Какие изменения ожидают в образовании?

Американская «фабрика мысли» Pew Research Center опубликовала замечательный обзор, посвященный тому, каким будет профессиональное образование и рынок труда через десятилетие. В рамках проведенного исследования были опрошены тысячи ведущих мировых профессионалов, работающих в академической сфере и сфере цифровых технологий.

Эксперты должны были ответить на следующий вопрос:

«Как Вы думаете, увидим ли мы в следующие 10 лет появление новых программ образования и профессионального обучения, которые смогут успешно обучить большое количество работников тем навыкам, которые понадобятся для рабочих мест будущего?»

70% опрошенных были настроены оптимистично и ответили «Да». 30%, соответственно, не верят в успех будущего образования. Но самое главное - даже не это распределение. Самое главное – это развернутые комментарии, которыми поделились 684 эксперта. Специалисты Pew Research проделали большую работу, систематизировав, скомпилировав и выбрав главное из этих комментариев. Этот свод ценнейших мнений от лучших умов планеты рисует интересную, богатую и очень многогранную картину нашего ближайшего будущего. Будущего, облик которого будут определять цифровые технологии, роботизация и технологии искусственного интеллекта. Темы, которые затрагивают опрошенные эксперты, порой выходят далеко за рамки образовательных вопросов.

Как и кто уничтожает образование в России

Оптимизм большинства участников опроса – похвальная вещь. Но этот оптимизм не может гарантировать, что изменения будут идти теми темпами, на которые надеются специалисты. В похожем исследовании от 2004 года, также проведенного Pew Research Center, респондентам было предложено оценить вероятность следующего сценария. «Благодаря информационным технологиям, темп обучения в следующем десятилетии всё в большей степени будет определяться выбором студента. Через 10 лет большинство студентов будет проводить хотя бы часть учебного времени в виртуальных классах, будучи сгруппированы через онлайн с теми, у кого подобные интересы, уровень мастерства и умений».

59% опрошенных тогда посчитали, что этот сценарий реализуется. Ни в 2014, ни сейчас, в 2017, указанные в нем достижения не кажутся близкими. Вероятно, что многие из позитивных ожиданий, высказанных в нынешнем опросе, также не реализуются к 2026. Но от этого они не становятся менее интересными и менее важными. Они не перестают быть частью нашего будущего, хотя и могут находиться в нём дальше, чем нам хочется.

Профильным специалистам и работникам HR я порекомендую прочитать оригинальный обзор полностью (хотя он довольно объемен). Ниже я публикую перевод тех мнений, которые показались мне наиболее важными, глубокими и нетривиальными. Выделение везде моё. Кое-где я делюсь и своими комментариями.

Дэниэл Уэндел, научный сотрудник MIT Scheller Teacher Education Program: «Стремительная эволюция технологий быстро обгоняет наши возможности преподавать их в рамках традиционных систем образования. Однако человеческие потребности и мышление, а также приёмы, с помощью которых мы учимся, не изменились, и не изменятся так же быстро. Мы, как общество, конечно, будем вынуждены принять новые модели образования, в которых от старых знаний быстро избавляются, а методы мышления и действий взамен фактов становятся главным фокусом преподавания и тестирования.

Однако массовым онлайн-системам, существующим сегодня (и даже тем, что появятся через десятилетие), не хватает многих черт школы, обязательных для нормального умственного развития. Я уверен, что по прошествии времени такие онлайн-ресурсы станут «модулями» , которые могут быть подключены к новой системе образования, которая содержала бы в себе ногие социальные элементы нынешних школ. Что упускают из вида сторонники массовых открытых онлайн-курсов (МООК) – это то, что образование является гораздо более сложным понятием, чем передача знаний. Оно влияет на социальное развитие, семейную жизнь, заботу о детях, создание сообществ и так далее. Только когда этим аспектам будет уделено внимание, общий «настрой» образования начнет ощутимо меняться».

Зачем разрушают систему образования?

Giovanni: Вообще тема гибкости в образовании будущего является одной из важнейших.

Анонимный социолог: «Что еще не достигнуто – так это подстройка навыков, которые требуются от работников, под будущее самой работы. <Сейчас> приходится ждать годы, за которые профессиональный работник освоит широкие, дорогие вузовские программы, и неясно, нужен ли нам/им 1% или 99% из этого за такие затраты и <долгое> ожидание. Более широкая доступность <новых форм> обучения расширяет географические пределы потенциальной рабочей силы. Она вознаграждает любопытство, не имея такого серьезного финансового обременения. И она позволяет нам избавиться от представления о том, что новая наука будет расти и сохраняться в силе. Она позволяет образовательному пространству расти, приспосабливаться и сокращаться, когда будут появляться новые его виды».

