«… Имею радость и удовольствие сообщить, что сегодня Транснистрия стала совершенно румынской провинцией… Как Вам известно, в прессе Одессу называют даже «верным городом». Нет похвалы выше. Можете быть уверены, Кондукеторул, что Транснистрия навсегда останется в лоне Великой Румынии... Она надежно защищена нашей отважной армией, и население, искренне преданное Его Величеству, благоговеет перед румынским флагом, воодушевлено румынским гимном, всем сердцем любит румынское государство и Вас, Маршал…

Преданный Вам навеки губернатор

провинции Транснистрия,

профессор Георге Алексяну.

2 июня 1943 года».

Профессор Георге Алексяну еще раз перечитал поздравительную телеграмму в Бухарест. Утренний свет робко пробивался сквозь плотные шторы окон Воронцовского дворца. Губернатор поднялся из-за стола и отодвинул тяжелую портьеру. Свинцовое небо ближним горизонтом падало в штормовое море. Николаевский бульвар в такую непогоду был пуст и только жандармские патрули маячили на перекрестках.

Великий Кондукеторул сегодня празднует свою 61-ю годовщину. Дата, конечно, не юбилейная, но забывать о ней нельзя. Маршал до сих пор бодр и у него светлая голова. Впрочем, волноваться нечего, неделю назад его фельдъегеря доставили в Бухарест для Марии Антонеску контейнер с еврейским золотом. Сто миллионов лей - хороший подарок ко дню рождения…

- Господин губернатор, разрешите, - отвлек дежурный адъютант. - Почта за сегодняшнюю ночь, - положил кожаную папку на стол.

- Есть что-то срочное? - Алексяну повернулся к офицеру.

- Донесение из Очакова. Крестьяне не хотят выходить на работы. Второе - ордер на арест дирижера Сарайкиса из оперного театра и, последнее, приговор трибунала саботажникам каучукового завода. Пока все. Разрешите идти.

Алексяну раскрыл папку. Очаковский префект майор Бирзулу докладывал, что крестьяне из Старокаменской артели четвертый день не выходят на работу, тихо саботируют приказы жандармской примарии, мотивируя свое безделье религиозными праздниками.

Идиот, - мысленно чертыхнулся губернатор, - пора этого Бирзулу отправлять в маршевый батальон, пусть сидит в окопах, если не может с мужиками разобраться. Найти срочно кого-то потверже… Где найти? Вся его администрация - протеже влиятельных лиц из Бухареста.

Губернатор вздохнул. Он вспомнил, как два года назад сам маршал его строго инструктировал: «Мы должны максимально использовать новые территории для общей победы. Нужно выжать из этих земель все возможное и невозможное. Работайте так, как будто Румыния установила свою власть здесь на два миллиона лет... Ты являешься там сувереном... Если дела в Транснистрии не пойдут хорошо, то отвечать будешь ты. Основой там является сельское хозяйство. Если крестьянин не выходит на работу, то выводи его даже с помощью пули. Для этого тебе не нужны мои полномочия. Я оказал им услугу, чтобы их спасти, а если они этого не поняли, то я использую по отношению к ним плетку, как к животным…».

Как к животным

Художественный прием при описании рабочего дня губернатора провинции Транснистрия начисто лишен авторского вымысла. Через три года профессор Георгиу Алексяну будет давать подробные показания следователю НКВД на Лубянке, где скрупулезно, буквально день за днем, расскажет о своей административной работе на оккупированных землях.

Материалы уголовного дела составят 23 тома. Бывший профессор и доктор административного права окажется словоохотливым человеком. Он подробно опишет раннее детство, военную службу, научную карьеру. Отдельно затронет университетские будни и немного поразмышляет о становлении своего мировоззрения.

Откровения губернатора станут достоянием историков в 2009 году, когда ФСБ России опубликует эти документы.

