В рамках «Плана первоочередных мероприятий по обеспечению устойчивого развития экономики и социальной стабильности в 2015 году» в бюджете, дополнительно к уже выделенным средствам на пособия по безработице, будет зарезервировано еще 30 миллиардов рублей. Это - в дополнение к уже выделенным 42 миллиардам.

Кроме того, 52,2 миллиарда будет направлено на «реализацию дополнительных мероприятий на рынке труда». Поясню: на общественные работы и опережающее обучение населения. Понятно, что деньги пойдут на обучение тем специальностям, которые необходимы нормальному функционированию и дальнейшему развитию народного хозяйства.

Подсчитано: объем выделяемых средств предполагает увеличение безработицы примерно на 68 процентов. С нынешних официальных 950 тысяч до примерно 1,6 миллиона человек трудоспособного населения.

Ознакомившись с этими цифрами, наши либералы начали активно засыпать свои головы толстым слоем пепла. И разразились обычным набором стандартных речевок: «Экономика России рушится!», «Как же нам жить дальше?», «Спасайся, кто может!». После чего настоятельно потребовали от руководства страны немедленно просить прощения у «мирового» - то есть западно-американского сообщества, срочно возвращать Украине Крым, выводить невидимые всему миру, в том числе, и самому Западу, российские войска с востока Украины…

Власти дали ясно понять: никто в России не собирается говорить, что в ближайшее время нам будет легко. Противостоять подконтрольным США государствам, бизнесу и гигантской пропагандистской машине, скоординированные американцами действия которых и привели к санкционным мерам, будет непросто. Но придется.

Как уверяют многие аналитики - и, вроде бы, подтверждает «антикризисный план» - в результате санкций может вырасти и безработица.

Однако оказывается, что все не так страшно и критично, как уверяют иные «эксперты».

Прежде всего, разберемся в истоках безработицы по-российски.

Чем она обычно порождается? В последнее время во всем мире безработица чаше всего возникает из-за кризиса перепроизводства: какой-то продукт выпускается в таких больших количествах, что не может найти сбыта. Тогда хозяева заводов, фабрик и обслуживающих предприятий сокращают количество нанятой ими рабочей силы. Такое на Западе – сплошь и рядом, и мало кто обращает на это особое внимание, кроме, разумеется, тех, кого это напрямую касается. Именно подобная безработица считается обязательным признаком «нормального рыночного капиталистического развития». Потом спрос, под влиянием самых различных факторов восстанавливается, и безработица «рассасывается». Хотя, как правило, не до конца.

Но так было не всегда. В прежние времена, даже в развитых государствах, безработица чаще всего была там, где с самого начала не хватало или до сих пор не хватает мест приложения имеющейся рабочей силы. Именно так, как это происходит сейчас у нас. Потому что в России до сих пор, по определению, не может быть большой, как на Западе, кризис перепроизводства. У нас - очевидный всем кризис недопроизводства, вызванный отсутствием или закрытием действовавших в прежние годы предприятий. Это – плоды политики развала российской промышленности во времена М. Горбачева и Б. Ельцина.

Прекрасно зная о подобном положении дел, вместо возрождения, сохранения и развития национального производства, многие российские начальники предпочитали закупать необходимые для государства товары и услуги за границей. При этом объясняли: товар там дешевле, а качество выше. Но главной причиной было, конечно же, ленивое бюрократическое нежелание менять что-либо в такой, мягко говоря, непатриотической позиции.

Поэтому безработица в сфере материального производства – если правительство всерьез займется развитием реального сектора экономики - нам не грозит.

Откуда же тогда хлынут, как уверяют либералы, в наши центры занятости – так называемые «биржи труда» - в поисках пособий и новых мест трудоустройств потенциальные безработные? Ответ очевиден: в первую очередь, из нематериальных секторов экономики. В том числе - из финансовой сферы, сферы услуг, средств массовой информации. Стоит ожидать сокращения рабочих мест в органах управления государственных корпораций и монополий, подобных «Газпрому» и РЖД, в структурах ЖКХ.

Все мы понимаем: нередко потенциальные безработные в этих сферах привыкли получать зарплаты, ничем особенным себя не утруждая, и ничего особенного не производя.

Слишком много сейчас в финансовых и государственных учреждениях числится тех, кто, не будучи хорошими работниками, являются родственниками и знакомыми мелких и крупных руководителей этих структур. Наверняка многие в своей жизни сталкивались с подобными «служащими». Часто получающими, замечу, намного больше других, но не очень обремененных багажом требуемых знаний.