Анонимный главный консультант в организации, занимающейся стратегическими изменениями: «Я считаю, что внимание надо уделить двум вопросам:

1) Создать фундамент – базовая компьютерная и сетевая грамотность вместе с навыками критического мышления, без упора на специфические вещи. Это позволит помещать новые технологии в уже существующий контекст и быстрее их ассимилировать.

2) Избавиться от прошлого. Моим родителям пришлось учить, сколько бушелей в пеке (американские меры объема - Giovanni) – информация, на сегодняшний день практически иррелевантная. Подобно этому, мы должны понять, что наши дети вступают в мир, где на расстоянии вытянутой руки всегда будет иметься множество компьютеров. Стоит ли учиться делению в столбик, когда у тебя всегда есть калькулятор? Стоит ли учить прописные буквы, если ты будешь печатать текст? Мы должны избавиться от ностальгии по тому, как мы учились <раньше>, и вооружить наших детей наиболее практичными умениями».

Анонимный бывший сотрудник крупного американского университета: «Как долго каждый студент будет оставаться в учебном заведении, и каким образом он будет обучаться в это время – будет определяться индивидуально для каждого студента и для каждого работодателя, трудоустраивающего выпускников. Чтобы дедушки и бабушки были счастливы, будут изобретены новые названия для академических степеней разной продолжительности; и останутся речи перед выпускниками, мантии и шапочки (т.е. атрибутика – Giovanni). Но я полагаю, что через 10 лет для студентов, сосредоточенных на профессиональном образовании, только часть таких дипломов будут иметь сегодняшний стандартный тип степени».

Состояние науки в России подробно

Джефф Джарвис, профессор City University of New York Graduate School of Journalism: «…Мы должны увидеть падение предельных издержек на обучение еще одного студента до нуля, чтобы понять, что настоящие инновации пришли в образование… Я не думаю, что мы когда-нибудь достигнем нуля; МООК – это не решение! Но, скорее всего, мы увидим радикальные экономические потрясения в сфере образования – за счет новых инструментов и средств обучения и освидетельствования обучения – и таким образом нам удастся обучить гораздо больше людей большему количеству навыков».

Маркус Фот, профессор Queensland University of Technology: «Я подозреваю, что массовый подход МООК к образованию будет усилен более сложным подходом: обучением с peer-to-peer связями, которое объединяет онлайн- и физический миры».

Д. Иветт Уон, доцент по информационным системам New Jersey Institute of Technology: «Знания могут быть получены с помощью массовых онлайн-способов, но умения по-прежнему будут требовать обучения в малых группах и персонального подхода с упором на индивидуальную обратную связь. В будущем технологии станут настолько продвинутыми, что модальность – онлайн или оффлайн – перестанет иметь значение. Вместо этого важным окажется размер и достигаемая теснота связей образовательной среды. Более важным станет формализованное наставничество, требующее как технических компетенций, так и межличностного взаимодействия».

Эд Доддс, стратег в цифровой сфере Conmergence: «Скорее всего, более целенаправленные сети (гильдии) формального наставничества будут процветать».

Марти Хёрст, профессор School of Information at University of California, Berkeley: «От объема доступных на сегодня бесплатных образовательных материалов захватывает дух! Каждый, кто умеет читать и имеет интернет-связь, может, не тратя денег, изучить любую возможную тему с помощью отличных преподавателей – впервые в истории человечества. Однако нынешние технологии имеют несколько недостатков. Они требуют, чтобы учащиеся были целеустремленными и способными к самостоятельной работе. Большая часть работ – виртуальные. Обратная связь с учащимся не персонализирована.

…<Новые технологии> приведут как минимум к двум революциям в образовании. Первой будет беспрецедентной понимание того, как люди учатся и как хорошо их учить. Вторая – это возможность для людей со всего мира получить образование, которое им требуется, по доступной цене. За 10 лет вопросы аттестации и освидетельствования обучения будут решены, а чёткая граница между онлайн- и личным обучением будет размыта».