Георге Алексяну родился 16 октября 1897 года в маленьком городке Панчиу. Единственный мальчик в семье школьного учителя, где кроме него было еще три дочери. Детство прошло в любви и всеобщей опеке. Благополучно окончив гимназию, он в 1915 году сдал экзамены на философский факультет Бухарестского университета.

Однако буквально через полгода Румыния вступила в войну на стороне Антанты, и студент добровольцем ушел на фронт. Королевская армия оказалась небоеспособной, она сразу потерпела ряд жестких поражений от австрийцев. Пришлось подписывать сепаратное соглашение о перемирии с Тройственным союзом, но… в 1918-м румынская армия вновь начала боевые действия против ослабленной Германии.

Румыния неожиданно оказалась в лагере стран-победительниц и получила свои дивиденды с чужой победы. По подписанному в 1919 году Сен-Жерменскому мирному договору королевству отдали принадлежащие Австро-Венгрии территории Трансильвании и Буковины, в довесок румынские дипломаты вытребовали себе еще и Бессарабию, которая ранее входила в Российскую империю.

Румынская делегация во главе с премьер-министром Ионом Брэтиану выжала все возможные преференции из переговоров. В команде дипломатов находился мало кому известный 37-летний подполковник Ион Антонеску. Именно его эмоциональное выступление на пленарном заседании конференции мотивировало остальных участников голосовать за передачу Румынии громадных территорий на востоке страны.

Через несколько дней в популярнейшей бухарестской газете «Стяуа Дунэрий» на целую полосу вышла хвалебная статья о молодом подполковнике, автором которой выступил недавний выпускник университета Георгиу Алексяну. Благодаря этой публикации Ион Антонеску вернулся на родину героем.

Будущий маршал подружился с безработным философом и стал принимать участие в его судьбе. Карьера Алексяну развивалась стремительно. Он недолгое время преподает историю и философию в лицее в города Рымнику-Вылча, затем в 1925-м защищает диссертацию и становится доктором наук, еще через два года его избирают профессором общественного права в Черновицком университете.

В 1938 году Алексяну назначается королевским резидентом в цинуте Сучава с конторой в Черновцах, а с 1 февраля 1939-го он переводится на такую же должность в столичный округ Бучедж.

Королевский резидент - это больше, чем губернатор. На территории провинции он обладает полнотой законодательной, исполнительной и судебной власти. Профессор Алексяну развернул активную деятельность в зоне своей ответственности.

1 декабря 1938 года он издает указ, согласно которому в общественных местах (магазинах, банках, учебных заведениях, на предприятиях и т. д.) вывешиваются таблички «Разговаривать только на румынском языке». Губернатор лично контролирует выполнение своего распоряжения, нарушители которого подвергались административным наказаниям - их исключают из университетов, увольняют с работы и… сажают в тюрьмы.

Дальше - больше. Всем лицам украинского происхождения запрещается заниматься крупным предпринимательством (оптовая и внешняя торговля, транспорт, производство с числом работников более пяти), а также гостинично-ресторанным бизнесом.

Затем резидент Алексяну вводит для украинцев запреты на профессию. Нельзя заниматься адвокатурой, нотариатом, искусством, литературой, кинематографом, преподавательской деятельностью и… «быть гувернерами/гувернантками в румынских семьях». Апофеозом этой украинофобии стал указ о запрете браков между этническими румынами и украинцами.

Сегодняшние историки, сопоставляя антиукраинское правовое творчество профессора Алексяну с аналогичным юдофобским в гитлеровской Германии, говорят о том, что оба политика в решении национального вопроса шли «ноздря в ноздрю».

Ион Антонеску, ставший к этому времени генералом, в приватном письме подбадривает своего протеже: «Мы, Георгиу, должны освободить пространство для своего народа… Все подручные средства хороши. Нужно каленым железом вытравить всю память о том, что они когда-то жили на наших землях… Высосать все накопленное ими большим насосом и отправить их в преисподнюю…».

