестве безусловного дохода.

Где-то активно собирается обратная связь — и на ее основе производятся абсолютные идеи. Некоторые сферы производства уже на 100% автоматизированы.

Но все это происходит разрозненно, а не системно и на индустриальных принципах. Задача — все объединить в систему на постиндустриальных, а не индустриальных принципах.

Сегодня это не сделано, и в целом надо сказать, что в мировой экономике пока что еще по большей части используются индустриальные взгляды и бизнес-процессы. Поэтому она и буксует.

Выход из ситуации есть, и он очень простой — дать мировой экономике то недостающее звено, которого ей не хватает.

Как только она его получит, очень быстро будут решены современные экономические, политические и финансовые проблемы.

Мы получим новый мир, который всем понравится.

Комментарий:

Павел Бернович недавно опубликовал в ИМХОклубе занимательную статью «Недостающее звено современной экономики» о постиндустриализме. Мир идей вместо мира вещей, цель в потреблении вместо цели в производстве, безусловный доход вместо всеобщей занятости.

Автор утверждает, что мы однажды признаем наступающий постиндустриальный мир за прогрессивное благо, а для наших детей он есть уже нечто само собой разумеющимся.

Статья была неплохо аргументирована, отличаясь от массы околорелигиозных публикаций на эту же тему, плюс в комментариях обнаружились некоторые точки соприкосновения, которые делают спор с автором осмысленным.

Если оглянуться назад и проследить, как менялись общественные (производственные) отношения, то увидим, что новое и прогрессивное вырастает тогда и там, где старая формация выполнила свою миссию, удовлетворила базовые потребности, высвобождая людей от работы на выживание и открывая нашим потребностям новые горизонты.

Переходя на новый этап развития, общество с пафосом отправляет на свалку прежние отношения, «пережитки», но не прежние завоевания.

Рост производительных сил и подъём по пирамиде Маслова кажется дорогой с односторонним движением.

Мы уверены, что уже не будем голодать, умирать от жажды, эпидемий, антисанитарии. Не будем гробить здоровье, работая сверх возможностей в невыносимых условиях, миллионами гибнуть в войнах. Не одичаем, не станем безграмотны, бескультурны, безжалостны и беспомощны.

Потому что институты нашего общества гарантируют нам еду, кров, защиту, арбитраж, технологии, мораль и личное развитие.

Это всё у нас уже есть, а нам надо ещё больше свободы и больше потребления, поэтому в попытке прыгнуть выше головы мало кто боится сорваться в пропасть.

Проблема, однако, состоит именно в сохранении завоеваний цивилизации, которые есть у нас сегодня.

В англоязычной литературе есть понятие «sustainability», переводимое как «устройчивое развитие», но на самом деле означающее «выносимость», как противоположность «невыносимости».

На проекте Coursera есть целый курс от Иллинойсского университета, где вкратце обрисовывается теоретическая основа и даётся много примеров того, что боливар планеты Земля уже не выносит ни 7 млрд. населения, ни его растущие (надуваемые) потребности.

Причём речь о самых базовых потребностях — вода, еда, земля, воздух (леса). Более популярно и зрелищно о том, что цивилизация делает с миром, рассказывает документальный фильм «Дом» Яна Артюса-Бертрана.

Сторонники постиндустриализма утверждают, что роботы, генная инженерия и интернет всё исправят, всех накормят и снабдят гаджетами. Но вот незадача — редкоземельные материалы для гаджетов добываются полурабским трудом африканцев, корпуса суперсовременных фабрик в Китае строят обедневшие выходцы из крестьян.

Химические овощи и накачанные антибиотиками домашние животные, доступные «золотому миллиарду», этот миллиард уже не радуют, как и туманные ожидания относительно последствий поедания ГМО, а экопродуктов на всех и близко не хватит.

Европейские солнечная и ветроэнергетика живут на разных формах явных и скрытых дотаций, добыча сланцевых углеводородов ведётся настолько хищническим способом, что нефть из Аравии и того «зеленее». О хвалёном «Тесла-мобиле» и распиареной «частной космонавтике» и говорить нечего.