Дэн МакГарри, медиа-директор Vanuatu Daily Post: «Большая часть самых мощных инструментов будет сделана с помощью краудсорсинга. Люди начнут свыкаться с пределами своих предсказательных способностей. И будут учиться проектировать и улучшать системы обучения итерационно».

Александр Халавэйс, директор программы MA в соц. технологиях Arizona State University: «Так и останутся различия между обучением тому, что лучше познаётся индивидуально (и, следовательно, может быть распространено на интерактивную/транслируемую модель), и тому, что лучше познаётся в коллективе. Последнее также можно распространить <на онлайн>, но технологии для масштабирования коллективного образования уступают обучающим технологиям. Рост этих образовательных онлайн-сообществ будет весьма интересной историей следующих 10 лет. Успех данных систем будет базироваться на аттестации, которая должна стать прозрачной и способной показать настоящее выучивание. В той мере, в какой удастся этого достичь, появляющиеся свидетельства будут дополнять (и порой заменять) вузовские дипломы».

Мика Альтман, директор по исследованиям MIT Libraries: «За последние 15 лет мы видели рост успехов в создании доступных открытых курсов, и затем успехов в масштабном обучении классов онлайн (напр. Coursera, edX). Следующей частью этого пути будет онлайн-аттестация. Прогресс в онлайн-аттестации будет медленнее, чем в онлайн-доставке, из-за необходимости соответствовать законодательству или изменять его, нарабатывать репутацию и преодолевать укоренившиеся институциональные интересы в очном обучении. Несмотря на это, я настроен оптимистично и считаю, что мы увидим существенный прогресс в следующие 10 лет – в том числе более строгую и общепринятую аттестацию, основанную на компетенциях».

наука

Мировые центры научного прогресса. Доля ведущих стран в мировых расходах на НИОКР, %
Источник: Global R&D Report 2012 Magazine. P. 3-5.

Анонимный профессор Florida State University: «Самые высокие издержки [аттестации] будут приходиться на оценку качества. Ключевые навыки коммуникации, анализа, критического мышления, совместной и командной работы могут потребовать некоторых видов проектного или основанного на опыте обучения, наряду с профессиональным контролем и оценкой. Если дипломы фокусируются на определенных результатах обучения, и это параллельно документируется, им будут доверять».

Анонимно: «Этот вопрос проистекает из еще более фундаментальных изменений, свидетелями которых мы будем в ближайшие 10 лет: одновременное удорожание компетенций и обесценивание дипломов. То есть, модульное обучение и образование, нацеленное на компетенции, рано или поздно станет де факто валютой на рынке труда будущего. Я рассматриваю это как, возможно, наиболее позитивное изменение, поскольку диплом всегда был только приблизительным показателем компетенций, и часто показателем плохим. Рынок труда, принявший эту новую парадигму, будет давить на вузы и проф. училища, чтобы изменились их методы обучения, и поощрять студентов, чтобы те были не просто «губками» для знаний».

Анонимный консультант и исследователь в компьютерной сфере: «Система образования в конечном итоге работает на то, чтобы насаждать конформность и полезность для корпоративистской системы, с самым минимумом внимания ко вкладу в гражданское общество и «глубоким» жизненным навыкам. Будущее принадлежит самоучкам, поскольку ценность дипломов размывается из-за интенсивного усвоения и быстрого оборота умений».

Связь миграции и кризиса образования
В статье:

Выпускники ВУЗов в США никому не нужны

Анонимный директор по маркетингу компании-поставщика образовательных материалов: «В области обучения навыкам осуществляется много инвестиций, проводится много экспериментов, и есть все основания верить, что смешанная модель с упором на самообучение продолжит набирать популярность. Виртуальная реальность (ВР) найдёт наиболее полезное применение в области обучения навыкам, и, в конечном итоге, мы будем способны научиться навыкам, которые раньше требовали для овладения дорогой персональный опыт».

Крис Звемке, веб-разработчик: «Умения, которые потребуются в следующем десятилетии, не будут отличаться от умений, которые требуются сейчас: понимание систем и сложных механизмов, … а также мастерство в ручной работе для производства товаров всё более высокого качества. Вероятно, это лучшее (если не единственное) применение для виртуальной реальности за пределами детских игр… Обучение этим умениям будет практически таким же, но вместо дорогих «настоящих» классов с ограниченной применимостью к реальному миру (из-за <высоких> издержек), виртуальная реальность будет способна симулировать лучшие, худшие и стандартные сценарии с гораздо меньшими издержками. <Удаленное> обучение через интернет-связь, а не в образовательном центре… облегчит преподавателям оценивание и помощь всем студентам на равных условиях».