Большой насос

Согласно румынско-немецким договоренностям в августе 1941 года была создана провинция Транснистрия. Столицей нового административного образования сначала стал Тирасполь, а 17 октября того же года - Одесса.

Было сформировано огромное пространство (100 тысяч квадратных километров), которое состояло из значительных частей нынешней Одесской (Ананьевский, Балтский, Березовский, Одесский, Овидиопольский районы), Винницкой (Ямпольский, Могилевский, Тульчинский) и Николаевской (Первомайский и Очаковский) областей Украины, а также Дубоссарского, Рыбницкого и Тираспольского районов Приднестровья.

Эту территорию румыны разделили на 13 уездов, 64 района, в состав которых входили 15 городских, 18 поселковых и 1363 сельские коммуны с 2568 селами и 72 хуторами. Верховным правителем громадной латифундии был назначен лучший специалист по административному праву профессор Георгий Алексяну.

Губернатор огляделся по сторонам и принялся за дело. Из подвластной территории в короткое время нужно было выкачать все ресурсы для снабжения армии.

14 марта 1942 года он издает распоряжение, согласно которому бывшие колхозы преобразовывались в трудовые общины, сформированные по семейному и соседскому принципу, а совхозы становились государственными фермами, на которых должно работать все деревенское население в радиусе 20 километров.

Отдельным пунктом губернаторского указа были установлены 12-часовой рабочий день и 200 граммов хлеба ежедневного вознаграждения сельхозрабочим. Бесперебойную работу на полях обеспечивали регулярные армейские части и отряды вооруженной жандармерии. Бывшие колхозники работали под дулами автоматов.

Согласно союзническим обязательствам, администрация Транснистрии обязана была обеспечить тотальную изоляцию и последующее уничтожение всего еврейского населения и цыган. Алексяну распорядился о создании нескольких десятков концлагерей и гетто.

Село Богдановка Доманевского района Николаевской области, лагеря в Березовке, Голте, Дольнике и Балте стали символами Холокоста. Сюда гнали евреев со всех концов гигантской провинции и даже из самой Европы. По данным историков, во время оккупации в Транснистрии румыны уничтожили 327100 евреев и 50500 цыган.

Людей содержали в нечеловеческих условиях. Воды и пищи не давали совершенно. Профессор Алексяну наладил доходный бизнес. Он посылал своих эмиссаров, которые приезжали к воротам лагерей с обозами свежевыпеченного хлеба и обменивали его на золото и драгоценности в эквиваленте 5 золотых рублей за 500 граммов.

В 1946 году народный трибунал Румынии инкриминировал Алексяну ограбление узников концлагерей на сумму 400 миллионов лей. Эти деньги были направлены в адрес благотворительной организации «Патронаж», которой руководила Мария Антонеску - супруга кондукеторула. Сколько денег «прилипло» к рукам самого профессора?.. - До сих пор неизвестно.

«Большой насос» в румынской Транснистрии работал бесперебойно. Губернатор организовал отправку из Украины на родину: 21254 вагона зерна, 41123 вагона овощей, 75 тысяч голов крупного рогатого скота, 25 тысяч лошадей, 30 тысяч свиней, 100 тысяч овец, более 350 тысяч голов домашней птицы и 11 тысяч пчелиных ульев.

Румынский грабеж оккупированных украинских земель был тотальным и, по словам начальника немецкого генштаба Гальдера, «экзотическим». За два года из Транснистрии было вывезено 4000 вагонов с материальным имуществом. Вывозилось все: школьные доски и парты, спальные кровати из детских садов и книги городских библиотек.

Оккупанты не брезговали всем. На что немцы обычно не обращали внимания, румыны хватали и грузили на свои подводы. Так, например, из Одесского театра оперы и балета они забрали театральные костюмы и нотный материал, в том числе партитуры свыше 100 опер и 15 балетов.

