Министр иностранных дел Страны восходящего солнца Фумио Кисида назвал неприемлемой возможную поездку премьер-министра России Дмитрия Медведева на Курилы. Он подчеркнул, что подобный визит будет идти «вразрез с позицией Японии по территориальному вопросу и ранит национальные чувства японцев».

До национальных чувств японцев мне нет дела. А вот до наших национальных чувств — есть.

Я хорошо помню реакцию многих моих читателей на пост Отдаст ли Путин Японии спорные острова? Она была резко отрицательной, кое-кто обвинил меня чуть ли не в предательстве национальных интересов России. А кто-то в сердцах пообещал, что если президент отдаст два острова из четырех, то лишится поддержки.

Думаю, именно так и случится. К сожалению, часто мы совершенно не готовы смотреть правде в глаза.

Приглашение День-ТВ прокомментировать предстоящую поездку нашего премьера меня тоже удивило. Оказывается, я считаюсь специалистом по этому узкому вопросу, хотя наверняка существуют в природе и более осведомленные товарищи. Однако у меня действительно есть свое мнение, которое я там и озвучил. А теперь хочу донести до вас.

Предыстория возникновения конфликтной ситуации описана в прошлом посте достаточно подробно, не буду повторяться. Остановлюсь лишь на самом главном документе, на котором базируются наши отношения с Японией вот уже почти 60 лет. Называется он СОВМЕСТНАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК И ЯПОНИИ. Именно на нее то и дело ссылаются то Путин, то Лавров, приглашая японцев к переговорам и намекая, что спорный вопрос может быть урегулирован.

В п.9 Совместной декларации сказано следующее:

Союз Советских Социалистических Республик и Япония согласились на продолжение после восстановления нормальных дипломатических отношений между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией переговоров о заключении Мирного Договора.При этом Союз Советских Социалистических Республик, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Сикотан с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения Мирного Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией.

Совместная декларация ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР и Правительством Японии в один и тот же день — 8 декабря 1956 года. Обмен ратификационными грамотами произведен в г.Токио 12 декабря 1956 г.

Смею предположить, что мои патриотически настроенные читатели этого документа не видели. Иначе бы им стало понятно, что Россия, объявив себя правопреемницей СССР, приняла на себя не только приятные обязательства вроде сохранения всех посольств и другой заграничной собственности, но и неприятные. Вроде тех, что значатся в пресловутой Совместной декларации.

Репутация моей страны как государства, которое не держит слово, больно ранит мои национальные чувства. Примерно так же, как японцев — попытка усомниться в принадлежности их «северных территорий».

Площадь острововИтуруп — 3200 кв. км
Кунашир — 1490 кв. км
Шикотан — 225 кв. км
Хабомаи — 100 кв. км

В действительности, Шикотан и Хабомаи ни японцам, ни нам особо не нужны. Во-первых, они слишком малы — их совокупная территория занимает 6,5 процента от общей площади спорных островов. Во-вторых, в военном отношении они не могут сравниться с Кунаширом и Итурупом, о передаче которых речь никогда не шла и никогда не пойдет. В-третьих, Охотское море даже после их передачи Японии все равно остается нашим внутренним — на карте хорошо видно, что Кунашир и Итуруп «замыкают» акваторию, в то время как Шикотан и Хабомаи отношения к нему не имеют.

Но самое главное — в-четвертых: американцы категорически против урегулирования пограничного спора. В 1956 году Вашингтон официально предъявил Токио ноту, в которой пригрозил, что в случае снятия Японией претензий на острова Кунашир и Итуруп США навечно оставят под оккупацией архипелаг Рюкю и остров Окинава.

Вашингтону позарез нужно, чтобы эта горячая точка тлела, а между Россией и их союзником оставались непримиримые отношения.

Японцы вынуждены были уступить давлению, и с тех пор послушно требуют все четыре острова. Прекрасно отдавая отчет в тщетности своих требований. Правовые основания у Японии есть только на Шикотан и Хабомаи, но выросли целые поколения политиков, сделавших карьеру на возврате «северных территорий».

Российская сторона, напоминая о Совместной декларации1956 года, понимает шаткость позиции любого японского политика, который подпишет с нами мирный договор. Ведь после полувековой накачки население, не вдаваясь в исторические детали, рассчитывает получить взамен всё, компромисс его не устроит. Думаю, именно поэтому наши власти так легко призывают вернуться к договоренностям 60-летней давности.

Для того, чтобы японцы все же удовлетворились Шикотаном и Хабомаи, требуется несколько десятков лет планомерной информационной обработки населения. Собственно, примерно столько же, сколько требуется России на подготовку общественного мнения в пользу выполнения взятых на себя обязательств.

Мне совсем не нравится, что в 1956 году мы сами предложили японцам эти два острова. Никто нас за язык не тянул. Но это наше преждевременное предложение вошло в документ, который заменил нам мирный договор и позволил обменяться посольствами.

Если обязательства, прописанные в Совместной декларации, будут когда-нибудь выполнены, в проигрыше окажутся только американцы, которые лишатся рычага давления на своего верного вассала на Дальнем Востоке. А на планете станет одной зоной конфликта меньше.

Примерно об этом я и сказал в студии День-ТВ.

http://pavel-shipilin.livejournal.com/458684.html