Giovanni: со Звемке можно поспорить по поводу необходимости «ручного труда» в будущем. А также «игрушек» как единственной сферы для ВР – например, тема виртуальных рабочих пространств сейчас является мейнстримом в футурологии. Главное, что он указывает на самый перспективный путь уменьшения стоимости обучения «до нуля» - при одновременном росте сложности и качества этого обучения.

наука

Соотношение расходов государственного и частного сектора на НИОКР
Источник: OECD Science, Technology and Industry Outlook 2008. P. 83.

Антеро Гарсия, доцент Colorado State University: «Однако я не думаю, что эти цифровые инструменты сами по себе дадут сильные результаты в области лидерства и творческих способностей… С другой стороны, не поиск новых видов инструментов, а те способы, с помощью которых люди сотрудничают, строят отношения и создают инновации в онлайн-пространствах - вроде игровых сообществ, виртуальных миров и социального активизма в Твиттере - являются примерами обучения и развития навыков, которые надёжны и могут изменить облик работы и найма».

Giovanni: Позиция А. Гарсия выглядит не очень прочной: ни соцсети, ни игровые сообщества сейчас и близко не могут достичь эффективности в практических результатах работы, показываемой традиционными организациями. И всё таки мне близки его мысли: со временем сотрудничество, основанное на сетевых, добровольных принципах, будет всё более важным – этому будет способствовать прогресс в коммуникационных технологиях и растущая значимость творческой деятельности в занятости людей.

Марина Горбис, исполнительный директор Institute for the Future: «<В будущем> станет легко овладевать определенными умениями с помощью различных инструментов (включая виртуальную реальность), которые могут ть работников in situ, чтобы те усвоили, как использовать оборудование или проектировать предметы. По мере того, как мы встраиваем информацию в физическое пространство и объекты, целый мир потенциально становится классным кабинетом. Можно указать на растение и узнать его вид, происхождение и т.д. Указать на здание и узнать его историю или демографию места. Pokemon Go – ранний сигнал, показывающий, что возможно, когда мы налагаем контекстно-зависимую информацию на физические места. Я верю, что для образовательных целей появятся похожие применения. В то время как конкретные умения выучить будет относительно легко, навыки критического мышления и нахождения смыслов – которые необходимы для успеха – постичь будет сложнее, поскольку они требуют более глубокого понимания, рефлексии и мышления, которое не является специфичным для конкретных навыков и не ограничивается отдельными дисциплинами».

наука

Число публикаций РАН и вузов
Источник: Блог Ивана Стерлигова (http://isterligov.blogspot.ru/2013/07/vs-wos.html).

Эд Лайелл, первопроходец онлайн-образования, профессор бизнеса и экономики Adams State University: «К несчастью, большинство из этих новых возможностей находятся за пределами формального государственного или высшего образования – однако эти бюрократии больше заинтересованы в защите status quo для своей расточительной системы, чем в использовании новых инструментов, делающих обучение более эффективным.

Изменение финансирования для общей школы и высшего образования, с целью сделать упор на получение компетенций <обучающимися>, может побудить формальное образование использовать существующие и появляющиеся инструменты, особенно «веселые симуляторы» (fun-based simulation) и модели обучения с ролевыми играми… Так что альтернативная система образования более вероятна, чем реформа нынешних школ и университетов».

Скотт МакЛеод, адъюнкт-профессор University of Colorado: «Некоторые из ключевых навыков, которые потребуются рабочей силе в будущем, включают способность к критическому мышлению, решению проблем, эффективным коммуникациям и совместной деятельности, часто в рамках глобальных контекстов и внутри технологичного окружения. Многие из компетенций, необходимых для этого, могут преподаваться с помощью различных онлайн-механизмов. Среды для подготовки этих компетенций будут особенно эффективны, если во время обучения они будут применяться к возможностям изменить реальный мир, а не оставаться в рамках искусственных, ограниченных «стенами класса» назначений».

наука

Распределение внутренних текущих затрат на исследование и разработки по областям науки, %
Источник: Наука, технологии и инновации России: 2012. С. 35.