Полностью были разграблены колхозные хозяйства Очаковского и Первомайского районов Николаевской области. Румыны вывезли оборудование Анчекракской, Парутинской и Голтинской машинно-тракторных станций, забрали у населения весь скот и домашнюю птицу.

В 1985 году на 40-летие Победы жительница села Куцуруб Очаковского района Мария Владимировна Стельмах, пережившая оккупацию, рассказала журналисту областной телерадиокомпании о том, как румыны уходили из ее села: «Забирали все, что могли, ничего не оставляли… Из буртов вытаскивали мороженный буряк и морковку, заходили в хаты отбирали зимнюю одежду и кухонную посуду, даже старые горшки не оставляли…».

К началу 1943 года Антонеску утвердил генеральный план «этнического оздоровления» Транснистрии (аналог немецкого плана «Ост»). По этой программе большинство славянского населения выселялось из провинции в течение двух лет. Свободные земли отдавались румынским фермерам.

Оставшиеся украинцы и русские сформировывались в трудовые батальоны сельхозрабочих и размещались в специальных лагерях для принудительных работ на землях новых хозяев. За четыре года планировалось выселить 1 миллион 200 тысяч человек и полностью романизировать Транснистрию.

Однако военное поражение Германии под Курском и последующее наступление советских войск поставили крест на этих планах. Весной 1944-го провинция-химера на территории Украины перестала существовать. 23 августа этого же года в Бухаресте произошло свержение фашисткой диктатуры.

Соглашение о перемирии между новым правительством Румынии и странами антигитлеровской коалиции, подписанное 12 сентября 1944 года в Москве, включало пункт о наказании военных преступников. Ион Антонеску, Михай Антонеску (однофамилец) и Георгиу Алексяну были отправлены в Москву на Лубянку, где дали подробные показания следствию.

Во время допросов и на суде бывший губернатор Транснистрии стремился переложить всю вину на маршала Антонеску, но… приговор трибунала был одинаков для всех.

1 июня 1946 года в 18.00 по местному времени Георгиу Алексяну прослушал приговор народного трибунала Румынии и спустя десять минут был расстрелян во дворе бухарестской тюрьмы Жилава. Такая же участь постигла Иона Антонеску и 20 министров фашистского правительства.

* * *

Казалось, что румынская идея провинции-химеры 70 лет назад канула в прошлое и генетическая память украинского народа навсегда отвергнет любое совместное бытие двух этносов в едином государственном образовании... Но, оказывается, нет. До сих пор мифическая мечта о создании Великой Румынии тлеет в мозгах националистов древней римской окраины.

Совсем недавно авторитетное румынское издание «Adevarul» разместило на своей полосе любопытную статью. Вот небольшая выдержка: «Украина находится на пороге гражданской войны. Это искусственное, неоднородное государство, появившееся на руинах СССР, с почти 24-летней историей, в отношении которого Румыния имеет самые большие территориальные претензии, может разделиться надвое совсем в недалеком будущем.

Разве в такой ситуации румынское государство не должно вмешаться своими вооруженными силами, для защиты румын, проживающих на территории нынешнего государства Украина?

Логический вывод состоит в том, что мы должны готовиться к ситуации, когда станет неминуемой вооруженная интервенция в Северную Буковину, Герцевский округ, север и юг Бессарабии и, почему бы и нет, в Приднестровье, когда украинское государство не будет более способным поддерживать общественный порядок на территориях, населенных румынами…».

Вот и все. Круг замкнулся. Румыния, по иронии судьбы, единственное государство в Европе, которое в двух мировых войнах ХХ века терпела поражения, но… всегда приращивала свои территории. Сегодня наследники Иона Антонеску наблюдают за тяжелой ситуацией в Украине и, как 70 лет назад, мечтают возродить химерную провинцию.

http://www.up.mk.ua/mainpage/show_item/3334