Даже отдельные успешные проекты, как опреснение воды и вакцинация жителей беднейших стран, приводят к ещё большему росту населения последних, голоду, войнам и волнам беженцев. И так далее.

Гора исчерпавшего себя и планету индустриального мира родила мышь. Бесплодную и больную.

Чего, однако, не скажешь о доиндустриальном и догуманистическом мире, который шагает по планете победным маршем.

Локальные конфликты и революции 1990-2010-х приводят страны не к прогрессу, а к деградации, разрушению инфраструктуры, промышленности, образования, здравоохранения, общественного согласия. Пускай неидеальных, но хоть каких-то!

На их месте вырастает мракобесие, шовинизм, откат к натуральному хозяйству, если не к рабству. В новой дикости тонут не только вчерашние последователи СССР, но и периферия «победителей» в «холодной войне».

Апартеид в ЮАР был, безусловно, плох, но что жители этой страны, особенно образованные, инициативные и деятельные, скажут о нынешнем режиме — прогресс это или откат назад? А жители других стран, переживших «революции» и неолиберальные реформы — уже катаются сыром в масле?

Молодёжи, выросшей в разорении и пропаганде, этот откат прост и понятен — вот враг, вот ружьё. «Неправильно жившим» старожилам новый мир не нравится, но война, как говорится, дело молодых.

И самое катастрофичное в том, что, взбаламутив свою периферию колониальной, индустриальной и «оранжевой» политикой, западная цивилизация получает весь этот придонный ил в свои столицы, в уютный мир толерантности, краудсорсинга, фриланса и розовых пони.

Растущее имущественное, культурное и образовательное неравенство, уродливые гетто и не менее чудовищные рублёвки, растущие долги и налоги, различные людоедские идеологии, требующие терпимого к себе отношения — всё это разрушает тот базис, на котором возможно построить более свободное, благополучное и сберегающее планету постиндустриальное общество.

От вопроса, как жить ещё лучше, мы возвращаемся к вопросу, как вообще выжить.

В этом откате назад нет ничего нового. Так, с современной точки зрения, крепостное право — это шаг назад по сравнению с общинным и договорным землепользованием. Оно пришло, выполнило свою миссию и ушло, открыв дорогу индустриализации. В СССР история для крестьян повторилась — в сообразном эпохе более жёстком формате.

Нет и ничего нового в отрицании европейскими «зелёными» всеобщего образования и единой системы ценностей. В демонтаже семьи или в концепции безусловного дохода, заменяющего социальные гарантии по принципу «на тебе, деточка, рубль, и ни в чём себе не отказывай».

Важно лишь понимать, что это шаги не вперёд, а назад.

Когда пирамиды бумажных долгов и медийного лицемерия достигнут максимума, осторожные шаги назад превратятся в бегство в пампасы, аналогичное тому, что пережил СССР в период своего краха.

Союз тоже строил планы, как прыгнуть в свой постиндустриальный мир, где «от каждого — по способностям, каждому — по потребностям» (СОФЭ и косыгинская реформа).

Тогда, в середине 1970-х, лицемерие и комфортное оцепенение элит взяли верх, и через 15 лет застоя и попытки почётной капитуляции бывшие республики-сёстры погрузились в войну, в нищету и примитивный деспотизм.

Аналогичной дорогой идут и страны вчерашнего «первого мира». От них, как от СССР, уже начинают откалываться сателлиты, не желающие участвовать в заведомо провальном проекте.

Постиндустриализм как решение накопившихся проблем, безусловно, родится, но родится он там, где для этого есть индустриальный, культурный, демографический задел.

Где новое будет органично вытекать из старого и целиться в будущее. Где невозможно разбогатеть на разрушении. И где общество сумеет отгородиться от неоколониального разграбления и упаднического прозелитизма мембранной, фильтрующей зёрна от плевел.

Вопрос лишь в том, не сметут ли миллиарды голодных людей и атлантическая военная машина с постиндустриальными дронами-убийцами эти островки прогресса...

http://imhoclub.lv/ru/material/nedostajuschee_zveno_sovremennoj_ekonomiki

http://imhoclub.by/ru/material/o_divnij_novij_postindustrialnij_mir