Франк Одаш, президент Lone Eagle Consulting: «Майнинг «сырого» человеческого потенциала – это новая Золотая лихорадка… В частности, обучение преимуществам эффективного онлайн-сотрудничества должно проходить на практике, как и культивация собственного умения быть самостоятельным, что является вопросом самооценки и уверенности в себе. Обучение тому, как поднимать свою самооценку и помогать делать это другим – это фундаментальный процесс для успешных сетей со взаимной поддержкой, как и для личного успеха.

Обучение гибкости мышления онлайн – это вызов, так как все люди разные, и персонализированное обучение требует индивидуальных подстроек процесса обучения. Именно здесь ключевой переменной становятся инновации в том, что лучше всего мотивирует индивида. Пример: для меня, обучавшего преподавателей онлайн в течение 30 лет, цитата У. Черчилля выглядит верной: «Мы всегда готовы учиться, но никогда не хотим, чтобы нас поучали»…

Те, у кого нет склонности к самообучению, не станут просто заниматься самостоятельными онлайн-уроками или активно исследовать глобальные инновации в поисках того, что уже работает для других. Поэтому мы начинаем с преподавания любви к практической учёбе, с массы поощрений, настоящего цифрового творчества и общих результатов сотрудничества».

Аксел Бранс, профессор Digital Media Research Center at Queensland University of Technology: «За последнее десятилетие мы увидели существенный рост в обучении общей цифровой грамотности. И сейчас это заменяется на или совершенствуется через обучение грамотности в отдельных областях и для определенных целей (два особенно очевидных примера – это грамотность в сфере социальных сетей для специалистов по связям с общественностью и грамотность в массивах данных для журналистов, а также др.)…

наука

Внутренние затраты на гражданские исследования и разработки в России и зарубежных странах в расчете на одного исследователя
Источник. Программа кандидата в президенты Российской академии наук академика В.Е. Фортова.
Ос­новные направления развития Российской академии наук. Москва, 10 мая 2013 г. С. 27.

Помимо общей цифровой грамотности, некоторые из ключевых областей, которые я считаю важными, это: 1) грамотность в специфических платформах, напр., в сфере социальных медиа; 2) наука о данных, т.е. способность собирать, обрабатывать, комбинировать и анализировать «большие данные» от ряда источников; 3) визуализация данных. До тех пор, пока схемы аккредитации работников с этими умениями будут стандартизированы (а рано или поздно это произойдет), мы продолжим видеть практику приёма на работу ведущих специалистов в этих сферах на основании их проявленной квалификации и предыдущих достижений, а не на основании формальной аккредитации…»

Оскар Гэнди, заслуженный профессор в области коммуникаций University of Pennsylvania: «Что касается онлайн-образования, моё прочтение говорит, что для этих программ «время полностью еще не пришло». В том плане, что в более требовательных видах технологически ориентированных курсов доля бросивших обучение, кажется, является невероятно высокой. Поскольку многие из этих наборов умений могут быть в данный момент надежно протестированы онлайн, я могу представить, что работодатели будут готовы принять таких работников, даже если те будут рекомендованы им аналитическим алгоритмом».

Дэвид Бэнкс, соавтор блога The Society Pages of Cyborgology: «Институты и организации с большой капитализацией, скорее всего, предложат программы с сертификатами и другие формы аттестации, поскольку роли вроде менеджера по соц. медиа и разработчика контента становятся всё более стандартизированными, и компании в сфере социальных медиа всё больше встраиваются в регулирование потоков информации. Они, скорее всего, вытеснят традиционные университеты, реагирующие слишком медленно для интересов капитала… Обучение, вероятнее всего, будет «внутренним» (Facebook, предлагающий сертифицированные курсы бренд-менеджмента) и проводиться через интернет».

наука

Распределение ассигнований на гражданскую науку из средств федерального бюджета по функциональным подразделам
Источник: Наука, технологии и инновации России: 2012. С. 26.

Джастин Райх, исполнительный директор MIT Teaching Systems Lab: «Наиболее важными умениями в будущем будут те вещи, которые компьютеры пока не могут делать, те области, в которых работающий человек имеет сравнительное преимущество перед компьютерами. Две важных сферы сравнительного преимущества человека – это решение плохо структурированных проблем и сложное, убеждающее общение… Ирония в том, что компьютеры наиболее эффективны в обучении и оценке рутинных заданий – то, для чего люди нам больше не нужны. Широкомасштабное обучение, которое в основном полагается на автоматическое оценивание, наиболее эффективно учит тем видам навыков и рутинных заданий, которые более не способны обеспечить достойный заработок на рынке труда».