Родственные связи приводят также и к раздуванию штатов, когда совершенно одинаковые функции выполняет не один, а двое и даже несколько сотрудников. Конкретный пример. Бизнесмен рассказал, что был вынужден закрыть счет во Внешторгбанке. Почему? Ему необходимо было на законных основаниях изменить данные его фирмы в базе банка, чтобы получить товар из-за границы. Не вышло: изменения имели право внести три человека с совершенно одинаковыми полномочиями. Но каждый из них понадеялся на другого, в результате бизнесмену пришлось платить неустойку из-за неправильно оформленных бумаг на полученный товар и, соответственно, из-за задержки на таможне. Так что теперь он клиент другого банка.

Понятно, что в новых условиях санкций и снижения доходов даже самые «семейственные» российские компании должны будут избавляться от балласта в лице таких работников. Или – наоборот. Оставят «своих», уволят «трудяг», а остальных квалифицированных сотрудников нагрузят выше крыши.

Уволенным профессионалам зачастую нелегко найти хорошую работу. Ведь вакансии в базе данных центров занятости – это, в большинстве своем, рабочие места для малоквалифицированных, соответственно – с небольшими зарплатами. Хозяева же престижных мест в самых различных профессиональных сферах предпочитают заполнять появляющиеся в их учреждениях вакансии за счет друзей и родственников из ближнего к ним круга.

Сами же пособия по безработице, даже с учетом всех надбавок, обычно не превышают 5-10 тысяч рублей. Значит, потерявшим работу «белым воротничкам» придется адаптироваться к новым, и непростым условиям. Тем более что «антикризисный план» предусматривает не только выплату пособий безработным, но и адаптацию их в новых для себя обстоятельствах, в том числе и путем освоения новых профессий.

То есть, на кону – то, что «белые воротнички» именуют социальным статусом. Одно дело – вовремя прибегать на работу и вовремя с нее уходить, сидеть на рабочем месте, не сильно себя утруждая бряцанием по клавишам компьютера, и получать за это ничегонеделание неплохую, а то и очень хорошую зарплату. Совсем другое - отвечать за результаты своего каждодневного напряженного труда и перед самим собой, и перед всеми остальными.

Не всякий человек сможет быстро перестроиться на новый, нормальный режим работы. Многие останутся в глубочайшей уверенности, что им не место на «бирже труда», они не захотят менять профессию – а что, собственно, они таковой считают?.. - и примутся вечно ждать, что их талант будет востребован. А до тех времен затаят обиду на весь мир. Вот таких может оказаться немало. Но это вопрос их самооценки.

«Время офисных мальчиков и девочек, видимо, кончается, - жестко комментирует новые реалии депутат Государственной Думы Валерий Трапезников. - Государство создает все условия для того, чтобы привлечь специалистов для работы на предприятиях».

Более того, парламентарий призывает их покидать пределы родного региона, для работы на производстве: «Выезжать можно, тем более, мы приняли закон о трудовой миграции. На Дальнем Востоке, там очень хорошие преференции. Даже работодатель от государства будет выплачивать 75 процентов подъемных, которые были потрачены на переселение. В течение трех лет после увольнения контракт не будут прекращать». Депутат пожелал родителям отправлять своих детей учиться «не на юриста, не на экономиста, а на инженера или строителя».

Эти перемены затронули не только Россию. Согласно январскому докладу Международной организации труда, число безработных в мире будет расти, к 2019 году работы не будет у около 212 миллионов человек по сравнению с 201 миллионом на сегодняшний день. С начала экономического кризиса 2008 года мир потерял 61 миллион рабочих мест. МОТ также отмечает две тенденции. С одной стороны, в мире растет спрос на низкоквалифицированных работников - например, на охранников и специалистов по уходу за больными. С другой стороны, работодатели заинтересованы в высококвалифицированных специалистах в области электронной обработки данных и права. При этом спрос на бухгалтеров, к примеру, сокращается.

Так что давайте признаем: на фоне этих пессимистических прогнозов положение дел у нас в стране можно считать нормальным. В конце января министр труда и социальной защиты России Максим Топилин опроверг информацию о массовых увольнениях работников в стране, признав, что «наблюдается небольшой рост безработицы». Но к нему власти готовы. Другой вопрос, повторю, готовы ли переучиваться потерявшие работу…

http://www.stoletie.ru/vzglyad/vrema_ofisnyh_malchikov_zakanchivajetsa_536.htm