Крис Кутарна, член совета Oxford Martin School, автор “Age of Discovery”: «Более серьезные вопросы – это будет ли появляться достаточно новых рабочих мест, чтобы обеспечить полную занятость, по мере автоматизации больших сегментов сектора услуг; и способны ли перестроиться в середине своей карьеры граждане, чьи рабочие места уничтожаются из-за этого резкого переоснащения? Если вместо этого переход рабочей силы в новые отрасли произойдёт только за поколение, общество понесёт тяжелые издержки.

Переход за пределы традиционной аттестационной системы уже набирает обороты. Стартапы и многие малые и средние компании уже видят, что онлайн-репутация претендента (например, в сообществе программистов) является более точным показателем для ролей и задач, с которыми он/она может успешно справляться, чем полученные формальные специальности. В то же время, масштабные организации будут вновь открывать важность широкого интеллектуального развития, нужного для грамотного принятия решений и преодоления трудностей на управленческом уровне во всё более сложном и неопределенном окружении».

Россия экономика

Распределение расходов государственного бюджета
1. Развитие науки и технологий
2. Экономическое развитие и инновационная экономика
3. Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности
4. Развитие авиационной промышленности
5. Развитие судостроения
6. Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности
7. Развитие фармацевтическое и медицинской промышленности
8. Космическая деятельность
9. Развитие атомного энергопромышленного комплекса
10. Информационное общество
11. Развитие транспортной системы
12. Развитие сельского хозяйства
13. Развитие рыбохозяйственного комплекса
14. Развитие внешнеэкономической деятельности
15. Воспроизводство и использование природных ресурсов
16. Развитие лесного хозяйства
17. Энергоэффективность и развитие энергетики

Райан Хэйс, владелец Fit to Tweet: «Я вижу, что отношения между обучением и работой становятся процессом, продолжающимся всю жизнь – в противоположность нынешней системе, где мы много лет учимся в обособленном от работы окружении и затем много лет работаем в окружении, обособленным от учёбы… Это не просто набор новых сотрудников – это обеспечение постоянного развития и приспособления всей нашей команды, и это станет обязательным во многих других отраслях по мере ускорения темпа изменений».

Луиза Хайнрих, основатель Superhuman Limited: «Мы должны будем запускать массовые инициативы по переобучению по мере продвижения технологий. Если мы этого не сделаем, наши страховые социальные системы и даже сама «ткань» общественных отношений подвергнется перегрузкам. Есть те, кто надеется на пост-трудовое утопическое общество, но я не думаю, что мы (как общество) культурно к этому готовы… «Электронное» обучение было бы идеальным средством для этого на базовом и среднем уровнях, за счет широко распространенного бесплатного высокоскоростного доступа в интернет и всё более натуральных технологических интерфейсов (ВР/ДР, голосовой ввод, обработка естественной речи и т. д.).

Столь ж необходимым является принуждение наших вузов прекратить вести себя как «фабрики по штамповке» дипломов, привязанных к характеристикам конкретных рабочих мест. Поскольку бизнес- и технологический ландшафт изменяется всё быстрее и быстрее, обучение конкретной профессии и фиксированному набору навыков становится всё более и более уязвимым».

Анонимно: «Я не думаю, что кто-то из власть предержащих даже будет рассматривать этот вопрос как что-то более серьезное, чем просто разговоры (а то и их не будет) в следующем десятилетии – не говоря уже о выделении сколь-нибудь полезной суммы денег или времени, чтобы попытаться исправить проблему. Особенно что касается профессиональной подготовки – для текущего политического климата, по-видимому, сама эта концепция вызывает аллергию».

наука

Анонимно: «Найм в технологичных отраслях будет больше основан на принципе «что Вы для меня недавно сделали?», и способность привести свидетельства успешных проектов станет более важной. Это будет затруднено из-за более скрытных намерений компаний, которые будут более усердно охранять и прятать даже названия должностей, не говоря уже про составление портфолио».

Анонимно: «Я ожидаю, что работодатели продолжат недоинвестировать в своих сотрудников, и продолжат тренд всё более и более высоких «планок» в отношении образования, опыта и личных связей для всех позиций, кроме самых бросовых».

Анонимно: «Разрыв в навыках (‘skills gap’) – это результат того, что компании пренебрегают своей исторической обязанностью обучать своих работников, пытаясь спихнуть специфическое для карьеры обучение на вузы или на самих работников. Это привело к тому, что вознаграждаются те, кто уже имеет ресурсы для собственного обучения, и наказываются те, кто таких ресурсов не имеет. А деньги, собираемые с облагаемых налогами бюджетов вузов, превращаются в корпоративные сбережения, в то время как образовательная миссия вузов страдает».

Анонимный разработчик: «Работодатели продолжат двигаться в сторону «обучения-только-по-необходимости» по мере того, как старые навыки вытесняются новыми. Традиционные 4-летние образовательные программы – это анахроничный ритуал «вступления в совершеннолетие», не приспособленный к требованиям непрерывного обучения стареющей рабочей силы».

наука

Питер Эккарт: «Нас ждет рост в программах стажировки либо испытательных моделей обучения и проверки, поскольку работодатели берут на себя всё меньше и меньше ответственности при отборе кандидатов и используют собственно работу как заключительный этап оценки».

Giovanni: некоторые эксперты заглядывали в будущее дальше, чем 2026 год:

Кен Коэдингер, профессор в области машинно-человеческого взаимодействия и психологии Carnegie Mellon University: «У нас будет всё более увеличивающаяся технологическая поддержка «передачи компетенций». Эксперты смогут обучать компьютеры своим умениям. А эти компьютеры будут работать в качестве интеллектуальных систем преподавания, чтобы помочь другим освоить эти умения».

Джордж МакКи, пенсионер: «Никакой объём обучения и подготовки не сможет подготовить не имеющих таланта работников к позициям инженеров и программистов, которые останутся после того, как роботы и ИИ автоматизируют большую часть материального производства. Даже в творческих областях соревновательные черты и «звёздность» сделают понятие «голодный художник» нормой, а не исключением».

Рик Дадли: «Но на Западе продолжится сдвиг ко всё более специализированным услугам, и реальность состоит в том, что рано или поздно мы просто упрёмся в предел средних способностей <человека>, и большая часть людей станет принципиально неспособной устроиться на работу».

наука

Анонимно: «Невозможно будет поддерживать постиндустриальный уровень занятости после того, как революция искусственного интеллекта уже началась. Оценки для худшего сценария предусматривают 50%-ную глобальную безработицу где-то в этом столетии. Это не проблема образования – в самом деле, сейчас легче, чем когда бы то ни было заниматься самообразованием. Но это неизбежный этап человеческой цивилизации, с которым надо справляться при помощи масштабного увеличения государственного соц. обеспечения (например, универсальный базовый доход).

Майк Уэйрот, техник Allied Gear: «Всё придёт к тому, что у нас либо будет базовый доход, либо революция».

Анонимно: «Будущее будет автоматизировано еще в большей степени, чем мы можем представить, и работа станет забавным пережитком истории».

Дэвид Кригер, директор Institute for Communication & Leadership IKF: «Труд – детище индустриальной эпохи, и он исчезнет после автоматизации производства во всех областях. Люди больше не будут делиться на капиталистов и рабочих, но им потребуется найти новое самоопределение, основанное на творчестве и значении вместо труда и управления. Это преобразит цель, место и формы образования. Открытые образовательные ресурсы, персональное образовательное пространство, аналитика обучения и пр. указывают на это направление. Персонализация услуг, основанная на массиве данных, сделает экономику масштаба иррелевантной. Для гарантирования знаний и умений больше не нужны будут дипломы учреждений».

Giovanni: Со многим я бы поспорил. Труд – скорее детище неолитической революции. Противопоставлять труд творчеству мне тоже кажется неправильным: скорее можно говорить о постепенном вытеснении физического труда умственным, и шаблонных операций творческими, причём в рамках конкретных рабочих мест эти формы скомбинированы. Понятием экономики масштаба лучше оперировать в контексте ограниченности экономических ресурсов и соответственно post-scarcity.

Анонимный профессор одного из университетов США: «Работники, имеющие специальность, становятся устаревшим феноменом; цель поздней стадии техно-капитализма – полностью избавиться от них в пользу автоматизации».

Стюарт Диксон, пионер цифровой скульптуры: «Сама идея работы должна фундаментально измениться… 3D-печать не имеет успеха, потому что никто не может понять, что технологии – лишь инструмент. Творчество – вот что в конечном итоге движет экономику. Но творчество не может следовать бизнес-плану. Творчество – это роскошь».

http://giovanni1313.livejournal.com/69572.html

Опубликовано 06 Июл 2017 в 18:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.